Аваков о "пещерных" антисемитах - прозрение или самосохранение?

4 мая 2018, 11:20
журналист
1
557
Аваков о  пещерных  антисемитах - прозрение или самосохранение?

Что вы говорите! «Москалей на ножи» уж лет десять, как приветствуется, «коммуняку на гилляку» – милое дело! Цыган жечь – вообще субботник. И только антисемитизм, видите ли, пещерный!

В Одессе открыли производство о нарушении расового, национального равноправия граждан во время марша неонацистов, праздновавших “день победы” над “Русской весной” (глава одесской ячейки “Правого сектора” на митинге заявила, что “Украина будет принадлежать украинцам, а не жидам, не олигархии”).


«Это пещерное средневековье, а не патриотическая позиция», – охарактеризовал «откровение» украинских патриотов Арсен Аваков.

Что вы говорите! «Москалей на ножи» уж лет десять, как приветствуется, «коммуняку на гилляку» – милое дело! Цыган жечь – вообще субботник. Даже негров на стадионе мочи, и ничего тебе не будет.
И только антисемитизм, видите ли, пещерный!

Напомню, что я писал по поводу бездействия украинского МВД в 2011 году (ещё при Януковоще) в ответ на фашистские марши с призывами "Москалей на ножи!". И что благостно отвечали тогда представители МВД, еврейские правозащитники, зурабовские мидовцы, нацисты из "Свободы" и даже человек по фамилии Москаль.
 
Уличные призывы к резне – более не вопрос правопорядка

Вечером 14 июня пара сотен человек совершили по центру Киева торжественное шествие в честь 120-летия со дня рождения Евгения Коновальца. Того самого, что в 1918 г. подавил восстание на заводе «Арсенал», а спустя 11 лет создал ОУН и положил начало ее сотрудничеству с гитлеровцами.

Главным девизом марша стала речевка «Mоскалей – на ножи!» (о чем свидетельствует видео).

Милиция, впрочем, оставалась безучастной к столь человеколюбивым призывам и лишь следила за тем, чтобы декламаторы не выходили на проезжую часть.

Как пояснил «2000» замначальника отдела связей с общественностью столичного управления МВД Александр Рудкевич, подобные призывы лежат в плоскости действия ст. 161 УК «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии» – а это, мол, компетенция СБУ, а не органов внутренних дел.

– Мы в этих мероприятиях обеспечиваем исключительно охрану общественного порядка. И во время упомянутых мероприятий не было зафиксировано ни одного правонарушения, ни одного нарушения общественного порядка. Поэтому никого и не задерживали.

– Помилуйте, но «нарушение равноправия» и «на ножи!» – не совсем одно и то же. Разве призыв к убийству – не компетенция милиции?<P>

– Если раздавались какие-то призывы, то они не касались конкретного человека. Речь шла в целом…[1] А вопрос ксенофобии, разжигания межнациональной розни – они также исключительно в компетенции СБУ. Поймите, 10 июня в КГГА поступила заявка от Молодежного националистического конгресса о том, что они 14 июня с 19.00 до 21.00 пешим ходом направятся от ул. Пирогова к памятнику Шевченко. КГГА переслала заявку в милицию, в результате выделено определенное количество сотрудники ОВД для поддержания порядка во время проведения этих мероприятий.

– «Определенное количество» это сколько?

– Участников было около двухсот. Работников милиции – 10–15. Но обычно на случай нестандартных ситуаций у нас предусматриваются резервы, которые дислоцируются неподалеку от места проведения мероприятия. В зависимости от заявленного количества участников производится соответствующий расчет сил и средств, обеспечивающих охрану порядка. Если все спокойно проходит, задействуется минимальное количество работников милиции.

«Неужели, – думаю, – у нас в милиции работают столь высококлассные социопсихологии, что предвидят как оно там пройдет. Разве в нашем раскаленном от политических баталий обществе невозможна ситуация, когда на пути такого вот шествия встретится возмущенный прохожий и заявит в пылу: «Я – москаль», а кто-то из пламенных юношей возьмет и совершит на тут же месте «вчинок», буквально восприняв не такие уж и двусмысленные призывы своего лидера?».

