Любить по-украински: судите, да не судимы будете

27 января 2017, 00:11
Владелец страницы
журналист
4
1045

Закон о запрете русского языка, как воплощение идей ку-клукс-клана

Целью закона «Про державну мову» является «создание надлежащих условий для обеспечения и защиты языковых прав и потребностей украинцев». Так прямо и гласит в зарегистрированный радой законопроект: не граждан Украины, а именно этнических украинцев. И это не оговорка трёх с лишним десятков депутатов. Ибо прецедент ломания копий об определения «украинцы»/«граждане Украины» уже был во время нешуточных дебатов по закону о «голодоморе-геноциде». Да и чуть ли не каждая вторая статья нынешнего законопроекта свидетельствует, что суть его – наделение особыми привилегиями «титульной нации» за счёт поражения в правах «нетитульных». Использование же русского языка и литературы запрещается (или крайне затрудняется) во всех сферах общественной жизни. И всё это, повторимся, ради «защиты языковых прав и потребностей украинцев»

Увы, законодатели не поясняют, каким именно образом носители мовы пострадают, если иноязычным предоставить возможность удовлетворять свои собственные языковые и культурные потребности? Прекратят ли работу от того украинские школы или детсады? Украинские пысьменники перестанут писать на «соловьиной»? Или их многомиллиардные читатели не смогут более наслаждаться половыми «дослідженнями»?

Логика закона сродни ку-клукс-клановской: «если дать неграм равноправие, от этого пострадают белые». Кто-то возразит: «Ну, африканцев-то титульные белые насильно завезли, а потому просто обязаны предоставить им равные права». Так и великороссийские и русинские земли, панове, генсеки вам вместе с «приданным» населением отписали! И теперь, оказывается, каждый представитель «национального меньшинства» «обязан владеть государственным языком как языком своего гражданства» (ст.4, п.1). Сравните с соответствующим пунктом Закона о государственном языке «тоталитарной путинской России»: «Лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, при реализации и защите их прав и законных интересов на территории Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральными законами, обеспечивается право на пользование услугами переводчиков» (ст.5, п.2). Об обязанности речь вообще не идёт! Впрочем, идёт: об обязанности государства гарантировать права иноязычных граждан.

Здесь нам также «резонно» возразят (предварительно «забыв» о «тоталитарности путинского режима»): Россия, мол – федеративное государство, и в ней несколько государственных языков. Именно! Почти сорок! Включая, кстати, украинский. И ещё полтора десятка официальных. Так кто же у нас тоталитарный и унитарный?

В статье 1 (!) украинского законопроекта так и говорится: «Государственный статус украинского языка является неотъемлемым элементом конституционного строя Украины как унитарного государства». И это притом, что по той же конституции «унитарной» Украины Крым – автономная республика. Которая, вообще-то, лишь возвратившись в РФ, обрела, наконец, для своих «столь лелеемых Киевом» граждан государственный статус крымско-татарского языка. Авторы законопроекта о держимове не могут не знать и то, что подписанные Украиной Минские соглашения обязывают внести в конституцию изменения, предусматривающие также особый статус нынешних ЛДНР.

«Націоналізм – це любов»?

Но, как бы то ни было, согласно законопроекту «попытки введения в Украине официального многоязычия (что, вообще-то, предусмотрено Европейской хартией региональных языков и языков меньшинств, ратифицированной Украиной в 2006 г.)… являются действиями, которые провоцируют межэтническую вражду и языковой раскол страны (как будто, ныне она «языково» монолитна и русский не является родным для подавляющего большинства населения восточных и южных областей, а также трехмиллионного Киева) и направлены на насильственное изменение или свержение конституционного строя» (ст.1, п.7)

Итак, попытки национального меньшинства отстоять свои культурные права приравниваются к следующим преступлениям:

Разжигание национальной вражды – до 8 лет лишения свободы (ст. 161 УК Украины);

– Насильственное изменение или свержение конституционного строя – до 10 лет лишения свободы (ст. 161 УК Украины).

Причём, автором закона показалось мало приравнять отстаивание гарантированных европейской хартией прав к изменению конституционного строя (а это – «лишь» до 5 лет тюрьмы). Они заранее определили эту правозащитную деятельность ещё и насильственной! Вот она – истинная личина украинского национализма (этим понятием на Украине маскируют неонацизм).

