КАК АМЕРИКАНСКАЯ ЭЛИТА ГРЫЗЕТСЯ ЗА ВЛАСТЬ И ПРИ ЧЕМ ТУТ УКРАИНА (часть 2)

19 мая 2014, 11:19
4
90

Продолжение и завершение, я предупреждал, что букаф много, но оно того стоит..

ВЕТЕР ИЗ ЛАС-ВЕГАСА

Лондонскому бенефису Порошенко-Кличко предшествовал ряд событий, на первый взгляд мало связанных между собой. 13 марта делегация сенаторов во главе с Джоном Маккейном встречалась в Киеве с Порошенко, Кличко и Тягныбоком – но игнорировала «вернувшегося к Юле» Яценюка. После этого Маккейна вдруг заволновал вопрос не шоколада, а Приднестровья. После этого Белый Дом, накануне поездки Обамы в Европу, в страшной спешке, с ошибками, приготовил указ о персональных санкциях. Список замечателен обилием украинских фамилий – Матвиенко, Тимченко, Ковальчук, Фурсенко… Бандеровские дедушки в Штатах и Канаде нуждались в перечне национал-предателей. Они его получили.

23 марта глава МИД Великобритании Уильям Хейг озаботился возможной агрессией России в Приднестровье. На следующий день Виталий Кличко принял в Киеве делегацию Всемирного конгресса украинцев – той самой организации, которая исправно финансировала «Тризуб» (не зная о приятельских отношениях ее вождя Дмитрия Яроша с бывшим чекистом Наливайченко и уголовным авторитетом Семеном Яхимовичем). А 26 марта бандеровские дедушки уже рукоплескали Петру Алексеевичу и Виталию Владимировичу на Трафальгарской площади.

Юлия Тимошенко была убеждена в своем всевластии еще 21 марта. И не только она, но и генералитет, традиционно работавший под покровительством американских республиканцев. В созванный ею «постоянно действующий штаб» поспешили войти такие «зубры», как вышеназванный Александр Галака (успевший на пенсии побывать под следствием за контрабанду алмазов), его предшественник в ГУР Александр Скипальский, адмирал Игорь Кабаненко (который ранее безуспешно мылился на Минобороны, но по разнарядке «Свободы» провели Тенюха)… И даже Анатолий Гриценко, пытавшийся расколоть «Батькивщину» и вместе с Порошенко «спасавший» якобы изувеченного Дмитрия Булатова, в этот день писал письмо «лично» Юлии Владимировне, готовясь ей служить душою и телом.

В свою очередь, подчиненный «тимошенковцу» Авакову спецназ «Сокол» ликвидировал в Ровно одного из главных силовых фигур «Правого сектора», экс-заместителя главы УНА-УНСО Сашко Билого (повод был: в Ровно готовился путч местного значения, что могло закончиться уже второй по счету попыткой захвата АЭС). И сам Аваков очень решительно приказывал «Правому сектору» разоружиться, и даже после убийства Сашко осада Верховной Рады не закончилась ее захватом: «Правый сектор» отступил. А в самой Раде, продолжавшей заседать при запертых изнутри засовах, был поставлен на голосование вопрос об отмене амортизационного сбора с автомашин – чего очень не хотелось владельцу «Богдана» Петру Порошенко.

Команда Тимошенко свято верила гарантиям трех дам – Хиллари, Сьюзи и Кэти. И не принимала всерьез откровенный шантаж Урмаса Паэта, приятеля Михаила Саакашвили и ставленника тех же республиканских боссов. Паэт по телефону «на пальцах» объяснял Кэти Эштон две вещи: первое – что «гражданское общество Украины доверяет только Петру Порошенко», второе – что загадочные снайперы, стрелявшие одновременно по майдановцам и беркутовцам, были подконтрольны не Януковичу и даже не пресловутой ФСБ, а «кому-то из действующей коалиции». Кто это ему напел? Профессор Ольга Богомолец, певица и профессор-дерматолог. Это она курировала лечение президента Виктора Ющенко в австрийской клинике, а оплачивал это лечение партнер Петра Алексеевича Порошенко и владелец соседнего особняка в Козине – гражданин Сирии и Франции Юсеф Фарес, о контрабандных операциях которого Александр Турчинов много лет копил досье.

И вдруг 26 марта – рраз! – и все правила игры меняются. Окончательно — 28 марта, когда Порошенко и Кличко провозглашают свой альянс уже в Киеве, а все как один респектабельные социологические центры пророчат этой новой «Большой двойке» не просто перевес над командой Юлии Тимошенко, а победу с разгромным счетом.

Нельзя сказать, что такие прогнозы ласкают слух Арсена Авакова. Как и офицеров спецназа «Сокол»: одного из них уже через несколько дней похищают, другим угрожают по домашним телефонам.

Есть повод побеспокоиться и группировке Виктора Балоги, которая во временном правительстве Турчинова заняла ряд весьма ответственных силовых постов (СВР — Виктор

Гвоздь, Государственное управление охраны – Валерий Гелетей и др.). При уличной стрельбе у кафе «Мафия» 1 апреля ранение получает финансист Богдан Дубас – еще один человек Балоги, по договоренности с его командой занявший пост первого вице-губернатора Киева.

Ветер подул в другую сторону. На сайте Group DF появилось краткое сообщение о том, что Дмитрий Фирташ, тщетно ожидающий в Вене суммы для выкупа, вслед за Кличко поддержал Порошенко. И наконец, Арсений Яценюк повторно развернулся спиной к Юлии Владимировне, покинув ряды партии «Батькивщина».

Ветер подул в другую сторону не только в Киеве.

Совсем недавно, в начале марта, экс-президента Грузии Михаила Саакашвили попросили вернуться в Тбилиси, чтобы дать показания об обстоятельствах смерти своего бывшего соратника Зураба Жвания. Очень кстати в YouTube появились снимки его тела с обилием кровоподтеков – хотя по официальной версии он скончался от отравления газом. А затем и разоблачительная аудиопленка, уже прямо связывающая убийство с Саакашвили. На допрос вызвали медицинского эксперта, состряпавшего фальшивое судебно-медицинское заключение. Тогда же был вынесен весьма суровый приговор экс-премьеру Вано Мерабишвили, а ее одному близкому другу экс-президента, Кахе Бендукидзе, было вменено в вину получение «по дешевке» здания Технического университета.