– Но если призывы «пусть и не из вашей компетенции» звучали, – продолжаю, – то, может, хотя бы в целях профилактики имело смысл хотя бы поставить о том в известность СБУ? Есть ли эти призывы в отчетах милиции?

– Я же вам еще раз поясняю – мы там находились исключительно с целью поддержания общественного порядка. Предлагаю задать свои вопросы СБУ.

Звоню в киевское управление СБУ. И вновь слышу знакомое:

– Это не наша компетенция. Такие вещи отслеживает центральный аппарат.

А в центральном аппарате не отвечает аппарат телефонный. Что ж, придется ждать с Владимирской уже реакции на данную статью.

А пока интересуюсь, как оценивают происходящее российские дипломаты на Украине.

– Насколько мы знаем, данное шествие было санкционированным, – излагает позицию посольства РФ его пресс-секретарь Елена Хоменко. – Вызывает особую озабоченность то, что публично проводятся акции, в ходе которых звучат недружественные, а порой и оскорбительные заявления в отношении России и русских. Такие шествия и митинги имеют целью поссорить наши народы. Их проведение не способствует конструктивному дружескому диалогу между нашими государствами.

Еще более краток представитель «Россотрудничества» на Украине Сергей Пинчук.

– Лидеры совершенно маргинальных движений проводят подобные акции именно в расчете на то, что о них напишут такие уважаемые издания, как ваше. Поэтому, не думаю, что нам с вами следует участвовать в «раскрутке» этих действительно маргинальных движений, никоим образом не представляющих украинский народ.

Позволю себе не согласиться с Сергеем Александровичем. Не молчать надо хотя бы для того, чтобы воспеть доблестную службу СБУ и городской прокуратуры на фронтах борьбы с ксенофобией. Возможно, сделаем это в ближайших номерах, поскольку надеемся на возбуждение уголовных дел на основании ст. 94. Уголовно-процессуального кодекса, гласящей, что поводом к возбуждению уголовного дела являются… «сообщения, опубликованные в прессе».

Отдельные высказывания некоторых сотен

Впрочем, с точкой зрения представителя «Россотрудничества» солидарны не только большинство украинских политиков (как увидим ниже), но даже профессиональные правозащитники.

– В ходе мероприятий, подобных данному шествию, действительно, нередко звучат некоторые высказывания, которые мы квалифицируем как публичные проявления «языка вражды»[2], – рассказывает представитель Украинского Хельсинского союза, Конгресса национальных общин Украины и Ассоциации еврейских общин и организаций Украины Вячеслав Лихачев. – Но если они не зафиксированы в качестве лозунгов при подаче заявки на проведение акции, не являются частью плакатов, которые несут участники, не звучат с трибуны, а являются отдельными высказываниями некоторых участников, как было в данном случае, то тут нет состава преступления с точки зрения УК. С другой стороны, и мы не считаем нужным реагировать на подобные заявления, потому что есть гораздо более серьезные случаи, которые требуют реакции.

Т.е. мы не считаем, что происшествие носило серьезный характер и можем констатировать, что с точки зрения юридического хода дела в данном случае нет никаких оснований говорить о преступлении и нет никаких перспектив. Ну, как-бы, да – неприятно. Но так бывает…

Делать специальное заявление и вообще привлекать публичное информационное внимание к этому событию мы не склонны. Разве это повод – мероприятие на 200–250 человек, которое контролировала милиция? Где не было насильственных проявлений? Где звучали какие-то отдельные высказывания?

– Вы можете привести примеры действительно вопиющих по вашему мнению случаев, требовавших реагирования?

– На протяжений 5 лет мы ведем систематический мониторинг преступлений на почве ненависти и на протяжении 20 лет – мониторинг антисемитских проявлений. Можно говорить об определенной динамике нападений, связанных с насилием, идеологически мотивированного вандализма на кладбищах, вандализма в отношении культовых сооружений.

