Китай и Украина: партнерство во имя развития.

29 октября 2021, 11:10
Владелец страницы
Режиссер
0
103
Китай и Украина: партнерство во имя развития.

О важности украино-китайского стратегического сотрудничества в рамках 4-ой промышленной революции.

В свое время, главной причиной краха экономики СССР было то, что он представлял из себя экономическую автаркию, т.е. замкнутую на себя экономику. Кроме космической и военной техники, ничего конкурентного на мировых рынках СССР не создавал. Известен анекдотический случай, когда генсек СССР Л.И. Брежнев заказал себе фен для сушки волос из ГДР, потому что фенами, произведенными в СССР пользоваться было невозможно. Чтобы понять причины краха СССР (УССР), а это важно для будущего развития Украины, нужно понять, что в УССР было сделано неправильно. Потому что сегодня нам нужно прежде всего думать, как конкурировать со странами в мире по товарам и услугам, а не только по сырью. «Современный мир конституирован техникой»,- писал немецкий социолог Ульрих Бек в 2001 году в книге «Власть, и ее оппоненты, в эпоху глобализма», и элиты тех стран, которые этого не понимают, соответственно не впишутся в этот новый мир, и эти страны перестанут существовать, как экономические единицы, с которыми считаются в мире.

Украина - бывшая УССР (часть, осколок бывшего СССР), и для того, чтобы понять куда нам двигаться дальше, нам следует понять нашу онтологию. И, поняв себя, нашу историю, мы сможем правильно выбрать направление развития в будущем.

В 1991 году в УССР с едой было плохо, а в технологиях мы хоть были и не на первых местах (в оборонке, и в космосе, были на первых), но занимали вполне достойное место в мире. Сегодня мы беспечны, мало кто из украинских политиков бьет тревогу, что мы начинаем критически отставать не только от передовых, в технологическом отношении, стран мира, но и от своих соседей. Нас интересует, как правило, всегда что-то другое, пусть важное, но не критически важное, так, как сегодня важно национальное технологическое развитие.

В украинской экономической аналитике нынче превалируют взгляды Вашингтонского консенсуса (далее - ВК): либерализация, дерегуляция, приватизация. Все остальные точки зрения, отличающие от ВК не так влиятельны, хотя они и есть .

Для эффективного развития страны ВК, однозначно, видит преимущества частной собственности на средства производства над государственной, при отсутствии государственного вмешательства в деятельность частных фирм. Однако, как тогда объяснить мировой успех государственных китайских промышленных компаний? Почему в доказательство тезиса об неэффективности госсобственности мы приводим только примеры относительной неэффективности производственных госкомпаний времен УССР? Ведь есть же успешные примеры китайских компаний, находящихся в госсобственности, из того же времени?

Теперь то мы уже знаем, что советская экономика (кроме военной и космической отраслей) была не так эффективна, в сравнении с экономиками Запада, не потому что промышленные предприятия находились в госсобственности, а потому что они не подталкивались советским правительством к конкурентному экспорту, как это предполагал делать еще в 19-ом веке немецкий экономист Фридрих Лист, и сегодня предлагает делать известный индийский экономист Рагурам Раджан. И как это сегодня в гораздо большем масштабе, делает Китай. (А ещё раньше безусловно делали все известные развитые страны мира от Британии до Японии).

Мы уже писали о возвращении социологии в экономическую науку. Так вот вслед за экономистом Дэвидом Ландесом мы повторяем: «Культура имеет значение!». Т.е. мы хотим сказать, что успех экономических реформ зависит от понимания, какова экономическая культура общества, и на какой традиции она основана.

Когда нам приводят в пример успех экономик Запада, и соответственно предлагают нам взять их за образец подражания, и говорят, что успех там был достигнут прежде всего за счет того, что экономики носили преимущественно частный характер на средства производства и не было государственного регулирования, то это только отчасти правда. Да, в странах Запада преимущественно частный сектор в производстве (но это не носит и там тотальный характер, в Renault, например, 15 % капитала компании принадлежит правительству Франции), но там было, есть и скорее всего продолжится госрегулирование экономических процессов. Например, мы уже упоминали крупнейший институт технологического развития в США, созданное в 1958 году государственное агентство DARPA, которое успешно работает и ныне. От промышленного протекционизма, которое с небольшими перерывами США применяли, как минимум, с середины 19-века, они отказались только после 1945 года. А сегодня скорее всего вернутся к нему. О необходимости такого возврата говорит миллиардер-технократ Эрик Шмидт .