И вдруг 26 марта правозащитница Ирма Инашвили выступает с сенсационным заявлением о боевых отрядах, готовящих переворот с целью возвращения Михаила Саакашвили к власти. Ей не верят: ведь новое руководство Грузии явно на хорошем счету в Америке; премьер Гарибашвили (преемник и любимец Бидзины Иванишвили) всего месяц назад лично встречался с Обамой, чтобы обсудить использование азербайджано-грузинского коридора (вместо российского) для вывоза техники из Афганистана.

7 апреля эту версию подтверждает уже не общественный активист, а заместитель главы МИД Грузии Александр Чикаидзе. По его сведениям, команда Саакашвили на манер Киева заготовила покрышки, его «зондеркоманды» обучаются захватывать здания, а в качестве массовки рассматриваются свежереабилитированные уголовники.

Кому нужно возвращение команды Саакашвили? Не Маккейну ли с компанией, привыкшей доить мелкие, то претендующие на особую транзитную роль юные государства

Ветер подул в другую сторону не только в бывшем СССР, но и на Ближнем Востоке.

В Иерусалиме должна была завершиться первая фаза палестино-израильского мирного процесса. Барак Обама должен был иметь на руках хотя бы промежуточный вариант соглашения между сторонами, чтобы привезти его в Эр-Рияд и убедить короля в собственном влиянии и воле. Но документа не было. В самый канун визита Обама, прибывший из Брюссель в Рим, отправил находившегося с ним Джона Керри (срочно, безотлагательно!) в Иерусалим и Амман, для встречи соответственно с Нетаниягу и Аббасом. Дальше происходили удивительные вещи. Мэйнстримные агентства сообщили, что Керри прямо из самолета беседовал по телефону с Нетаниягу, и что это беседа заняла три часа – после чего самолет не стал садиться в Иерусалиме и направился прямо в Амман. Однако путь от Рима до Иерусалима по воздуху занимает явно меньше трех часов. Получается, что самолет несчастного главы Госдепа описывал круги, пока Керри просил, умолял, увещевал. И ничего не получил.

Мало того, что Обама явился в Эр-Рияд с пустыми руками. Его ждал еще один сюрприз: ровно в день визита король определился наконец со своим наследником. Вторым наследным принцем (после престарелого министра обороны принца Салмана), то есть фактическим наследником, был объявлен отнюдь не сын короля Мутаиб, а экс-глава разведки (предшественник Бандара) принц Мукрин бин Абдулазиз.

«Король Абдалла усвоил урок смены власти в Катаре, однако все еще не определил время передачи короны и престола своему брату Салману бин Абдул-Азизу. Когда это все же произойдет, принц Мукрин займет место наследника, а потом станет и королем. Между тем состояние здоровья нынешнего короля Саудовской Аравии Абдаллы не позволяет ему продолжать руководить страной», — популярно поясняет «Аль-Кудс аль-Араби». Интересно, что в Тегеране еще надеются, что это какое-то недоразумение: безымянные – очевидно, разведывательные – источники портала «Табнак» настаивают, что это такой хитрый ход короля: дескать, целью назначения Мукрина заместителем наследника является передача власти Мутаибу (после того, как престарелый Салман откажется от трона).

И в самом деле, у иранского МИД есть повод для расстройства. Только что речь шла про какой-то «треугольник», и так заманчиво, что даже встречаться с господином Лавровым господину Зарифу было недосуг. И Турция по всем расчетам должна была потерять статус регионального лидера, и радикалов-суннитов обещали приструнить. И некоторые удобные американские публицисты вроде Симура Херша и Роберта Перри очень кстати разоблачали Турцию в применении химоружия. И вообще Иран должен был, как новый лидер региона, навязывать свою игру, параллельно ставя условия и Эр-Рияду, и Дохе.

А тут вдруг Мукрин. Который накануне, 18 марта, принимал в своем дворце делегацию Консервативной партии Великобритании во главе с председателем межпарламентского комитета дружбы Дэниелом Кавчинским. Поскольку в Палате общин есть не только иранское лобби, но и саудовское. Да и к кому прислушиваться молодому королевству, как не к старшему королевству?

Во многих уважаемых изданиях, включая левую британскую Guardian и израильскую Haaretz, распространился слух о том, что Обама якобы подговорит короля обвалить цены на нефть, чтобы таким образом наказать Россию. Эти перепевы угроз Джорджа Сороса на украинских и израильских порталах, связанных с именем политтехнолога Антона Носика, были дополнены еще более интригующим слухом: якобы Обама собирался попросить у короля не только обрушить цены к ущербу для собственной экономики, но еще и выделить Киеву ни много ни мало $15млрд! (Примечательно, что портал newsru.ua, «экспортировавший» эту байку в Израиль, в этот период поставил все свои пропагандистские силы на службу Юлии Тимошенко и Арсену Авакову)

Однако все это оказалось пшиком. Мало того, что король, и без того опасавшийся падения цен из-за «открытия» Ирана (усилиями сначала Керри, а потом конкурирующих дам), и не подумал командовать ни своей нефтяной компанией, ни тем более странами ОПЕК по соросовскому щучьему велению. Он даже не отказал в кредите военному режиму Египта – тому режиму, который американских демократов (и прежде всего Хиллари) не устраивал; тому режиму, который начал флиртовать с Москвой в пику Вашингтону. И сам режим генерала Абдулфатаха аль-Сиси – хотя он еще не стал президентом – был настолько самоуверен, что за день до появления Обамы в Эр-Рияде отправил делегацию в Москву, где тут же было объявлено о возобновлении переговоров о зоне свободной торговли Египта с Таможенным союзом.

У генерала аль-Сиси есть повод для уверенности в свои возможностях. Еще в августе прошлого года глава Разведывательного проекта Brookings Брюс Ридель называл именно принца Мукрина главным покровителем Абдулфаттаха аль-Сиси в саудовском семействе. А 1 апреля Дэвид Кэмерон распорядился провести расследование деятельности «Братьев-Мусульман» в Великобритании. Путин ему не друг, но Суэцкий канал Лондону дороже – со времен Дизраэли и Лайонела Ротшильда.

