Ситуация в Польше: грядет ли референдум?

13 мая 2018, 10:07
Политический аналитик
2
1853
Ситуация в Польше: грядет ли референдум?

В Польше нарастает конфликт между лидером правящей партии Качиньким и президентом страны Дудой. Очередным поводом стал инициированный президентом референдум о новой Конституции Польши


Хотя Анджей Дуда является представителем «Права и Справедливости » и креатурой Ярослава Качиньского, с лета прошлого года между этими двумя политиками продолжается перманентный конфликт. Сначала 25 июля 2017-го президент наложил вето на два ключевых закона из пакета судебной реформы, подготовленной любимцем Качиньского — министром юстиции и генеральным прокурором Польши Збигневом Зёбро. После этого новые законы о Верховном Суде и о Высшем совете правосудия несколько месяцев согласовывались между президентским дворцом и офисом «рядового депутата Сейма», как любит называть себя Качиньский. В результате Дуде удалось добиться внесения в них лишь нескольких косметических поправок, и после избрания нового состава Высшего Совета правосудия судебная власть в стране даже формально перешла под полный контроль власти исполнительной.

6 февраля 2018-го Анджей Дуда подписал скандальные поправки к закону об Институте национальной памяти, которыми вводится уголовное преследование лиц, публично говорящих о «польских лагерях смерти» для определения нацистских лагерей смерти, созданных в годы Второй мировой войны немцами на территории оккупированной Германией Польши или приписывают полякам участие в Холокосте, а также отрицают Волынскую резню 1943 года и другие преступления украинских националистов против поляков. Однако в тот же день президент передал подписанный документ на рассмотрение Конституционного суда, и хотя это не предусматривает приостановление действия закона, его новые положения де-факто не применяется, что вызывает раздражение радикального электората «ПиС». Поскольку новый закон вызвал недовольство Израиля и Украины, Дуду сразу же обвинили в заискивании перед «сионистами и бандеровцами».

А 30 марта этого года президент Польши применил вето к закону, который предусматривает возможность лишения военного ранга лиц и солдат запаса, которые в 1943-1990 гг. в органах государственной безопасности своими действиями поддерживали коммунистический режим и предали государственные интересы Польши. Закон создавал правовые основы для лишения офицерских званий, в частности, покойных генералов Войцеха Ярузельского и Чеслава Кищака, а также других лиц, которые были членами Военного совета национального спасения (пол. WRON), в том числе единственного польского космонавта Мирослава Гермашевского. Этот закон 6 марта принял Сейм Польши, а Сенат через два дня без изменений утвердил его при тотальной поддержке представителей «Права и Справедливости», в том числе лично Качиньского.

Польские аналитики отмечают, что открытое противостояние Качиньского и Дуды началось после того, как 3 мая 2017 года последний заявил, что что «в год столетия обретения Польшей независимости, польский народ должен высказать свое мнение по поводу будущего государственного устройства Польши; народ должен сказать, какую роль, по его мнению, должен играть президент, Сенат, Сейм, на каких гражданских правах и свободах должны быть сделаны акценты». 25 мая в обращении к польским гражданам, посвященном двухлетию его победы на президентских выборах, Дуда предложил провести референдум по вопросу изменений в Конституцию 11 ноября 2018-го, в 100-ю годовщину независимости Польши. При этом чисто формально президент выполнял свои обещания: ведь во время предвыборной кампании он предлагал изменить раздел Конституции о проведении национальных референдумов, который усиливал бы непосредственное участие избирателей в управлении государством.

В конце августа минувшего года Анджей Дуда, открывая цикл дебатов перед референдумом по вопросу новой конституции, назвал нынешний Основной Закон Польши «Конституцией переходного периода». Он напомнил, что во время референдума 1997 года теперешняя конституция получила низкую поддержку народа: в референдуме тогда приняли участие 42% голосующих граждан, «за» проголосовали 6 млн человек. «Тогда это было большинство, которое, тем не менее, составляло лишь 22% всех граждан с правом голоса» — напомнил Дуда. Действительно, на всенародном референдуме 25 мая 1997 года разница между противниками и сторонниками новой Конституции составила менее 1 млн голосов в пользу последних: за её принятие высказались 52,71% поляков, против были 45,89% голосовавших.

В октябре 2017-го Дуда попытался заручиться поддержкой Качиньского, являющегося сторонником централизации, и заявил, что «возможно, есть сферы, в которых местные органы самоуправления нуждаются в дополнительном контроле». Однако, несмотря на организованные канцелярией президента по всей Польше дебаты относительно положений новой Конституции, «ПиС» не спешила официально высказывать свое отношение к предложенного своим выдвиженцем референдуму. Лишь отдельные представители правящей партии говорили о неудачно выбранной дате — кроме торжеств к столетию независимости, в ноябре 2018-го в Польше должны пройти выборы в местные органы власти.

Однако когда на конец апреля 2018-го был анонсирован конгресс «Вместе о Конституции» с президентом в главной роли, активизировалось правительство Польши. 16 апреля премьер-министр Польши Матуш Моравецкий, спикер Сената Станислав Карчевский, вице-премьеры Беата Шидло (предшественник Моравецкого на посту премьера) и Петр Глиньский, министр юстиции, генеральный прокурор Збигнев Зёбро и глава Конституционного суда Юлия Пшилембска презентовали результат опроса более сотни экспертов-конституционалистов, проведенного по заказу «Права и Справедливости». Абсолютное большинство опрошенных высказались за то, чтобы в новой Конституции прописать один сильный центр исполнительной власти, так называемую «канцлерскую систему».

