Настоящие революционеры должны разогнать Майдан

15 января 2014, 15:40
0
595

Джон Гербст (Посол США в Украине 2003-2006г): " - Люди, которые призывают к штурму – пешки Партии регионов, даже если они себя идентифицируют как оппоненты Януковича. Если они применят насилие, это ра

Джон Гербст (Посол США в Украине 2003-2006г): " - Люди, которые призывают к штурму – пешки Партии регионов, даже если они себя идентифицируют как оппоненты Януковича. Если они применят насилие, это развяжет руки Януковичу для использования силы вплоть до зачистки всего Майдана. Единственная успешная тактика оппозиции – мирный протест. Потому что никто не поймет применение силы против мирных демонстрантов".

Из окна такси в Нью-Дели я вдруг увидел, как над пестрой людской гущей из пешеходов, велосипедов, мотоциклов возвышается знакомый профиль – Лев Толстой.

‑ Не может быть, ‑ подумалось мне. ‑ Показалось, наверное.

Спросил у таксиста: «Это кому памятник?»

‑ Это учитель нашего Махатмы Ганди, великий писатель Толстой.


Позже проверил, и оказалось: они, действительно, переписывались и Махатма в своих посланиях Льву Николаевичу называл себя так: «Ваш преданнейший последователь».

Откуда у индусов такое почтение к автору романа «Война и мир»? Чему учился Ганди у Толстого? И чему, в свою очередь, лидерам Майдана стоит теперь поучиться у Ганди?

А хотя бы тому, что зло имеет своего рода цепную реакцию: раз возникнув, оно порождает ответные действия, которые, не удерживаясь в рамках справедливости, порождают новое зло. И так – до всеобщей катастрофы. Именно поэтому, когда Махатма Ганди вознамерился освободить Индию из объятий Британской империи, единственным средством не начать разрушительный процесс гражданской войны стала решимость воздержаться от возмездия за причиненное зло.

Ганди понимал, что дело не только в насилии: власть колонизаторов не была бы так сильна, если бы ее не поддерживали люди на местах. С другой стороны, индусов, поддерживавших британцев, можно понять. Дело в том, что до колонизации Индийского полуострова государства Индия не существовало. На его месте было несколько десятков княжеств, враждовавших друг с другом буквально насмерть.

Мусульманские правители, захватывая индийские города, уничтожали библиотеки, памятники культуры, разрушали архитектурные шедевры. Индусы тоже в долгу не оставались. Зороастрийцы, буддисты, последователи сикхизма – всего они, несмотря на мирные доктрины своих религий, резали-жгли индуистов и мусульман, как и друг друга. Мир в Индии наступил только после звуков рожка британского солдата.

А Ганди говорил: «Как могут 350 миллионов индусов подчиняться сотне тысяч английских солдат? Их всего 100 тысяч!» Вместе с тем, в своих выступлениях Ганди настаивал: «Мы не должны ненавидеть англичан. Не они забрали у нас Индию – мы сами отдали ее!»

Он искал пути ненасильственной борьбы за свободу Индии. С одной стороны, надо избавиться от колонизаторов; с другой, если индусы снова возьмутся за оружие, государство развалится на несколько частей: Восток пойдет войной на Запад, а Юг будет отбиваться от тех и других.

Люди тогда говорили: «Он очень умный, он не хочет, чтобы британские власти прознали о его планах». А Ганди повторял им: «Нужно находить такие действия, которые не теряют своей эффективности, даже если все знают о том, что эти действия будут совершены».

И Ганди нашел то, что затронет интересы каждого. Величина налога на соль в Индии, установленная британцами, составляла 4000% (!). Это касалось любого человека – вне зависимости, поддерживает он британцев или нет. Махатма оспорил британские налоги и монополию на этот продукт. Соль сможет объединить индусов, ‑ надеялся Ганди, ‑ ибо она нужна всем.

2 марта 1930 он опубликовал в газете «Young India» открытое письмо вице-королю Ирвину, в котором разъяснил читателям, чем несправедливы законы о соли и заявил властям, что намерен отправиться на побережье противозаконно выпаривать соль из морской воды. Ганди призвал всех индусов последовать своему примеру. Через несколько дней он получил отписку от секретаря Ирвина: «Вице-король сожалеет о Ваших намерениях».