Читаем дальше: «неуважение к украинскому языку тождественно надругательству над государственными символами Украины». И это тоже из статьи 1! Только, вот, что понимать под неуважением, закон не поясняет. А значит, определять это будут прокуроры и судьи на местах в меру их русофобии и фантазии. И фантазия эта обойдётся жертве в 6 месяцев ареста по ст. 338. УК Украины «Надругательство над государственными символами».

То же и за «намеренное искажение украинского языка и применение украинского языка с нарушением стандартов украинского языка» (ст.1 п.9). Вот кто будет решать, намерено ли человек исказил «стандарты языка» (кстати, непрерывно меняющиеся по калькам североамериканской «діяспори»), или по незнанию? Понятно, что на самом деле определять будут те, кто таким образом намерен «решать национальный вопрос», вопрос «чистоты нации», а то и банально сводить счёты или устранять конкурентов по работе.

И это позволяет увидеть конечные последствия закона – формирования нации стукачей, и общества с крайне низким культурно-нравственным развитием.

Ведь если хотя бы одно поколение вкусит сладость сведения счётов через всеобщее доносительство, сладость решать чьи-то судьбы, судить и не судимым быть… И, главное – это будет приветствоваться общественной моралью, – то таковыми вырастят и потомки. Стукачество как средство достижения успеха в жизни и как благодетель они воспримут с молоком матери.

Ну и конечно, в силу того, что закон делает просто невыгодным книгопечатание неукраинской литературы (тираж на языке оригинала не должен превышать тираж обязательных дубликатов на мове, которые раскупаться просто не будут), общество это будет отрезано от мировых вершин мысли. Украинская же литература, даже в лучших своих образцах, глубоко провинциальна – как по внутренней сути, так и по качеству. К тому же, провинциальная элита (в лице пысьмэнныкив) ведь ещё и очень завистлива к более талантливому, выбившемуся в метрополию. И эта зависть также сквозит во всей украинской литературе. Так что можно только представить себе будущую гремучую смесь в виде тотально провинциальной, ненавидящей всех вокруг нации (которая и сейчас-то «понад усе!»), да ещё уверенной в своем высшем праве стучать и судить. В общем, обыкновенный фашизм.

И если не удивительно, что большинство авторов законопроекта – из бандеровских краёв, то может показаться странным, что под ним поставили подписи и русскоязычные депутаты, с большим трудом изъясняющиеся по-украински. Например, человек с такой «украинской фамилией», как Высоцкий или сын поэта-попсовика Рыбчинского, ещё за советские рубли признававшегося в любви к «России, как юной невесте» но при этом, мечтавшего «присниться комсомольцам грядущих годов». Однако последние – это люди, относящие себя к либеральной среде. А исконная русофобия либерала, желание любой ценой унизить русское, всегда преодолевала собственные «неудобства».

На то, что объектом закона являются, прежде всего, русские, а не компактно проживающие на Украине общины венгров, румын, греков, болгар, указывают многочисленные исключения для официальных языков ЕС. И хотя уже самый последний укрозомби, кажется, понимает, что ЦэЕвропу никогда не впустят в ЕС, официальные её евроустремления позволяют выписывать в закон дискриминационные положения, касающиеся исключительно русскоязычных.

KKK vs. КК

23 февраля 2014 г., на следующий же день после победы Евромайдана новая власть отменила принятый в 2012 г. закон «Об основах государственной языковой политики» (т.н. закон Кивалова-Колесниченко), которым отчасти имплементировалась Европейская хартия языков национальных меньшинств. Новороссия и Слобожанщина восстали, и «и. о. президента» Турчинову пришлось срочно отыгрывать назад. 3 марта 2014 г. он заявил, что не подпишет решение об отмене «закона КК» до тех пор, пока Верховная Рада не примет новый закон о языковой политике. Срочно был введен мэм «Єдина країна», а во Львове даже устроили День русского языка. Да кто им всем поверил.

Теперь же, когда играться в «мы разные, но мы едины» смысла больше нет, и подготовлен тот самый, новый, обещанный «кровавым пастором» законопроект. В своей прикладной части он ещё больше противоречит «закону КК», допускавшему, во исполнение Европейской хартии, существование региональных языков.

