Удар, еще удар

28 октября 2013, 14:02
0
9564

Постыдная практика воспитания детей с помощью рукоприкладства настолько глубоко вросла в украинскую жизнь, что превратилась в излюбленный сюжет для рекламы.

Когда моей средней дочери было два года, она засунула себе в нос бусинку из набора для детского творчества. Был выходной день, и мы срочно обратились в ближайшую к нам поликлинику, Охмадета. Там дежурила с виду опытный хирург. Еще на входе в кабинет, подготавливая инструменты к манипуляции, врач бросила в нашу сторону короткий вопрос: «Что случилось?». А после моего рассказа опустила взгляд на и так взволнованного ребенка и глубокомысленно заявила: «И тебе, и маме нужно дать по попе!». Я-то сразу поняла, что именно имеет в виду доктор, но Маша, к моему счастью и даже некоторой гордости, — нет. Поэтому она удивленно ответила: «Попа не болить! Ніс болить!». К слову, манипуляцию хирург провела безупречно — быстро и безболезненно, но осадок остался.

Я понимаю, что во многих семьях пятая точка ребенка используется не только для сидения. Дети привыкают, что их могут ударить дома, не удивятся, если это позже сделают в саду, а потом в школе. Дальше можно не продолжать. Но речь не об этом. Написать эту колонку меня заставило отнюдь не желание заниматься морализаторством в отношении родителей, которые бьют (они, правда, говорят «шлепают») своих детей. Меня во второй раз за последние три года поразила, или, скорее, возмутила, произведенная у нас, в Украине, реклама. Притом, что наша страна много лет является подписантом Конвенции о защите прав ребенка, реклама, по моему мнению, если открыто не призывает к домашнему насилию, то как минимум его одобряет с экрана или же считает это милым и смешным. 

Вот сам шедевр — рекламный ролик детского кетчупа. В одном из видеоматериалов по сюжету отец и сын радостно смотрят в темной комнате плазменный телевизор и поедают картошку фри. Сын макает соломинки в, надо предполагать, детский кетчуп. Обзавидовавшийся отец тоже исподтишка опускает в соус свою картошку, на что сын с милой улыбкой на лице говорит папе: «А по попі?». Прекрасная модель взаимоотношений папы и сына, не правда ли? Обоим в конце смешно и весело. А мне нет. 

Хотелось бы спросить у уважаемых создателей этого ролика: на кого он ориентирован и у кого он должен вызывать положительные эмоции и желание купить продукт? У детей, которых бьют родители и которые теперь, наверное, получили разрешение «отыграться»? Или после ролика должно стать приятно мамам и папам, шлепающим своих детей? Ведь они в рекламе только что увидели негласное одобрение собственных методов воспитания. Так ведь делают во всех приличных семьях. По телевизору же показали не каких-то бомжей, а с виду приличную семью: довольный жизнью папа, хорошая квартира, ухоженный ребенок, который настолько хорошо представляет предназначение в своей жизни «попы», что даже способен об этом шутить.

Вы можете себе представить подобного содержания ролик в одной из стран Евросоюза, куда мы все так стремимся? Европейские страны не только никогда не выпустят на экраны сюжет с одобрением насилия над детьми, но и соревнуются между собой в креативе на тему предупреждения домашнего и детского насилия. Последним «хитом» гордятся испанцы. Они создали плакат, который взрослые и дети видят по-разному. Так, с высоты роста 130 см можно прочитать послание, адресованное детям, и увидеть номера телефонов, по которым им нужно звонить, если родители поднимают на них руку. 

К сожалению, такое чувствительное отношение к теме домашнего насилия в более цивилизованной части Европы совсем не означает, что большие международные бренды так же корректно ведут себя в Украине. Примерно три года назад у нас появился очередной рекламный ролик всемирно известного стирального порошка. Тогдашняя его кампания сводилась к тому, что, поскольку порошок такой замечательный и так хорошо отстирывает вещи, «родители теперь не ругают своих детей». В одном из эпизодов фигурируют мама и сын. Мама возбужденно рассказывает, как раньше мальчик приходил с улицы грязный и как это ее огорчало, потом дословно звучит фраза, сказанная в кадре при ребенке: «Можу і по шиї дати». Сын при этом мило и виновато улыбался. 

В 2010 году заботы о младшем ребенке отвлекли меня от того, чтобы написать компании — производителю порошка и спросить, получил ли их предлагаемый украинскому рынку видеопродукт одобрение в штаб-квартире организации в Швейцарии или Германии? Когда спустя год после выхода ролика в эфир мои пути с этим производителем пересеклись, я получила ответ по поводу порошка: «Поскольку ролик призван реалистично показать жизнь (и быт) обычных украинских семей и его формат предусматривает личные комментарии людей, домой к которым приходит съемочная группа, мы как компания не можем им навязывать свой текст либо искажать (даже в сторону позитива) сказанные ими слова. К сожалению, получается, что реалии нашего общества именно таковы, что большинство родителей ругают своих детей за грязную одежду».
Не буду спорить о реалиях. Они в Украине разные. Многими не стоит гордиться и тем более их популяризировать. Практически ни одному рекламодателю пока, слава богу, не пришло в голову использовать тему насилия над женщинами в семьях или их эксплуатации. Почему же так легко «рекламируются» побитые дети?

 ***

Эта колонка опубликована в №42  журнала Корреспондент от 25 октября 2013 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@korrespondent.net


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.