«ВЕРУЮ, ГОСПОДИ! ПОМОГИ МОЕМУ НЕВЕРИЮ!»

17 сентября 2014, 12:06
журналистика, литература
0
63

Сегодня на суд читателей представляем статью Питирима Сорокина из документального сборника "Очистим Россию надолго" – об уничтожении русской культурной элиты советской системой.

В газете «Зеркало Недели» №28 от 15 июля 2014 года была опубликована статья о геноциде казаков http://h.ua/story/407389/ независимого историка, Народного художника Украины Николая Сергеевича Сядристого. Cегодня представляем материалы на ту же тему. "Всех, кто хочет разобраться в ситуации, сложившейся в России, я отсылаю к пророчески аналитической статье, написанной Питиримом Сорокиным, который также говорил о больной России", - говорит автор данной публикации.

Статья была опубликована в книге «Очистим Россию надолго» – документальном сборнике на 800 страниц – об уничтожении русской культурной элиты советской системой. Название данного труда, между прочим, является высказыванием «вождя пролетариата» В.И.Ленина (издательство "Материк", Москва, 2008 год)". 

***

[Не ранее 14 апреля 1922 г.]

Не знаю... хочу верить, что история русского народа не кончена... Но «Боже, помоги моему неверию»... Понесенные потери слишком велики и непоправимы, современное состояние русского народа слишком безотрадное, чтобы можно было отмахнуться от них и с легким сердцем сказать:«Пустяки, все раны затянутся, потери возместятся, и возрождение наступит»... Наступит ли?

«Сие буди и буди». Но не всегда «должное» делается «сущим», желаемое — «настоящим».

Попробуем кратко и «бухгалтерски» подытожить потери и вглядеться в реальное положение дела.

Первую и основную графу «расходов» составляют потери биологические. Война и революция нанесли страшнейший количественньїй урон русскому на­роду. Миллионы жизней унесены на полях битв в царстве смерти...

В 1914 г. Россия, как государство, насчитывала 176 миллионов населе­ння, в 1920 г. РСФСР вместе со всеми союзними республиками (включая Азербайджан, Грузию, Армению, Белоруссию и т.д.) имела всего 129 млн.

Таким образом, за эти шесть-семь лет мы имеем небывалое количественное ослабление и русского народа, и русского государства. И это ослабление про­должается. Голод, холод, тиф, холера, туберкулез и т.д. продолжают пожинать обильную жатву. Кто привык вдумываться в значение таких количественных потерь, для того ясно, какой это удар для развития и народа, и государства.

Но количественный урон в конечном счете еще полбеды. Гораздо страш­нее по своим последствиям качественный урон населения, понесенный на­ми за эти годы. История любого народа строится людьми. Одно направле­ние она принимает, когда делающие ее люди биологически и социально­психически совершенны, другое — когда они в этих отношениях дефектны.

В этом отношении, как мне уже приходилось доказывать, война и внешняя, и гражданская уносила и уносит всегда «лучших» и «отборных» людей: наиболее здоровых биологически (ибо калеки и больные в армию не берутся), наиболее трудоспособных (ибо ста­рики и дети остаются дома), преимущественно мужчин (ибо женщины не входят в состав армии), наиболее сильных волей, умом и совестью (ибо пре­ступники, идиоты, слабоумные и т.д., как норма, не участвуют в битвах).

Не представляют исключения из этого правила и эти годы. Война произ­вела качественный отбор населения России «шиворот-навыворот». Погиб­ли, главным образом, «лучшие». Выжили и выживают «худшие» во всех ука­занных отношениях. Словом, качественно население России ухудшилось.

Но оставим мертвых! Это же было бы полбеды еще, если бы не сущест­вовало наследственности, благодаря которой выжившие люди «второго со­рта» дадут и потомство «второсортное». Стало быть, в этом отношении лю­ди, которые будут делать историю России, будут уже наследственно хуже, чем те, которые делали бы ее без войны. 