Ганди на тот момент было 60 лет. Он – самый старший из 78-ми участников похода. Ему и его добровольцам предстояло пройти почти 400 километров. По пути к участникам «соляного марша» присоединялись тысячи людей, в том числе, и агенты полиции, которые их изобличали. Но Ганди раз за разом разъяснял сторонникам: «Чем больше колонизаторы знают о наших планах, тем менее они нас опасаются и тем больше шансов решить вопрос мирный путем».

Среди современников Ганди было много скептиков, которые говорили: «Нельзя свергнуть короля просто вскипятив в чайнике морскую воду!» Но чем дальше шел «соляной марш», тем шире становилась его известность. Публичные высказывания Ганди в равной мере были обращены и к участникам похода, и ко всему миру – к маршу присоединились десятки журналистов. Помните, у Ильфа и Петрова «пикейные жилеты» пересказывали тогдашние газеты:

- Ганди приехал в Данди?

– Ганди это голова!

В бытность Индии британской колонией, индусы были вынуждены покупать дорогую  одежду, произведенную колонизаторами или изготовленную из зарубежных материалов. Ганди объявил, что это неправильно: Индия может производить ткань и одежду самостоятельно. Домотканое «хади» стало неофициальной униформой участников «соляного марша».

Махатма призывает людей не покупать привозные ткани, поскольку импорт тканей в Индию лишает работы миллионы ткачей и портных. Сам он, в знак протеста, ежедневно по два часа прядет хлопковую пряжу. Ганди говорит: «Если вся Индия разом начнет прясть, песня прялки станет песней свободы».

А теперь представьте, если сегодня те из украинских политиков, кто призывает свергнуть режим и рядится в «вышиванки», пользуясь при этом золотыми телефонами, дорогими иномарками, вдруг возьмут и в знак протеста, например, против засилья китайских товаров и обнищания украинского производителя, каждый день начнут вышивать «крестиком». Смешно? Над Ганди тоже смеялись, пока объемы продаж британского текстиля не сократились на четверть. Потом стало не до шуток.

У Ганди не было золотых и платиновых банковских карточек и устричных диет, как у украинских «лидеров нации»: он аскетично жил, скромно питался и спал по четыре часа в сутки. Ему удалось убедить тысячи добровольцев подчиниться аресту и отправиться в тюрьму. Честно говоря, мне сложно это понять, но видимо потому он – лидер нации, вошедший в историю, а я – скромный журналист. Ганди говорил: «Тюрьмы не резиновые. Количество мест в них ограничено. И когда все тюрьмы переполнятся, и невозможно будет никого бросить за решетку – это как в государстве закончились деньги или разбежалась армия – государству конец». В утрированном виде, государство и есть тюрьма, деньги и армия. Чтобы победить государство, надо или победить его армию, или разорить его казну, или, как доказал Ганди, переполнить и парализовать государственные тюрьмы.

Махатма Ганди знал, как донести свою идею до максимального числа людей. И в каком-то смысле его можно назвать величайшим PR-щиком. Миллионы индусов, десятки миллионов читателей газет в мире знали: как только Ганди возьмет в руки пригоршню соли – его арестуют. Ожидание события оказалось громче самого события.

На 24-й день участники похода вышли к морю. Американские газеты пестрели комментариями: «Британия потеряла Америку из-за чая, из-за соли она лишится Индии!»

На рассвете 6 апреля 1930 года Ганди под объективами фоторепортеров наклоняется и берет в руку пригоршню песка перемешанного с океанской солью. Известие о том, что Ганди нарушил соляной закон, всколыхнуло всю страну. Тысячи людей устремляются к разным местам морского побережья, чтобы нелегально выпаривать соль.

Лорд Ирвин телеграфировал из Дели в Лондон: «Личное влияние Ганди таково, что грозит расстроить работу администрации. В некоторых районах оно уже подорвало авторитет правительства».

Как властям ответить на такой вызов? Если арестовать Ганди, он станет еще популярнее. Полиция медлит. Через месяц после того, как была поднята первая пригоршня соли, Ганди опять «нарывается»: он намерен захватить соляные копи в близлежащем городе Дхаршана. 4 мая 1930 года он опять публикует обращение к лорду Ирвину и предлагает три варианта решения проблемы: 1) Отменить соляной закон; 2) Арестовать Ганди; 3) Убить всех протестующих.

Утро 5 мая Ганди встречает уже за тюремной решеткой. Его арест вызвал бурю протеста. Но полиции приказано применять минимум силы. В прессе введена цензура, запрещены политические митинги и деятельность партии Индийский национальный конгресс.