По своим соображениям генерал аль-Сиси устраивает и правящий израильский истэблишмент, особенно военный. И вот ведь еще какое совпадение: вышеупомянутый план развала израильской правящей коалиции с ее последующей заменой на союз левых сил, который готовил Мартин Индик в интересах Хиллари Клинтон, тоже обернулся пшиком. Мало того, что кнессет успешно принял все законопроекты, невыгодные для оппозиции. Один из главных спонсоров этой оппозиции Эхуд Ольмерт (еще в начале прошлого года пытавшийся «перетасовать» колоду коалиции так, чтобы премьером стал не Нетаниягу, а Яир Лапид) находился под уголовным преследованием по делу, как две капли воды похожему на дело Кахи Бендукидзе – оп предоставлении участка земли «по дружбе». Прокуратура намекала Ольмерту, что ему было бы выгоднее затянуть процесс, но он отказался, считая, что дело благополучно закроют. Однако 30 марта суд сформулировал приговор таким образом, что наказание тянет лет эдак на десять, причем судья счел нужным патетически заявить, что коррупционный случай Ольмерта не просто серьезен, а (это в Израиле-то!) «беспрецедентен».

«С большой грустью» воспринял весть о проблемах Ольмерта «голубь мира» Шимон Перес. Он только успел рассказать австрийскому канцлеру, что сделка с палестинцами была отложена только на пару дней и вот-вот состоится.

Действительно, Керри уже 31 марта возвращался в регион, и не с пустыми руками для Израиля: чтобы Нетаниягу согласился освободить 40 арабских заключенных, Белый Дом, как он сообщил, готов наконец освободить моссадовца Полларда, томящегося в американской тюрьме за особо злостный экономический шпионаж в пользу Израиля…

На этот раз встреча с Нетаниягу состоялась, а с Аббасом нет. Глава Палестинской автономии отказался принять госсекретаря США!

«Даже если утечки о возможности досрочного освобождения Джонатана Полларда окажутся только слухами, само их появление свидетельствует о серьезном кризисе американской дипломатии на Ближнем Востоке. Отказ Абу-Мазена от встречи с Керри и угрозы продолжить односторонние действия по объявлению независимости аналитики рассматривают как демонстративный плевок палестинцев в сторону Белого дома. По мнению экспертов, теперь палестинцы вполне могут переориентироваться на Россию, которая начинает рассматривать Ближний Восток как еще одну линию фронта противостояния США», — сообщает израильский портал «Курсор». Такая интерпретация, очевидно, происходит из того факта, что Махмуд Аббас, отклонив предложение о встрече с Керри, через несколько часов принял в Рамалле спецпредставителя главы МИД России по ближневосточному урегулированию Сергея Вершинина.

Ветер подул в другую сторону, однако, и на Дальнем Востоке, и здесь МИД РФ был ни при чем. В январском номере Foreign Policy за 2012 год (напомним, тогда это издание «раскручивало» команду Керри) были перечислены страны-мишени суррогатных революций в Юго-Восточной Азии, а именно Мьянма, Таиланд, Малайзия и Сингапур. Автором статьи был Ларри Даймонд, сопредседатель программы «Технологии освобождения» и автор трех книг, высмеивающих грубую политику команды неоконсерваторов в Ираке.

В своей статье Даймонд специально пояснял, что целью суррогатных революций в названных странах является окружение Китая кольцом из «демократизированных» стран. Впрочем, Китай не терял времени зря. Гражданская война в Мьянме не стала препятствием для завершения строительства Бирмано-Китайского нефтепровода. В Сингапуре премьером стал преемник Ли Куан Ю, а не его «демократический» однофамилец. В Таиланде «желторубашечники», отчаявшись получить большинство в парламенте, были вынуждены сменить тактику и саботировать выборы.

В начале марта студенческая толпа оккупировала правительственные здания в Тайбэе, требуя отказа от программы партнерства с материковым Китаем. Что было после этого, мы знаем. Был длительный и содержательный телефонный разговор Владимира Путина с Си Цзиньпином.

Вскоре после этого американская корпорация Bloomberg стала вилять хвостом перед Китаем. Дескать, наш автор, опубликовавший статью о личном состоянии семей Си Цзиньпина и Ли Кецяна, вышел за пределы подобающего жанра. И вообще, он больше в Bloomberg не работает. А компания очень заинтересована присутствовать в Китае и сожалеет о том, что из-за глупости бывшего сотрудника доступ к ее сайту для китайских клиентов заблокирован.

Затем – буквально за две недели – сдулась революция в Таиланде. А лайнер, капитаном которого был малазийский революционер, не исполнил миссию а-ля 11 сентября в Китае, а был сбит малайзийской же ракетой.

Так что же, в самом деле, случилось в промежутке между 21 и 26 марта? Отчего мир так внезапно «качнулся вправо, качнувшись влево»? И как случилось, что обе конкурирующие демократические команды США оказались в состоянии полной беспомощности?

А случилось вот что. 25 марта в калифорнийской столице отмывания денег городе Лас-Вегасе состоялось мероприятие для узкого круга очень платежеспособных лиц. Не просто платежеспособных, но и настроенных на вложение немалых средств в изменение американского внешнеполитического курса. Организатором встречи в собственном отеле был традиционный спонсор республиканцев-неоконсерваторов Шелдон Адельсон. Напомним, этот игорный король является также личным спонсором Биньямина Нетаниягу.

Адельсон был режиссером мероприятия. А главным героем был Джеб Буш – младший брат Джорджа Буша-младшего и бывший губернатор штата Флорида. Именно в его честь был созван благотворительный обед, где Джеб объявил о намерении выдвинуться на пост президента, а все присутствующие рукоплескали. На следующий день Джеб Буш выступал на конференции Республиканского еврейского комитета (RJC). Там же выступал и его конкурент Крис Кристи. Но конкурент сдуру употребил в речи слово «оккупированные территории». После чего организаторы и спонсоры заявили, что Кристи либо не понимает, о чем говорит, либо является недружественной Израилю персоной. Бедняга Кристи специально бегал к Адельсону объясняться. Но было поздно.

На следующий день после бенефиса на RJC о Джебе Буше очень сочувственно отозвался ветеран внешней политики Генри Киссинджер: он увидел в Джебе «опыт, умеренность и взвешенность». Еще через два дня Washington Post сообщила, что на Джеба согласилась работать «практически вся» бывшая команда Митта Ромни. А 30 марта в честь Джеба Буша устроил обед экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, владелец вышеназванной Bloomberg.

