Атака сикария

9 ноября 2019, 09:50
Владелец страницы
0
60
Атака сикария
То, что осталось от сики

Русь и иудеи. Викинги в каганате

Четвёртая глава исторического романа 

Первый век от Рождества Христова

Атака сикария 

На фото – то, что осталось от сики – крупного ножа (кинжала или короткого меча) с изогнутым клинком, изначально распространенным в Иллирии, Фракии, Дакии, а затем и в других землях Римской Империи. Это оружие применяли и гладиаторы. По его названию была известна и еврейская революционная и террористическая группировка - сикарии (кинжальщики).

Гот Теодорих, приёмный сын римского сенатора Марка Корнелия Сципиона, с другом Сципиона галатом Дейотаром и двумя телохранителями неторопливо шли по улице Ирода в Иерусалиме. Теодорих месяц назад приехал в Иудею из Боспорского царства, где находился вместе с Марком Корнелием, исполнявшим там обязанности легата (посла). 

Теодориху было немногим более двадцати, он был крепок и повыше ростом, чем его спутник, Дейотар. На них была греческая одежда, но подобранная так, чтобы насколько возможно быть ближе к одежде евреев.

Галату (восточному кельту) Дейотару было чуть больше сорока. Среднего роста, волосы с проседью. Кельт, ещё прадед которого уже имел римское гражданство, был если не сказочно, то очень богат. Дейотар симпатизировал Теодориху и очень хотел женить его на своей старшей дочери Октавии. Желая познакомить германца со своей дочерью, Дейотар, будучи год назад в Боспорском царстве, уговорил гота посетить Кесарию, город, где жил восточный кельт. А заодно предложил, если германца заинтересует, посмотреть и остальную Иудею, чьим административным центром тогда была Кесария, а, возможно, и Сирию, бывшую тогда, как и Иудея, частью Римской Империи. Дал согласие на это путешествие приёмному сыну и давний друг Дейотара, Сципион.

Сейчас прогулка по Иерусалиму была небезопасной; Дейотар был много наслышан о сикариях, иудейских революционных террористах, нападавших на улицах и площадях Иерусалима на тех, кого они считали своими врагами, и поэтому не хотел рисковать своей и германца жизнью. Под одеждой у гота и восточного кельта, как и у двух их телохранителей, были панцири, в складках одежды у всех спрятаны кинжалы, а в руках были посохи со стальными сердечниками внутри деревянной обшивки.

Теодорих и Дейотар, идя по улице Ирода, старались держаться подальше от других людей, чтобы не пропустить возможный удар сикария. Галат понимал, что Теодорих, как приёмный сын римского сенатора из знаменитого рода, не так давно бывшего и послом Рима в Боспорском царстве, является лакомой целью для еврейских революционеров. Ведь в случае успешной атаки на германца, они получили бы весьма значимую для них рекламу своего террора из-за статуса отца гота и принадлежности германца через него к знаменитому римскому патрицианскому роду. Поэтому Дейотар упорно уговаривал Теодориха сделать посещение Иерусалима как можно более кратким, и скрепя сердце согласился с просьбой гота несколько дольше задержаться в городе лишь при условии выполнения надлежащих мер предосторожности, с которыми Теодорих согласился.

Сегодня был их последний день в Иерусалиме и в его окрестностях. Раньше они ознакомились с храмом, насколько это было возможно для неевреев, и осмотрели город. Вскоре германец и восточный кельт собирались возвращаться в Кесарию. Сейчас они, прощаясь с Иерусалимом, прогуливались по улице Ирода. Теодорих, Дейотар и их телохранители внешне были веселы и почти беззаботны, но на самом деле они давно почувствовали слежку и готовились к отражению атаки.

Гот хорошо видел идущего навстречу ему еврея, который старался не смотреть Теодориху в глаза и явно собирался идти на сближение с германцем несмотря, на то, что гот, насколько смог, принял вправо, оставляя иудею проход слева. Видя намерения еврея, Теодорих, слегка опиравшейся правой рукой на посох (который был настоящим произведением оружейного искусства со стальным прутом внутри и деревянным покрытием снаружи, при этом утончавшийся низ длинной трости был полностью стальным), как бы случайно выбросил нижний конец посоха вперёд и чуть влево, не давая иудею свободно приблизиться к нему.

В этот момент еврей сам взглянул в глаза германцу и вынужденно стал обходить его слева. Гот перехватил посох в левую руку и насколько смог, ещё сместился вправо. Возможно, что при подготовке к атаке сикарий сам или с помощью других иудеев, готовивших вместе с ним террористический акт, так завёл себя на атаку, что, сейчас будучи почти обнаруженным и оказавшись в незавидной ситуации для нанесения удара, он всё-таки атаковал.

Еврейский революционер ударил своим изогнутым ножом в правой руке, но из-за предварительно проведённых манёвров Теодориха с посохом и своим телом, атака сикария была сделана со слишком большого расстояния. Германец, держа левой рукой посох выше уровня удара, ответил быстрым наклоном его влево, ударив по правой руке иудея с ножом своим тяжелым и крепким оружием сверху и слева. Увидев, что в левой руке у еврея нет другого ножа, гот не стал терять время на то, чтобы выхватить свой нож правой рукой, а просто вложился в удар правым кулаком в голову террориста. Физически Теодорих был значительно сильней сикария, к тому же иудейский революционер здорово подставился под ответную атаку и удар потряс его, еврея повело дальше влево, он правда ещё устоял на ногах, но на какое-то время потерял ориентировку, этого времени для германца оказалось более, чем достаточно для того, чтобы перехватив посох двумя руками нанести сикарию удар его относительно тонким и стальным нижним концом в живот.

Гот пробил иудея насквозь. В следующие мгновения он вытащил посох из еврея, поменял правую и левую руку на нём местами, чтобы было удобнее действовать впредь, при этом Теодорих почти полностью выпрямился и теперь стоял на слегка согнутых ногах в окружении Дейотара и двух телохранителей, готовый к новой атаке. Между тем на улице Ирода давно уже раздавался громкий свист, который издавали восточный кельт и оба телохранителя при помощи свистков из кости. Галат и два телохранителя непосредственно не вмешивались в короткий бой гота и иудея, поскольку немного запаздывали из-за того, что были за спиной германца, и видели, что Теодорих справляется, а также в связи с тем, что прикрывали гота со спины и боков, приготовившись к отражению атаки других сикариев.

Вряд ли еврейский террорист был один, но явная готовность Дейотара и телохранителей к бою, невозможность для других сикариев подойти к ним скрытно, а также быстрая и печальная участь первой иудейской атаки на германца привела к тому, что больше никто из окружающей толпы не решился атаковать гота, кельта и их телохранителей. К тому же громкий свист также возымел свой эффект и с обоих сторон по улице Ирода уже бежали римские легионеры к месту короткого боя. 

Как позже узнал Дейотар, нападавший на Теодориха иудейский революционер-бедолага не пережил того дня. Когда легионеры приказали нескольким евреям нести тяжелораненого сикария в темницу, то вскоре другой подошедший к процессии в толпе террорист ударом своего изогнутого ножа добил несчастного коллегу и тут же вновь скрылся в толпе. Разбирательство римлян по этому поводу не привело к поимке убийцы сикария.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.