Как Кремль убил свободу слова

26 июня 2022, 17:15
Владелец страницы
Автор блога «Кабинет Никитенко»
0
823
Как Кремль убил свободу слова
Фото: Алексей Меринов.

В предыдущем материале я описал ситуацию, как псевдолиберальное издание «Эхо Москвы» постепенно закатали в асфальт империализма, что отразилось на блогерах несогласных с путинской политикой.


Можно сказать, мой независимый блог (2012-2015 гг.) стал ярким примером того, как следует бороться с цензурой, чего не делали представители радиостанции, слившие в итоге московский портал в утиль истории. Ниже предлагается краткое описание постов, которые были отказаны в публикации на «Эхе Москвы».
 
 
Никто не любит правду

Цензура №1. Текст о «порочном танце мира Путина и Меркель» сотрудниками редакции был окончательно и бесповоротно отклонён. Прежде чем запретить его, редактор сперва придрался к «неэтичному сравнению Меркель с Гитлером», а потом, когда я удалил этот фрагмент, заявил, что пост написан «на общую тему». Хм, можно было с этого и начать…

Цензура №2. История статьи «Появились доказательства обстрелов Украины с территории России» — очень показательна. Редакция отклоняла этот текст примерно 5 раз, очевидно не собираясь его публиковать даже через 100 лет. Я посчитал материал крайне важным, поэтому обратился к главному редактору Виталию Рувинскому с претензией и вопросами. Через некоторое время пост был принят к публикации, но поставлен в конец очереди блогов. Несмотря на дискриминацию, его прочитало около полторы тысячи человек. 

Цензура №3. …И снова крайне критичный текст о «нормандской четвёрке в Минске. Статья «К ноге, Шарик, к ноге!», раскрывающая лицемерную суть Лукашенко, оказалась «неинформативной» для сайта. Безусловно, причиной отказа стало нечто иное…

Цензура №4. Следующую запрещённую статью можно смело назвать примером классической цензуры на «Эхе». Текст под заголовком «Путину мир не нужен», где я предельно жёстко даю оценку российскому президенту, был много раз проигнорирован для публикации. Специально для редакторов я вырезал слова о «коричневом коне, который пытается въехать в Европу в честь годовщины ВОВ». Но даже эта самоцензура не удовлетворила редакцию.

Цензура №5. Далее идёт заметка об Ангеле Меркель, которую я раскритиковал за легитимацию Лукашенко и Путина. Пост явно не понравился редакторам. В отличие от текста с жёсткой критикой Порошенко, пост о немецком канцлере оказался снова «неинформативным».

Цензура №6. А вот история следующей статьи меня серьёзно опечалила. Текст об Александре Литвиненко не вписался в формат радиостанции «Эхо Москвы», несмотря на то, что накануне появился повод обсудить тему убийства экс-сотрудника ФСБ. Редакция просто отклонила материал без объяснения причин. 

Приведу пару кусков из текста, чтобы причина отказа стала понятна: 

«Пока весь мир носится за виртуальным Бен-Ладеном, спасая себя от «мирового терроризма», за кремлёвскими стенами наливается кровью очередное чудовище, подобное Гитлеру. И если его вовремя не остановить, возможно, этот маньяк в самом скором времени приведет цивилизацию к очередной мировой бойне, в топке которой сгорят миллионы и миллионы человеческих жизней».

«У меня нет никаких сомнений, что Александра Литвиненко отравил В.В. Путин. Для Путина он — предатель, включивший свет в тёмной комнате чекистского беззакония и вседозволенности. А предателей, как мы знаем, дрезденский разведчик не прощает». 

Цензура №7. На сайте была опубликована моя статья о фильме Андрея Звягинцева «Левиафан». Второй подобный текст с названием «Крещение Левиафаном» редакция отклонила без объяснения причин. Предлагаю его прочитать, чтобы понять, как глубоко «Эхо Москвы» погрузилась в цензуру и зависимость от Роскомнадзора. 


Медаль за уничтожение критики
 
Свеженазначенный главред сайта Рувинский — подчинённый Венедиктова. Как говорится, хочешь взять под контроль несогласных — дай одному рабу почувствовать себя свободным в подавлении других. При Рувинском редакция избавилась от очень известных, влиятельных и неудобных Кремлю авторов: Пионтковский, Магаршак, Сотник, Каспаров, Акунин, Мальгин, Козырев, Запорожский и др.