– Вы имеете в виду ночное битье окон в синагоге?

– Ну, например. За последнюю неделю в Умани относительно еврейской общины было несколько случаев провокаций, вандализма и попыток применения насилия (в милицию сдали человека с ножом). В последние месяцы в Киеве, Харькове, Днепропетровске была несколько случаев нападений на иностранных студентов, дипломатов, беженцев из стран Африки и Азии.

– Скандирование «Москалей – на ножи!» двумя сотнями человек по команде заводил с мегафонами вы называете «отдельными высказываниями». Не кажется ли вам, что безнаказанность за такие «отдельные» высказывания и подвигает на совершение тех преступлений, о которых вы рассказали?

– Но я говорил с точки зрения перспектив юридической квалификации.

– А разве «На ножи!» – не прямой призыв к убийству? Неужели юридически нельзя это никак квалифицировать?

– Нельзя. Поверьте, у меня опыт десятков дел, связанных с разжиганием национальной вражды. Конечно, можно говорить о том, что безнаказанная пропаганда ведет к насилию. Но я бы не торопился утверждать, что вербальные проявления агрессии в ходе массовых мероприятий непосредственно ведут к насилию на почве ненависти. По крайней мере статистика последних лет не дает повода к данному утверждению.

– Видимо, так же полагают и СМИ, и политические партии, на протяжении недели так и не удостоившие вниманием шествие 14 июня.

– Это событие не такого масштаба и не такого значения, чтобы на него специально реагировали солидные политические партии, СМИ, государственные деятели.

– Но представим себе шествие в центре Киева с громогласным скандированием «жидівню – до газових камер». Была бы такая же тишина в стане правозащитников? В том числе и в еврейской общине, которую вы представляете?

– В силу исторических причин всегда есть более обостренное отношение к проявлениям антисемитизма, чем к проявлениям других форм ксенофобии, как со стороны еврейской общины, так и со стороны широкой общественности.

«Спілкуюсь з сильною інтелектуальною молоддю – вони не будуть довго терпіти це мракобісся

«2000» утром 20 июля направила в пресс-службу российского внешнеполитического ведомства электронное письмо и факс с просьбой изложить свою позицию либо пояснить свое молчание. На момент подписания номера в печать (глубокий вечер 22 июня) молчание продолжается.

Но почему же не слышна позиция украинской власти? В конце концов «москали»-то явно имелись в виду местные – из числа граждан Украины.

С того же 20 июня мы ждали и не дождались ответа представителя президента в Верховной Раде, «регионала» Юрия Мирошниченко. Как пояснила пресс-служба депутата, Юрий Романович – в зарубежной командировке, но к среде (22 июня) обязательно ответит на наш вопрос.

Аналогичная ситуация и с «литвиновцем» Олегом Зарубинским, представленным идеологическим отделом «Народной партии» «ответственным за межнациональные отношения». У помощников депутата нет возможности выйти с Олегом Александровичем на связь.

С главой крупнейшей на сегодня оппозиционной силы – БЮТ – оказалось проще. Она, по словам своего пресс-секретаря, в настоящее время готовится к судебному процессу, а потому не имеет возможности комментировать другие события.

Не успел я устыдиться за столь несвоевременные вопросы к человеку, вдыхающему, возможно, последние глотки свободы, как наткнулся на сообщение о том, что 19.06.2011 «Лидер партии «Батьківщина» Юлия Тимошенко поздравила работников медицинской сферы с профессиональным праздником» и даже порассуждала о судьбе медицинской реформы.

В тот же день Юлия Владимировна обратилась с приветственным словом к делегатам IV отчетно-выборной конференции ВМОО «Батьківщина молода» и отметила, что «именно «Батьківщина молода» должна быть в авангарде изменений и в партии, и в государстве».