Республикацы-экспансионисты предпочли (как и следовало ожидать) не палео-, а неоконсерватора. По формуле Билла Кристола, это такой политик, для которого на первом месте стоят три ценности: американское превосходство; интересы военного бюджета; интересы Израиля. Точка. Все остальное – потом.

Такой выбор был с энтузиазмом встречен в Лондоне. Дэвид Кэмерон совершенно не был настроен ни на трансатлантическую свободную зону США-ЕС, ни на навязанную ему демократическим Белым Домом деоффшоризацию. Великобританию устроила бы роль приоритетного военного союзника США, как это было при первом и втором Буше, — но при независимости финансовой политики как от Вашингтона, так и от Брюсселя. Мало того, старейшей британской партии, тесней всего связанной с королевским семейством, этот особый статус Лондона предпочтительнее «места под солнцем» в ЕС, бюрократия которого своим вмешательством в банковские дела, в энергетику, в стандарты надоела Даунинг-стрит хуже горькой редьки. Лондон предпочел бы совершенно самостоятельные отношения и с Пекином, и с Москвой. И поэтому Кэмерон, как и Нетаниягу, начинает действовать по принципу «каждый спасайся сам».

Хейг «наезжает» на Москву, но дрожь проходит по континентальной Европе: там уже понятно, что через два дня (25-го) скажет Обама на саммите США-ЕС. И он говорит: «Почему европейские страны тратят на оборону только 1-3 процента ВВП?»

Кэмерон принимает Порошенко и Кличко. И опять же отбирает у Брюсселя и Берлина инициативу, вручая ее неоконсерваторам, которые фактически и отобрали именно этих двух номинантов (Кличко – еще в 2011 году, Порошенко – в прошлом декабре).

Лондон решает свои проблемы за счет Брюсселя и Берлина. Паны дерутся – у холопов чубы трещат. В холопы попадает Европа. А самый крайний холоп самой Европы – «победившая» контрэлита Украины – попадает как кур в ощип.


ДИССОНАНС, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В СИМФОНИЮ

О том, сколько дней, месяцев или лет назад Путин задумал вернуть Крым, а желательно и Восточную Украину, мировой медиа-мэйнстрим спорит долго и бесплодно. Эта дискуссия задевает самолюбие американских спецслужб, честно признавшихся, что заметили какие-то приготовления лишь на последней неделе февраля.

Как ни парадоксально, усыпили бдительность ЦРУ и Пентагона те самые персонажи, которые собирали для Вашингтона компромат на бизнес-окружение президента. Они

авторитетно внушали, что Кремль «по самое не могу» увяз в Олимпиаде и вообще не в состоянии думать о чем-либо другом. И что соответственно, Олимпиада создает очень удобное «окно возможностей» для Запада.

А с другой стороны, отдельные лица перестарались в бомбардировке Вашингтона тревожными депешами о планах Москвы захватить Крым. В ноябре 2011 года об этом поднял панику Мустафа Джемилев. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что глава Меджлиса крымских татар по каким-то экономическим мотивам не хотел назначения главой региона бывшего министра внутренних дел Украины Анатолия Могилева – человека не московского, а просто «макеевского». Не прибавилось доверия Джемилеву в июне 2013-го, когда его же ближайшее окружение попросило его уйти на покой после того, как его сын-наркоман убил человека выстрелом из окна. Еще одним хроническим паникером был экс-советник Путина и член правления Международного центра демократического перехода (ICDT) Андрей Илларионов. Нам неведомо, сколько раз его сигналы проверялись, но в конечном итоге случилось то же самое, что в известной притче про мальчика-пастуха, который слишком часто попусту кричал «Волки, волки!»

Из Москвы все виделось иначе. По меньшей мере и для Кремля, и для МИД России не мог остаться незамеченным тот факт, что в истэблишменте Демпартии США происходит раздрай, а республиканский кандидат пока – на последнюю неделю февраля — «не нарисовался». Это из внешних, «объективных» условий. А из субъективных: два факта: отмена Верховной радой Закона о языках и беспредел «Правого сектора» в Киеве, в том числе не в последнюю очередь – захват здания Минюста со всеми документами о собственности. После в которого в Крым вдруг одновременно устремились экс-глава местной «Батькивщины» Андрей Сенченко и его непримиримый конкурент Петр Алексеевич Порошенко.

Военный аспект крымской операции был к тому времени действительно подготовлен – как и сообщалось в отдельных утечках в украинской прессе, в нескольких вариантах. Политический, особенно пропагандистский аспект готовился в явной спешке. Во всяком случае, экстренное заседание Совета Федерации не было адекватно ситуации ни по форме, ни по содержанию. Единогласное поднятие рук напомнило всей Восточной Европе типичное партсобрание брежневского времени – а тот факт, что Валентине Матвиенко с трудом удалось набрать кворум, на фоне этого впечатления «единодушного одобрямса» осталось незамеченным. Но ладно бы суконный стиль – куда хуже было озвученное обоснование вмешательства России в украинские дела. Спикер поставила вопрос о правах всего лишь 60 процентов населения Крыма, а в международном праве сослалась на право нации на самоопределение на примере Косова – то есть на том же примере, к которому совсем недавно апеллировала бандитская Ичкерия.

К счастью для Крыма и не только для Крыма, грубейший и опаснейший политический «ляп» Валентины Ивановны был оперативно исправлен. И помогла этому не многомесячная подготовка, а совокупность случайных обстоятельств.

