Как академики РАН защищают своих научных сотрудников

15 июля 2012, 08:20
0
710

Продолжается печальная история старшего научного сотрудника ИНИОН РАН М.Х.Шахбиевой, которую произвольно лишили жилья.

Продолжается печальная история старшего научного сотрудника ИНИОН РАН М.Х.Шахбиевой, которую произвольно лишили жилья. В телефонном разговоре М.Шахбиевой с вице-президентом РАН, академиком Александром Дмитриевичем Некипеловым в октябре 2011 года сотрудник просил отменить противоправные действия лиц, произвольно лишивших ее жилья. М.Шахбиева опубликовала распечтку этого беспрецидентного разговора. Сам диалог можно послушать в указанном источнике. К сожалению, обращению к академику А.Д. Некипелову оказалось безрезультатным, и научный сотрудник продолжает оставаться на улице шестнадцатый месяц. За это время исчезло его личное имущество, опечатанное в Доме аспирантов и стажеров №2 (ДАС-2). ОВД Коньково, куда Шахбиева обратилась 12 октября, до сих пор не возбудило уголовного дела по факту кражи.

Послушать можно здесь: http://orxid.livejournal.com/45004.html

Да, слушаю

-Еще раз здравствуйте, это Шахбиева

-Минуточку подождите

-Да

-Так, алё, Вы могли бы это самое. Щ-щас, подождите

-Алё

-Добрый день.

-Да, здравствуйте

-Да. Это Александр Дмитриевич?

-Да, да это я

-Александр Дмитриевич, я мою ситуацию изложила очень кратко в письме. Дело в том, что…

- Я уже наверное очень много знаю о Вашей ситуации, поскольку мне приходится очень много этим заниматься, но я честно говоря до сих пор не вижу что можно сделать.

- Вы знаете, я Вам передам точку зрения юриста, который занимается мои вопросом. Он считает что такие действия совершаются только на основании судебного решения. Если нет…

- Какие действия?

- Выселение, имущественные споры

-А Вас же никто не выселял, Вы просто не платили. Более того, я разговаривал с академиком Пивоваровым

-Да

-Он мне сказал, что долгое время они за Вас платили,

-Один год платили

- но Вы сказали потом, что этого не надо делать. Он мне сказал, что он предлагал Вам устроить Вас на дополнительную преподавательскую работу помочь взять грант, Вы отказались.

- Нет

- Вы в этом общежитии занимали даже не одну комнату а две комнаты

-Александр Дмитриевич

- (?) сделать квартиру

-Вы сейчас излагаете точку зрения другой стороны.

- А почему Пивоваров разве другая сторона?

-Нет, Пивоваров искал возможность принять условия, которое противоречат российскому законодательству

-Какое (?)

-Оплата не должна превышать 10%. Они ее установили противозаконно, и в обязанности Пивоварова и в мои совершенно не входил поиск дополнительной работы, для того, чтобы оплатить их тарифы.

-Нет, мы не говорим об обязанности. Я вот Вас не могу понять. Ну вот Вы представьте вот Вы возглавляете там жилищно-коммунальную структуру государства, которая проверяет. Как она может для одного человека установить другие расценки, чем для всех остальных, такого же не может быть. Так это ну верный путь так сказать что любая проверяющая инстанция тут же найдет в этом нарушение причем очень серьезное.

-Александр Дмитриевич, дело в том, что общежитие это есть объект социальной инфраструктуры РАН, и разницу между себестоимостью коммунальных услуг и той оплатой, которую делает сотрудник бюджетного учреждения компенсируется субсидиями. Это все регулируется бюджетным законодательством.

-Но ведь это же не общежитие сейчас уже давно. Это же гостиница.

-А вот сейчас как раз и занимается юрист этим вопросом: почему изменяя статус они не решили судьбу таких долгожителей как я. А там есть люди которые поселились гораздо раньше меня.

-Но ведь. Я не знаю это конечно вопрос который могут юристы естественно заниматься, могут отстаивать в суде, но так сказать как вот . Я докладываю, что у меня нет оснований сомневаться в том, что это все было решено так сказать в том порядке, который в государстве установлен. Но я просто никак не могу понять, вот что Вы конкретно вот хотели бы чтобы мы сделали? Действовать против закона, устанавливать специальную оплату для Вас, когда для других будет другая это невозможно абсолютно.

