Пять главных мифов антиправославной пропаганды от захватчиков храмов на Украине

3 апреля 2019, 18:45
журналист
0
392

1.Незалежной державе – незалежную Церковь! 2.Все автокефальные церкви подчиняются Константинополю 3.СЦУ признал весь мир! 4.У РПЦ нет томоса об автокефалии 5.Московский патриархат создал Сталин

Статья «Пять самых шокирующих обстоятельств захвата православных храмов на Украине» вызвала заметный отклик в интернете. Не обошли её вниманием и члены ОПГ «Святейшая церковь Украины» («СЦУ»). Приведём характерный фрагмент обсуждения в соцсетях.

Особую благодарность вызывает последний комментатор, «резюмирующий» предыдущие заверения СЦУшников о том, что «никаких захватов нет» и требующих удалить «дезинформацию». Но речь не о том. А о домыслах в отношении канонической церкви на Украине и вымыслах о «СЦУ», жертвами которых и стали «пэрэсични допысувачи» страницы ФСК в соцсети.

Итак, измышление первое:

1. «Незалежной державе – незалежную Церковь!»

Данный лозунг культивируется ещё со времён Кравчука, который, резко сменив должность главного проводника научного атеизма в УССР на пост президента незалежной Украины, создал в 1992 г. вместе с расстригой Филаретом «истинно национальную церковь».

Отметим, что Церковь истинную, без приставки «национальная» создал в I веке нашей эры Сам Господь-Бог через своих апостолов. Таким образом, Она пережила все державы эпохи своего основания плюс десятки государств, основанных в более позднее время. Даже на территории нынешней Украины церковь русская имела возможность наблюдать, как поочерёдно канули в лету Королевство Польское, Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Венгерское Королевство, Османская Империя, Австро-Венгерская империя, СССР, не говоря уже об однодневках времён гражданской войны и «вызвольных змагань» начала прошлого века вроде УНР.

Так что, для 27-летней щеневмерлой, но последовательно к тому стремящейся, заявления о «приватизации» двухтысячелетней Церкви, по меньшей мере, нескромны. Не говоря о том, что с церковной точки зрения стремление к разделению церкви по государственным (племенным) границам – вообще ересь.

В 1872 г. Константинопольский собор постановил: «Мы отвергаем и осуждаем племенное деление, то есть племенные различия… в Христовой Церкви, как противные евангельскому учению и священным законам блаженных отцов наших, на коих утверждена Святая Церковь… Приемлющих такое деление по племенам и дерзающих основывать на нем небывалые доселе племенные сборища, мы провозглашаем, согласно священным канонам, чуждыми Единой Кафолической и Апостольской Церкви и настоящими схизматиками».

«И будет одно стадо и один Пастырь» – так сказал Христос (Ин. 10:16). В Котором, по слову апостола, «нет ни эллина, ни иудея». Именно поэтому природа христианства такова, далеко не «каждое суверенное государство имеет свою поместную церковь».

Поскольку большинство кэрманычив нынешней Украины католики (в частности, униаты), сообщим их электорату, что «поместной католической церкви» не существует даже в странах с самым высоким числом католиков – таких как Бразилия (136 млн.), Мексика (101 млн.), Филиппины (75 млн.), США (68 млн.), Франция (36 млн.)… Нет поместной церкви в самых густонаселённых католиками Испании (94%), Аргентине (92%), Ирландии, Ирландии (88%). И, наконец, «своей Римо-католической церкви» нет даже в Италии со столицей в Риме! Все католики Рима подчиняются «наместнику Бога на земле» – ватиканскому понтифику.

Сторонникам же поместности из «православной СЦУ» поведаем, что в мире около двухсот стран. Но автокефальных церквей всего лишь 15 (некоторые считают, что 14). Последняя каноническая автокефалия была дарована полвека назад. Речь идёт о Православной Церкви в Америке, чья юрисдикция распространяется не только на США (5 млн. православных) и Канаду (680 тыс. православных), таким образом, не имеющих «свою» поместную церковь, но и на приходы в Мексике, Аргентине, Бразилии, Перу, Венесуэле и Австралии. Такое вот «незалежной державе незалежную церковь».

Но отсюда справедливый вопрос: если стремление к автокефалии как таковой – ересь, то почему же упомянутые 14 поместных церквей считаются каноническими? Да потому что автокефалия их, как правило, была вынужденной. Первые четыре патриархата были учреждены в то время, когда Римская империя подвергала христиан жесточайшим гонениям. Следовательно, административное управление церковью (по сути, подпольной) из единого центра (тем более, из столицы языческой империи – Рима) было невозможно.