Медленно нарастающая цензура 2013-2015 гг. затронула и комментарии на сайте. Давних пользователей ресурса, несущих ценности свободы слова, модераторы удалили без предупреждения. Мои комментарии в виде непрошедших цензуру блогов тоже, что ни удивительно, убирали из дискуссии («Путинская Россия — торжество криминала», «Ну что с того, что вы там были?»). 

И давление усилилось после того, как я активно занялся проблемой несвободы на «Эхе Москвы». Рассказывая правду, я прям чувствовал, как Рувинский вынюхивает каждое моё неаккуратное слово, оставленное на сайте. И наконец ему повезло… Главред прочитал... нет-нет, не хамский понос Леси Рябцевой в адрес Касьянова... Ну что вы! Виталий ознакомился с моей версией о том, что он, видимо, работает на ФСБ. И потом нажал на клавишу Delete, сославшись на оскорбления других пользователей с моей стороны.

«Они от нас отказываются. Мы в авторах заинтересованы по-прежнему», — заявил он в интервью Сергею Корзуну. Однако Рувинский выдавил цензурой независимых авторов блогосферы, журналистики и литературы. Эти талантливые, оказывающие сильное влияние на умы людей, нужные свободной России лица устали… и сомневаются сотрудничать с московским радио. 

Вот что ответил мне по этому поводу Александр Сотник: «Отказы моих статей были очень часто. Мой материал появлялся после того, как Рувинский одобрял его лично. Иногда он «не одобрял», считая материал «резким» и ссылаясь не на цензуру, а на каких-то там «юристов», которые не рекомендуют публиковать. И в один прекрасный день мне наскучила эта подцензурная канитель, и я перестал присылать на их сайт свои материалы. Время показало, что я был прав, а «Эхо» выродилось в обычное пропагандистское радио».

Демонстративно уходя, блогеры привлекают внимание широкой общественности к очевидной проблеме, но, увы, не решают её. Сайт «Эхо Москвы» оккупирован наёмниками, поддерживающими войну против Украины, а его работники боятся нарушить закон им. Путина. Однако аудитория «Эха» по-прежнему остаётся верна убеждениям, сопротивляется кремлёвской пропаганде. Не только я, но и многие комментаторы «Эха Москвы» заметили, что на сайте уничтожается свобода слова. 

И если разобраться, Рувинский неплохо справляется. Гари Каспаров и Андрей Пионтковский уже отказались сотрудничать с порталом. Лично Путин обязан дать ему медаль за откачку «воздуха» в дискуссионном пространстве. Оттолкнуть столь мощных антикремлёвских публицистов — настоящий служебный успех.

Когда в декабре 2014 г. я писал о том, что свобода слова на сайте — это видимость, то предположить не мог, что Каспаров и Пионтковский спустя полмесяца выскажут такое же мнение. А вслед за ними и журналист Александр Сотник покинул ЭМ, потребовав удалить все свои материалы с сайта. А после прочтения статьи Мельникова «Для всех — это проституция» я окончательно убедился в своей правоте. 

Короткая переписка с Мельниковым выяснила, что критиковать редакционную политику «Эха» не запрещено. Но мы, по его мнению, находимся в гостях радио, поэтому гости не могут командовать хозяином. С Алексеем Мельниковым я спорить не стал. Мой пост «Русский «Шарли» под столом» — ответы на многие вопросы, связанные с проблемой цензуры. И разумеется, данный текст после длительной проверки был отказан в публикации на «Эхе Москвы». 


Эхо предательства

Ровно месяц разгорается корпоративный скандал между руководством продюсерского центра «Музыкальная фактория» и радиостанцией «Эхо Москвы. Коллектив питерского «Эха» 19 февраля выбрал нового гендиректора Татьяну Кагляк большинством голосов миноритарных акционеров. Такое решение, несмотря на законность по уставу, категорически не устроило Москву. 

Московские учредители бренда «Эхо Москвы» в Питере, т.е. «Газпром-Медиа», предпочли увидеть без обсуждений и голосований на должности гендиректора «Музыкальной фактории» своего подчинённого Анну Сахарову.