Захват соляных копей продолжается уже без Ганди. Осадой руководила известная индийская поэтесса Сароджини Найду. Она предупредила: «Ни при каких обстоятельствах не прибегайте к насилию. Вас будут бить, но вы не должны сопротивляться. Вы не должны даже закрываться руками от ударов».

Полиция встретила две с половиной тысячи безоружных манифестантов дубинками со стальными наконечниками. Корреспондент крупнейшего на то время информационного агентства United Press свидетельствует: «Они падали, как кегли. Я слышал чавкающие удары дубинок по неприкрытым, незащищенным головам. Люди падали навзничь с проломленным черепом, с поломанными плечами и ключицами. Они лежали неподвижно, потеряв сознание или корчась от боли…»

«Никто из демонстрантов не пытается сопротивляться, не отвечает угрозой, не уклоняется. Все молча принимают удары, пока в состоянии стоять на ногах…». Репортаж United Press публикуют около двух тысяч изданий, его зачитывают в Сенате США.

Целью участников акции было показать всему миру «звериный оскал» колониального правительства, всю его жестокость и бесчеловечность. В этом они преуспели сполна: репортажи о зверствах полиции нанесли колонизаторам такой же урон по репутации, как и кампания неповиновения.

В июле 1930 года арестовано почти 1700 манифестантов. Это – массовое неповиновение, подрывающие государственные устои колонизаторов. Если правительство обладает властью, оно пользуется ею, пока народ послушен. Но в тот момент, когда правительству перестают повиноваться, власти приходит конец.

К январю 1931 года британский премьер-министр Рамсей Макдональд пришел к «безутешному» выводу: переговоры – единственный выход из создавшегося положения. Он приказал освободить Ганди и других лидеров индийских националистов.

Три недели длились переговоры. С одной стороны, вице-король Ирвин отказывается от уступок по соляному закону и от запрета на ввоз импортных тканей в Индию. С другой стороны, Махатма Ганди добивается освобождения политических заключенных и отмены цензуры и запрета на политическую деятельность Индийского национального конгресса.

Наконец, Ганди призывает индийцев прекратить акции гражданского неповиновения. Независимость Индии откладывается до дальнейших переговоров в Лондоне.

Многие остались недовольны. Некоторые посчитали, что Ганди пошел на сговор и предал всех тех, кто подставлял «терпеливые головы и плечи» под полицейские дубинки. Но Ганди убеждал, что все было не напрасно. поскольку это движение служило воспитанию людей. Кроме того, «соляной бунт» лишил поддержки колонизаторов на местах.

Индия получила независимость. Без кровопролития. Без войны. Теория Толстого о ненасильственном сопротивлении и практический опыт Ганди перешагнули национальные границы и подали пример будущим поколениям.

Сегодня основная проблема украинской оппозиции – недоверие к ее лидерам. Это не мое личное мнение: об этом пишут блоггеры, говорят политологи, и свидетельствует статистика. Добиться доверия – трудная задача в любом деле, но в политике – первостепенная. 

Я не знаю, как именно те методы, которыми воспользовался Ганди, можно перенести в нашу украинскую реальность. На мой взгляд, только жертвенность лидеров и участников акции свидетельствует об искренности и убеждает сильнее публичных клятв и заверений с экранов телевизоров. (Призыв отказаться от «Улисс Нардинов», «Лексусов», платиновых банковских карточек, массажей и прочих полезных аксессуаров и привычек здесь, наверное, не уместен?).

Вряд ли сильно поможет украинскому производителю, если оппозиционные лидеры, по примеру Ганди пойдут доить коров или кормить свиней, закатав рукава дорогих «вышиванок» – китайские и европейские товары даже салом не победить.

Но может быть, начать с того, что просто сказать людям: «Сидение на Майдане себя исчерпало. Давайте протестовать по-другому. Нужно идти вперед».

На это сложно решиться. Это страшно. Все равно, что лишиться почвы под ногами. А вдруг в следующий раз не соберутся? А если власть захочет отомстить, и как только баррикады уберут, нас всех посадят? Тем более, что эти страхи небезосновательны.

Но ведь именно это и делал Ганди – шел на то, что у других вызывало страх и сомнения. В результате, готовность к самопожертвованию ради интересов своей страны, своего дела и породило безграничное доверие сограждан и привело к победе.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.