Меня выбросили из окна, чтобы отправить на пожизненное

22 апреля 2013, 17:15
Лидер "Объединение Богдана Хмельницкого"
0
305
Меня выбросили из окна, чтобы отправить на пожизненное

Для того чтобы выбить нужные показания из Владимира Шпинды, сотрудники правоохранительных органов выбросили его с 4-го этажа.Результатом пыток и сфабрикованого дела стали 8 лет в тюрьме без приговора


ШпиндаВ «Объединение Богдана Хмельницкого» попадают десятки историй людей, которые столкнулись с несправедливостью, жестокостью и обманом со стороны правоохранительных органов. Десятки случаев пыток и издевательств, десятки случаев, когда ради звездочек на погонах или положительной отчётности милиция «вешает» преступления на других людей. Казалось бы ничего нового или удивительного в череде таких историй придумать нельзя. И тем не менее, находятся истории, которые не просто удивляют, а поражают своей жестокостью и зверством с одной стороны и стойкостью людей с другой.

История, развернувшаяся в Херсоне, легко может стать сценарием для сериала. В ней, как и в любом сериале нашлось место и дружбе и предательству и злодею-полицейскому, вот только пока счастливого конца не видно.

В далёком 1995 году трое друзей стали соучредителями херсонского рынка «Шуминский».  Владимир Шпинда, Дмитрий Кравченко и Игорь Пантала долгое время дружили и поэтому когда Игорь Пантала пригласил Владимира и Дмитрия поднимать рынок, они согласились без особых раздумий.

«Лихие девяностые» пронеслись и по этой компании. Спустя какое-то время Игоря Панталу убили и тогда друзья пригласили работать вместо него жену Игоря.

И в таком составе они работали вместе несколько лет подряд.

В 2005 году в Херсоне происходит громкое убийство. Не то чтобы убийства были редкостью для приморского города в это время, но фигура покойника значила многое. Криминальный авторитет Зильберг владел ночным клубом и вообще считался лидером организованной преступности в городе.

Естественно, что для раскрытия убийства такого уважаемого человека в Херсон приехала целая спец-группировка. Группа УБОП-а Николаевской области, СБУ Херсонской области, следователи прокуратуры из Одессы и один следователь Генеральной прокуратуры. Не каждый человек удостаивается такого внимания после своей гибели.

А между тем, заказчик убийства был известен ну если не всему городу, то большей его части. Херсон город небольшой и все что происходит в нем, довольно быстро становится известным всем.

Не была секретом и долгая вражда между Зильбертом и вдовой ещё одного криминального авторитета Екатериной Пархоменко. Пархоменко долгое время пыталась уговорить Зильберга разрешить ей продавать наркотики в его ночном клубе, но Зильберг не дал добро и именно это послужило началом конфликта.

Более того, Екатерина ранее уже пыталась нанять киллера для Зильберга, но тот, решив заработать денег побольше, пошёл к Зильбергу и на видео камеру рассказал о том кто, на каких условиях и когда заказал ему убийство.

В общем, практически сразу Екатерина Пархоменко была арестована. И в течение 8 месяцев она находится под стражей.

25 января Владимира Шпинду арестовывают по обвинению в убийстве Зильберга. Достаточно известный в городе человек, президент боксерского клуба "Херсон", был задержан без соблюдения элементарных прав, отвезён в следственный отдел СБУ, где его, с первых минут, начинают пытать. В течении первых суток Шпинда был избит до полусмерти, после чего, его перевозят в Одессу, где уже в областном отделении СБУ пытки продолжались с новой силой.

По прошествии пяти дней, сотрудникам правоохранительных органов понадобилась хоть какая-то бумажка, оправдывающая дальнейшее содержание Шпинды под стражей. Для этого, зверски избитого человека везут в …Киев, где Печерский районный суд, известный свой лояльностью к просьбам прокуратуры дает добро на задержание Владимира ещё на десять суток.

Как ни странно это звучит, но ни о каком адвокате во время этого суда речи не шло. И вообще речи об адвокате не шло ещё практически месяц.

В этот же день Шпинду возвращают в Одессу. Причем на этот раз его везут не в СБУ а в здание, которое находится на территории автопарка УВД Одесской области. Полуразрушенный четырех этажный дом позволял сотрудникам милиции «обрабатывать» заключённых, не опасаясь, что хоть кто ни будь посторонний может услышать крики или случайно увидеть сцены пыток.

В этом здании Шпинду пытают до ночи, а в 12 часов Владимир Шпинда вылетел из окна четвёртого этажа и приземлился на асфальт около стены здания, сломав себе практически все, что можно было сломать.