По ис­числениям ученых, подводящим итог достижениям биологии за послед­ние годы, человек своими способностями и одаренностью обязан от 60 до 90 % наследственности и только от 40 до 10 % — среде, воспитанию и обра­зованию.                                         


Допустим даже, что эти цифры несколько преувеличены; тем не менее от наследственности не отмахнешься, со счета ее не сбросишь. Наследственно не одаренные потомки многих богачей и аристократов никогда не поднима­лись выше уровня посредственности, какое бы воспитание им ни давали. Что применимо к индивидам, то применимо и к массе. Со спокойной уве­ренностью и гордостью я могу признать расовые свойства русского народа в прошлом весьма удовлетворительными. Но бесконечные войны их ухудша­ли и ухудшали, а события последних лет нанесли громадный ущерб своим отбором «шиворот-навыворот».


Дилетантам такой факт не говорит ничего, вдумчивого исследователя он не может не тревожить. Понимая их трагиче­ский смысл, я не могу без горечи слышать тех рьяных эстетов, которые со страстью воспевают красоту и экзотичность кровавых стихий борьбы и кро­вавого размаха социальных конвульсий... «Потише, господа! Поудержите свой эстетизм. Восхищающие нас эффективные панорамы истории стоят часто истории целого народа. И представляются разновидностью нероновского эстетизма, восхищающегося пожаром Рима и факелами горящих христиан! Есть над чем радоваться!

В силу такого условия выжившие производители и их потомство оказыва­ются уже в известной мере наследственно деградированными. Но и это не все... Эта биологическая деградация становится гораздо большей благодаря современным условиям жизни. Голод, холод, болезни — туберкулез, тиф, цинга и т.д. — ослабили и продолжают ослаблять жизнеспособность выжив­ших. 


Точно так же констатировано и понижение роста детей по сравнению с детьми того же возраста в нормальное время. Это все симптомы этой дегра­дации, хотя и далеко не полные. Прибавьте к этому рост болезней нервной системы и душевной заболеваемости, констатируемый рядом исследовате­лей за последнее время  присоедините сюда общую расшатанность нервов, «нервность», грандиозно возросшую почти у всех — и вы легко поймете, какой ужасной ценой оно должно будет заплатить за «грехи отцов» и как велики будут его чисто биологические изъяны.

В «здоровом теле и здоровый дух». Дефектная и ослабленная биологиче­ская конституция данного и грядущих поколений вместе с расстроенной нервной системой — плохая гарантия здоровой психики и духовных творче­ских сил данного молодого поколения и его потомства.


Все это и многое другое в том же роде ведет к одному итогу: к безуслов­ному и несомненному понижению биологической и нервно-мозговой при­роды строителей будущей России, а чрез это — и к понижению их психических и творческих сил. Если бы не было колоссального голода по­следнего года, задевшего громадные области сельской России, то можно было бы еще утешать себя тем, что этот изъян ограничится городами и бу­дет покрыт деревней... Но увы! И деревня не избегла этой египетской казни. И — к чему скрывать — ту же чашу ей придется испить и в будущем году, и едва ли в меньших размерах... Судите сами, какие «приятные» перспективы все это открывает в «тумане грядущего».


Что касается молодого поколения, здесь опустошение еще гранди­ознее. Война, голод и революция резко изменили и психику, и поведение русских граждан, особенно молодого поколения. На объективном языке это означает «отпадение» или «отвивку» целого ряда рефлексов, делающих здо­ровую общественную жизнь невозможной. На субъективном языке это ха­рактеризуется нравственной и социальной деградацией. Несомненность по­следней в известной мере стоит вне спора.

Изменились поведение (и психика) и взрослого, и молодого поколения в нравственном отношении. Об этом свидетельствует движение преступности в нашем отечестве за эти годы. Уроки войны не прошли здесь бесследно: преступность граждан России — и кровавая, и не кровавая, и в области имущественных преступлений, и преступлений против личности — подня­лась колоссально. По данным Народного комиссариата путей сообщения, например, в месяц пропадало в 1920 г. больше 100 тысячепудовых вагонов, и хищения на железных дорогах увеличились в 150 раз по сравнению с довоенным вре­менем.

Г. Куклин, комиссар Петрокоммуны, заявил, что из Петрокоммуны крали около 20 %. Я мог бы привести много цифр, рисующих потрясающий рост преступности у нас за эти годы. Но... им в данной статье не место. Скажу только, что этот рост коснулся и старших поколений, и детей, он имеет количественный и качественный характер в смысле возрас­тания кроваво-зверской преступности за счет некровавой. То, что мы слы­шим и читаем сейчас о зверских грабежах, сопровождаемых ненужным для цели и зверским вырезанием целых семейств, — есть частное проявление указанного более общего факта.