Второе, американцы в массе преимущественно протестанты в религиозном отношении. А для этих конфессий христианства характерна концентрация внимания на трудовой этике. Об этом писал еще в начале 20-го века еще немецкий социолог Макс Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма». (повторим несмотря на этот  факт, приведенный Вебером, британцы и американцы никогда не забывали о действенности промышленной политики, хотя по мнению Вебера они наиболее пригодны для чистого капитализма laissez faire (свободный капитализм) вне всякого госрегулирования, как почти идеальные актОры поведения, в основе которого лежат меркантильные мотивы).

В Китае же наоборот успех в промышленном развитии был достигнут при понимании того, что китайцы(ханьцы) исторически сформировались не как протестанты, а как конфуцианцы, и для развития Китая, поэтому, необходима проактивная организация экономических процессов со стороны правительства. Американский социолог и экономист Барингтон Мур еще в 1954 году, понимая важность проактивной роли КПСС в экономике, писал, что не понимает, кто заменит КПСС в качестве «коллективного предпринимателя», если вдруг, по каким-то причинам, КПСС отойдет от управления экономикой. Т.е. он понимал, что именно КПСС являлась тогда главным актОром перемен. В недавней своей книге «Цена цивилизации» (2011 г.) главный советник украинских и российских реформаторов того времени, известный американский экономист Джеффри Сакс признал, что они тогда серьезно ошиблись в своих рекомендациях по проведению неолиберальной политики. В России и Украине это не сработало, пишет Сакс, и в этой книге вспоминает вдруг о мероприятиях промышленной политики, которые тогда были бы желательны (негативные результаты применения экономических моделей тоже двигают экономическую науку, но тренировались тогда западные экономисты именно на наших странах). Барингтон Мур понимал это в 1954 году, а Джеффри Сакс понимает это сегодня. Получается, что легко давать рекомендации, что laissez faire (свободный капитализм в стиле ВК) решит все экономические проблемы, а другое дело реально этого добиться.

Украинцы тоже не протестанты, их православная этика в трудовой практике даже ближе к конфуцианству по моделям поведения, чем к западному протестантизму, определившему этику поведения экономического человека («economy man»), который является главным движителем капитализма laissez faire. Именно поэтому механизмы самозарождения капитализма laissez faire у нас и не срабатывают все 30 лет независимости, при полном доминировании у нас практики ВК. Идеология laissez faire, конечно, очень внешне привлекательна-она льстит населению страны: «вы- молодцы, все дело в плохом государстве, которое постоянно вас гнобит. Только перестанут вас контролировать и заставлять что-то делать, как сразу раскроется в вас скрытый огромный потенциал, и вы устремитесь к развитию, которого не видел мир!».  Однако, в реальности происходит совсем не это, а то, что описал экономист Уильям Баумоль в книге «Микротеория инновационного предпринимательства»:

«...перераспределительная деятельность открывает кратчайший путь к личному обогащению. Если у перераспределителя нет ни одной коровы, а у его физически слабого соседа их шесть, искатель богатства берет дубинку, оглушает соседа и уводит со двора четыре буренки (или все шесть).

Методы производительного подхода к накоплению богатства, напротив, требуют использования знаний и далеко не всегда приводят к успеху. Предположим вы задались целью вывести более продуктивный сорт ячменя, чтобы улучшить рацион вашего коровьего стада. Вам придется приложить огромные усилия, но конечный их результат отличается высокой степенью неопределенности. Даже если вы достигнете цели, наибольшие выгоды от повышения урожайности могут получить совсем другие люди.

В отсутствие специальных стимулов или договоренностей о гарантиях получения выгод теми, кто посвятил себя производительному накоплению, любой рациональный искатель богатства, скорее всего выберет перераспределительный путь».

А стимулы и договорённости-это и есть промышленная политика. В отсутствии этих стимулов и договорённостей, по мнению Баумоля, экономические отношения всегда будут носить, в основном, характер грабежа и коррупции.