16 июня Тимошенко сделала целых три заявления по пенсионной реформе, а всю неделю, прошедшую после киевского шествия, активно писала в твиттере: скорбела о смерти Елены Боннэр («її смерть моє особисте горе» (авторская пунктуация сохранена); делилась впечатлениями о только что просмотренном фильме; докладывала с конференции «Молодої Батьківщини» об общении «з сильною інтелектуальною молоддю»; анализировала «так звану "пенсійну реформу" від Януковича» (6 раз); комментировала отношение к резолюции Европарламента лидера фракции ПР и Генпрокурора; сообщала о презентации отчета Freedom House.

Как Доний оказался среди шизофреников

Отдуваться за парламентскую оппозицию пришлось депутату от НУНС, бывшему замминистра внутренних дел Геннадию Москалю.

– Зайду издалека. Я не большой поклонник Корчинского, но он как-то описал эволюцию украинского национализма, с которой я согласен: «Коновалец, Бандера и Ивченко на «Мерседесе» последней модели». Эти ребята, кричащие «москалей – на ножи!» – «из той же оперы». Маргиналы – они и есть маргиналы. Воспринимать их серьезно невозможно. Потому что они – никто. А лозунги их? Ну, люди больные! Или находящиеся в каком-то состоянии, несвойственном украинскому народу, никогда не имевшего фобий к представителям другой национальности. Дурак он и есть дурак. Делать таким рекламу мне бы очень не хотелось. Общество должно не замечать их. Потому что при любом внимании к себе они начинают считать, что достигли какой-то цели.

И таких больных у нас немало. К сожалению, нация у нас больная по всем вопросам. В том числе по психическим заболеваниям. Из 45,7 миллиона населения 2 миллиона официально состоят на разных учетах в психиатрических заведениях. А сколько неофициально! Вы говорите с человеком, а он абсолютно неадекватен!

Поэтому для всех, в том числе и психически больных, нужна своя партия, самовыражение. Вот они и выражают себя согласно медицинскому диагнозу!

Но врач ведь на больных не обижается. И общество не должно обижаться. Должно сожалеть о таком сегменте.

Я считаю, что это фашизм. Обыкновенный фашизм. И это надо пресекать.

Скажу в этой связи, что я подготовил прекрасный законопроект, но он не имеет сегодня поддержки у большинства. Смотрите, у нас есть статья «Разжигание межнациональной розни…». Но она мертвая. За годы независимости по ней было заведено шесть уголовных дел, и все шесть закрыты за отсутствием состава преступления. Статья предусматривает «умышленное…». То есть человек должен заранее готовиться к преступлению. А обвиняемый говорит: «Ну, кто-то там выкрикнул, а я просто подхватил. Вы же понимаете – психология толпы». Поэтому я убрал «умышленное». Но в таком виде статью не хотят пропускать. Видно, такие радикалы сегодня парламенту нравятся****.

Я, например, к ним с юмором отношусь. Но есть люди, которые воспринимают эти лозунги близко к сердцу.

И если бы был принят мой закон, завтра бы этих дебилов с такими лозунгами… Ну, представьте, если бы вы жили где-то в европейской стране и кто-то кричал: «украинцев – в огонь!».

Да это было бы невозможно, потому что сразу же вмешались бы правоохранительные органы и спецслужбы.

А где наше Министерство юстиции? Оно должно снимать с регистрации политические партии и объединения граждан, которые нарушают закон. Если они идеологию таких лозунгов прописали в уставе, они не подлежат регистрации. А если не прописали, значит – нарушают устав. И подлежат снятию с регистрации. Но, к сожалению, государство не работает, и вот эти маргиналы ходят по улицам. Хотя бОльшую часть из них следует изолировать в «палату №6». По причине проявления разных форм шизофрении.

– Геннадий Геннадиевич, вы не только носитель фамилии, ассоциирующейся с потенциальными жертвами этих «больных», но и бывший начальник тех, кто должен не допускать этих жертв. Как оцениваете поведение милиции?