-Так не только для меня

-Вы во-первых можете из двух комнат одну себе оставить и соответственно у Вас сократится оплата. Во-вторых институт готов был Вам помогать в оплате. Вот.

-Нет, Александр Дмитриевич

-Никак не могу понять.

-Александр Дмитриевич, а отказалась я только после того, когда Пивоваров мне сказал, что у Института нет средств в этом году оплачивать мое проживание. Вот такой у меня был с Пивоваровым разговор. Но раз нет, он и не обязан и в договоре с Пивоваровым этот вопрос не оговаривался. А поскольку это не оговорено, то я никаких не имею ни претензий, ни рассчитывать на институт. Это как-то неправильно было бы.

-Я по…, ну смотрите, хм, но Вы не хотите сократить, э-э-э, значит площадь, занимаемую с тем, чтобы оплачивать то, что Вы можете себе позволить. Вы не хотите с Институтом, значит в одном случае, Вы не хотите подрабатывать, Вы не хотите грант.

-Александр Дмитриевич, Вы в курсе, что я болею серьезным автоиммунным заболеванием, мне нужно восстановить здоровье. Мне например сейчас моих подработок не хватает на дорогостоящие медицинские процедуры. В моем состоянии сейчас говорить о подработках – это как-то

-Но Вы подработки же, это же речь не идет не о том чтобы там вагоны грузить, а о преподавании того, чем Вы занимаетесь.

-Александр Дмитриевич, я опять-таки

-Все научные сотрудники почти преподаванием занимаются

-Понятно. Я просила назначить комиссию с участием экспертов и юристов, которых мнения расходятся с мнением наших управделами. Потому что они представляют Вам одну точку зрения. А если все законодательные внутриакадемические нормативные акты противоречат российским, их наверное надо привести в соответствие с российскими. Но есть же ряд законов, которые не разрешают взимать плату за проживание выше положенной для конкретного региона. Есть законодательные акты, которые запрещают произвольно лишать жилища. Все это налицо. А на каком этапе что было нарушено, в этом надо разбираться. И на время пока будет разборка я бы хотела попросить отменить их противоправные распоряжения.

-Какие?

-Вот я приложила к последнему письму их ппредисания. Предписание о том, что вот с такого-то числа Вы не будете пропускаться. Я собственно и не пропускаюсь.

-У Вас же ведь там понимаете, у них же предписание, как я его могу отменить или кто-то может отменить, если оно основано на факте огромной неуплате

-Там об этом не говорится. Александр Дмитриевич, я готова была уплатить, но со мной все эти годы договор не заключали. Никаких платежных документов мне не предъявляли. Мое проживание должным образом не оформлялось. Я готова им заплатить даже задним числом, если будет восстановлена моя регистрация. И заплатить в пределах разумного, а не…

-Но ведь это же…

-В этом надо разбираться…

-государственная организация, она же не может Вы поймите ну как бы торговаться сколько можете или сколько не можете.

-А и не надо торговаться. Для этого есть законы, которые надо просто соблюдать.

-Ну Вы когда-нибудь видели гостиницу, в которой для кого-то одного был отдельный установлен.

-Александр Дмитриевич, перевод общежития в гостиницу произведен не законно.

-Но это Ваша точка зрения.

-Нет, это юрист так считает.

-Он произведен. Если у Вас есть сомнение у Ваших юристов что он произведен незаконно это и нужно оспаривать в суде. Но я-то ведь не могу отменить перевод

-Но Вы согласны, что произвольно никто не

-он был сделан, зарегистрирован государственными органами.

-Он зарегистрирован потому что

-потому что это гостиница

-Нет, тогда не было представлено необходимое количество документов на реорганизацию. Например, там нет распоряжения президиума РАН, которым оно приняло решение о реорганизации.

-Я с Вами не могу вот на эту тему спорить, потому что может быть Вы правы, может быть не правы, я не юрист. Но я говорю, что на сегодняшний день это совершенно официально зарегистрированная гостиница. Если сам факт что это гостиница а не общежитие вызывает у Вас сомнение, то Вы можете Вы и Ваши юристы могут подавать в суд и требовать пересмотра этого решения. Только ни я ни президент академии это решение пересмотреть не можем. Оно было в соответствии так сказать оформлено так как должны быть оформлены (?).

