Беглецы из еврейского плена. Встреча

25 января 2020, 20:47
Владелец страницы
0
64
Беглецы из еврейского плена. Встреча
На фото - река Северский Донец в верхнем течении (загружено пользователем АлинкаТехноблогШоу)

Пятнадцатая глава исторического романа «Русь и иудеи. Викинги в каганате»

Сороковые годы восьмого века от Рождества Христова

Генрих и Мстислав, двигаясь по дубраве и взяв дальше от реки, обогнули первое поселение северян, попавшееся на их пути по левому берегу Северского Донца. Обогнули и второе. Деревня, в которой жил славянин до его пленения чёрными болгарами была несколько выше по течению реки и на её правом, высоком берегу. Пока же беглецы двигались по восточному низкому берегу, поскольку при движении здесь перепадов вверх-вниз было меньше, и по мнению сакса и северянина это способствовало большей скорости их передвижения.

Германец и славянин пока огибали селения северян, поскольку понимали, что при зависимости северян от иудейского (Хазарского) каганата их появление может привести к проблемам и для жителей деревни, и для них самих. Беглецы не исключали также, что в том или ином поселении могут жить и несколько хазар или близких к хазарам чёрных болгар, и власть в деревне может быть у них.

Постепенно родное селение Мстислава приближалось. Незадолго до него, сакс и северянин вечером переправились на правый берег Северского Донца и к родной деревне славянина они прибыли в начале ночи. Было неплохо видно, поскольку луна была почти полной, да и Мстислав хорошо ориентировался в родных местах.

Вскоре германец и славянин приблизились к небольшому частоколу вокруг поселения, выполнявшему скорее символическую, чем реально оборонительную роль. При приближении к ограде друзья почувствовали, что они не одни. Кто-то явно скрывался за частоколом.

- Мы пришли с миром, - негромко сказал Мстислав, - не бойся и покажись.

В ответ беглецы услышали вырвавшееся, как почти стон:

- Слава, - сказал отец северянина.

- Да, батя, - стараясь говорить тихо ответил беглец.

- Подожди меня со своим другом там, где стоишь, - также негромко сказал отец, - я скоро приду к вам.

Ждать пришлось минут пять-семь. Затем ближайшие небольшие ворота в частоколе открылись из них вышел поджарый мужчина среднего роста лет сорока пяти и направился в сторону друзей, которые, выполняя его просьбу не двигались ему навстречу, вместе с северянином шли две не подающие голос собаки. Когда мужчина подошел ближе Мстислав сделал шаг к нему навстречу. Отец и сын обнялись и несколько секунд стояли молча. Затем разжав объятия и сделав шаг в сторону Мстислав показал отцу на германца и негромко сказал:

- Это - мой друг, это теперь мой брат - Генрих, мы вместе с ним сбежали из рабства у очень богатого и очень влиятельного в каганате и не только в каганате еврея из Фанагории, Генрих - германец и он великий оружейник.

Отец Мстислава протянул руку Генриху и представился:

- Вадим.

После этих слов и рукопожатия старший северянин и сакс на мгновение обнялись. Затем Вадим попросил друзей следовать за ним. Когда они сделали несколько шагов, Генрих предложил воспользоваться лошадьми, которых беглецы вели теперь за собой. Вадим согласился. Друзья слегка перераспределили поклажу между свободными лошадьми и вскоре подвели коня без поклажи, но под седлом отцу Мстислава, тот не заставил себя долго ждать и вскоре был на лошади, за ним последовали и беглецы. На конях они довольно быстро ушли от селения в относительно укромное место в дубраве, в паре вёрст от деревни. Собаки всё это время молча следовали за ними.

Когда трое мужчин оказались в скрытом месте, то Вадим спешился и отвёл собак немного назад, туда, где по предположению славянина было наиболее вероятно движение тех, кто хотел бы понаблюдать за его встречей с сыном и германцем. Северянин оставил собак сторожить и перед своим уходом опустился на одно колено и улыбнувшись потрепал обеих за шеи, те в ответ успели с двух сторон ткнуться своими носами в его щёки.

Вскоре кони разбрелись по небольшому кругу вокруг места привала людей, кто-то из них стал щипать траву, кто-то засыпал стоя, а кто-то улёгся на землю.  Мужчины же довольно быстро развели небольшой костёр и сели недалеко от него, все они были не голодны, однако от того, чтобы подкрепиться не отказались. Тем более, что никто из них не был уверен в том, что придётся делать через минуту. Появление непрошенных гостей нельзя было исключить, а значит и время до следующей возможности поесть могло быть каким угодно большим.

Перед тем, как трапезничать, Генрих и Мстислав поблагодарили Господа за пищу, и попросили Его благословить её. Вадим промолчал, однако, когда он съел немного хлеба и солёного сала с овощами, которые он же и принёс, то спросил у сына:

- Слава, ты стал христианином?

- Да, отец, - ответил сын, по-видимому, не считая свой шаг чем-то особенным.

Вадим ещё чуть помолчал, а затем сказал:

- Твоё право, только у меня к тебе просьба, если у нас будут встречи с земляками за пределами нашей семьи, то ты пока открыто не показывай это. Хорошо?

- Как скажешь отец, - коротко ответил Мстислав.

Вскоре закипела вода в котелке, Генрих заварил зелёный китайский чай, брикет которого он предварительно растолок в ступке (в восьмом веке зелёный чай готовили так) и угостил им Вадима. Сакс также предлагал отцу Мстислава налегать на копчёное мясо, которое было у беглецов и хвалил сало, хлеб и овощи, которые принёс Вадим.

Славянин поблагодарил сакса и спросил его и своего сына:

- Вас преследуют? И если да, то как вы думаете, погоня за вами сколь близка к вам?

Генрих сделал несколько глотков зелёного чая и ответил:

- Скорее всего преследуют. Думаю, что они отстают на полсуток, в лучшем для нас случае - на три четверти суток.

Мстислав промолчал, показывая, что согласен с другом.

- Как вы думаете, погоня идёт только за вами, ищет заложников или ведёт разведку для похода на тех северян, других славян и балтов, кто ещё не платит иудеям и хазарам дань? 

Германец на несколько секунд посмотрел в звёздное небо. Потом взглянул в лицо Вадима и ответил:

- Не простой вопрос. Нас со Славой хотели подарить старшему сыну бека Булана Давиду на его свадьбе с дочерью нашего бывшего хозяина, которая явно намеренно устраивается в степи севернее и северо-западнее городов и тех мест, где в основном живут иудеи. Бек собирался приехать на свадьбу, а он может придумать всё что угодно. Тем более, что путь на юг после тяжёлого удара арабов по каганату и тому, что иудеи в каганате стали, по сути, союзниками халифа, для иудеев сейчас невыгоден, а бек Сабриэль - иудей.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.