Люди озверели, тормоза, удерживавшие от убийств, насилий и т.д., ос­лабли или отпали; взяточничество, обман, мошенничество, вымогательство, шантаж и т.д., и т.д. дошли до геркулесовых столбов, почти вся Россия пре­вратилась в клоаку преступников. Мудрено ли, что молодое поколение, вырос­шее в этой атмосфере, переняло такие формы поведения и успешно применя­ет их. При более детальном исследовании его состояния в этом отношении, по крайней мере в городах (я исследовал Петроград), картина развертывает­ся крайне тяжелая, чтобы не сказать ужасная.

«Верую, Господи! Помоги моему неверию!»

Но, быть может, лучше дело обстоит с интеллектуальной экипировкой современников, в частности с умственным развитием молодого поколения? Может быть, здесь плюсы покрывают минусы? Отвечаю категорически: «Нет». Не до учебы было в эти годы.


Если еще в 1918—19 гг. широкая сеть школ, курсов, клубов, лекций и т.д. давала видимость количественного про­гресса в этом отношении, то теперь дело приняло другой оборот. И тогда прогресс был поверхностным, культивировавшим самоуверенный дилетан­тизм — худший вид невежества.

С обнищанием государства теперь дело приняло поистине трагический характер. Деревенская молодежь растет без­грамотной, ибо школы закрылись или существуют только фиктивно. Учебы нет. Нет книг, пособий, бумаги, учителей и т.д. То же приходится сказать о средней школе и высшей. Преподаватели высших и средних школ в один голос констатируют громадное понижение умственного уровня студентов и учеников.


Помимо таких причин, как не отапливаемые помещения школ, отсутствие света, пособий, книг, реактивов и т.д., к тому же результату вела и необходимость поисков куска хлеба. На чистое ученье и науку времени почти не остается. Некогда... Только героизм учащихся, каким-то чудом все же умудряющихся хоть сколько-нибудь заниматься, несколько смягчает по­ложение; но, конечно, он не в состоянии преодолеть непреодолимое и ком­пенсировать минусы, грамотность ликвидируется, умственный уровень по­нижается, царство невежества и безграмотности растет.


«А Пролеткульт? А новая пролетарская культура?» Прекрасная вещь по заданию. Но что из нее получилось? На этот вопрос дает прекрасный ответ в своей вдумчивой статье И. Степанов (московская «Правда» № 84). Под его оценкой я вполне расписываюсь.


Прибавьте к этому растущую дороговизну книг, сейчас уже сделавшую их недоступными для 90 % населения, отсутствие журналов и газет, вымира­ние крупных старых ученых, бегство других за рубеж, падение творчества в научной работе, отрезанность русской науки от Запада и недоступность на­учных заграничных изданий для нас и т.д. и т.д. — тогда будет понятно, почему я не могу вместе с Кандидом повторять: «Все идет к лучшему в этом наилучшем из миров». Ни официальный оптимизм, ни религиозно-мисти­ческую веру в то, что «все премудро устроится», — я никак не могу принять.


Нет объективной почвы для такого принятия. Если бы место позволяло развернуть более подробно эту схематическую характеристику и наполнить ее фактами, цифрами и детальными описаниями — а они у меня имеются, в достаточном количестве, — картина получилась бы убедительной даже для слепых и глухих.

«Верую, Господи, помоги моему неверию»...

Население отвыкло, а молодое поколение не приучилось к систематически-активному производительно-разумному труду. Энергии тра­тится пропасть, но без толку. «Честный труд» отошел в область преданий. Место его заняло то, что носит название: «урвать», «снять жир», «спекуль­нуть», «скомбинировать», «смошенничать», «изловчиться», «сжулить» и т.д.


«Честный труд — для дураков» — вот трудовая формула нашего времени. Добросовестность, здоровое интенсивное напряжение, полезность, разум­ность и т.д. — все эти категории, необходимые для нормального трудового производства общества, исчезли... На их место пришли шакализм, леность, мошенничество, спекуляция и хищничество, проникшие в поведение ста­рых и малых, буржуев и пролетариев, темных людей и интеллигенции до ее верхушек, частных, правительственных и общественно-кооперативных орга­низаций.