Во-первых, нашлись два человека, которые выступили в качестве, говоря американским языком, whistleblowers. Это был Максим Шевченко, в яростной статье «Украинский предел русской истории» сказавший все, что думал о твердолобом начетническом подходе к «собиранию русского мира» по этническому принципу. И это был Владислав Третьяков, который в открытом письме к Михаилу Горбачеву построил параллель не с самоопределением Косово, а с объединением Германии. Их никто не просил вмешиваться в процесс. Они вмешались сами, движимые только собственным неравнодушием и персональной ответственностью за Крым, за Россию и за Украину – за то, как пишется история. То, что таких два человека нашлись и безотлагательно сформулировали свои тезисы, было случайностью. То, что Владимир Путин их услышал (см. текст его выступления от 18 марта), доказало раз и навсегда, что Владимир Путин – не случайный человек на своем месте, что бы ни кричала толпа немцовых и конкурирующая толпа навальных, и что бы ни хотелось думать их конкурирующим покровителям. А сами немцовы и навальные из политических фигур стали в глазах нации тем, кто они есть – банальными стукачами в вашингтонский обком, и все вложенные в них и в Болотную средства мгновенно помножились если не на ноль, то на десятичную дробь. И эта потеря минус-качества стоила убытков, понесенных страной от введенных и планируемых санкций. Тем более что одновременно плюс-качество нации подарили победившие паралимпийцы – люди, доказывающие себе и всем нам (включая пострадавший от потери западных заказов бизнес), что невозможное становится возможным, когда человек преодолевает себя. И что вообще, на всякий случай, он жив не хлебом единым.

Во-вторых, по случайному совпадению, волжско-татарская часть российского истэблишмента оказалось ближе, чем когда бы то ни было, к принятию решений. Как раз в это время в кремлевских коридорах обсуждался вариант выдвижения главы Татарстана Рустама Минниханова на пост премьер-министра России. Именно эта часть истэблишмента мобилизовала уже полузабытых российским и украинским общественным мнением аксакалов – Минтимера Шаймиева и вслед за ним – Юрия Лужкова. Именно связи руководства Татарстана с российской исламской духовной иерархией позволила изменить повестку дня задуманного Джемилевым курултая крымских татар. А с другой стороны, благодаря той же элитной группе 15 марта системообразующим ядром манифестации на Воробьевых горах стало движение «Суть времени».

Если бы к Владимиру Путину обратился Геннадий Зюганов, он не был бы воспринят как whistleblower. Глава государства, не имеющий внутреннего тяготения к коммунистическим идеалам, был поставлен – не старческими стонами и жалобами, а

трезвыми, ясными и честными аргументами – перед тем фактом, что апеллировать Россия должна сейчас именно к этатистскому интернационализму. Ибо это и прямая антитеза национал-анархии, и основа общей идентичности пророссийской среды на Украине – поверх языков и конфессий, и наконец, тот реальный, а не воображаемый «мотор» остро необходимой мобилизации в самой России, в том числе и перед лицом легко прогнозируемого прессинга извне.

Только это исправление «формулы правды» дало тот результат референдума, с которым был вынужден считаться мир, и то феноменальное, симфоническое единство чаяния Крыма, охватившее более широкий мировоззренческий спектр, чем тот, который охватывает День Победы 9 мая. Только интернационалистский императив мог вдохнуть новую энергию в едва сложившееся освободительное движение Восточной Украины. Только подъем этого движения вынудил Запад, и в том числе Белый Дом, признать, вопреки бандеровским дедушкам, «культурную неоднородность» Украины и вмешаться в ее конституционный процесс.

Алармисты и скептики предупреждали Кремль о том, что присоединение Крыма дает в руки нашим оппонентам очень много карт. Это так и было. Но одно дело – получить в руки карту, а другое – ею воспользоваться.

Правящий истэблишмент отдельных европейских стран воспользовался тем обстоятельством, что вопрос о Крыме расколол «правый край» всего европейского политического класса. На фоне пронизавших СМИ фобий в связи с российской «игрой без правил» самая мощная из партий этого спектра, французский Нацфронт, получил только 7% голосов на местных выборах после того, как Марин Ле Пен поддержала Россию. Зато вперед вышли традиционные консерваторы-голлисты. Паника, возникшая в ЕНП из-за эксцессов украинского «Правого сектора», сошла на нет: электорат традиционных консерваторов мобилизовался на предубеждениях к России. По существу Россия, присоединив Крым, дала фору европейскому правому мэйнстриму.

Демократический Белый Дом тоже пытался использовать крымский фактор во внутренней политике. Так, вопрос о помощи Украине был «пришпилен» к законопроекту по реформе МВФ. Обама был настроен на выполнение обещаний, данных Китаю, и в том был резон – надо же хотя бы остановить сброс Китаем американских гособлигаций! Но республиканцам нужно было лишний раз продемонстрировать миру слабость правящего режима. И конгрессмены-республиканцы саботировали реформу МВФ. Она была опять отложена, в чем Обаме осталось лишь признаться Си Цзиньпину в Гааге.

Наконец, Турция могла по-разному воспользоваться крымской ситуацией. Украинские аналитики пугали Москву: сейчас, мол, Анкара вступится за крымских татар, и несдобровать Москве. Но для кого как, а для Эрдогана крымскотатарская община – это активный участник либеральных манифестаций на площади Таксим, вместе с национальным телеканалом АТР. Иначе говоря, часть антигосударственной, подрывной массовки Керри-Вестмакотта вместе с курдами и гомосексуалами.

И Эрдоган не стал разыгрывать перед выборами украинскую карту. Напротив, как писали многие турецкие авторы, Эрдоган действовал в стиле Путина и по его примеру. Более того, он предпринял средство, к которому Россия пока ни разу не прибегала – в канун выборов отключил доступ к Twitter и YouTube. И это спокойно пережил фондовый рынок – более того, едва стало известно об убедительной победе правящей АКР, как акции турецких компаний пошли вверх.

Эрдогана хотели убрать со сцены американские экспансионисты из обоих лагерей – консенсус был тот же самый, что и по поводу Путина. Команда Керри разваливала Турцию на части, команда Клинтон взялась пуще прежнего стравливать суннитов с шиитами. Неоконсерваторы были заинтересованы, напротив, в сильной Турции, но обязательно в союзе с Израилем, и поэтому их бы устроило, чтобы Эрдоган уступил место Абдулле Гюлю. Но англо-американская клановая война создала для Эрдогана то же самое «окно возможностей», через который России удалось «пронести» Крым.


ФАРИОН БАНДЕРОВИЧ ПУПС

Генри Киссинджер не зря сожалеет обо всей эпопее с Евромайданом. Исход этой эпопеи дискредитирует не только Европу, но и Америку – и не какую-то из партий или групп, а Соединенные Штаты как государство. Поскольку теперь Европа, озабоченная ненадежностью транзита через Украину, а также желающая «поставить нам место» Россию, ждет от Америки давно обещанных поставок сланцевого газа. И Америка вынуждена теперь либо делать поставки себе в убыток, либо честно признаться, что давно разрекламированная альтернатива является дутой, ибо добычи в США хватает только для внутреннего потребления, и то ненадолго. О чем лишний раз свидетельствует нежелание Обамы перечить саудовскому королю.

