Другая Россия

13 января 2012, 14:09
0
12452
Другая Россия

Россияне уже демонтируют гигантскую конструкцию под названием "государство российское". Украинцы могут скоро пойти по схожему пути. Готовы ли новые элиты к позитивной повестке дня?

В первую неделю декабря я спрашивал своих украинских друзей, как российские события выглядят со стороны. Как начало той, оранжевой революции, отвечали мне. Теперь, когда декабрь закончился и в России политическая ситуация стала непредсказуемой, уже ясно: нет, это было не начало нашей оранжевой революции. Если угодно, российский декабрь - это нечто большее, нечто, что Украине еще предстоит испытать. 

Осознание того, что Россия и россияне это две разные вещи - пожалуй, самое важное для украинского наблюдателя. То, что российское государство - это одно, а мы - это другое, я пытаюсь объяснить своим украинским собеседникам уже много лет, но, кажется, только в декабре эта мысль до них дошла. Русское общество действительно стало заметным, понятным стало и то, что страна и Кремль - субъекты абсолютно разные, если не противоположные. 

Подобное возникновение новой сущности сопутствовало и оранжевой революции. И те, кто непосредственно стоял на Майдане, и аналитики тогда говорили, что на площадях украинцы стали политической нацией, обрели лицо. 

Нельзя сказать, что Россия с опозданием следует в той же струе демократизации, которая зовется цветными революциями. И вот почему: цветные революции, включая и оранжевую, это изначально лишь инструмент смены и захвата власти, это политическая технология. Они не отражают реальных, сущностных изменений в обществе, хотя могут их порождать, как и произошло в случае с оранжевой революцией, которая из технологии стала чем-то действительно значимым. Российский декабрь в этом плане не «революционен», и у него пока нет никаких политических достижений - у власти остались те же люди. Но изменения в обществе уже произошли. Декабрьские события в России вообще не про власть и не про смену власти, а про новое общество, которое зарождается прямо сейчас. 

Россия и Украина не схожи по своим экономическим, общественно-политическим и историческим характеристикам. Сопоставления новейших исторических событий в этих двух странах - российский 1991, 1993 и 2011 годы и украинские кампании Украина без Кучмы, Революция на граните и, наконец, оранжевая революция - неверны, потому что если форма этих событий и бывает схожа, то их внутренняя суть разная. А технологии удержания и завладения властью - это те механизмы, которые элиты двух стран действительно постоянно заимствуют из чужого опыта, добавляя к ним собственный национальный колорит.

Помимо подмены политики политтехнологиями, у Украины и России много общего: хоть бы и русский язык, но еще и общий постсоветский менталитет, неразвитость институтов и обилие ничем не сдерживаемой власти. Общий и вектор выхода из постсоветской автократии к чему-то более современному и свободному. Потому при всей несхожести наших политических процессов можно предполагать, что в скором времени наступит большая их синхронизация.

Когда и в России и в Украине сменится власть - а скорее, модель властвования, - наступит реальная возможность перезагрузки. К этому надо быть готовым, и поэтому украинским наблюдателям стоит пристально присмотреться к внутренней сути происходящего в РФ. 

Если оранжевая революция своими последующими политическими неудачами высветила в том числе и кризис, если не крах украинского национального проекта, то российский декабрь, в котором тоже можно проследить и национальные, и даже националистические штрихи, говорит о большем, чем кризис концепции политической нации. Российский декабрь - о начале конца идеи государства как таковой. 

Запрос, который не был сформулирован прямо, но вытекает из всех требований российских протестующих, - это запрос на маленькое государство, на власть, которая не должна быть там, где ей и не место. От этого еще далеко до радикального требования упразднить громоздкую государственную машину, но темы местного самоуправления, самоорганизации и перераспределения полномочий от центра к регионам, от регионов к муниципалитетам, а от муниципалитетов к людям - сегодня основная соль российской политической повестки. 

Декабрьские события в Москве примечательны, прежде всего, горизонтализмом - движением без лидеров, на основе самоорганизации. Люди, пришедшие на митинг, выражают свои собственные требования сами, а не поддерживают того или иного оппозиционного политического лидера. Простой пример: если рупором оранжевой революции был оппозиционный 5 Канал и Украинская правда, то медиа российских изменений - это Facebook и Twitter, в которых нет лидеров и спикеров, а есть люди и их прямая речь. 

В контексте этих действительно революционных изменений, которые накрывают Россию и, как я думаю, заметны и в Украине, интересно то, как эти два не государства, но общества будут взаимодействовать в будущем. Как будут строиться горизонтальные связи между двумя странами и чем они будут наполняться? Готовы ли наши общества, наши интеллектуальные элиты к прямому общению, к выстраиванию той позитивной повестки дня, с созданием которой не справились ни наши государства, ни наш крупный бизнес?

***

Эта колонка опубликована в №1 журнала Корреспондент от 13 января 2012 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.