По словам сотрудников УБОПА, Владимир Шпинда решил бежать. С этой целью он решил выпрыгнуть из окна, с таким расчетом, чтобы приземлиться на дерево растущее в 2 метрах от здания, а затем, спустившись по нему скрыться от милиционеров.

Читая уголовное дело, возбуждённое по факту побега, поневоле начинаешь верить в необычайные способности Владимира. Во-первых, по его словам, его руки были скованны за спиной. Кто нибудь пробовал прыгнуть спиной на дерево и спуститься вниз? Даже если его не били перед этим несколько суток. Во-вторых кто нибудь пробовал прыгать на дерево в феврале месяце? На голое дерево без листьев и скользкой поверхностью? А со скованными руками?

Но самое главное в-третьих: ни в двух, ни в трех, ни даже в пяти метрах от задания нету ни одного дерева! И тут поневоле представляешь себе супермена на месте Владимира Шпинды, который со скованными сзади руками пролетел несколько метров до дерева и видимо только досадная случайность помешала ему совершить побег.

Уверенность сотрудников милиции в суперспособностях Владимира Шпинды была настолько велика, что во время операции два автоматчика дежурили прямо в операционной, несмотря на то, что операция проходила под полным наркозом, а сам хирург всячески пытался вывести непрошенных ассистентов. Суперменам не нужен отдых, решили сотрудники милиции и не смотря на протесты врача, не дав даже вывести Шпинду из наркоза отвезли в ИВС. Там, загипсованного с головы до ног человека положили на носилках на пол и оставили выживать.

Ни о каких передачах, лекарствах или лечении речи не шло. Даже адвокат был допущен спустя месяц после ареста Владимира. «Я многое видел в своей жизни, - рассказал адвокат,- но когда в комнату свиданий сокамерники внесли человека который не мог самостоятельно передвигаться, я был поражён».

Естественно, что адвокат начинает активно жаловаться во все инстанции: его клиенту нужно лежать в больнице, а с ним проводят следственные действия и очные ставки. Такая активность пришлась не по душе и адвоката, под предлогом того, что Владимир отказался от его услуг, выводят из процесса. Все попытки адвоката настоять на личном свидании в Шпиндой, чтобы он подтвердил своей отказ, закончились ничем.

Тогда адвокат через суды начинает добиваться права вернуться в процесс. На это уходит больше месяца, и именно в это время начинают появляться первые признания в убийствах. Как потом выяснилось в это время следователь Генеральной прокуратуры активно давил на Владимира, шантажируя его тем, что пока он не подпишет показания, ему не окажут врачебную помощь. В результате такого давления и шантажа Шпинда подписал 17 явок с повинной.

В то время, о котором говориться в признаниях, Владимиру 24 года. Судя по тем явкам, которые были взяты у него в течении месяца, Владимир не просто супермен умеющий летать, он ещё и серийный убийца, ходивший по небольшому городу с оружием в руках и стрелявший во все, что движется.

17 убийств за довольно короткий промежуток. Даже в Киеве на такого убийцу милиция и СБУ открыли бы просто охоту, а здесь Херсон, где все друг друга знают и милиция не обращает никакого  внимания на появившегося в городе супермена.

Стоит ли говорить, что из 17 явок, до суда «дожили» только 6? Все остальные в спешке были настолько плохо сфальсифицированы, что их ничтожность была очевидна всем.

Не меньше вопросов возникало во время следствия.

На одной из очных ставок, в присуствии адвоката Шпинды, свидетель Кравченко начал выяснять у следователя Сергея Зинченко – правда ли тот его отпустит, если он скажет так, как он ему говорил? Сами свидетели тоже вызывали массу вопросов. Было очевидно, что каждого из них прокуратура держит на своем крючке. Главный свидетель в тот момент проходил по делу о двойном убийстве. Второй свидетель был обвиняемым по делу о хранении наркотиков, которое чудесным образом было закрыто именно в день окончания суда над Шпиндой. Ещё один свидетель также проходил по делу об убийстве.

Все инструменты, которые могли употребить органы правопорядка, были брошены на достижение цели – заставить Владимира Шпинду «взять» на себя как можно больше убийств. Адвокату сулили деньги, если он закроет глаза. В деле появлялись поддельные кассеты с материалами допросов, а сами протоколы допросов переписывались по несколько раз и подписывались через несколько дней после допроса.