Так «языком заседаний, мероприятий, встреч и рабочего общения в органах государственной власти, органах власти Автономной Республики Крым и органах местного самоуправления в Украине, на государственных и коммунальных предприятиях, в учреждениях и организациях, других субъектах хозяйствования государственной и коммунальной форм собственности является государственный язык» (ст.9, п.1). То есть, рабочим языком общения даже на какой-нибудь частной котельне в чисто татарском селе Бахчисарайского района является украинский! Ну а за нарушение закона… читайте выше.

В «круг лиц, обязанных свободно владеть государственным языком» входят, согласно ст. 7, п. 12, «педагогические работники учебных заведений», даже если это частный венгерский детсад в Береговском р-не Закарпатской обл. А частная же венгерская школа в Виноградове и мечтать теперь не может о благотворительной помощи из соседнего Фехердьярмата в виде, скажем, компьютерного класса, ибо «учебные заведения используют для образовательных потребностей исключительно программное обеспечение версии пользовательского интерфейса на государственном языке» (ст. 23, п.1).

То же и в каком-нибудь болгарском селе под Болградом – главой сельсовета тут не имеет шансов  человек – каким бы достойным он ни был, – если информационные плакаты о нём не будут напечатаны на пусть малопонятной его избирателям, но государственной мове (ст. 15. п.5). Как и не смогут прочесть о нём даже в районной малотиражке, ибо «издание печатных средств массовой информации, зарегистрированных в Украине, осуществляется на государственном языке» (Ст. 21, п.1).

И нет особого смысла тюрку-гагаузу из того же Болградского района теперь ехать в соседний Белгород-Днестровский на экскурсию в турецкую крепость, ибо «языком туристического обслуживания является государственный язык» (ст. 19, п. 7).

Под средневековой крепостью этой не проведёшь теперь даже рыцарский турнир, не превратив сие суровое ристалище в комическое «шоу довгоносыкив», поскольку «сопровождение (конферанс) культурных и зрелищных мероприятий в Украине осуществляется на государственном языке». А если «сопровождение (конферанс) осуществляет лицо, не владеющее государственным языком, организатор обеспечивает синхронный или последовательный перевод такого выступления на государственный язык» (ст. 19, п.2).

Но перевод конферанса ещё цветочки по сравнению с п.4 данной статьи: «Театральное представление на иностранном языке в государственном или коммунальном театре сопровождается субтитрами на государственном языке». Представляете, как по тщательно продуманным декорациям киевского Театра русской драмы ползут субтитры вроде «Мій дядько мав чеснот багато, Й, коли серйозно в ліжко зліг…».

Даже банальное собрание жильцов кооперативного дома где-нибудь в станице Луганской превратиться в неразрешимую проблему, ибо согласно ст. 25, п.1, «языком публичных мероприятий в Украине является государственный язык». Пункт 2, правда, милостиво оговаривает: «В случае если кто-то из участников публичного мероприятия выступает на другом языке, организатор обеспечивает полноценный последовательный или синхронный перевод на государственный язык». Но где вы в станице найдёте «полноценного переводчика» на государственный. Такого, чтобы не подвёл под статью о «намеренное искажение украинского языка и применение украинского языка с нарушением стандартов украинского языка».

А ведь есть ещё указивкы по языку спортивных соревнований (даже если они по национальному виду спорта внутри национальной же общины), не говоря уже о языке науки…

Но на самом деле, есть большие сомнения, что законопроект этот будет принят или подписан Порошенко. На фоне стремительного падения остатков доверия к Украине в т.н. «цивилизованном мире», киевские власти вряд ли пойдут на столь откровенное нарушение прав человека. Ведь та же Европейская хартия языков меньшинств, попираемая данным законопроектом, отстаивает, прежде всего, права носителей языков, а не языков как таковых. В то время как данный законопроект ставит именно мову «понад усе».

И вот это, даже не будучи закреплённым законодательно, в полной мере раскрывает неонацистскую сущность украинской, простите за выражение, элиты, пришедшей к власти на волне ЕВРОМайдана.

"Одна Родина"

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: нацизм,фашизм,Неонацизм,закон о языках,закон про языки,Языковой закон,мовний закон,закон про мови,Языковой законопроект
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.