О перспективах войны на Востоке Украины

11 февраля 2015, 17:31
политический аналитик
1
2711

Сколько нужно убить народу, чтобы понять бессмысленность войны?

Шокирующие цифры привела 8.02. авторитетная немецкая газета "Frankfurter Allgemeine Zeitung». Полная цитата звучит так: «немецкие спецслужбы оценивают возможное число погибших украинских военных и мирного населения в 50 000 человек. Эти цифры в десять раз больше, чем заявленные официальные данные. Официальные цифры явно очень занижены и не заслуживают доверия".

Мне неизвестно, сколько гражданских и сколько военных погибло в этой войне. Порошенко 7.02. на конференции в Мюнхене сообщил, что с апреля 2014 года в результате конфликта на востоке Украины погибли 5 638 человек.

Как видим, цифры действительно отличаются на порядок.

 

* * *

Не стану уподобляться размышляющим о высокой стратегии «пикейным жилетам» от Ильфа и Петрова или героическим «воинам «Фейсбука», которые позволяют себе бессодержательные советы властям, как закончить войну на Востоке.

Для того, чтобы более менее верно оценивать военную ситуацию в этом регионе, необходимо обладать довольно специфическими знаниями. Причем - на уровне Академии генерального штаба, и при этом полученными не 20 лет назад, а за последние годы. «Пикейные жилеты» и «фейсбучное воинство» таких знаний не имеют

Я разговаривал с несколькими своими знакомыми. Это военные с дипломами Королевской военной академии в Сандхерсте («Royal Military Academy Sandhurst», Великобритания, Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации имени М. В. Фрунзе, Россия, Военной академии Вест-Пойнт, США, Военной академии «Ecole Militaire», Франция.

Не будучи профессионально образованным в сфере милитаристских дисциплин, я вынужден доверять сказанному ими. Оценка четырех человек совпадает в основном: Украина не может воевать с «северным соседом», и не потому, что она не обладает современным летальным оружием западного производства (мнения о его поставках все время звучат), а в силу гораздо большей ресурсной базы страны, которая не Украина.

Принимая во внимание эти оценки, речь может идти только о том, на каких условиях можно закончить войну на Востоке.

 

* * *

Опять-таки, не уподобляясь «пикейным жилетам» от Ильфа и Петрова или «воинам «Фейсбука», сделаем очевидный вывод, что многое в этом вопросе зависит от Петра Порошенко. Это его обязанность по Конституции Украины. Это его судьба, его удел.

Да, многое и важное нам неизвестно.

Сайт «Зеркало недели» 15.10.2014-го в ленте новостей привел слова госсекретаря США Джона Керри. Полная цитата: «есть соглашение, которое дополняет минские договоренности, достигнутое на дальнейших переговорах между Порошенко и Путиным, в котором они договорились об определенных сроках относительно некоторых вещей". Ложкин, числящийся главой администрации Порошенко, в интервью «Украинской правде» 16. 12. 2014 года опровергает наличие таких секретных пунктов в минских договоренностях, что ясности не вносит и не вызывает доверия, учитывая другие вещи, которые он сказал в этом же интервью.

Следовательно, если государственный секретарь США – не балабол, подобно Гонтаревой с долларом за 17 гривен (а Керри - не балабол), то вывод очевиден: ЦРУ получило и доложило главному дипломату США факт заключения секретных договоренностей и их содержание.

Мы не так уж мало знаем о Порошенко.

Мы знаем, что он сам себе лучший руководитель, лучший дипломат, и лучший военный. Да, вероятно, он склонен к сепаратным договоренностям и даже не двойной, а тройной – и четверной игре. Примем в связи с этим во внимание заявление 10.02. министра иностранных дел Польши Гжегожа Схетыны, что «реализацию новых санкций ЕС против России отложили по просьбе Украины, так как этот жест может облегчить переговоры в Минске».

Да, мы можем допустить, что Порошенко – не самостоятелен в принятии решений о войне. Что на него осуществляется давление со стороны других стран, целью которого является как продолжение войны, так и ее завершение. Но с этим мы ничего поделать не можем, так как украинское общество правдивой информации об этой стороне деятельности Порошенко не получит никогда.

 

* * *

Если бы внешнего воздействия на Порошенко не было, то он бы принимал решение о прекращении войны на Востоке, исходя из двух основных факторов. Разведывательной информации о планах противоположной стороны и социологических данных о настроениях украинцев.