-Ну хорошо, если я такая плохая в течение многих лет почему ЖКУ на меня не подавало в суд и в судебном порядке не обязывало меня платить?

-Извините пожалуйста, я должен сейчас ответить, подождите…

-Да-да-да, конечно.

-Извините, я должен был на другом телефоне ответить.

-Да-да, ничего.

-Да, Вы говорили…

-Я да, я говорила о том, почему на меня не подавали в суд, почему они ждали столько лет. Ведь, знаете, три года человек не платит, к нему уже какие-то применяют меры. Или заставляют в судебном порядке или выселяют в судебном порядке. А на мое проживание просто закрывались глаза.

-Что?

-Вы мне?

-Да, одну минутку. Извините. Да, но это ведь, как бы Вы жалуетесь, что Вас не выселяли, но это странно. Не выселяли потому что Геннадий Андреевич Вас поддерживал это время (?) . И действительно, все же понимают, что положение у Вас было отчаянное и так далее.

-Но так сейчас-то оно у меня не лучше. Я ночую на вокзалах.

-Ну, ну вот, Мадина Хасмагомедовна, давайте, я говорю, я не понимаю, вот что можно вот сделать вот. Мы были готовы, значит, вот я звонил Пивоварову, хотел его упросить о том, чтобы они помогли Вам оплатить так сказать из своих внебюджетных средств. Он сказал «Александр Дмитриевич, да мы платили, но она отказалась».

-Нет, я не отказывалась. Пусть он это скажет при мне.

-Что?

-Я не отказывалась.

-Ну не знаю. Он сказал (?) у Вас родственник Завгаев и так далее. Ищите сами.

-Я не отказывалась. Нет у меня родственников.

-Что же, я же не могу предложить …

-Александр Дмитриевич, если бы у меня был родственник Завгаев, я бы по вокзалам не ночевала.

-В том-то и дело, и непонятно все это. Не знаю.

-Я все-таки прошу и позиция профсоюза тоже такая, что там нужна комиссия, которая во всем разобралась бы. Потому что мое пребывание длительное. За это время менялась законодательная база, менялись жилищный кодекс и все. А на время разбирательства я бы хотела вернуться туда и оплачивать уже по посильным тарифам. Вы знаете, в крайнем случае и по их, я потом в суд подам на вот эти завышенные тарифы. Пусть заключат со мной договор на своих условиях .

-Ну а у них наверное условие будет заключение договора чтобы Вы погасили прежнюю задолженность.

-А за мной нет задолженности. Долговые обязательства вытекают из договоров. Пусть покажут его. Они со мной договор не заключали. Я испытывала целый ряд неудобств, проживая без оформления, без должного оформления моего проживания. У меня нет медицинского полиса, я до сих пор не получила ИНН, я не могу работать по совместительству по контракту потому что у меня с регистрацией проблемы. Эти неудобства они если устранят, то я с ними готова вести переговоры по погашению долга, и потом еще. Ну как может быть в 2004 году я вот подняла документы моя зарплата составляла 2000 рублей, а долг у меня набежал около миллиона. В этом конечно надо разбираться и экспертам и юристам и профсоюзу.

-В 2004 году я думаю у Вас не зарплата а оклад составлял 2000 рублей

-Оклад

-Потому что у нас оклады и надбавки. Оклады они действительно были тогда до пилотного проекта низкими.

-Ну откуда тогда миллион

-Ну наверное тысяч пять Вы получали тогда в общей сложности.

-Ну извините, даже если я платила бы пять тысяч в месяц около миллиона там, если даже я всю зарплату выкладывала бы, такой долг не должен был набежать. Это надо разбираться в этом. А на это нужно время.

-Кстати Пивоваров мне говорил, что они там более дешевое жилье подыскивали.

-Я это первый раз слышу от Вас.

-Не знаю. Хорошо. Я, вот новое из того, о чем мы сейчас с Вами говорили для меня то, что Вы говорите, что с Вами не хотели заключать договор, это я проверю и выясню.

