Аспирантура будет долгой. Несколько выводов о вступлении Украины в НАТО

13 марта 2018, 10:17
Кандидат исторических наук, политический аналитик
0
1302
Аспирантура будет долгой. Несколько выводов о вступлении Украины в НАТО

Власть имущие в Украине поспешили заявить, что НАТО предоставило Киеву статус "страны-аспиранта"

Это якобы означает, что в Североатлантическом альянсе признают стремление Украины к обретению полноценного членства в этой организации. Хотя, на самом деле такого статуса и в помине нет.

 

Речь шла о лишь гипотетической возможности вступления Украины в НАТО, которую на самом деле, можно измерять без преувеличения, десятилетиями. И в официальных документах НАТО этот статус называется «Aspirant country», то есть – страна, задекларировавшая свое стремление на вступление в Североатлантический альянс.

 

Естественно, прозападные украинские политики не могли не отличится громкими заявлениями на этот счет. При этом, они подали данную информацию так, что, якобы членство Украины в НАТО уже чуть ли не на горизонте. Одним из первых эту новость раструбил спикер Верховной рады А. Парубий. На своей страничке в Facebook он отметил: «..Україні надано статус країни-аспіранта на вступ у НАТО!
Щиро радий і гордий тим, що ініційоване мною рішення Верховної Ради від 8 червня 2017 року щодо членства України в НАТО як стратегічної мети України, стало для цього ключовим імпульсом. Ми, крок за кроком, незворотньо ідемо до нашої мети. Україна буде в НАТО!
».

 

Таким образом, в очередной раз в информационной среде была поднята тема членства Украины в НАТО, но в отличии от предыдущих случаев, нынешний ажиотаж вызван предоставлением Киеву этого малопонятного статуса «аспиранта» или правильнее – «абитуриента».

 

Хотя отметим, что на наш взгляд – этот статус практически ничего не означает и Украина на самом деле, находится так же далеко от вступления в НАТО, как и 3-4 и 8-10 лет назад.

Естественно, для подкрепления наших слов, необходимо привести аргументы того, что Украину в НАТО и в этом случае не ждут.

 

Во-первых, как уже было упомянуто выше, статус «Aspirant country» ровным счетом не означает ничего. Никаким нормативно-правовым актом Североатлантического альянса не регламентируются сроки, отведенные государству с таким статусом на реально вступление в это объединение. Таким образом, предоставление Украине статуса «аспиранта» можно трактовать, как очередное очковтирательство Запада и его неделание идти на реальное сближение и диалог с Украиной.

 

Во-вторых, Украина все еще далека от натовских стандартов. Война на Донбассе, действительно качественно повлияла на ВСУ, но говорить о реальном улучшении украинской армии, ее перевооружении по стандартам НАТО пока не приходится. На вооружении ВСУ и Нацгвардии находится, в основном, еще советская или максимум – модернизированная техника и оружие; украинские же разработки можно увидеть, как правило, или на выставках, или на парадах, но никак не в воинских частях.

Поэтому, на Западе понимают, какой колоссальной суммы будет стоить Альянсу перевооружить украинскую армию, на секундочку, одну из многочисленных в Европе. И исходя из этих соображений, вряд ли Украину ждет членство в НАТО в обозримом будущем.

 

В-третьих, как никогда остро стоит вопрос спорных территорий и военных конфликтов внутри страны-кандидата на вступление в НАТО. Оппоненты вступления Украины в Североатлантический альянс, часто акцентируют внимание на том, что якобы в принципах расширения НАТО есть условие по которому страну-кандидата на вступление нельзя принимать с неразрешенными военными конфликтами или спорными территориями. Украина по этим критериям подходит как нельзя лучше – мол, и с Крымом все не в порядке, и на Донбассе до сих пор боевые действия, а сам он – без какого либо статуса.