В современном мире, где господствует «реалполитик» (кстати немецкий термин и понятие) , и, в котором мы видим, как например Германия, с одной стороны, поддерживает, в конфликте с РФ, Украину, а с другой стороны не забывает о своих меркантильных интересах (пусть и за счет Украины), поддерживая транспортировку газа в обход Украины по газопроводу «Северный поток-2», всегда существуют стратегии развития для «своих» и для «чужих». Лауреаты Нобелевской премии по экономике американцы Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер в своей книге «Охота на простака» (2015 г) пишут, что современный мир переполнен «фишерами» («охотниками на простаков»), а «фишинг» («охота») - это «умение заставлять людей делать то, что в интересах «фишера», и что не отвечает их собственным интересам». А «простак» -это человек, который по какой-то причине заглатывает приманку».

Вот такой приманкой или «стратегией для чужих» и является ВК. Когда нам предлагается для развития ВК, то очевидно мы не входим в этот «узкий» круг «своих» стран, элиты которых знают, что посредством ВК никакого развития достигнуть невозможно. Эта стратегия вообще не понятно, что такое. Ее правила и установки даже в странах нынешнего развитого мира никогда тотально не применялись (применялись иногда, не долго и не у всех, подробнее об этом в книге Ха-Джун Чанга «Злые самаритяне» ), а особенно в периоды, когда эти страны были развивающимися, при том, что многие из этих стран были протестантскими по вероисповеданию населения. И в теории неоклассической школы экономики, на которой основан ВК, самозарождение эффективных экономических отношений в них могло бы и произойти. Но даже они не отважились попробовать такие рецепты. Как же мы тогда сможем развиваться по этим лекалам, как развивающаяся страна?

Американский эксперт Ричард Румельт, один из видных в мире специалистов по стратегическому управлению пишет, что основной причиной неудачи любых реформ является то, что реформаторы не умеют правильно ставить диагноз своей экономике. (Заметьте, как это похоже на медицину, в которой правильная постановка диагноза, и выработка на основании такого диагноза, лечения, и является главной причиной выздоровления больного). А если реформатор не поставил правильный диагноз нынешнему социально-экономическому статусу страны (две части этого понятия «социальный» и «экономический» - одинаково важны), то невозможно достигнуть успеха в реализации стратегии реформ (тут я думаю не нужно говорить, что без такой стратегии догоняющее развитие и вовсе невозможно, в принципе).

Так вот для того, чтобы поставить диагноз нужна прежде всего честность. А честностью является тот факт, что все, что было создано в промышленном развитии в УССР, ценой огромных жертв и страданий при этом, было достигнуто при проактивной направляющей деятельности «сверху вниз». И с исчезновением этой направляющей силы в 91-ом году развитие и прекратилось. ВК который мы приняли тогда не годился нам для развития, потому что мы не протестанты. Как не были протестантами и китайцы. И потому они тоже, в свое время, не приняли постулаты ВК, который им также был рекомендован. А приняли они теорию промышленной политики Александра Гамильтона- Фридриха Листа. Если бы не Китайская революция 1949 года, не было бы в китайской Империи Цин (1644-1912 гг.) никакого капиталистического саморазвития. При том, что тогда же и Германия, и, особенно важно, Япония (тоже, как и Китай, азиатская страна), в конце 19-го и начале 20-го веков бурно развивались, посредством мероприятий промышленной политики.

Не сработали у нас рецепты ВК в прошлом, не сработают они в настоящем и в будущем. Нам сегодня нужно повернуть головы на Восток, в Китай, и перенимать там опыт реформ, тем более что нет никакого специфического опыта китайских реформ. Китайские экономические реформы- это в основе актуализация реформ в стиле Александра Гамильтона- Фридриха Листа, которые, конечно, обогащены практическим опытом внедрения (ведь мир, в разные периоды, всегда разный) этих реформ в Китае. Не было бы в Китае никаких успешных компаний технологического сектора, таких, например, как Alibaba или Tencent, если бы в Коммунистической партии Китая (далее КПК), в конце 70-х годов прошлого века, не решили создать в Китае условия для возможности существования частного технологического сектора в рамках новой для того времени промышленной политики. И не была создана финансовая система поддержки этих компаний, наряду с компаниями госектора.