О том, что чиновникам из столицы изначально было плевать на решение питерских акционеров, свидетельствуют поспешные заявления главреда «Эха Москвы» Венедиктова. Не дождавшись итогов официального голосования, он написал на своей странице в Твиттере: «Начинаем искать партнёра для вещания «Эха Москвы» в СПб».

Кремль, натянув поводок Венедиктову, продолжил гнуть свои условия. Шеф-редактор московского «Эха» выплеснул публичные обвинения в адрес коллег: «Сейчас мы перестали с ними разговаривать после избрания Кагляк, когда мы услышали угрозы в отношении журналистов, в частности, угрозу уволить главреда станции Ольгу Бычкову. Это было заявлено Татьяной Кагляк в ту пятницу на собрании журналистов. Это, я считаю, объявление войны».

Однако руководство питерской редакции через несколько дней опровергло эту информацию. «Уважаемый, любимый, Алексей Алексеевич сообщает о том, что было собрание журналистов в пятницу в прошлую, где Татьяна Кагляк, которая накануне была избрана генеральным директором, напомню, были, значит угрозы в отношении журналистов, в частности, угрозы уволить главреда станции Ольгу Бычкову. Ребята, не было этого! И не было никакого собрания журналистов в пятницу», — заявила и. о. главреда «Эхо Петербурга» Наталья Костицына.  

Последствия недопонимания между филиалами «Эха», похоже, перешли в стадию неотвратимого антагонизма. Московскому начальству из «Газпром-Медиа», судя по пренебрежению к аргументам питерских сотрудников, нужен был твёрдый повод либо разорвать отношения с «Музыкальной факторией», либо взять её под полный контроль. 

Отмечу, что федеральные учредители владеют 51% акций «Фактории», но не имеют при этом легальных возможностей полностью изменить рекламное время и редакционную политику в пользу Москвы. «Музыкальной фактории» по договору выделено на канале всего 17 часов в неделю, остальное заполнено ретрансляцией передач «Эха Москвы». 

Вероятно, у Питера есть веские основания не доверять кандидатуре из Москвы Сахаровой, которая в случае назначения на должность гендиректора получит необходимые полномочия уволить главреда и исполнительного директора «Музыкальной фактории». А это по сути и называется захватом радиостанции.

Дискредитировать взбунтовавшееся питерское радио тем временем активно продолжил Алексей Венедиктов при помощи российских властей. Он обратился в прокуратуру и Роскомнадзор с жалобами по поводу кражи «Эхом Петербурга» эфирного контента радиоканала «Эхо Москвы». Кроме того, Венедиктов, как и обещал, параллельно создал бюро «Эхо Москвы» в Петербурге, куда перебежали работники «Музыкальной фактории».

Несмотря на двойное давление из Москвы, продюсерский центр вещал в прежнем режиме. Исполнительный директор Сергей Недоводин считает работу редакции законной: «Данный договор является основным документом, регулирующим отношения «Музыкальной фактории» и «Эха Москвы» и имеет высшую силу по отношению к другим документам, относящимся к деятельности «Эха Москвы» в Петербурге. Поэтому все юридические основания для продолжения работы у нас есть».   

Причиной спора считается настойчиво продвигаемая Кремлём кандидатура Анны Сахаровой на должность гендиректора «Эхо Петербурга». В отличие от Татьяны Кагляк, которая имеет солидный опыт работы в ООО ПЦ «Музыкальная фактория», Сахарова не знакома питерским руководителям. 

Основная цель «Газпром-Медиа» сейчас — отобрать у питерских акционеров лицензию на вещание контента «Эха Москвы». Так и произошло: в июне Роскомнадзор приостановил работу компании «Музыкальная фактория». А с 9 июня 2015 года «Эхо Петербурга» полностью прекратило вещание. 
 
Написано в 2015 г. (обновлено — 2022 г.).
 

Другие статьи читайте здесь. 
Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Свобода слова,Дело Литвиненко,Москва,Путин,Лукашенко,Газпром,цензура,Меркель,пропаганда,ФСБ,Санкт-Петербург,Кремль,Питер,империя,блогер,Эхо Москвы,Российская империя,политика,Акунин,Владимир Путин,Литвиненко,Ангела Меркель,пропаганда идеология,Русская империя,пропаганда войны,переговоры Путина и Порошенко,пропаганда в СМИ,Война в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.