Колумбийская мания

13 апреля 2018, 14:22
журналист
0
361
Колумбийская мания

Зачем искать в Медельине рецепты, которые давно есть у нас?

Вице-спикер украинского парламента Ирина Геращенко недавно отправилась в Колумбию с целью изучения «опыта реинтеграции и инклюзивного постконфликтного диалога» в стране, где более полувека продолжался гражданский военный конфликт. Об этом она сообщила на своей страничке в социальной сети Facebook.

Информация эта, кроме очередного примера «вип-туризма» за госсчет, еще интересна тем, какая именно страна выбрана в качестве примера для урегулирования украинского конфликта.

Прежде всего следует сказать, что до 2016 г. в Колумбии десятки лет продолжалась самая настоящая гражданская война, жертвами которой стали тысячи граждан. Сторонами конфликта были с одной стороны вполне себе колумбийские власти и праворадикальные вооруженные группы, с другой – не менее колумбийские вооруженные лево-радикалы.

Таким образом, в Колумбии г-жа Геращенко может изучать опыт прекращения исключительно гражданской войны. Не свидетельствует ли это о том, что, несмотря на все официальные заявления, на самом деле украинская власть воспринимает конфликт в Донбассе как гражданское противостояние?

Не менее важный момент: прекращение пятидесятилетней войны было в Колумбии сложным и длительным процессом, который прошёл через разработку мирного плана, его обсуждение и согласование со всеми сторонами, вынесение на референдум, отклонение, пересмотр и все же подписание соответствующих соглашений при участии международных посредников.

Гражданская война в Колумбии показала, что внутренний конфликт можно урегулировать путем долгих переговоров, согласования мнений и болезненных компромиссов, а не вооруженного противостояния. Ведь гражданская война длилась в этой латиноамериканской стране полстолетия, но так и не принесла ничего, кроме разрушений и убийств.

 «Мирный план» по-колумбийски

В чём суть соглашений, подписанных воюющими сторонами в 2016 году в Колумбии. Укажем на самые важные положения.

Во-первых, это амнистия для участников гражданского конфликта как условие для мирного урегулирования. Но речь в данном случае идет не только о помиловании за участие в боевых действиях. Колумбийский мирный план предусматривает социальную реабилитацию для участников боевых действий, а также программы по их реинтеграции в общество.

Во-вторых, это особые судебные процедуры для обеспечения амнистии и правовой защиты бывших участников войны. В частности, для этих целей предусматривалось создание особого независимого Трибунала по рассмотрению дел, связанных с прошедшей войной.

В-третьих, это, конечно, разоружение в установленные сроки участников различных вооруженных формирований под контролем международных наблюдателей.

Наконец, последнее (и, пожалуй, самое главное) – это превращение бывших организаций боевиков в политические партии, которые смогли бы принимать участие в выборах и реализовать свои интересы политическими методами.

Ничего не напоминает?

Первое, что бросается в глаза при изучении «Колумбийского плана» – это то, что в своих основных положениях он перекликается с Минскими соглашениями, подписанными для урегулирования конфликта на Донбассе еще в 2014 и «Комплексом мер по выполнению Минских соглашений» от февраля 2015 года (почти за два года до осуществления соглашений колумбийских).

Причем, основа Колумбийского урегулирования – это как раз те положения, которыми так любят пугать некоторые украинские политики собственных граждан, обосновывая этим отказ от имплементации Минских соглашений. Это и амнистия для всех участников боевых действий. Это и интеграция бывших боевиков в политику страны, создание для этого условий. Это и изменения в судебной системе с тем, чтобы предоставить правовые гарантии отказа от преследования участников войны.

Возможно, Геращенко было бы полезнее не летать в далекую Колумбию, а обсудить все вопросы мирного урегулирования со своим коллегой по Трехсторонней контактной группе в Минске – Виктором Медведчуком? Который, собственно, и является автором мирного плана, основанного на Минских соглашениях.

В плане Медведчука, по сути, изложены те же самые методы, которые эффективно сработали за океаном. А именно – принятие парламентом ряда законопроектов для исполнения «Минских соглашений»: об амнистии для участников событий в Донбассе, об особом статусе территорий «ОРДЛО», о проведении местных выборов, и, наконец, о закреплении децентрализации полномочий от Киева к регионам на уровне Конституции Украины.

Почему они так похожи?

Перефразируя Льва Николаевича, можно сказать, что все гражданские конфликты развиваются по-своему, но методы их урегулирования похожи друг на друга.

Поэтому нет ничего удивительного, что вообще все мирные планы в различных точках Земли так похожи по содержанию. Просто сам формат решения гражданского конфликта не оставляет большого числа вариантов.

Например, амнистия служит единственным мотивом сложить оружие, поскольку дает шанс на возвращение к полноценной имрной жизни людям, привыкшим воевать. Ты можешь или воевать дальше и иметь реальные шансы быть убитым, или же прекратить войну и получить жизнь и свободу. Более действенного метода прекратить боевые действия за сотни лет мировой истории никто пока не придумал.

Политические права и интеграция сложивших оружие участников боевых действий в истеблишмент – тоже непременное условие мирного урегулирования. Ибо какой смысл воевать за то, что ты можешь получить мирным путем, по итогам участия в выборах? И какой смысл бояться участия бывших противников в выборах, если ты уверен, что их – «террористов» или «карателей» (нужное подчеркнуть) – идеи не находят отклика у избирателей. С другой стороны, если их всё же поддерживает общество, то игнорировать соответствующие политические требования просто опасно. Иначе конфликт снова неминуемо вспыхнет.

Наконец, создание новых институтов в рамках государства. Ведь ясно, что те, кто воюет против государства (какого – опять же, на выбор), не доверяет его институтам. Чтобы данные органы включились в процесс политического урегулирования, они должны сами получить институциональные гарантии (от особых судов и до особых органов местного самоуправления).

Так в чём проблема?

Но если все это так очевидно, то почему тогда Украина, имея на руках «дорожную карту», все же пытается четыре года изобрести велосипед?

Опыт, как мы заметили, можно искать везде – от Колумбии до самых, до танзаний. Но все примеры будут лишь подтверждать очевидные вещи: хочешь прекратить гражданский конфликт – начинай с амнистии для его участников, предлагай оппонентам включиться в политическую дискуссию и находи компромисс.

И хватит за деньги и без того нищих налогоплательщиков совершать вояжи в экзотические страны чтобы уразуметь эти нехитрые истины.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Медведчук,Минск,Виктор Медведчук,Минский протокол,минские договоренности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.