Злость Аарона

30 ноября 2019, 19:25
Владелец страницы
0
47
Злость Аарона
На фото – часть остатков Пантикапея (Боспора) в Керчи

Русь и иудеи. Викинги в каганате

Седьмая глава исторического романа
Сороковые годы восьмого века от Рождества Христова
Злость Аарона

Младший брат еврейского купца Иосифа и доверенное лицо бека Сабриэля (Булана) Аарон, которому было чуть за сорок, сидел в одной из комнат своего дома в еврейской части Карши (Чарши, Боспора, ранее Пантикапея, ныне Керчи) и слушал рассказ своего младшего компаньона, еврейского купца Абрама о ситуации в Готии и близких к ней землях иудейского Хазарского каганата.

С каждым словом Абрама Аарон всё с большим трудом сдерживал свой гнев. Еврей, чтобы как-то расслабится то с силой сжимал пальцы свой правой руки, которые он держал под поверхностью стола, в кулак, то разжимал их. Однако это не помогало, его терпение явно подходило к концу, чтобы попытаться сдержать свою ярость, он жестом левой руки остановил Абрама и, пытаясь казаться, как можно более любезным и одновременно почти беззаботным предложил:

– Дорогой Абрам, а не спустится ли нам в сад, по-моему, там чудесно и почему бы нам помимо зелёного китайского чая не выпить, и критского вина?

Гость, которому было также около сорока, и который был чуть стройнее не особо склонного к полноте хозяина с радостью согласился на предложение своего старшего компаньона. Пока два купца выходили из дома в сад и усаживались в беседке, Аарон пытался утихомирить свой готовый вот-вот разбушеваться нрав, однако удавалось ему это с трудом. После того, как гость и хозяин сделали по несколько глотков вина, принесенного слугами, старший компаньон попросил младшего продолжить свой рассказ.

Абрам тут же откликнулся на его просьбу и вновь потекло его внешне спокойное повествование, которое сейчас во многом был посвящено одному человеку – наследнику престола Хазарского каганата, сыну кагана и тудуну в Таврике, и прилегающих к ней землях каганата Багатуру. Когда речь зашла о контактах Багатура с одним из неофициальных, но реальных лидеров готов Иоанном, раздраженный хозяин встал и принялся ходить по беседке, вскоре он вновь жестом остановил речь гостя, и заговорил сам:

– Правильно ли я понял Абрам, что Багатур решил не выполнять скромную просьбу нашего бека Сабриэля и не стал добиваться от Иоанна передачи нам хотя бы малой части вывезенных германцем, и его компаньонами из Малой Азии икон для подарка главе Ромейской Империи? Не стал даже за плату Иоанну?

Гость взял небольшую паузу, немного склонил голову и весьма негромко ответил:

– Господин, я не знаю деталей разговора Багатура и Иоанна, поскольку они вели беседу один на один, но судя по результатам поездки наследника престола в Партениты (ныне Партенит), это так.

Хозяин на несколько мгновений остановился и внимательно посмотрел на своего младшего компаньона, а затем задал следующий вопрос:

– Дорогой Абрам, а что ты так тихо говоришь? Ты боишься Багатура?

Перед ответом гость также немного помолчал, а потом лишь чуть громче, чем раньше сказал:

– Как и ты господин, я иудей, я твой младший компаньон, и я, разумеется, на твоей стороне, я на стороне нашего дорогого бека Сабриэля, но прошу понять меня правильно. Это и ради твоего блага господин, и ради блага твоего старшего брата Иосифа, и ради блага бека Булана, и ради блага всех иудеев каганата. Тенгрианец Багатур не смотря на свою молодость совсем не прост и у него немалая власть, и влияние, и он наследник престола, как никак. Не стоит также сбрасывать со счетов здесь в Карши и возможности одного из лидеров готов Иоанна, многие христиане, и язычники в Боспоре, в Готии, в Таврике, и в целом в каганате о нём весьма высокого мнения, и он довольно влиятелен.