Какие у нас сегодня в Украине сильные стороны и какие слабые? Мы по-прежнему не протестанты, и потому у нас не запустятся, как мы хотим, а вернее, как утверждает ВК, самозарождающиеся рыночные процессы в экономике, как на Западе (там они тоже никогда не самозарождались, а их всегда запускали (см. как Фред Терман создавал Кремниевую долину ). Мы не можем конкурировать на экспортных рынках в технологическом секторе без целенаправленной поддержки этого вида деятельности частных и государственных компаний со стороны госструктур. Если мы игнорируем эти установки, то будет, то что было и прежде (нельзя раз за разом применять одну и ту же стратегию, и рассчитывать на иной результат, при этом).

Ричард Румельт пишет о том, что после постановки правильного диагноза нашего социально-экономического статуса, нам необходимо разработать правильные принципы промышленной политики. А после этого перейти к детальным планам ее реализации.

У нас начинает налаживаться с этим: недавно распоряжением Президента Украины создана Рабочая группа по инновационному развитию Украины . Будем надеяться, что скоро этой группой будет разработан правильный документ развития, который не будет состоять только из пустых деклараций (Румельт называет такие документы словом «вода»). А будет документом о стратегии, с учетом принципов разработки таких документов, описанных в книге Румельта «Хорошая стратегия, плохая стратегия» (2011 г.). И хотелось бы, что при создании новой инновационной стратегии Украины будет, в частности, внимательнейшим образом будет проработан опыт КНР при проведении промышленных реформ, с целью его актуализации для нашей украинской специфики, с подробным планом конкретных действий правительства, по реализации этой стратегии.

Такая стратегия станет, по сути, первым шагом нашего отступления от постулатов ВК, применение которого принесло нам столько бед. Почему? Потому что ВК — это не стратегия — это разовое создание условий для обеспечения самозарожающихся процессов в экономике, как это должно происходить в теории неоклассической школы экономики. Государство однажды, по ВК, создает условия для развития, а потом уходит, и занимается только обороной и внешней политикой, а также поддержанием внутреннего общественного порядка. Как мы показали, такого не бывает, и не было нигде в развитых странах (исключение: возможно Гонконг- очень маленький анклав и рынок, который воспользовался всеми уникальными преимуществами существования у «экономических ворот» огромного Китая, в то время, когда Гонконг был протекторатом Британии).

При постановке диагноза нашей экономике, по Румельту, мы должны учесть, что УССР просуществовала 72 года, т.е. более чем в 2 раза больше, чем независимая Украина и влияние ее сказывается на нашем потребительском поведении, трудовой этике, отношению к предпринимательству, и сегодня. Первоначальной задачей в УССР было создание современной для того времени промышленности и машиностроения (факторный рост) 2-й индустриальной революции, и с этой задачей УССР тогда справилась. Но вот когда мы должны были перейти к конкуренции в промышленном экспорте, для повышения качества продукции, примерно в районе 60-х годов прошлого века, что было бы логичным (это в свое время, на таких же стадиях экономического развития, сделали «тигры»: Южная Корея, Сингапур, Китай), нами была сделана стратегическая ошибка-этого не было сделано. Не перешли мы и к такому развитию, и в начале 90-х годов прошлого века. Это- вторая ошибка подряд.

Сегодня мир переживает 4-ю промреволюцию, и мы не должны совершить подряд третью ошибку. Каждая технологическая революция начинается с развития факторов производства, определяемых этой революцией. И если страна отстала в развитии в прошлую технологическую волну, то всегда можно нагнать развитые страны в новой волне технологий. Украина может (и должна) вписаться в рамках 4-й промреволюции в развитый мир, как вписалась в свое время в индустриальный мир 2-ой технологической революции, ценой сверхусилий, Южная Корея (сопоставимая по населению с Украиной страна). И вот тут нам крайне может сегодня помочь решить эту задачу Китай. Во-первых, он сам прошел недавно по историческим меркам путь технологического развития, который придётся пройти Украине. Во-вторых, он заинтересован в партнерах в новой стадии своего технологического развития - стратегии «Сделано в Китае 2025» и «Один пояс один путь» .

