Quo vadis, мистер Трамп?

13 января 2017, 17:08
0
1110
Quo vadis, мистер Трамп?

Америка уже не будет прежней. Как и мир в целом.

Шок, испытанный международной дипломатией от победы Дональда Трампа, уступает место осторожному, но полному любопытства ожиданию: какова же будет направленность и сама суть внешней политики кабинета новоизбранного президента США?

 Умственные пируэты украинских «аналитиков» и «экспертов», вещающих о несомненной любви Трампа к вышиванке, или наоборот – желании чуть ли не породниться с Путиным, «сливая» по пути достижения «Революціі гідності», столь же смешны, как и наивны. Трамп – патриот Америки, глубоко верящий в возможность осуществления американской мечты – построения модели общества, об исключительности которого мечтали отцы-основатели, «сияющего града на холме», как говорил президент Рональд  Рейган.

 Не вызывает сомнения то, что Трамп, прежде всего, будет заниматься внутренними – экономическими и социальными проблемами своей страны. Этим его планам и устремлениям посвящена львиная доля всех его выступлений, высказываний, комментариев и план первых 100 дней на посту президента.

 Но, все же, каково будет сияние этого «града на холме», который вознамерился возродить Трамп?

 

Рождение американской дипломатии: Вильсон vs Рузвельт

В истории США, пожалуй, не было президентов, которые оказали бы столь сильное влияние на всю дальнейшую методологию внешнеполитических действий страны, как Теодор Рузвельт (1901 —1909) и Вудро Вильсон (1913 —1921).

 Прекрасные аналитики, историки, политологи, оба – лауреаты Нобелевской премии мира, они сходились во мнении, что американцы должны не только играть ведущую роль на мировой арене, но результаты их усилий должны служить неким эталоном построения общества свободы и образцом для подражания.

 Теодор Рузвельт тяготел к принципам европейской дипломатии, заложенным в XVII веке после окончания Тридцатилетней войны и основывающимся на балансе национальных интересов государств. Глубоко изучая европейскую систему сдержек и противовесов, Рузвельт полагал, что Америка должна быть составной частью мирового сообщества, или – «нацией в числе прочих наций: могущественнее, чем большинство из них» - как писал Генри Киссинджер в своей книге «Дипломатия». Вудро Вильсон выдвигал иную концепцию роли США в международном сообществе – своеобразное мессианство, основанное не только на участии в международной системе баланса, но, что более важно - на обязательном, последовательном, непреклонном распространении своих принципов по всему миру.

 Со смертью Рузвельта в 1919 году и до наших дней, ни одна из ведущих американских дипломатических школ не пыталась возродить идеи равноправного соучастия в международной системе. Кроме, пожалуй, Ричарда Никсона (1969 -1974), хоть и считавшего себя ярым сторонником вильсонианства, но успешно использовавшего некоторые воззрения Рузвельта во внешней дипломатии.

 История внешней дипломатии США – это, в большинстве своем: логическое развитие и дополнение идей Вильсона и история крестовых походов ради «свободы везде и для всех».

 

Былое величие Америки

Времена меняются. И сегодня уже не приходится говорить об исключительности  США в глазах всего мира. Это все еще гигантский рынок, сильная экономика, богатая страна с  большой территорией и численностью населения, без которой решение многих мировых проблем не представляется возможным.

 Но и в этой стране имеется множество критических составляющих социального, экономического и политического характера.

 «Почти каждый четвертый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афроамериканские и латиноамериканские общины – мы обманули их надежды…» - признал Трамп в ходе своего выступления в Геттисберге, штат Пенсильвания (22 октября 2016 года).

 Многим государствам удалось создать свой «град на холме», построить более качественные модели медицинского, социального обеспечения и, в тоже время – избежать расовых проблем, все еще характерных для США. Вряд ли сегодня американские дипломаты могут рассчитывать на успешное мессианство в Азии и значительной части Тихоокеанского региона, где все большую роль играет китайский дракон, уже не собирающийся сдавать свои позиции геополитического масштаба ни при каких условиях. А вопрос распространения принципов американской демократии в мусульманском мире абсолютно противоречит традициям и правилам, формировавшимся на этих территориях в течение тысячелетий. Тем более что многие теологи Ислама считают США, впрочем, как и большинство стран Запада – «территорией войны», куда надо распространять свои воззрения исключительно огнем и мечом.

 Трамп достаточно трезво, как и подобает бизнесмену, оценил сегодняшнее положение дел - когда говорить о какой-либо исключительности США уже не приходится, а сама идея о «превосходстве Америки» - продвигаемая Хиллари Клинтон, как заметил в одном из интервью тогда еще будущий президент: «…оскорбительна для остального мира…».

 Оппонируя Клинтон в предвыборной гонке, Трамп достаточно активно критиковал позицию кандидата от демократов, считающую, что люди во все мире «мечтают стать американцами». (Что характерно - при такой мировой любви, Хиллари обещала, став президентом, в первую очередь… «оценить ядерный потенциал США».)

 Сдержанный оптимизм вызывает и другое высказывание Трампа, идущее в разрез с укоренившимся стереотипом о мировом мессии -  «благожелательном мировом полицейском» - как воспринимала США западная дипломатия на протяжении многих лет.  В своей книге «Былое величие Америки» он пишет: «…Америка – образец свободы в мире. Никто не сравнится с Америкой. У нас большие, щедрые сердца – и у нас есть мужество для того, чтобы делать правильные вещи. Но Америка – не мировой полицейский».