И с такими-то навыками мы собираемся возрождать здоровую — социальную и экономическую — жизнь? И на таких-то «рысаках» мы наде­емся прискакать к блестящему будущему? Увы! Я вообще не верю в чудеса, а в такие чудеса особенно... Если такие навычки не будут изменены — то «оставьте надежду». К положению крепостного, палкой вынуждаемого рабо­тать, они приведут, но к положению великого народа, «с вольным трудом, на вольной земле» они не приводили и привести не могут. «Верую, Господи, помоги моему неверию!»


Наконец, Россия разрушена экономически. Разрушена вдрызг. И сель­ское хозяйство, и промышленность, торговля, финансы, транспорт, все хо­зяйство, вся экономика — все в развалинах.

«О поле, поле! кто тебя усеял мертвыми костями!» То, что копилось, со­биралось и создавалось поколениями, десятилетиями и столетиями, то по­чти все, 60—70 % по меньшей мере, промотано нами в 6—7 лет... Поистине едва ли было в нашей истории столь же «мотовское» поколение. Мы не только не сумели приумножить достояние наших предков, но умудрились в пять-шесть лет «пустить в трубу», «развеять по ветру» огромнейшее их на­следство. Не беда, если бы кару за это несли мы одни: так и надо, по заслу­гам. Но какое мы имеем право ограбить наших невинных потомков? Они- то — еще не родившиеся — в чем виноваты? А ведь весь груз нищеты за нашу расточительность падет на их плечи, на плечи многих и многих поко­лений! Ведь им придется платить за наше разудалое, размашистое «битье стекол!». Вот когда пророческими стали вещие слова поэта:

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой гордою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

И он скорбит по праву... Но от этого ему не будет легче... Довольно... Баланс подведен. Итоги подсчитаны. Они гласят: биологическая деграда­ция, потеря нравственных, умственных и культурных ценностей, безгранич­ное экономическое обнищание — вот те «крылья» и «груз», с которыми мы вступаем в новую стадию нашей истории. Вот то достояние, с помощью ко­торого русский народ начинает дело своего возрождения... Мудреная и не­легкая задача стоит перед ним...

«Верую, Господи, помоги моему неверию!»

Если бы мы были одни на земном шаре — то, вероятно, кое-как на про­тяжении столетий «отремонтировались» бы... Но помимо нас на грешной земле живет немало других народов. Земля мала... На ней тесно... Каждому народу приходится отвоевывать у других «свое место под солнцем». Так бы­ло, так и есть... Слабые гибнут. Сильные выживают. Таков закон. «Горе по­бежденным!» Их ничто не спасет: ни заповеди Евангелия, ни лозунги соци­ализма, ни требования — увы! бессильные — гуманизма. Слабые гибнут... Сильные шествуют по их трупам...


Сейчас мы слабы... Другие народы сильнее нас, сильнее: умственно, нравственно, социально, биологически и экономически... Во многих отно­шениях они были сильнее нас и раньше. Теперь их преимущества еще боль­ше (курсив - Н.С.) Им тесно... Вывод? — «Горе побежденным и слабым!» Не надейтесь на пощаду — ее не было в истории. Не верьте в руку помоши — она будет помощью дающего гроши и берущего все достояние: и тело и душу. Надеж­ды на «солидарность народов»? Она четыре года демонстрировалась на по­лях битвы и аргументировалась ядовитыми газами, танками, 16-дюймовыми орудиями и Версальским трактатом.


Расчеты на требования культуры, Евангелия, прогресса, цивилизации, нравственности, социализма или на многое множество других чудесных снов и мечтаний страдающего человече­ства? Прекрасные, но утопические мечты. Кого и когда они спасали? Не стары ли они как мир и не сохранялись ли они лишь до тех пор, пока не было надобности вцепиться в горло сочеловека? Не представляли ли они сами прекрасные одежды, во имя которых и под предлогом которых совер­шались всевозможные мерзости?

«Горе побежденным и слабым!»


Если нет своей силы — напрасны надежды на помощь других народов. Это звучит горько, но верно... Это не значит, что нас буквально сметут с лица земли. Гибель народа не означает поголовной гибели всех его членов. Ни Греция, ни Рим, ни древ­ний Египет, ни Ассиро-Вавилония не теряли всех своих членов, они остава­лись живыми. Но помешало ли это гибели этих государств и обществ? По­мешало ли это перейти им из действующих лиц великой трагедии, называе­мой «историей», на роль безыменных, неведомых статистов, простых объектов, а не субъектов исторической драмы... Увы, нет... Биологическое выживание членов общества не препятствует ему перейти из области живой истории в область «музейных памятников древности»...