Мы не можем сказать, обладает ли Порошенко достоверными и полными данными о том, какова цель – без фантазий и допущений – тех, против кого он ведет войну. На этот вопрос, что является целью, может и обязан ответить он, и только самому себе, ибо никаких оснований верить его заявлением у нас нет. По той простой причине, что проверить основания для его выводов у общества и отдельных журналистов возможностей не существует.

Данные социологических исследований. Они важны. Они могут дать нам – и Порошенко – срез актуальных мнений в украинском обществе по поводу продолжения войны, называемой АТО.

Дело в том, что Порошенко по психологическим причинам крайне зависим от общественного мнения. В принципе, все руководители Украины до него учитывали данные социологии общественного мнения в своей работе. Но я хочу сказать, что Порошенко зависит от них гораздо больше, чем Леонид Кучма или Виктор Янукович.

Получив данные социологических опросов, Порошенко может выяснить, насколько украинское общество готово к войне, и к какой по длительности войне. Грамотная, профессионально выстроенная социология даст ему информацию, сколько лет украинское общество готово воевать на Востоке.

Ведь если проанализировать ситуацию холодно, рассудочно, и без эмоций, то методом исключения нельзя не прийти к выводу, что военные действия на Востоке Украины, то с большей, то с меньшей интенсивностью могут продолжаться и ближайшие 50 лет. Конфликт не локализирован. В него оказались втянуты крупные группы людей. Эти люди потеряли родных и близких. Они не социализированы и будут мстить тем, кто, с их точки зрения, виновен в смерти родственников. Этот маховик насилия сам по себе не останавливался – ни в одной стране мира.

* * *

В отношении социологии нам кое-что известно.

Согласно февральскому опросу Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы», 79.4% граждан Украины считают первоочередной задачей «нормализацию ситуации на Донбассе, достижение мира». Это социологический факт №1.

Согласно недавнему опросу «Социального мониторинга» и центра социальных исследований имени Яременко, 43% граждан Украины позитивно относятся к продолжению войны, 44% негативно.

Но этих данных недостаточно. Порошенко может заказать себе и не обязательно публиковать более глубинную социологию. Должны быть внятные ответы на вопросы, сколько лет готова воевать Украина и сколько должно приехать трупов в Киев и в мирные регионы страны, пока народ поймет бессмысленность войны?

50 тысяч убитых, приведенных "Frankfurter Allgemeine Zeitung» - это не шутка. Это статистика, к которой украинское общество уже привыкло. И это страшно, что люди воспринимают новые трупы, как статистику, холодно и отстраненно. Это признак очерствления общественного мнения.

* * *

В этой связи вынужден высказать свою позицию в отношении ареста и содержания под стражей блоггера Романа Коцабы.

Порошенко 11.02. заявил, не упоминая его по имени, что «критики мобилизации в Украине несут значительную угрозу безопасности страны», и такие «так называемые общественные деятели, являются такой же угрозой, как и враг на фронте".

Вынужден не согласиться.

Сам я не знаком с Романом Коцабой и мнения по поводу этого человека у меня нет.

Я, безусловно, не агитирую ни за, ни против мобилизации, поэтому прошу не шить мне государственную измену.

Но Коцаба имел и имеет полное право говорить то, что он сказал, против мобилизации.

Статья 22 Конституции Украины, документа, который Порошенко обязан выполнять, гласит, что «конституционные права и свободы гарантируются», без учета любых условий в стране. В том числе и военного положения. Право высказываться по любому поводу, в частности – против мобилизации – гражданское право Коцабы, гарантированное ему Конституцией как документом прямого действия.

Заявления СБУ о попытках Коцабы «получить у местных жителей интервью провокационного характера» для российских телеканалов - вообще смехотворны, ибо журналистика не знает такого жанра: провокационное интервью.

Ссылки на то, что «видеообращение Коцабы использовали в информационных программах российского «Первого канала» и российского телеканала «Россия 1» - совершенно идиотские. По такой же логике, к уголовной ответственности надо было привлекать любого участника «евромайдана», призывавшего к свержению тогдашнего законного государственного строя, чьи слова показывали телеканалы США и ЕС.

Я сочувствую следственному управлению СБУ, которому придется доказать факт шпионажа Коцабы в пользу России согласно ч.1 статьи 114-1 УК Украины. Следует документально установить факт вербовки, получения вознаграждения, доступ Коцабы к информации, которая является государственной тайной Украины или стремление получить ее через третьих лиц, а также передачу секретов компетентным органам России.