На самом деле это не совсем так. С одной стороны, ни в уставе НАТО, ни в других нормативно-правовых документах этой организации нет такого прямого условия, которое препятствовало какой-либо стране вступить в НАТО из-за неразрешенных военных конфликтов и/или спорных территорий. Но в Плане действий по членству в НАТО можно найти неоднозначную формулировку, о том, что кандидаты на вступление в Альянс должны решать территориальные споры мирным путем, в соответствии с принципами ОБСЕ (часть I, параграф 2, пункт. C Плана действий по членству в НАТО).

Де-юре, к Украине вроде бы претензий касаемо этого быть не должно, но де-факто, могут возникнуть вопросы, действительно ли конфликт на Донбассе урегулируется исключительно мирным путем? И отдельно – стоит ли обращать внимание на горячую фазу АТО (с апреля 2014 по февраль 2015, т.е., до момента подписания Минска-2), которую уж точно мирным разрешением никак назвать нельзя.

 

В-четвертых, даже если не брать во внимание вышеупомянутую коллизию, в НАТО хватает стран-скептиков, которые не готовы или, даже, не хотят видеть там Украину. И следует подчеркнуть, что это ведущие страны этого объединения, например Франция и Германия. Так, например, в прошлом году будучи еще на посту главы МИД Германии, нынешний президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что видит в отношениях Украины и НАТО только партнерские отношения, но не членство. Похожие сигналы звучали и из Парижа.

Конечно, в условиях ухудшения отношений между Западом и Россией, в Германии и Франции выросло количество сторонников членства Украины в НАТО, но в целом, политические элиты этих стран все еще негативно оценивают этот вектор внешней политики Киева.

Было бы уместно вспомнить еще о некоторых странах, которые могли бы вставить палки в колеса Украине на ее пути в НАТО. Это, например, Венгрия, отношение с которой у Киева ухудшились из-за закона об образовании, принятым украинским парламентом в 2017 году, когда в Будапеште посетовали, что теперь этнические венгры, проживающие в Украине не смогут изучать родной язык и потребовали от украинских властей изменить этот закон, угрожая в противном случае, блокировать диалог Украины с НАТО.

Конечно, Венгрия – не ведущий член НАТО и ЕС, но ее поведение показательно и создаст лишние трудности на пути евроатлантической интеграции Украины.

 

В-пятых, это неопределенная позиция украинского общества в вопросе интеграции Украины в НАТО.

Естественно, потеря Крыма и война на Донбассе внесли свои изменения в политические настроения украинцев. Крымчане и условно говоря, половина жителей Донбасса, которые в подавляющем большинстве, были против вступления Украины в НАТО, сейчас не принимают участия в политической жизни страны. Следовательно, это пропорционально увеличило количество сторонников Североатлантического альянса. Кроме этого, аннексия Крыма и война на Донбассе, способствовали колеблющейся части украинцев в основном стать приверженцами НАТО.

Но, как показывают опросы, все равно, большинство украинцев даже сейчас не поддерживают вступление Украины в НАТО. Тех, кто за членство Украины в альянсе – около 40%. Так указывают результаты исследования проведенного GfK Ukraine совместно с Center for Insights in Survey Research в июне 2017 года.

 

Поэтому, исходя из этих доводов, можно в очередной раз сделать вывод, что Украину как не ждали в НАТО в 2005 году, после победы Оранжевой революции, так не ждут и сейчас. Украина рассматривается исключительно как буферная зона, но не как равноправный член евро-атлантического клуба.

А нынешняя история с предоставлением Украине сомнительного и полуреального статуса страны-кандидата, или как его растолковали в Киеве – страны-аспиранта, это очередное очковтирательство наряду с ассоциацией с ЕС, которое не несет реальное членство ни в НАТО, ни в ЕС.

Кажется, Украину снова повели за нос. 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Россия,Украина,НАТО,НАТО-Украина,армия,Геополитика,Украина-НАТО,ВСУ,Андрей Парубий
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.