Участь «музейной мумии» грозит и России, а выжившим ее членам — участь феллахов, над которыми будет висеть палка иноземного господина, по земле которых будут хозяйственно разгуливать ноги чужих хозяев, пол­ноправных, довольных и сытых, считающих великой заслугой и гуманно­стью бросание крох со своего богатого стола «диким туземцам», так будут называть тебя, великий русский народ!


Сейчас ты терпишь все казни египетские. Не о тебе ли это сказано: «Проклят ты будешь в городе и проклят на поле. Прокляты житницы твои и кладовые твои. Проклят плод чрева твоего и плод земли твоей... Придут на тебя проклятие, смятение и несчастие... пошлется на тебя моровая язва, до­коле не истребит тебя с земли. Поражен будешь местью, горячкою, лихощение врагам твоим. И будут трупы твои пищею всем птицам небесным и зверям, и не будет отгоняющего их...


Поражен будешь проказой, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться, сумасшест­вием, слепотою и оцепенением сердца. С женою обручишься и другой будет спать с нею; дом построишь — и не будешь жить в нем; виноградник наса­дишь — и не будешь пользоваться им. И ты будешь есть плод чрева твоего, плоть сынов твоих и дочерей твоих в осаде и стеснении, в котором стеснит тебя враг твой... Жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать днем и ночью, и не будешь уверен в жизни твоей... От трепета сердца твоего, которым ты будешь объят, и от того, что будешь видеть глазами твоими, утром ты скажешь: “О, если бы пришел вечер!”, а вечером скажешь: “О, если бы наступило утро!”(Текст взят из библейского Второзакония – Н.С.)

Не о тебе ли это сказано, великий русский народ! Не исполнились ли на тебе все эти казни? Не пришли ли времена и сроки твоего заката? «Что ты был, и что стал, и что есть у тебя!» Не знаю... Хочу верить, что смертный час твой еще не пробил.

Но, «Гос­поди, помоги моему неверию!»


«Свыше наших сил» бедствия настоящего... И слишком тяжелы перспек­тивы будущего...

В великой тревоге бьется мое слабое сердце. Я вижу: ты стоишь на краю бездны и не видишь ее... Твои пастыри и учителя не бьют в набат. «Мозг страны» молчит. «Совесть страны» спит... Ты покинут и остав­лен. «Сыны твои», «плоть от плоти твоей», тягают тебя... «Смотрите», — го­ворят они устами одного из твоих сыновей (М. Горького), какое чудище русский народ! Это «бессмысленный, бессердечный, жестокий зверь!»


И ты молчишь... И будешь молчать, когда поносят тебя, и будут поно­сить другие... Открой же глаза свои и трезво посмотри на свое состояние. Это первое условие возрождения.

Если мое неверие и моя тревога неправы, если в тебе больше сил, чем я думаю, если ты, наперекор всему, сумеешь вновь поднять свою голову и воссоздать себя, — мое неверие и тревога простятся мне. Простятся потому, что они подсказаны тревогой за тебя, любовью к тебе, горькой печалью за тебя, желанием помочь тебе, мой великий русский народ!


«Верую. Господи, помоги моему неверию!»


Питирим СОРОКИН

По материалам ГАРФ (Главного Архива Российской Федерации).

Ф. 636. Оп. 1. Д. 2. Автограф.

Опубл.: Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 47—53.


***

Итак, прочитав эту статью, нельзя не вспомнить  пророческие слова выдающегося русского философа Федора Степуна, который говорил еще в 1938 году - как будто о дне сегодняшнем:


«В России завтрашнего дня найдется немало элементов, как бы специально приспособленных для превращения кончающегося страшной катастрофой красного фашизма в новый, националистический, милитантский фашизм, евразийский по выражению своего лица и православный в духе бытового исповедничества…, с азиатским презрением к личности, и с лютым отрицанием всякой свободы во имя титанического миссионизма одной шестой мира…»


(Выборку сделал Н.Сядристый)







Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.