Весьма жёсткое следствие в конечном итоге привело в  Апелляционный суд Николаевской области, где в поиске истины был заинтересован только один человек – Владимир Шпинда, против которого стояла глухая стена прокурора, милиции и судьи, заранее вынесшей обвинительный приговор.

С первых же заседаний Апелляционного суда Шпинда и защитник обратились к суду с жалобой на незаконные действия правоохранительных органов на досудебном следствии и то, что Шпинда оговорил себя под применением пыток. Суд проверил жалобу Шпинды и что самое интересное признал, что работники милиции применяли к Шпинде и другим обвиняемым насилие. Правда ни на позицию судьи, ни на сам ход заседания это никак не повлияло.

Никакие аргументы адвоката, никакие нелепицы в показаниях свидетелей не смущали судью. Дело доходило до того, что черноволосого 24-х летнего парня свидетель описывал как седого, 45-летнего мужчину.

Свидетель на предварительном следствии опознававшая пиджак, обнаруживала свою подпись на протоколе опознания, где она якобы говорила о том, что знает Шпинду и неоднократно видела его. А на просьбу судьи показать Владимира  уверенно показала на его соседа, гораздо старшего чем сам Владимир.

Павел М, чьи показания в протоколах досудебного следствия гласят от том, что он якобы видел Шпинду на месте преступления,13 февраля в зале суда, заявил, что показания в протоколе не написанные с его слов и что Шпинду ранее он никогда не видел, и не опознавал вообще. Объяснив это обстоятельство тем, что протокол допроса был прочитан им бегло, и подписан с целью скорее закончить допрос, как сказал сам свидетель «…лишь бы меня это все не касалось».

Остальные свидетели просто указывали, что показания, полученные у них на предварительном следствии, просто были выбиты силой. Видимо поэтому судья Елена Кутурланова впоследствии решила не утруждать себя вызовами свидетелей и несмотря на протесты адвоката и просьбы самого Владимира вызвать свидетелей на суд, предпочитал зачитывать показания «добытые» на предварительном следствии.

В ходе суда обвинение предоставило видео материалы, заснятые на месте опознания. Во время заседания выяснилось, что марки кассет, на которые снималось оригинальное видео не соответствуют тем, которые предоставлены на суде. Более того, на некоторых из них явно присутствуют элементы монтажа и сам прокурор признал то, что эти кассеты не являются оригинальными. Несмотря на такое вопиющие нарушение суд принимает кассеты в качестве материалов дела. Никакие ходатайства по данному поводу, как и по поводу других нарушений судом в расчёт просто не принимаются.

Давление суда и прокурора на обвиняемого было столь велико,  что в конечном итоге его адвокат, настойчиво подававший жалобы о нарушении прав своего подзащитного и не предававший его интересов, был вторично выведен из процесса. Только таким образом суд смог окончательно сломать ситуацию  и приговорить беззащитного человека к пожизненному заключению.

В декабре 2009 года Николаевский апелляционный суд выносит, заранее приготовленный приговор и Владимиру Шпинде дают пожизненный срок. Естественно, что такой приговор не мог быть не обжалован. После апелляции, поданной в Верховный Суд Украины приговор был отменен, так как судебное следствие было проведено не полностью, а также не были допрошены потерпевшие и свидетели. Кроме того, что суд не дал оценки незаконным действиям работников милиции и прокуратуры.

После отмены абсолютно несправедливого приговора, Верховный суд направил дело на повторное рассмотрение в Николаевский апелляционный суд, но и тут не обошлось без нарушений. Несмотря на постановление Верховного суда о рассмотрении дела именно в Николаевском апелляционном суде, в составе другой коллегии судей, апелляционный суд отправил это дело в суд нижестоящей инстанции. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что суд нижестоящей инстанции никогда не вынесет приговор, хоть чем-то отличающийся от приговора, которые вынесло начальство.

Восьмой год продолжается эта история. Восьмой год Владимир находится в тюрьме – без доказательств вины, без приговора и без здоровья. Сейчас Владимир Шпинда передвигается при помощи костылей и имеет проблемы с рукой. Все это, бывший спортсмен, «заработал» благодаря работникам милиции, которые так и не были наказаны, не смотря на то, что их вина была установлена.

Мы не говорил о виновности или не виновности Шпинды. Мы говорим о тотальном нарушении прав. Говорим о ситуации, когда весь аппарат правоохранительной системы не способен законными методами доказать виновность человека. Когда фальсификации, пытки и шантаж становятся главными инструментами тех, кто по логике вещей должен защищать закон.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Объединение Богдана Хмельницкого
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.