Вряд ли это предложение понравилось президенту Дуде, который 26 апреля во время конгресса «Вместе о Конституции», который состоялся на Национальном стадионе в Варшаве, заявил: «Цель общественных консультаций, которые длятся уже около года, – ознакомиться с ожиданиями граждан относительно фундаментальных вопросов политической системы Польши. В рамках консультаций прошел целый ряд тематических дискуссий. Это были 18 дискуссий, которые прошли по всей стране, плюс несколько встреч в президентском дворце. В этом заключалась идея года, который я посвятил дискуссиям на тему будущей Конституции. Мне бы очень хотелось, чтобы новая Конституция исходила из воли поляков, чтобы она не навязывалась, но воспринималась, как своя».

Ожидания граждан относительно будущей конституции были собраны в рамках опроса, подготовленного канцелярией президента. Подводя его итоги, Анджей Дуда отметил, что поляки больше всего ожидают новых положений о пенсионном возрасте, социальном страховании, общественной и социальной безопасности, а также ЕС и НАТО, хотя никаких формулировок будущих вопросов референдума не прозвучало. Не было их и во время выступления президента в ходе торжественной церемонии по случаю Дня Конституции на Замковой площади в Варшаве 3 мая 2018-го. Анджей Дуда лишь объявил о намерении подать в Сенат заявку на проведение консультативного референдума об изменении Конституции 10 и 11 ноября 2018 года.

В тот же день спикер Сената Станислав Карчевский и вице-спикера Сейма, глава фракции «ПиС» Рышард Терлецкий написали в соцсетях, что с уважением относятся к инициативам президента. Однако, видимо, с реальной поддержкой не всё так просто, потому что 7 мая, выступая перед гражданами в Поморском воеводстве, Анджей Дуда обратился к сенаторам с призывом не лишать поляков права определять содержание основного закона (в Польше для проведения референдума, инициированного президентом, необходимо согласие Сената).

«Мне непонятно, откуда в Польше политики, которые говорят «нет» подобному плану. Я убежден в том, что сенаторы не отнимут у своих соотечественников, своих избирателей возможность принимать решение в важных для Польши делах. Для меня это один из основных принципов демократии, и меня удивляет, что те, кто называют себя защитниками демократии, сегодня заявляют, что людям нельзя высказать свое мнение, что нельзя проводить референдум. Предлагаю поразмыслить немного по этому поводу», — сказал Анджей Дуда.

Но фактически Дуда обращался не к сенаторам, а к председателю «Права и Справедливости» Ярославу Качинському, который предпочитает высказывать свое мнение через ближайших соратников. Один из них, министр обороны Мариуш Блащак, заявил 7 мая в эфире польского государственного телевидения: «Мы уважаем инициативу президента. Мы проводили консультации по конституции, но нужно определиться с вопросами и сроками референдума. Однако он может усложнить голосование на выборах в местные органы власти, потому что предлагается та же дата, потому что в общей сложности придется заполнять четыре бюллетеня. Но мы открыты, консультации президента с парламентским большинством, безусловно, состоятся».

Ещё одним аргументом против конституционного референдума является потенциально низкая явка избирателей на него, что может ударить по имиджу не только президента, но и «ПиС». Однако согласно свежему опросу, проведенному по заказу «Dziennik Gazeta Prawna», участвовать в референдуме готовы 47,7% респондентов, 16,2% не пойдут голосовать, а 36% пока не приняли решения по этому вопросу. Однако куда более важным является ответ на вопрос, кому согласно конституции должен иметь больше власти — президент или премьер-министр? Согласно опросу, 53,3% поляков хотели бы усилить роль президента, а в пользу предоставления дополнительных полномочий премьер-министру высказались только 9,9% респондентов. Видимо, свою роль сыграл личный рейтинг Анджея Дуды: ведь его президентский рейтинг в первом туре составляет 44%, а во втором он выигрывает у любого конкурента, свидетельствуют результаты опроса, проведенного 30 апреля по заказу оппозиционного телеканала TVN.

Однако такие радужные для президента Польши результаты опросов общественного мнения являются практически гарантией того, что контролируемое «ПиС» и Качиньским большинство сенаторов не проголосует за проведение референдума — по крайней мере, в ноябре этого года. Поэтому неудивительно, что несмотря на громкие заявления, Анджей Дуда до сих пор не внёс на рассмотрение Сената официального предложения о сроках референдума и вопросах, которые на него выносятся.

Как ни парадоксально, ещё одной силой, которая может воспрепятствовать проведению референдума, является евробюрократия, с которой нынешние польские власти находятся в довольно жёстком конфликте (Еврокомиссия в прошлом году начала процедуру наложения санкций на Польшу за нарушения норм верховенства права, а 2 марта 2018-го Европарламент поддержал резолюцию, которая запускает процедуру наложения на Польшу санкций ЕС). Однако дело не в этом, и даже не в персональном конфликте «ПиС» с главой Европейского Совета, экс-премьером Польши Дональдом Туском — в Брюсселе панически боятся евроскептического голосования польских граждан по нормам Конституции, связанными с процедурой выхода из ЕС, передаче его органами полномочий польского государства, введения евро и т. п. Ведь после референдумов в Голландии об ассоциации ЕС с Украиной и о выходе Великобритании из ЕС в Европейском Союзе отложили использование этого механизма прямой демократии в долгий ящик.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Польша,Конституция,Евросоюз,референдум,Великобритания,Дональд Туск
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.