Затем в ересь латинства впал Второй Рим. И московская кафедра, никогда не стремящаяся к самостоятельности, просто вынуждена была отделиться от униатского уже Константинополя, чтобы сохранить православие на Руси.

Наконец, в 1453 г. Ромейская империя была повержена и оккупирована иноверцами-османами. По мере того, как от турецкого ига освобождались соседние страны, приходило понимание того, что Церковь в них не может быть зависимой от константинопольских патриархов – прямых ставленников султанов.

Как видим, поместность церкви в «государственных границах» это исключительный и вынужденный шаг, но основанный на принципе: «автокефалия предоставляется лишь цветущей ветви Церкви». И уж что-что, но «украинское православие», за всю историю своего существования раздираемое расколами, попираемое унией и благоволящей ей власти, цветущей ветвью никак не назовёшь. Тем более, в сравнении с РПЦ – правящей для УПЦ (МП) церковью – крупнейшей в православном мире.

Ну и, наконец, в 2008 г. сам Варфоломей осудил этнофилетический автокефализм (то есть, собственные деяния 2018 г. на Украине), а 2016 г. уже созванный Варфоломеем «Всеправославный собор» постановил, что «принцип автокефалии не может функционировать в ущерб принципу соборности и единства Церкви».

Насколько же «предоставление Украине автокефалии» «укрепляет» соборность и единство Церкви, рассмотрим в следующем пункте.

2. «Все автокефальные церкви подчиняются решениям Вселенского патриархата»

Данный тезис сам по себе оксюморон, согласимся.

Тем не менее, именно этот аргумент – один наиболее «весомых» для захватчиков православных храмов на Украине: мол, православные общины обязаны подчиняться «Его Всесвятейшеству», основавшему «СЦУ» и упразднившему на Украине УПЦ (МП). Послушаем, в частности, градоначальников Могилёв-Подольского, руководящих захватом Александро-Невского храма.

В православии папизм (беспрекословное подчинение всех католиков «наместнику Бога на земле») невозможен по определению. Согласно Символу православной веры, Единая Святая Апостольская Церковь – соборная. То есть, в административном отношении она управляется соборным разумом всего церковного народа, который делегирует свои полномочия участникам поместных соборов (мирянам, белому священству и монашествующим, в т.ч., иереям и архиереям). На общеправославном уровне Церковь руководствуется решениями вселенских соборов, на которых епископ любой церкви имел голос, равный по весу любому патриарху любого патриархата. И уж тем более, никакой патриарх (включая Константинопольского) не имеет власти над какой бы то ни было поместной церковью.

Однако для того, чтобы как-то обосновать своё вмешательство на каноническую территорию Московского патриархата Константинопольский патриарх присвоил себе право власти (по сути, провозгласил себя «восточным папой») – «на основании» 34 апостольского правила. Об этом каноне и талдычат украинские «автокефалы». Однако же он гласит: «Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух».

Ни один из общепризнанных Церковью толкователей канонов со времён I Вселенского собора (325 г н.э.) до наших дней не усмотрел здесь особых прав епископа Второго Рима. Да и любой просто здравомыслящий читатель легко убедится, что здесь ни о каком первенстве Константинополя во всеправославном масштабе речь не идёт. Правило говорит, что «епископам всякого народа» (то есть, изначально, внутри той или иной области/провинции Римской империи, заселённой определённым народом) следует всё, что выходит за рамки их административной компетенции как управляющих епархией (а тогда под епархией подразумевался город и его окрестности) оставлять на суд главного из них.

Более того, объявление Варфоломеем себя «главой Церкви», в то время как Её Главой по православному учению является единственно Христос, вообще выдаёт еретика высшей пробы. Что и было засвидетельствовано священноначалием Русской церкви. «Если одна из Церквей поддерживает раскольников, если одна из Церквей нарушает каноны, то она перестает быть Православной Церковью», – заявил 28 октября патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Отметим, и синод РПЦ 15 октября определил, что Константинопольский Патриархат пребывает «за пределами канонического поля».

Также и миряне в лице Союза православных братств, в полном соответствии соборному характеру церкви, призвали будущий архиерейский собор РПЦ провозгласить анафему «осквернителю кафедры святых святителей престола Нового Рима». В Киеве на традиционном Крестном ходе в честь Торжества Православия был зачитан проект анафематствования «раскола вселенского православной церкви учинителю, канонов церковных и преданий отеческих разрушителю, властолюбия папского подражателю и церкви русской ненавистнику; митрополии Киевской в руки раскольников предателю и еретиков возглавителю; междоусобной брани в стране нашей возжигателю, прещений законных беззаконного упразднителю, под ту же анафему самохотно впавшему».

