Кто не работает – тот сидит в Украине?

23 февраля 2016, 14:15
Аналитик Украинского института стратегий глобального развития и адаптации
0
586
Кто не работает – тот сидит в Украине?

Продолжая тему реформирования пенитенциарной системы Украины, хочу обратить внимание на некоторые аспекты службы, которые действительно нуждаются в кардинальных изменениях.

Продолжая тему реформирования пенитенциарной системы Украины, хочу обратить внимание на некоторые аспекты службы, которые действительно нуждаются в кардинальных изменениях. Например, порядок труда осужденных к лишению свободы.

Зачем осужденному работать? Хороший вопрос, который вызывает много споров и спекуляций... Но, простите, разве каждый из нас задается вопросом «Зачем мне работать?». Это воспринимается как что-то само собой разумеющееся. Нам необходимо покупать еду, одежду, содержать семью, оплачивать аренду жилья, коммунальные услуги, проводить досуг… Все это требует денег, лично за каждого из нас ведь государство не платит?

Помимо озвученных платежей, не следует также забывать о компенсации, которую должен выплачивать осужденный за то горе, которое он совершил своим преступным деянием. Зачастую это немалые деньги. В украинских реалиях, как правило, взыскать материальный ущерб практически невозможно, не в последнюю очередь из-за отсутствия оплачиваемой работы для осужденных. Почему же возникают споры в отношении труда осужденных? Вопрос, скорее риторический.

Но полемика привела к тому, что в апреле 2014 года народные депутаты поддержали изменения в Уголовно-исполнительный кодекс Украины, вследствие которых статья 118 получила такую редакцию: «Залучення засуджених до позбавлення волі до суспільно корисної праці: 1. Засуджені до позбавлення волі мають право працювати в місцях і на роботах, які визначаються адміністрацією колонії».

До этого осужденные к лишению свободы были обязаны работать. Теперь же – так как человек не обязан реализовывать свои права – осужденные имеют полное право не работать. Принятие таких изменений, пожалуй, стало вторым шагом к уничтожению пенитенциарной системы страны. Но у администраций учреждений исполнения наказания оставался маневр: осужденных, желавших воспользоваться предусмотренными законом льготами (замена неотбытой части наказания более мягким и условно досрочное освобождение), можно было стимулировать к работе, поскольку согласно статье 130 того же кодекса: «Заходи заохочення, що застосовуються до осіб, позбавлених волі:

1. За сумлінну поведінку і ставлення до праці, навчання, активну участь у роботі самодіяльних організацій до засуджених можуть застосовуватися такі заходи заохочення…».

Перечень самих поощрений нам не так важен: основной смысл в том, что для получения поощрения необходимо производить над собой усилия, нужна внутренняя интенция и направленность осужденного на ресоциализацию, а значит – возможность быстрее вернутся домой. Безусловно, эта уловка работает с теми, у кого есть дом, паспорт, кому есть куда идти. Ведь исключительно в исполнении своих обязанностей, реализации своих прав и принятии ответственности за принятые решения мы и можем говорить о человеке как достойном представителе общества. Но таких осужденных достаточно мало. Больший процент тех, кто не желает становиться на путь исправления в привычном понимании. Т.е. социализации внутри тюремной реальности. (Об этом мы поговорим отдельно).

Однако, в декабре 2015 года за основу был принят законопроект 2251а, который предлагает изменить указанную выше норму на: «Стаття 130. Заходи заохочення, що застосовуються до осіб, позбавлених волі: 1. За виконання покладених обов’язків та правил поведінки, встановлених цим Кодексом та правилами внутрішнього розпорядку колонії». Т.е. поощрять можно будет, если осужденный ведет «овощной» образ жизни и ничего не нарушает, о внутренних интенциях или устремлениях стоит забыть. Вот и получается, что работать не нужно, стремится к чему-то хорошему не обязательно, достаточно просто не нарушать то, что само по себе не очень сложно. Это все равно, что за отсутствие нарушений правил дорожного движения каждому дарили бы «Rolls Royce», и делали вид, что так правильно. Эти поправки пока еще не внесены в кодекс, но такая возможность остается. Депутаты считают, что подобные изменения будут способствовать гуманизации процесса отбывания наказа, но со стороны это почему-то выглядит иначе.

В свете общегосударственных «европейских устремлений» хочется обратить внимание читателей на Европейские пенитенциарные правила ( последняя редакция 2006 г.). Этот документ регламентирует деятельность пенитенциарных учреждений стран членов ЕС и носит рекомендательный характер с поправками на национальное законодательство. Для Украины это важный документ, который почему-то не берется во внимание. Итак, можно выделить следующие основные принципы организации труда осужденных согласно Европейским пенитенциарным правилам:

  1. Осужденный обязан работать (администрация учреждения должна стремиться предоставить достаточно полезной работы). Не обязаны работать только лица, взятые под стражу, т.е. чья вина еще не доказана. Но в добровольном порядке они могут работать.