-Не заключали. Александр Дмитриевич, а все-таки, нельзя ли принять решение о том, чтобы в этом разбиралась конфликтная комиссия. Здесь этот конфликт зашел уже очень далеко. Потому что предвзятые ответы дает Карелов, Солнцев вообще не отвечает ни на чьи письма. Я обратилась к Федотову в Совет по развитию Института гражданства и права. На его письмо не ответил Солнцев. Федотов послал запрос и на запрос тоже не ответил никто. Потому что я вот к сожалению вынуждена обращаться за помощью. Вот будь у меня другое жилье, мне бы не было необходимости никого ни о чем просить. Дело в том, что мне некуда деваться.

-Я понимаю, о том, что ситуация у Вас сложная, это все понимают. Но я еще раз говорю непонятно как ее решить. Вы требуете решения, которое юридически не возможно.

-Нет. Я прошу чтобы

-(?)для Вас особый уровень оплаты

-Александр Дмитриевич, давайте это заключение сделает возможно или нет решат юристы. А мы сейчас только предполагаем. А для того, чтобы они вынесли решение я бы просила чтобы работала комиссия с участием и экспертов и юристов. Не каких-то там, не заинтересованных …

-Я просто хочу, чтобы Вы понимали, эти юристы есть в Управлении делами, вот, и они тоже ведь над этим работали. Это же в любой организации есть юристы, поэтому в конечном счете решается если как у нас в принципе это не устраивает решается через суд вопрос. У меня такое впечатление, что через суд в общем это непросто решить этот вопрос. Его нужно было бы решать как-то на каких-то нормальных основаниях понимаете. А У Вас получилось так, что у Вас сложились очень неприязненные отношения по сути дела везде.

-Как везде? Например?

-И почему это происходит

-Например, где везде?

-Ну как где везде. Ну э и в Управлении делами, вот.

-Ну вот в Управлении делами, которое вообще не отвечает ни на какие письма. Только Управление делами, больше нигде

-Ну не знаю. Ну вот я буду еще так сказать дополнительно анализировать все. Я знаю что Вы звоните каждый день, но мне собственно пока сказать-то особо нечего было.

-А скажите пожалуйста, если в подчинении Президиума находится ЖКУ, Вы же имеете право отменить, нет не отменить, я уже не прошу отменить, приостановить до того момента, пока в этом не разберется будь то комиссия или еще какая-то рабочая группа. Потому что то что происходит это ненормально. И все с этим согласны, что это ненормально.

-Ненормально что? Я никак понять не могу, Мадина Хасмагомедовна, что ненормально?

-А то, что человек 18 января ушел на работу, оставил все свое имущество, купленные продукты, рабочие материалы, а вечером придя назад его не пропускают к месту проживания. И вот с 19 января я уже маюсь. Я до…

-Подождите, Вы мне скажите, но ведь вот я сейчас скажу им они мне скажут а мы сто раз предупреждали говорили заплатите.

-А Вы им скажите, что такие решения принимаются только на основании судебного решения. У них есть судебное решение? Нет. Тогда эти действия квалифицируются как самоуправство.

-Но, но я ведь не суд, я не могу это квалифицировать как самоуправство или не как самоуправство.

-Но есть же у нас законодательные акты, есть Конституция, есть жилищный кодекс, есть другие внутриакадемические акты

-Но я же не спорю что они есть. Я просто не специалист в этой области.

-Но я же Александр Дмитриевич, поэтому не просила ни Юрия Сергеевича, ни Вас, чтобы вы единолично в этом разбирались, а просила, чтобы работала комиссия, которая даст объективную оценку происходящему.

-Хорошо, ладно, Мадина Хасмагомедовна. Значит я понял Вашу позицию. Э-э-э, насчет комиссии, насчет того, что Вас без предупреждения не пустили в квартиру, вот, насчет того, что у Вас не было договора.

-Вы вот предписание видели? Они отказались меня пустить только потому что Пивоваров с ними не заключил договор. А со мной вопрос не обсуждался, чтобы заключить договор со мной. В предписании там написано на основании чего они приняли такое решение. Я его приложила к моему письму.

-Да. Ну и. Хорошо.

-Александр Дмитриевич, спасибо Вам большое, что Вы меня выслушали.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: общежитие,ФГУП ЖКУ РАН,М.Х. Шахбиева,Беспредел УД РАН,А.Д. Некипелов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.