Шоковая терапия для книжного рынка

26 января 2016, 10:12
Генеральный директор книготорговой компании "Форс Украина"
0
232

Борьба с пропагандистским телевещанием – необходимость, а борьба с российскими книгами как ответ на пропаганду - просто ловкий политический трюк

Идея ввести эмбарго на ввоз российских книг в Украине вызвала, ожидаемо, волну медийной поддержки. Инициаторы культурной санкции выступили практически одновременно с очередным витком торговой войны – правительство ввело запрет на перечень российских товаров, в основном - потребительских. Мера введена ответно – с 1 января Россия запретила импорт украинского продовольствия.

Чтобы разобраться, чего больше в предложении полностью закрыть рынок для книг из России – политики, экономики или популизма, нужно сравнить некоторые цифры и посмотреть на тенденции книжного рынка.

Миф экономического доминирования

Можно ли поставить книги в один ряд с российской колбасой и российской водкой? Половина граждан страны вообще не читают, а вот водку и колбасу едят каждый день. Это экономика. Украино-российский аграрный импорт-экспорт – это ориентировочно 120 млн. долларов в каждую сторону. Книжный рынок – это в сто раз меньше. Импорт книг и брошюр из России катастрофически падает уже несколько лет: 2012 - 33 млн.долларов; 2013 - 22,8 млн.долларов; 2014 - 11,9 млн. долларов; 2015 - 3,06 млн. долларов. То есть, за три года поставки из России упали в 10 раз, прошлый год в сравнении с 2013 – семь раз. Для многих российских издательств наш рынок оказался неинтересен. Объем продаж в Украине для них составляет менее 1%, и экспансионистских планов в ближайшее время они не вынашивают. Таким образом, засилье российской книги на украинском рынке – это стереотип, сложившийся в реалиях 2000-х годов, когда русские издательства занимали более 90% рынка. Угроза монополизации и жесткая конкуренция исчезли по разным причинам. Сейчас украинские издательства наращивают свой сегмент на фоне экономического кризиса и упорного нежелания украинцев читать. Экспорт украинской книги в Россию в 2015 году - 13 млн. долларов. Если Россия примет ответную меру, украинская сторона экономически потеряет больше. Что бы стало адекватной мерой со стороны правительства, демонстрацией настоящего интереса в развитии украинского книгоиздания и увеличении его доли рынка? Грамотная экономическая политика стимулов, льгот и дотаций. Ведь главное препятствие для развития отрасли – не российская книга, а украинская бедность.

Миф книжной пропаганды: читатели и телезрители

Пропагандистская и мобилизующая сила российского телевидения – это главная информационная угроза для Украины. Каждый украинец смотрит телевизор в среднем 38
часов в неделю, 70% не готовы отказаться от телевизора, невзирая на эволюцию технологий. При этом только 51% наших граждан читает более 1 книги в три месяца. Массовое влияние на жителей Донбасса скорее оказали сюжеты из российских новостей, а никак не чтение книг. Поэтому борьба с пропагандистским телевещанием (таковым является все российское информационное госТВ) – необходимость, а борьба с российскими книгами как ответ на пропаганду - просто ловкий политический трюк. Ведь под предлогом борьбы с антиукраинской литературой предлагается запретить любые книги, изданные в России, медицинскую, научную, бизнес литературу, зарубежную классику, детективы и даже детские сказки. Стоило бы тогда определить критерии и запретить конкретные книги или авторов. Ввести точечный запрет. Чтобы оценить масштаб такой угрозы, просто напомню, что в запретном списке Гостелерадио – 38 изданных в России книг антиукраинского содержания. Кроме того, сами продавцы и поставщики не заинтересованы в том, чтобы ввозить и продавать безумные версии истории УПА или героический эпос про российских разведчиков. Такие книги как правило попадают на украинский рынок контрабандным путем и реализуются на рынках и в малоизвестных интернет магазинах. Мы поставляем более 50 тыс. наименований книг в год, и ни одна позиция не может вызывать сомнения в том, что относится к упомянутым категориям. Торговля книгами не является частью пропагандистской машины, а украинские книготорговые компании – не агенты влияния, а просто бизнесмены.

Миф о неравной конкуренции: любители детективов против хипстеров

В России издают быстрее и больше, потому что это огромная индустрия. Запрет не ускорит получения прав, перевод и издание в Украине огромного перечня того, что уже сейчас издано в России для требовательного образованного читателя. Запреты индустрию не запускают, они сжимают рынок. Самым популярным жанром среди украинцев, согласно опросам, ожидаемо является детектив. 12 процентов читателей. Скорее всего, это массовое российское чтиво, а не

интеллектуальные скандинавские авторы. Если будет запрет, Донцову в мягкой обложке или привезут в мешках, или напечатают пиратским способом. Пострадают читатели с запросами. Те, кто читает бизнес-книги, продвинутых авторов, которые не переведены и не изданы в Украине, крупных европейских интеллектуалов или американских миллиардеров с их потрясающими историями успеха. Например Чарльз Буковски, Дэвид Митчелл, Пьер Дюкан, Ицхак Адизес, Эрик Берн, Пьер Дюкан. Эти ниши затребованы продвинутым средним классом, готовым платить 200-400 гривен за интересные и качественные книги, которые продаются как в специализированных магазинах так и через интернет. Запрет усложнит им жизнь и загонит в серую зону нелегальной торговли. Потому что на следующий день эти авторы и эти книги украинские издательства не издадут, а пираты не станут тратиться на поштучный тираж.

Миф о большой реформе

Ряд украинских издателей поддержали запрет на ввоз российской книги одновременно с пакетом масштабных реформ. В увязке идут требования разделить зоны копирайта, упростить приобретение за рубежом авторских прав, ввести систему компенсаций арендодателям за аренду под торговлю украинской книгой, ввести безналоговый режим по инвестированной в книги прибыли для меценатов библиотек, побороть электронное пиратство, установить социальные нормативы на пополнение фондов библиотек. План таков, что из ситуации эмбарго можно построить здоровый книжный рынок в Украине. Это большая амбиция, на пути которой встанут и отсутствие дополнительных бюджетных средств – в условиях кризиса на новые дотации и льготы рассчитывать не приходится. Издатели едва добились сохранения прежних льгот. То, что участие Украины во Франкфуртской книжной выставке профинансировали с большими проблемами, наглядно показывает финансовые возможности и приоритеты.

Более сильные лоббисты – производители телесериалов – с трудом получили от правительства новый порядок финансирования кинопроизводства. Закон находится на рассмотрении парламента с сентября. Если все-таки запрет на весь российский импорт введут под горячую руку, то результатом станут не стремительные реформы (которые даже не спроектированы), а более стремительная деформация рынка и уход в тень. Это и увеличение контрабанды, и рост пиратской продукции. Сейчас из России много продукции ввозят челноки – маршрутками, электричками в ручной клади можно беспошлинно провезти товаров до 200 евро. Так и возят. Просто будут возить больше, и уже никто не сможет проконтролировать, нет ли в мешках «челноков» какой-нибудь истории про Украину как американский проект или Кремль как будущую сверхдержаву. Пиратство, которое наносит огромный ущерб и украинским, и российским издательствам, расцветет еще больше. Если делать реформу, то стоит начинать с действенного решения этих проблем. Они годами разрушают экономику книжного рынка. Просто прикрыть торговлю – это шоковая терапия.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.