  2. Труд – способ исправления (характер предоставляемой работы должен поддерживать или развивать навыки, которые позволят осужденному зарабатывать на жизнь после освобождения).

  3. Общественная полезность труда (организация и методы работы должны походить на сходные работы на свободе, чтобы максимально подготовить осужденного к освобождения).

  4. Объединение труда и профессионального обучения (осужденным должна предоставляться работа с элементами профессиональной подготовки).

  5. Труд не должен приносить осужденным страдания.

  6. Использование полученных навыков осужденными после освобождения (основной смысл правил – научить осужденных адекватному поведению в обыденной жизни после освобождения).

Как видим все просто и очень не похоже на сегодняшнюю организацию труда для осужденных в пенитенциарной системе Украины. Очень коротко и даже обзорно мы рассмотрим другие постсоветские страны:

  1. Беларусь – согласно действующему законодательству, «осужденные обязаны работать на работах, установленных администрацией колонии». Содержание одного осужденного: 1077 гривен/месяц* (*по текущему курсу НБУ).

  2. Россия – «осужденные обязаны работать на работах, установленных администрацией колонии». Содержание 1 осужденного: 2032 гривен/месяц*. Средняя месячная зарплата – 2070 гривен*.

  3. Эстония – «осужденные обязаны работать на работах, установленных администрацией колонии». Содержание 1 осужденного: 31 552 грн/ месяц*. Средняя месячная зарплата – 4808 гривен*.

Привожу в пример цифры для простого сравнения: лично для себя задумайтесь, стоит ли ваше содержание 31 552 грн в месяц? Но это лирика. Во время презентации реформы нам рассказывали о положительном опыте Норвегии и о том, как их специалисты нам помогут. Да, действительно в этой стране – одни из лучших, если не лучшие тюрьмы в мире. В Норвегии 49 тюрем и около 4 тысяч осужденных. В самой большой тюрьме, в центре Осло, содержится 350 осужденных, построена она 150 лет назад.

Работа в тюрьмах Норвегии рассматривается как один из этапов реабилитации, поэтому осужденные трудятся на работах по самообеспечению, занимаются благоустройством территории – подстригают газоны, ухаживают за цветами на клумбах, а также работают на кухне, в парикмахерской, на ферме, ухаживая за скотом, трудятся на полях, выращивая рожь и пшеницу. В некоторых заведениях есть прачечные, которые обслуживают не только постояльцев тюрем, но и воинские части, больницы и дома престарелых. В других функционируют лесопилки и мастерские по производству мебели, что является относительным подспорьем к тюремному бюджету.

Статистические данные по осужденным в Норвегии (статистика специально для тех, кто думает, что европейские осужденные сильно отличаются от наших):

  • 30% лица без определенного места жительства.

  • 70% безработные.

  • 60% страдают наркотической или алкогольной зависимостью.

  • 40% имеют образование не выше среднего.

  • 50% заключенных имеют детей.

  • 10% осуждаются на срок более 1 года.


Так вот, к чему все это было написано:

  1. Не важен возраст тюрем, важно как их эксплуатировать и сколько денег выделять на ремонт (В Украине с апреля 2014 перестали выделять деньги на ремонт учреждений исполнения наказания, тогда же разрешили осужденным не работать). С нашим подходом любой «новый» СИЗО через месяцы станет обычным «старым».

  2. Норвегия страна хорошая, но 4000 норвежских осужденных и 70 000 (потенциально 240 000) украинских – далеко не одно и то же.

  3. Осужденные обязаны работать (это не предмет обсуждения, это данность, стране не хватает чистых улиц, дорог и оперных театров).

  4. Производство на территории исправительных учреждений не создавалось для того, чтобы приносить прибыль. Его основная цель – ресоциализация, адаптация и получение осужденными навыков самообеспечения.

  5. Содержание одного осужденного в месяц в Украине стоит 2050 гривен (на минуточку, средняя пенсия в стране 1484 грн., прожиточный минимум 1330 грн., а минимальная зарплата 1378 гривен).

  6. Осужденные должны частично работать на работах по самообслуживанию (шить себе одежду, стирать, готовить еду, убирать, обустраивать прилегающую к общежитию территорию, ремонировать общежития).

  7. Если Минюсту так хочется строить новые учреждения исполнения наказаний, то пусть это делают осужденные. Демонтаж старых зданий, ремонт существующих также должны проводить осужденные, находящиеся на участках социальной реабилитации либо же отбывающие наказания в исправительных центрах.

  8. Если оставить все как есть, то получится, что мы продуцируем социальных инвалидов, которым все должны, но которые не обязаны вообще что-либо делать.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.