Лицо старшего компаньона слегка побледнело и он, не ответив прямо на реплику гостя, задал ещё один вопрос:

– Абрам, расскажи мне также о нашем иудейском сотнике, который был в личной охране младшего брата Сабриэля Исаака и который убил какую-то славянку, он что по-прежнему в заточении? Багатур так и не выпустил его?

Гость, который, как и хозяин, и так был напряжён, кажется, что напрягся ещё сильнее:

– Да, господин, славянка нравилась Иоанну, да и все местные жители: готы, греки, кочующие невдалеке чёрные болгары, и не так многочисленные славяне были возмущены её убийством, так что нашему еврейскому сотнику ещё придется посидеть в темнице. К тому же и хазарские тенгрианские воины наследника престола, скорее всего все, как один одобряют заточение в темницу нашего иудея.

Аарон посмотрел в глаза гостю.

– И здесь влияние германца, – хозяин взял небольшую паузу, а затем продолжил, – он заработал своё весомое положение спасением и распространением икон из Малой Азии вместе со своими старшими компаньонами славянином Николаем, и своим дядей Дмитрием? Где они, кстати, дорогой Абрам, что-то о них последнее время не слышно?

– Господин, по поводу влияния Иоанна ты во многом прав, но прости меня дорогой Аарон, для нас иудеев будет лучше, если мы не будем забывать и другую часть правды. Иоанн, не смотря на свою относительную молодость, умеет воодушевлять готов, всех христиан и язычников Таврики на подковёрную борьбу с нами иудеями, умеет воодушевлять христиан, и язычников на поиск взаимопонимания с хазарами-тенгрианцами, в том числе и с сыном кагана Багатуром. Что касается старших по возрасту друзей Иоанна славянина Николая и дяди Иоанна Дмитрия, то их в Таврике ныне не видно. И не исключено, что это вряд ли для нас евреев к добру. Старшие компаньоны Иоанна всегда готовы сделать для нас неприятный сюрприз, – ответил Абрам.

Пока гость говорил, Аарон чуть расслабился и его новые слова уже были сказаны более спокойным голосом:

– Насколько мне известно, Дмитрий и Николай перевезли свои семьи из Константинополя в Венецию, может они просто заняты своим обустройством на новом месте, и поэтому их в последнее время не видно, и о них не слышно в Таврике? Правда говорят, что чуть больше года назад жена Дмитрия и его старший сын вновь появились в Константинополе вместе с какой-то, по-видимому очень знатной девушкой с Запада Европы.

Гость улыбнулся и в ответ на реплику своего старшего компаньона задал свой вопрос:

– Дорогой Аарон, а зачем они перевезли свои семьи в Венецию? Чтобы стать более защищёнными от нынешней иконоборческой власти Ромейской Империи? Чтобы ещё больше развязать себе руки? А разве, когда у них будут развязаны руки, они не постараются что-нибудь придумать и осуществить против нас иудеев? Или они стали друзьями нам евреям? А что касается очень знатной девушки с Западной Европы, которую сопровождают жена и старший сын Дмитрия, то разве она не может послужить опорой для более доверительных отношений Дмитрия, и Николая с императором Константином, и императрицей Ириной? А неужели такие отношения с главой Ромейской Империи и его женой Дмитрий, и Николай не попытаются также использовать против нас?

Хозяин дома взглянул на гостя, сел на свой стул в беседке, вновь спрятал теперь уже обе руки под поверхность стола и сжал пальцы в замок. Гнев на Багатура и его тенгрианское окружение, на христиан Иоанна, Дмитрия и Николая, и их друзей явно требовал выхода. В следующее мгновение Аарон приподнялся со стула, взял его в левую руку, обошёл стол и вновь сел рядом со своим младшим компаньоном. Затем он приобнял гостя правой рукой за плечо и наклонившись к его уху тихо прошептал:

– Для начала мы должны убить Иоанна. Не исключено, что об этом уже отдавал приказ младший брат бека Сабриэля Исаак, но пока, увы, Иоанн жив.

После этих слов хозяин взял свой кубок и жестом предложил Абраму выпить. Гость взял свой. Компаньоны на несколько мгновений посмотрели друг другу в глаза, а затем осушили свои кубки.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.