Некоторые отечественные авторы сопоставляли сегодняшнюю ситуацию с временами Картера, когда Москва использовала слабость Белого Дома, а в итоге пришел Рейган. Предупреждение вроде как сбылось: на горизонте появился Буш номер три. Но во-первых, Крым – не Афганистан. Во вторых, Джеб – не Рейган: очередной римэйк Буша уже сейчас американскую аудиторию скорее смешит, чем вдохновляет. В-третьих, за два года на выборах республиканцы так или иначе должны были найти фаворита. В-четвертых, Джеб Буш появился на сцене в связи с иранским, а не российским фактором мировой политики. В-пятых, и по действиям его союзникам, и по оценке его личности тем же Киссинджером видно, что он вряд ли будет строить внешнюю политику исключительно на конфронтации.

Но главная проблема состоит в том, что как бы того ни хотелось хоть Маккейну, хоть Кэмерону, а до прихода Джеба Буша к власти остается еще два с половиной года. И поэтому хотя неоконсервативное лобби получило-таки перевес в американской внешней политике, он не является ни полным, ни прочным. Более того, те режимы, которые были прямо приведены к власти американскими демократами, совсем не обязательно настроены сдавать власть только потому, что некие джентльмены собрались в Лас-Вегасе и за них что-то решили.


Так, например, грузинское правительство не собирается сегодня же закрывать все дела команды Саакашвили и встречать его хлеб-солью. И нельзя сказать, что Юлия Тимошенко и ее ближний круг, равно как и мобилизованные и призванные ими силовики из «группы Балоги», горят желанием уже 25 мая досрочно уйти на пенсию, уступив дорогу Петру Порошенко и его креатурам.

Еще 11 января этого года Виталий Кличко после первоначальных переговоров с Порошенко составил такой «компромиссный» список своего правительства на случай, если вдруг они с ним пойдут в паре (тогда такую возможность рассматривали только одесские политологи), и если он, Кличко, станет президентом:

Председатель Верховной Рады Украины – Яценюк Арсений Петрович;

Премьер-министр Украины – Порошенко Петр Алексеевич;

Первый вице-премьер – Иванчук Андрей Владимирович;

Вице-премьер – Матиос Мария Васильевна;

Вице-премьер – Кривецкий Игорь Игоревич;

Министерство аграрной политики и продовольствия – Кириленко Иван Григорьевич;

Министерство внутренних дел – Боднар Ольга Борисовна;

Министерство доходов и сборов – Черкасский Игорь Борисович;

Министерство здравоохранения – Донец Татьяна Анатольевна;

Министерство иностранных дел – Наливайченко Валентин Александрович;

Министерство инфраструктуры – Сольвар Руслан Николаевич;

Министерство культуры – Лыжичко Руслана Степановна;

Министерство молодежи и спорта – Палатный Артур Леонидович;

Министерство обороны – Каплин Сергей Николаевич;

Министерство образования и науки – Фарион Ирина Дмитриевна;

Министерство промышленной политики – Фаермарк Сергей Александрович;

Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ – Парубий Андрей Владимирович;

Министерство социальной политики – Денисова Людмила Леонтьевна;

Министерство финансов – Пашинский Сергей Владимирович;

Министерство экологии и природных ресурсов – Тягнибок Андрей Ярославович;

Министерство экономического развития и торговли – Кужель Александра Владимировна;

Министерство энергетики и угольной промышленности – Мартыненко Николай Владимирович;

Министерство юстиции – Агафонова Наталья Владимировна.

Генпрокурор – Чумак Виктор Васильевич

Председатель СБУ – Ковальчук Виталий Анатольевич

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны – Турчинов Александр Валентинович

http://globalist.org.ua/novosti/society-news/novyjj-kabmin-ukrainy-485753102-no111703.html


В этой замечательной конструкции Арсений Яценюк должен был довольствоваться скромной ролью спикера Рады, Александра Турчинова задвигали туда, куда после «оранжевой революции» был задвинут Порошенко – в СНБО, энергетика делегировалась ближайшему партнеру Порошенко, с которым он в свое время «осваивал» Крым – Николаю Мартыненко, наука и образование – искрометной Ирине Фарион, один из постов вице-премьера – «ночному губернатору» Львова Игорю Кривецкому, известному также как «Пупс», промышленная политика – Игорю Фаермарку, бизнес-партнеру нового одесского губернатора Владимира Немировского (очевидно, по квоте Коломойского).

И никакой Юлии Тимошенко. И соответственно, никакого Арсена Авакова. И никакого Юрия Продана. Ничего хорошего этих персонажей не ждет. Уже на примере с отрядом «Сокол», с осадой Рады «Правым сектором», с вторжением его в Верховный суд, со сварой Чорновил и Червоненко видно, что задуманная смена фигур не будет бесконфликтной.

А речь идет, между прочим, о замене силовиков. В том числе и на тех должностях, которые в списке не обозначены, но не менее важны. Внешняя разведка, государственная охрана… Их сегодня тоже занимают не любезные Порошенко и его покровителям генералы, а отнюдь наоборот.

И помимо этого, в вышеприведенном списке за километр не пахло ни Партией регионов, ни вообще представителей Востока – будь то из корпоративных или административных структур. Вообще. Если Аваков как-никак несколько лет был харьковским губернатором, то вышеозначенную компанию совершенно ничего не связывает с русскоязычными промышленными регионами. Теперь, на одну секундочку, представьте себя на месте Рината Ахметова. Или нынешнего куратора Партии регионов Бориса Колесникова, которого в 2005 году Петр Алексеевич Порошенко (его конкурент в том числе на сахарном рынке) предлагал выручить из тюрьмы за 2 миллиарда, а взять их явочным порядком у того же Ахметова.