Так что для верных УПЦ (МП) данный персонаж не только не «вселенский начальник», но уже и не канонический патриарх. И даже не Варфоломей (поскольку выйдя за пределы канонического поля Церкви утратил право на монашеское имя), а просто Димитриос Архондонис.

Такое же отношение к Экуменическому «патриарху» и «патриархату» (поставившему под большое сомнение собственную каноничность после вступления в «евхаристическое» общение с самочинными сборищами), как минимум, и у Сербской церкви. А вместе с верующими РПЦ это уже явное большинство православных мира, что подталкивает к разговору о «всеправославном признании СЦУ».

3. «Святейшую церковь Украины признал весь мир!»

Этот «аргумент» используется агитаторами за «перевод» православных храмов в «СЦУ» на собраниях далёких от церковных вопросов территориальных общин. Вот, к примеру, выступление помощника главы одной из райгосадминистраций Черновицкой области.

На самом деле «СЦУ» не признана ни одной из 14 автокефальных церквей мира (а Экуменическая «церковь» с канонической точки зрения таковой уже и не является). Более того, в той или иной степени действия Фанара на Украине осудили третий в диптихе церквей Антиохийский патриархат, уже упомянутая нами Сербская церковь, Православная церковь в Америке, Польская церковь, Румынская церковь, предстоятель Церкви Чехии и Словакии, и даже церкви «греческой традиции» – Албанская и Кипрская. Также «греческий» Александрийский патриарх выразил озабоченность действиями грека Архондониса. Он же, как и предстоятель «греческого» Иерусалимского патриархата, выразил поддержку канонической УПЦ (МП). Даже Элладская церковь отказывается рассматривать «украинский вопрос». И это несмотря на то, что Экуменический «патриарх» (которому, по его мнению, и убеждению его украинских духовных чад должны подчиняться все православные) почти три месяца назад призвал все православные церкви признать «СЦУ».

«Ладно, у нас нет признания вселенского православия, – соглашаются «самые продвинутые». – Но у вас вообще нет томоса!».

И с этим нельзя не согласиться.

4. «У РПЦ нет томоса об автокефалии, значит она менее канонична, чем СЦУ»

На всеукраинском уровне эту «уловку» запустил ни кто иной, как сотворец «СЦУ» равноостолопный Пётр (тайм-код видео – 7 мин. 41 сек.).

Что же, откроем Петру Алексеевичу страшную тайну: томоса об автокефалии нет и у его «церкви-матери» – Экуменического «патриархата». Как и у всех древних поместных церквей. Традиция выписывать томосы относительно недавняя. Русская же церковь де-факто стала автокефальной в середине XVI в., когда Константинопольский патриархат впал в унию. То есть, сам покинул православную церковь. И вернулся в Православие уже с основательно подмоченным авторитетом. Потому-то грамота об утверждении Московского патриархата подписана не одним только Константинопольским патриархатом, но также Иерусалимским и Александрийским, временно управлявшим и Антиохийской кафедрой.

А вот подписи Сталина там нет…

И это опровергает последний довод Свидетелей Томаса.

5. «Московский патриархат создал Сталин»

Вслед за «верховным Петром» с данной мантрой на устах ведут наziю на захваты «москальских храмов» и его подчинённые по «президентской вертикали».

Но с данным мифом проще всего. Это традиционная свидомая брехня из ряда «геноцидов-голодоморов», «Конотопской резни», «расстрелянных кобзарей» и несть им числа.

На самом деле 4 сентября 1943 г. Сталин принял у себя действующих митрополитов Сергия (местоблюстителя патриаршего престола), Алексия и Николая (то есть, РПЦ своё существование не прекращала). По итогам встречи было принято решение о проведении архиерейского Собора, который впоследствии избрал митрополита Сергия патриархом. Вот и всё об «учреждении Сталиным РПЦ».

Но не всё о представлениях покровителей «украинской церкви». В ней, оказывается свой, украинский... бог!

Слушаем внимательно куму украинского президента и по совместителю украинского законодателя от Блока Петра Порошенко.

С чем и поздравляем «Всесвятейшего патриарха Варфоломея».

Вот только зачем мы, спрашивается, столько говорили о каких-то там канонах, правилах апостолов и самом Христе?

Фонд стратегической культуры

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: томос
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.