 Американские дипломаты – ревнители концепции вильсонианства, привыкшие рассматривать вопросы международных отношений, через национальную призму борьбы добра со злом, свято верящие в примат международного права и, привыкшие оценивать действия других государств с позиций этических норм, применимых и к действиям людей, практически всегда отрицают компромисс. Это вообще противоречит внутреннему миру многих американцев – словно принимать половинчатые, или неполные решения.

 Но, Трамп - бизнесмен. И это не только акульи повадки в мире себе подобных, это не всегда борьба за выживание и навязывание себя, но и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству и поиску приемлемых для всех решений. «Я хочу сказать всей мировой общественности, что даже если в первую очередь мы будем думать о Штатах, мы все равно будем сотрудничать со всеми. Мы будем искать точки соприкосновения с другими народами – партнерство, а не конфликты!» - заявил уже после своей победы Трамп.

 

Бизнесмен за широкой спиной патриарха дипломатии

Сегодня многие стараются просчитать возможные действия будущего президента США. И не последнюю роль в решении этих уравнений играет факт появления в будущем американском кабинете людей из окружения (поля зрения) мэтра международных отношений – Генри Киссинджера (56-й государственный секретарь США 1973 — 1977 годов, лауреат Нобелевской премии мира за 1973 год).

  Оскорбленный и списанный «в утиль» во время «вахты» Барака Обамы - причем теми политиками, которые еще не родились на свет, когда Киссинджер уже подсказывал Никсону ходы на геополитической доске, внешнеполитический патриарх опять в деле. Именно Киссинджер посоветовал председателя правления компании Exxon Mobil Рекса Тиллерсона, уже прошедшего сенаторский «экзамен» - на должность Государственного секретаря Соединенных Штатов, а первым заместителем Советника по национальной безопасности устроил своего партнера из консультационной фирмы Kissinger Associates.

 Старый, закаленный ветеран - международник, «за широкой спиной которого может спрятаться вся администрация Трампа», с присущей ему еврейской хитростью темнит и не спешит раскрывать всех карт. Но, некоторые его замечания, возможно, помогут лучше понять будущую логику действий администрации Трампа: «…Посмотрите на интересы – немедленные и не столь немедленные – ведущих «игроков» мира, Индии, Китая, России, Америки, Европы – они явно и многозначительно параллельны...».

 «…Каждая страна обязана осознать свои приоритеты. Внешняя политика становится ныне умственным упражнением для желающих понять: мыслимо ли хоть как-то сочетать приоритеты отдельно взятых стран с тем, чтобы они взаимно укрепляли друг друга. Возможно ли это? Понятия не имею. Но постараться следует. И, думается, можно рассчитывать на успех…» - размышляет Кисссинджер, в свое время придумавший тактику «челночной дипломатии» и тяготевший к разумному сплаву из жестких посылов концепции Вильсона и мягких идей баланса сил Рузвельта.

 Именно благодаря Киссинджеру было заключено Парижское мирное соглашение (1973 г.), определившее выход США из войны во Вьетнаме, но некоторые политические шаги той эпохи, вроде ковровых бомбардировок Камбоджи (операция «Меню» - 1965 – 73 гг.), до сих пор вызывают неоднозначную реакцию и споры.

 Кроме этого, Киссинджер сторонник реальной политики – политического курса, предполагающего действия, исходящие из практических соображений и потребностей, а не под влиянием какой-либо идеологии или морали. Благодаря именно таким позициям, Киссинджеру удалось добиться разрядки в отношениях США и СССР (1969-79 гг.) и организовать начало отношений США и КНР.

 Тот факт, что Трамп уже стал брать уроки у Кисссинджера, подтверждается его первой пресс-конференцией (с момента выборов) 10 января 2016 года. Хоть будущий президент и старался увиливать от прямых вопросов журналистов, но его ответы внешнеполитической направленности стали более четкими и, в то же время, более прагматичными и привлекательными (в американской системе координат): «…я не буду тут кнопками перезагрузки подобно Хиллари пользоваться, нет такой кнопки перезагрузки. У нас либо будут нормальные отношения [с Россией – авт.], либо нет… неужели кто-то думает, что Хиллари была бы более жестким переговорщиком, чем я? Хватит уже

 Выбор в пользу Киссинджера не был случайным. Учитывая тот бешеный отпор, который готовит Трампу демократическая оппозиция внутри страны и против его политики борьбы с сложившейся системой бюрократии и выхода из экономического кризиса – марши протеста, информационный душ компроматов (имеет место и сейчас) и политические, подковёрные интриги, ему неминуемо придется прибегнуть к помощи дипломатической школы Киссинджера во всем, что будет касаться внешней политики.

 

Возможно, благодаря интеллектуальному симбиозу мудрости и опыта Киссинджера и талантливого в своей неординарности успешного бизнесмена Трампа родится некий феномен, открывающий новые возможности для всех участников на геополитической сцене? Хотя и поле неопределенности для основных субъектов политики, с приходом нового президента США, не стало менее узким. Скорее – наоборот. Уж слишком все привыкли к бескомпромиссным «крестовым походам» за демократические ценности.

 Но, ясно одно – Америка уже не будет прежней. Как и мир в целом.

 

P.S. Для свято верящих в концепцию: «Трамп придет – порядок наведет; и даст много вкусных плюшек», продолжу цитату будущего президента США из его книги «Былое величие Америки»: «…мы должны дать недвусмысленный посыл о том, что наша защита предоставляется не безвозмездно. Если другие страны пользуются защитой, которую предоставляют им наши вооруженные силы, эти страны должны покрывать наши расходы. И точка.»

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Дипломатия,международные отношения,внешняя политика,Дональд Трамп,Киссинджер
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.