Интересно, приходило ли это в голову благостному Бернду Йоханну, когда он так легко по лондонской (и лас-вегасской) указке приветствовал «новые ориентиры» от имени Германии? А Франку-Вальтеру Штайнмайеру, посетившему Донецк за несколько дней до выхода на сцену Армии Юго-Востока? Они понимают, что замена одного имени на другое – на лондонском острове росчерк пера, а на украинской земле – предвестие уже не кукольно-притворной, с имитацией отрезанного уха, а полномасштабной клановой войны, переходящей в гражданскую? И что цена нашего присоединения Крыма – это цена его спасения от этой войны?

Они помнят или уже запамятовали, как они хотели в Косово благостного католика Ибрагима Ругову, а получили в итоге полевого командира Хашима Тачи? Они обрадуются, когда на месте Арсена Авакова, замеченного в однополом сексе и тем самым близкого к евроценностям, невзначай образуется ночной губернатор Пупс?

Они знают, что пожар у наших границ и у их собственных границ не затухает, а наоборот, разгорается? А если не знают, то освобождает ли такое незнание от ответственности?


ЗАКОВЫРИВАЙТЕ ОБРАТНО!

На самом деле «окно возможностей» было не только у Путина и Эрдогана. Ту прореху американского влияния, которая разверзлась в результате американского же кланового столкновения, могла использовать в своих интересах и Европа. Более того, и на саммите по ядерной безопасности в Гааге, и на саммите США-ЕС в Брюсселе были заготовлены серьезные возражения Америке (особенно по созданию Трансатлантического торгового партнерства). Мир не услышал этих аргументов по трем причинам. Первая, лежащая на поверхности: повестка дня саммитов была искусственно замещена украинской темой. Вторая, менее очевидная: мэйнстримные масс-медиа как Центральной, так и Восточной Европы находятся под достаточным англо-американским контролем, чтобы целиком диктовать редакционную политику. И третья: европейские элиты не настолько легко могут расстаться с привилегиями корпоративного бизнеса и личных свобод в Америке, чем российские или турецкие.

Мировая экономическая и геополитическая реальность давно требует от Европы большей самостоятельности. Но во-первых, нынешнее руководство европейских структур ни за что не отвечает, поскольку в этом году сменяется. Во-вторых, кампания в Европарламент для

европейских элит оказалась куда более парализующим фактором, чем Олимпиада для России. В-третьих, как нам уже известно по аудиопленкам, евробюрократия всецело полагалась на Кэти Эштон – в том числе и корпорации, уже навострившиеся осваивать Иран. И пока Хиллари Клинтон казалась однозначным «кандидатом выбора» в Штатах, евроэлиты были готовы идти на поводу у Вашингтона по очень многим вопросам – в том числе и тем, которые касаются России и ее корпораций.

В идеале евробюрократию бы вполне устроило, чтобы Россия вообще не замечала происходящего на Украине. Чтобы в Киеве пришла к власти Тимошенко под золотыми звездами на синем фоне. Чтобы она подписала удобное для европейских компаний соглашение об ассоциации. Чтобы дальше Украина под теми же знаменами благополучно деиндустриализировалась вслед за Восточной Европой — кроме узкого круга производств, которые востребованы в ЕС, но слишком грязны для особо охраняемого европейского климата.

В том, что такой business as usual не получился, евробюрократии проще всего обвинить в Россию. Несмотря на то, что смена флагов на Майдане 19 января этого года была задумана отнюдь не русскими – как и отмена Закона о языках, как и уличный беспредел группировок с мечтами о переписывании европейских границ в пользу Украины.

Европейской пропаганде сегодня крайне удобна теория всемирного российского заговора.

В том числе и версия о том, что Джеба Буша «им на голову» приводит не король казино Шелдон Адельсон и не банкир Майкл Блумберг, а Путин, сменивший правила игры. Но какие фрейдовские механизмы ни применяй, а реальность останется.

Эта реальность состоит в том, что с Россией по-прежнему придется жить и покупать у нее газ, ибо все альтернативы несравнимо затратнее. А с другой стороны, теперь придется по принуждению, под тем же предлогом защиты от России, отстегивать на содержание НАТО и его новых военных операций. Не только в Африке, но и на Балканах, а затем и а Карпатах. И само собой, на Памире и Гиндукуше. Везде, где американские кланы не смогли поделить наркотранзит – не просто неотъемлемый, но и жизненно важный источник выживания постиндустриальной экономики. Ведь вовсе не из-за Крыма Хамид Карзай призвал называть афгано-пакистанскую границу вовсе не границей, а демаркационной линией. Крым был только предлогом, а причиной была серия предвыборных терактов в Пакистане, из-за которых пришлось отменить церемонию празднования Новруза в специально построенном для этого дворце – в чем в Кабуде подозревают не талибов, а пакистанскую разведку ISI.

Эта реальность состоит в том, что Европе придется-таки раскошелиться на Украину, не отделавшись подписанием филькиной грамоты (половины (!) от политической части Соглашения об ассоциации). Более того, придется содержать такой режим, который содержать совсем не хочется. Во-первых, за Петром Порошенко стоят не «носители европейских ценностей», а как раз наоборот, и флаг их, черно-красный, — тот самый флаг, под которым бандеровцы подрывали режим Пилсудского. Во-вторых, как уже было сказано, смена власти 25 мая влечет немалые дополнительные издержки – от геополитических до экономических.

Эта реальность состоит в том, что украинская ткань продолжает расползаться, и в этом есть прямая вина евробюрократии. Ведь не стала же Кэти Эштон перечить в Лондоне Дэвиду Кэмерону 26 марта. И берлинский истэблишмент не стал. И в результате та едва сформировавшаяся власть, которая призвана защищать украинский суверенитет, не справляется и не может справиться: она же временная. И в результате по Украине, как раньше по Косово и Боснии, ходят ботинки частной военной американской организации с опытом в Ираке. А танки в Луганск посылает не Турчинов и не Аваков, а почему-то олигарх Коломойский. Так за что боролась Европа на Украине? За то, чтобы собственность «донецких» досталось «одесско-днепропетровско-цюрихско-иерусалимским»?

Реальность состоит в том, что Европа повела себя не как инструмент, не как посредник, а исключительно как прокладка или подстилка англо-американского истэблишмента. Как и во многих других случаях – взять хотя бы избирательную деофшоризацию Кипра. Только вылезать из украинских неприятностей будет посложнее, чем из кипрских и греческих.