Это даже не сизифов. Это мартышкин труд.

* * *

Анализируя жесткие заявления СБУ по Коцабе и сегодняшние слова Порошенко о том, что «критики мобилизации в Украине несут значительную угрозу безопасности страны», и что такие «так называемые общественные деятели, являются такой же угрозой, как и враг на фронте", не могу не сделать очевидный вывод.

Власть действительно испугалась того, что призывы к бойкоту мобилизации будут иметь самые серьезные последствия. И что пример Коцабы окажется заразительным.

Это понятно.

Но дело в том, что демократия не оставляет в такой ситуации возможности выбора, а Порошенко считает себя демократом. Антивоенные, антимобилизационные протесты прожила и пережила не одна демократическая страна. Ибо суть демократии как раз в том, чтобы терпеть чуждую точку зрения, даже если она представляется тебе враждебной.

В разгар Вьетнамской войны Национальный мобилизационный комитет за прекращение военных действий 21.10.1967 года провел «поход на Пентагон» — акцию протеста против войны во Вьетнаме. Тогда в столицу США Вашингтон прибыло от 70 до 100 и более тысяч человек для участия в этом мероприятии.

Массовых митингов против мобилизации в Украине еще не было.

Во время так называемого «новогоднего наступления» 1968 года ведущий вечерней новостной программы CBS Уолтер Кронкайт, а его знала вся страна, поехал во Вьетнам,  сделал несколько сюжетов. Вернувшись в США, Кронкайт выступил с наиболее значимой за его карьеру телепрограммой,  посмотрев которую президент США Линдон Джонсон сказал: "Вот и все. Я потерял Кронкайта. Я потерял среднюю Америку".

Линдон Джонсон проиграл выборы. Победил Ричард Никсон, выступавший под лозунгом завершения войны. О грядущем Уотергейте никто еще не знал…

Я не сравниваю Коцабу и Кронкайта. Разные фигуры по значимости, разный их общественный вес.

Но я привожу факты.

А напомнил историю эту лишь потому, что слова Порошенко - «так называемые общественные деятели, являются такой же угрозой, как и враг на фронте" практически дословно напоминают мнения некоторых американских военных времен Вьетнамской войны. О Кронкайте.

Их логика была приблизительно такова. Ну а как же?! Мы ведь воюем за свободу на другом конце планеты! Погибли наши друзья! Мы боремся против глобального влияния СССР, а некоторые «общественные деятели» в тылу, как Кронкайт, воюют против собственной страны, США, которая хочет остановить движение коммунизма.

И такие точки зрения в США высказывались.

* * *

И в конце – на еще одну значимую тему. Порошенко, 7.02.2015 в Мюнхене на конференции по безопасности заявил, что «не поддерживает идею введения миротворческого контингента ООН в Донбасс для урегулирования ситуации». Мотивация: «по процедуре для принятия решения о вводе миротворческого контингента необходимо решение Совбеза ООН, а на это может уйти около шести месяцев», а «украинцы не смогут столько ждать, поскольку ежедневно из-за противостояния в Донбассе гибнут мирные граждане и украинские военные».

Мнение о применении миротворцев ООН на Донбассе было высказано 5.02.2015-го официальным представителем МИД России Александром Лукашевичем.

Я не дипломат, не знаю, насколько вариант ввода миротворцев ООН реалистичен, как разделятся голоса сверхдержав при принятии решения Совбезом ООН.

Но вот факт. Решение Совбеза ООН по миротворческой операции в Сомали было принято летом 1992 года. Первый из этих батальонов был развернут в Могадишо уже осенью того же года. Следовательно, если надо ООН может не ждать полгода, о которых говорит Порошенко.

Понятно, что и здесь необходимы социологические исследования, чтобы установить, как украинский народ отнесется к введению миротворцев ООН.

К сведению. Первый батальон в Могадишо был пакистанский. Состоянием на 31 октября 2006 года в первую десятку стран, предоставляющих больше всего людей для операций ООН по поддержанию мира, входили Бангладеш, Пакистан, Индия, Иордания, Непал, Эфиопия, Уругвай, Гана, Нигерия и Южная Африка. Не Россия.

Не могу согласиться с мнением Порошенко, что «украинцы не смогут  ждать шесть месяцев».

Да, хотелось бы меньше. Да, может быть, с миротворцами ООН вопрос можно решить быстрее. Но полгода для локализации войны – чуть лучше, чем многие годы войны.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.