По итогам первого полугодия 2021 года Китай сохранил за собой статус крупнейшего торгового партнера Украины. Двусторонний товарооборот достиг 8,85 млрд. долларов США, что составляет 14,6 % от общего объема украинской внешней торговли. Согласно Госстату Украины за январь-июнь текущего года экспорт украинских товаров в Китай вырос на 43 % против аналогичного периода прошлого года и составил 4,28 млрд. долларов США. Одновременно Украина нарастила импорт из КНР на 25 % - до 4,57 млрд. долларов США. Положительная динамика украино-китайского товарооборота, зафиксированная в первом полугодии 2021 года, отвечает общим тенденциям внешней торговли Украины за этот период. Так, в январе-июне украинский экспорт вырос на 30,7% и достиг 29,92 млрд. долларов США, а импорт увеличился на 28 % - до 31,25 млрд долларов США.

 

По словам посла КНР в Украине Фань Сяньжуна, сказанным им на прессконференции, посвященной годовщине стратегического партнерства между Китаем и Украиной, существует большой потенциал для развития взаимной торговли, в частности, в аграрной сфере. В качестве примера Фань Сяньжун сообщил, что Украина занимает первое место среди импортеров в  кукурузы, подсолнечного масла и подсолнечного шрота. В то же время дипломат заметил, что в прошлом году Китай закупил на мировых рынках свыше 100 млн. тонн сои, из них на Украину приходится 50-60 тыс. тонн. Посол также сообщил, что Китай импортирует много ячменя, говядины и гороха. «Мы готовы закупать больше продукции из Украины. Рынок Китая для Украины открыт сказал Фань Сяньжун.

Кроме того, Фань Сяньжун также заявил, что китайские крупные компаний готовы работать на рынке Украины: «Имеются все предпосылки для еще более успешного развития китайско-украинских отношений. Я с оптимизмом рассматриваю перспективы нашего сотрудничества с Украиной. Для этого китайская сторона готова и впредь совместно с украинской стороной прилагать усилия».

 

Необходимо при этом понимать впечатляющие масштаб и технологическую оснащенность китайских компаний. Вот, например, сегодня рыночная капитализация Tencent Holdings Limited, одной из крупнейших инвестиционных и венчурных компаний мира  составляет 570 млрд. долларов США (!!!). А новая турбина компании MingYang Smart Energy мощностью 18 МВт будет больше, чем  General Electric, до недавнего времени считавшаяся самой мощной в мире. Разработчики ME 16.0–242 обещают, что конструкция высотой 242-метра обеспечит электроэнергией 20 тысяч прибрежных домов и прослужит не менее 25 лет .

Китайские телекоммуникационные операторы успешно подключили к 5G-сетям более трети населения страны. Как  The Register, база пользователей 5G операторов China Telecom, China Unicom и China Mobile достигла 500 млн. человек, а количество базовых 5G-станций в стране превышает уже 1,4 млн. Таким образом ИТ-гиганты значительно превзошли прогнозы китайских властей — правительство рассчитывало на подключение 500 млн. пользователей к 5G только к 2023 году .

Китайский железнодорожный оператор CRRC обещает предоставить своим клиентам самые быстрые наземные транспортные услуги в мире. Инженеры компании разработали новый поезд на магнитной подушке, способный разогнаться до 600 км/ч — это всего на 3 км/ч медленнее экспериментального рекордсмена от японской JR Central .

Китайские ученые разработали самый мощный квантовый компьютер в мире и назвали его "Цзючжан" (Jiuzhang). Новый квантовый компьютер может реализовывать масштабные ГБС (GBS) в 100 триллионов раз быстрее, чем самый быстрый в мире суперкомпьютер .

И таких примеров технологического совершенства китайских компаний и их финансовой мощи десятки, если не сотни.

Темпы роста ВВП Китая по-прежнему высоки, в первом полугодии этого года они составили 12, 7%.