Центральная Европа могла убедительно попросить Белый Дом не начинать «мутить» Украину, пока не построен «Южный поток» (вариант – турецкий TANAP). Или – пока не открыты, не временно, а надежно, иранские рынки. Или – пока не построен китайский «Шелковый путь». Или – пока не представлены, с цифрами в руках, гарантии адекватной замены российского «натурального» газа «альтернативным» американским.

Не говоря о гарантиях невмешательства Агентства национальной безопасности США в государственные, корпоративные и личные дела европейцев.

е говоря о справедливом подходе к деоффшоризации: если США эта проблема так беспокоит, почему бы не начать с себя? То есть – с оффшоров Джорджа Сороса на Нидерландских Антильских островах?

Но Центральная Европа занималась другим. Она навязывала Турции, России и Китаю заведомо неприемлемые для них стандарты управления, экономической политики и понимания прав человека. Даже когда Си Цзиньпин прибыл в Берлин с однозначно выгодными предложениями, Ангела Меркель не нашла ничего лучше, как вручить ему географическую карту Поднебесной периода упадка. Интересно было бы посмотреть на реакцию хоть Клинтон, хоть Керри, хоть Буша, если бы мадам Меркель вручила им карту Америки того же времени – Америки, разделенной на воюющие Север и Юг.

Нельзя сказать, что системообразующие страны Европы совсем не перечат США. Иногда такое бывает. Но достаточно было одного случая с Домиником Стросс-Каном, чтобы не только Францию, но и весь ЕС поставить в положение согбенного вассала.

Если Великобритания и Израиль выторговывают себе исключительные роли, расставляя нужных людей на третьи страны или отдельные территории, то континентальная Европа приспосабливается по типу реагирования. Испанская корона «сдает» принца-консорта наднациональному полицейскому аппарату. Швейцария вслед за UBS «сдает» Credit Suisse. Французский президент сразу же после мероприятия в Лас-Вегасе выбирает нового премьера, идеально соответствующего критериям неоконсерватора по Биллу Кристолу. «Каждый сам ему выносит и спасибо говорит», вслед за достоинством уступая суверенитет. Евросоюз впору переименовывать в «Содружество зависимых государств», но слово «содружество» уже не подходит. Общеевропейский социал-демократический портал Social Europe без комментариев перепечатывает рецепт отделения Франции, Нидерландов, Испании, Италии, Португалии и Ирландии от европейского валютного союза с введением «параллельного евро», а Германии предлагается тащить на себе дальше Восточную Европу без участия этих избранных стран. Автор рецепта – Стивен Хилл из New America Foundation – подсказывает Франсуа Олланду «бросить вызов» Ангеле Меркель.

Европейский дом не просто трещит – его деловито делят на части. И как только эти части разделятся, каждая из них будет освобождаться от балласта, прежде всего – от периферийных нахлебников. Среди них больше всего головной боли доставляет Украина. Но через ее территорию течет в Европу газ. Мало того, на ее территории – четыре потенциальных новых Чернобыля. И именно это обстоятельство позволяет «Правому сектору» вести себя перед Европой как хрестоматийный беспризорник-вымогатель: «Дяденька, дай пять копеек, а то я в рожу плюну, а у меня сифилис».

Выдавленную зубную пасту трудно загнать обратно в тюбик. Трудно, но если очень захочется, то возможно. Санация Западной Украины, ее околотаможенных и припортовых пространств, где «пупсы» вербуют банды, для сочувствия бандеровских дедушек прикрытые символами «Тризуба», — это прежде всего задача Европы. Не только по справедливости – кто расковырял, тот и должен заковыривать обратно. Эта санация – вопрос самосохранения Европы. Не interest, а self-interest. Разрешить его Европа вместе с Россией еще может. Через прореху американского влияния еще можно пронести Украину над пропастью, если захотеть – тем более, что эта прореха американского влияния после «судьбоносного» заседания в Лас-Вегасе не закрылась.

6 апреля мировое сообщество поздравило Афганистан с успешным проведением президентских выборов. Но с чем именно поздравлять, непонятно: победитель не назван. Пока американские республиканцы предавали своего фаворита в банковских интересах, чтобы подобрать номинанта попривычнее и поудобнее, «валькирии» не теряли времени зря в евразийском центре наркопроизводства. Как и в Центральной Африке, социальные сети за последние три года в Афганистане развивались быстрее, чем водоснабжение и канализация. Что и дало фору «прогрессивному» доктору Абдулле Абдулле. Как показывает практика, окончательный итог может подводиться еще несколько месяцев. А если во второй тур выйдет не Залмай Расул, а выпускник Johns Hopkins University Ашраф Гани, то афганская территория станет полем для финала американской политической битвы. Плох будет тот Лас-Вегас, который проиграет в Кабуле. Тем более обидно проигрывать Валькирии, уже летающей на одном крыле.

А пока до финала еще далеко, вопрос о власти остается в «зависшем» состоянии во всех регионах, где политика определяется транзитной теневой экономикой. То есть и в Мали, и в Ливии, и в Боснии, и в Пакистане, и в Киргизии, и в Грузии (добровольно нанизывающей себя иглу альтернативного «северного коридора»), и на юго-западной Украине. И чем дольше тянется эта неопределенность, тем больше шансов у Одессы стать новой Мисуратой.


***

Очень символично плацдарм сопротивления хаосу – местному, региональному, глобальному – называется в Одессе Куликовым полем. Магия цифр и названий не возникает случайно. Семидесятилетие освобождения Одессы, произведение двух магических цифр, приходится на время новых сражений – не только и не столько за этот город. Столетие Первой мировой войны, первого противоборства глобальных кланов, наступающее в августе (не до августа ли протянется подведение итогов афганских выборов?) – уместная и трагическая, но не самая высокая аллюзия. Образ Куликова поля – выше: по ту сторону запутанных этнических взаимодействий (столь же запутанных в русском мире и сегодня), это колыбель суверенной цивилизации; это та самая точка отсчета, из которой исходит наша заявка на статус полюса мирового влияния; это то место, где Господь нас сохранил. И повестка дня возвращения Крыма и стояния на одесском Куликовом поле – не вопрос отношений русских и украинцев, а вопрос противостояния добра и зла. И только сейчас слова Ахматовой «мы знаем, что нынче лежит на весах» приобретают завершенный смысл, притом в большем смысловом масштабе, чем 70 лет назад.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.