Наша песня хороша - начинай сначала или Идея Таможенного Союза в новой обертке

11 августа 2011, 10:38
Політолог
0
661

Идея участия Украины в Таможенном Союзе была и остается предметом оживленного обсуждения и споров. Недавние заявления представителей украинской власти дали повод для новых размышлений в этом контексте.

10 августа во время IX заседания российско-украинского форума "Вторая волна мирового кризиса и перспектива украинско-российских отношений" премьер — министр Украины Николай Азаров выступил с предложением наполнить «живым» смыслом, то есть реальными идеями и шагами экономического сотрудничества, формулу «3+1». Именно такая формулировка была предложена президентом Украины Виктором Януковичем как альтернатива официальному вступлению Украины в Таможеный Союз, что было озвучено в недалеком прошлом. Что же мы имеем на сегодня? Действительно ли можно расчитывать, что под запланированным сотрудничеством имеется в виду именно сотрудничество, построенное на законах рынка? Или вероятность того, что мы все-таки присоединимся к Таможенному Союзу, правда не де - юре, а де - факто, достаточно высока? Размышления по поводу этих и других вопросов — прилагаются.

Какова официальная позиция?

Начало 2011 года ознаменовалась тем, что в двусторонних отношениях Киева и Москвы наметилось похолодание. Вызвано оно было тем, что напор и настойчивость Кремля относительно втягивания Украины в Таможенный Союз (ТС) должной поддержки с украинской стороны не нашли. То, что формализированное членство в Таможенном Союзе не будет реализовано, было озвучено на официальном уровне. В результате у противников участия Украины в ТС появилась надежда, что российский вектор украинской внешней политики не перевесит на чаше весов евроинтеграцинное направление, поскольку именно этого — смены внешнеполитической ориентации — и боялись стороники европейского направления. Таким образом, был повод порадоваться, что хотя бы из-за нежелания непосредственно украинской власти оказаться подконтрольной идеям и интересам Кремля (хотя было бы лучше, если бы причиной тому был осознанный и взвешенно выбранный проевропейский курс как стратегия развития страны), такого «чуда» как Таможенный Союз Украине удастся избежать.

В чем основные риски ТС для Украины?

Почему стоит так серьезно оценивать любую форму участия Украины в Таможенном Союзе либо Едином Экономическом Пространстве (ЕЭП) — формализованную либо неформальную, но реально существующую? Ответ чрезвычайно прост: и ТС, и ЕЭП — это не просто экономическое сотрудничество — это стратегический выбор внешней политической ориентации. Основные риски участия Украины в ТС состоят в следующем: это несовместимо с созданием зоны свободной торговли с Европейским Союзом, а ведь ЗВТ — это одна из нескольких главных составляющих Договора об ассоциации с ЕС, составляющая, которая экономически чрезвычайно важна для Украины и для реализации которой уже не первый год идут серьезные переговоры; это неминуемо повлияло бы на отношения Украины с ЕС в более широком, стратегическом смысле. Тесное экономическое сотрудничество с Россией и другими участниками ТС не может идти паралельно с развитием политической интеграции в ЕС, необходимость и актуальность которой все по — прежнему подтверждается Киевом на официальном уровне. Таможенный Союз — это инструмент, в котором политический компонент значительно превышает экономические формы кооперации. Подтверждением тому является то, что при официальном отказе Украины вступать в ТС мы как реакцию получаем ограничения на ввоз на территорию Таоженного Союза ряда украинских товаров, таких как мясо, сахар, молоко, а также продукции большего значения — продукции металлургии и труб. Если вспомнить и обещанное Россией повышение цен на газ к концу года до       $ 388 за тысячу кубометров, то поводов сомневаться в том, что экономическое давление будет применяться к Украине, остается ничтожно мало. В сумме это значит, что участие либо неучастие Украины в ТС, неважно де — юре или де — факто, является выбором стратегического курса развития страны, выбором основного направления, на которое Украина будет ориентироваться. Совмещать экономическую ориентацию в одну сторону с политической в другую у такого государства, как Украина, не выйдет в сложившейся ситуации. Поэтому вопрос выбора стал сейчас, как мне кажется, как никогда актуальным в свете усиления давления со стороны Кремля. Именно поэтому любые формы пусть даже завуалированного, но все-таки постепенного вхождения в игру по правилам Таможенного Союза, должны восприниматься как сигнал, который значит: проевропейский выбор, озвучиваемый повсеместно, на самом деле замещается выбором иным.

Что может скрываться за последними предложениями?

Наполнить формулу «3+1» экономическим содержанием - заявление достойное и не вызывающее возражений, поскольку оно полностью в духе других официальных заявлений украинской власти по этому же поводу. Возражения, а скорее даже вопросы, вызывает расшифровка смысла этого предложения. На том же российско — украинском форуме премьер — министр Украины отметил, что в свете риска второй волны финансового кризиса более тесное сотрудничество Украины и стран ТС является чрезвычайно актуальным: страны должны сотрудничать в отдельных отраслях экономики и вместе выходить на мировой рынок. И вот это заявление уже на самом деле заставляет тревожиться.

Во — первых, выходить вместе на мировой рынок — это форма чрезвычайно глубокого и серьезного экономического сотрудничества. В качестве примера была приведена агропромышленность. Но кто будет устанавливать правила при совместном выходе на мировой рынок? Если эту инициативу поддержат Россия и Казахстан (обе страны - участницы ТС и первая — жаждущая усиления своей геополитической роли, для чего ей нужен контроль в том числе и над Украиной) и Украина, то диктовать условия будет явно не Украина, которая окажется в меншинстве и без официального членства в ТС к тому же. А если так, то каким образом Украина может выходить на мировой рынок в определенной отрасли, соглашаясь с условиями стран - участниц Таможенного Союза (а так скорее и будет) и при этом быть членом Всемирной организации торговли? Вопрос в общем — то риторический.

Во — вторых, самый главный аспект в данном контексте — это возможные выгоды, которые страна получает при том или ином выборе. Премьер — министр Украины предположил, что с Россией и Казахстаном мы могли бы объединить свои усилия в сфере агропромышленности. Но разве Россия или Казахстан могут похвастаться высоким уровнем развития этой отрасли? Нет. Разве у этих стран Украина может позаимствовать новые технологии в этой отрасли? Нет. Разве в России и Казахстане созданы честные правила игры на земельном рынке или прозрачные и стабильные условия для инвестирования в агропромышленность? Нет. Так зачем нам в таком случае рваться туда, где ничего нового и важного в долгосрочной перспективе мы почерпнуть не можем? Второй риторический вопрос.

В заключение

Пока реально еще ничего не предпринято для участия Украины в Таможенном Союзе, и может быть, сама Россия откажется от такой формы отношений как участие Украины де — факто при формальном сохранении за ней права сделать шаг назад. Но важно здесь не это, а то, что сигнал о движении в сторону ТС и российского вектора как приоритетного, уже есть и он должен быть воспринят как звоночек — это первый важный момент, а второй важный аспект — то, что в этот раз предложение о развитии таких тесных форм кооперации прозвучало уже от украинской стороны, которая не может не понимать, чем это чревато, и что форма участия в ТС значения не имеет — будь то формализированное членство или участие де — факто, но и первая, и вторая форма позволят России осуществлять ее планы по усилению влияния и контроля над Украиной.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Таможенный союз,Украина и Таможенный Союз
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.