Внешнеторговый оборот Китая в первом полугодии 2021 года достиг наилучшего уровня в истории. Общая стоимость импорта и экспорта товаров КНР в первом полугодии этого года достигла 18,07 трлн юаней (около 2,79 трлн долларов США), увеличившись на 27,1% в годовом выражении. В частности, экспорт составил 9,85 трлн юаней (около 1,52 млрд долларов США), увеличившись на 28,1%; импорт — 8,22 трлн юаней (около1,27млрд долларов США), увеличившись на 25,9%. По сравнению с аналогичным периодом 2019 года общий объем внешней торговли, экспорт и импорт по отдельности увеличились на 22,8%, 23,8% и 21,7% соответственно.

Сегодня Украина и Китай подписали межправительственное соглашение, предусматривающее расширение сотрудничества двух стран и содействие реализации совместных проектов в области строительства инфраструктуры: железнодорожного транзита, аэропортов, портов, коммуникаций и муниципального инженерного строительства. Соглашение также предусматривает привлечение средств на льготных условиях от правительства КНР, необходимых для реализации инфраструктурных проектов.

В любом технологическом развитии важным фактором успеха является не только наличие хорошей идеи, а также наличие финансовых институтов, которые профинансируют эту идею. Китай может для нас стать таким институтом, если мы разделим его философию технологического развития.

Мы как независимая страна должны учитывать тренды мирового развития, и одновременно быть очень недоверчивыми относительно рецептов развития в мире от разных «фишеров», которыми мы буквально окружены. Мы не можем следовать чьим-то указаниям бездумно. Мы сегодня должны постоянно провозглашать, что у Украины нет постоянных врагов и постоянных друзей, а есть только интересы. Наши настоящие интересы состоят ни в чем ином, как в укреплении обороноспособности нашей страны (перед тем как заработать, необходимо элементарно выжить), которая невозможна без современной промышленности 4-й промреволюции. Это- аксиома. Без развитой национальной промышленности нет ни эффективной обороны страны, ни современного сельского хозяйства. Кривая производственных возможностей предполагает, что при данном уровне производительных сил, при полной загрузке экономики, мы каждую лишнюю единицу вооружения можем создать только при снижении потребления продовольствия населением («пушки вместо масла») и нам следует поэтому серьезно пересмотреть стандарты своего поведения при потреблении, если мы хотим быть независимой страной. США, Китай, РФ и другие страны, которые тратят значительные средства на оборону не так уж и глупы при этом (ведь могли бы все проесть и потребить, а нет - тратят на оборону). После 1991 года, Украина, сбросив с себя военную нагрузку времен УССР, наконец накормила свое население. Однако в 2014 году, если бы не поддержка мирового сообщества ( в следующий раз такой поддержки может и не быть, как ее не было, скажем в 1938 году для Чехословакии), могла бы и потерять свою независимость в конфликте с РФ («если не хочешь кормить свою армию придется тебе кормить чужую»). Поэтому мы в своей экономике должны сохранять разумный баланс между потреблением и созданием артефактов новой 4-й промышленной революции.

И сотрудничать мы должны со всеми странами Запада, и со всеми странами Востока («нельзя класть яйца в одну корзину»), которые могут быть нам полезны. Если кто-то относится к нам, как к сателлиту - это должно стать оскорблением для нас. Никогда еще страна не добивалась результатов, если ее элиты осознавали свою ущербность. Только страна с достоинством может найти свое место в мире. Идеология китайской стратегии «Один пояс и один путь» — это взаимное уважение партнеров. Чтобы проверить это необходимо просто попробовать, и принять участие в этом проекте.

Китай признал независимость Украины 27 декабря 1991 года, а дипломатические отношения установлены с 4 января 1992 года, договор о дружбе и сотрудничестве с КНР  подписан 15 мая 2014 года . На наш взгляд, необходимо существенно углубить это сотрудничество, ведь уже скорее всего в среднесрочной перспективе, учитывая темпы технологического роста и размеры населения страны, Китай станет первой экономикой мира. И было бы просто глупостью с нашей стороны не поставить на развитие экономических и политических отношений с такой мощной «мир-экономикой» (Фернан Бродель). А Китай, со своей стороны, безусловно заинтересован в сотрудничестве с таким перспективным партнером, как Украина, который в лице нынешней власти обладает волей к изменениям, чего у нас не было давно.

 

 


Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Украина,Китай,промышленность,Геополитика,сотрудничество
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.