– Очень просто. Вот я вчера был на процессе Луценко. Стоят три феминистки перед судом, какие-то доллары фальшивые разбрасывают. Милиция их скрутила, по асфальту таскает. Туристы иностранные фотографируют. Человек 20 милиционеров на трех молодых девушек! Я им говорю: «Ну что вы форму позорите – с женщинами воюете. Они же на три минуты какие-то рассчитывают – доллары фальшивые поразбарсывать, цыцками потрясти и разойтись!».

А лозунгов тех не видят, не реагируют! Более того, скажу вам, если я видел преступление и не предотвратил его, значит, я был солидарен с преступником. Значит, этих (участников шовинистических маршей. –Авт.) они (милиционеры. – Авт.) боятся.

Если у нас в стране такое происходит – нас скоро запишут в фашисты. Должны правоохранительные органы не охранять это стадо баранов, а «баран» в милицейских погонах должен идти впереди и вести их в милицию, а не позволять выкрикивать такие лозунги.

– По свидетельствам очевидцев, в шествии участвовали и некоторые члены вашей партии – «Народной самообороны» – в том числе Олесь Доний.

– Могу вам точно сказать – он не экстремист. Миролюбивый человек. Устраивает «мистецькі акції», фестивали… Оказался в ненужное время в ненужном месте.

– Но может, видя правонарушение и не попытавшись его пресечь хотя бы как нардеп, он также стал «солидарен»?

– У него разве есть полномочия задерживать кого-то? Для этого у нас есть правоохранительные органы.

Просто красивая ксенофобская «кричала»

Позицию «Свободы» изложил руководитель ее пресс-службы Юрий Сиротюк.

– Футбольные болельщики знают, что с конца 80-х лозунг «Москалей на ножи!» – «кричала» фанатов «Динамо» (Киев)…

– Вы знаете, на футбол я ходил до конца 90-х, но такой «кричалки» не помню.

– Позвольте мне довести свою мысль до конца.

В любом случае в арсенале «Свободы» такого лозунга, конечно же, нет. В акции принимали участие многие политические силы. Выкрикивали ли их члены нашей партии во время марша? Сомневаюсь.

– Может, члены «Свободы» пытались вразумить скандирующих?

– Если уж работники МВД не делали таких попыток, то мы никак не являемся стражами порядка. И мы не можем быть полицаями на акциях, если кто-то придет и хочет что-то кричать. Насколько я знаю, фан-сектор киевского «Динамо», большинство людей, которые кричат эту «кричалку» – русскоязычные. То есть это просто лозунг футбольных болельщиков. Мы не поддерживаем данный тезис. Нас интересует защита прав украинцев, но не за счет прав других наций.

Мы не являемся властью, чтобы определять, что кому кричать или не кричать. Есть правоохранительные органы (и милицию, кстати, возглавляют представители Партии регионов). Но если с 80-х еще советская милиция никого не задерживала и понимала, что это просто красивая футбольная «кричала», то «Свобода» таких лозунгов не провозглашает, потому что мы понимаем, насколько придирчивое внимание к нам сейчас.

Да, эти призывы звучат как ксенофобские. Значит, следует обращаться в прокуратуру.

Как мы помним, «Свободу» тогда активно раскручивали «регионалы» в качестве безальтернативного соперника своего лидера на предстоящих (как им казалось) президетских выборах. Но провидцем оказался and63 – участник интернет-форума на www.2000.net.ua: «Большие дяди с толстыми кошельками проверяют реакцию общества. Если общество не реагирует, значит можно устраивать всё что угодно. Правда, эти дяди историю не изучают… Ведь можно и не успеть добежать до канадской границы».

Сегодня один из таких дядей – Арсен Борисович. Впрочем, кто его знает, возможно, олигарх Аваков в данном случае занял классовую позицию? Ведь, на фашистском марше речь шла не только о «ж.дах».



[1] Участник интернет-форума на www.2000.net.ua, называющий себя LAREY, так «продолжил мысль» милицейского чиновника: «В общем «ХОХЛОВ НА НОЖИ!» – это не конкретно. Это мы Так, «в целом» и «в общем ...»
[2] Комитет министров Совета Европы определяет hate speech («язык вражды») как все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование, или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации или враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.