Вместо канонов - порепані руки

18 января 2018, 21:57
2
931
Вместо канонов - порепані руки

Я давно пришел к выводу, что Таргонский - больной человек. Не придуривается, а именно больной.

И его тексты надо анализировать не с догматической, или канонической точки зрения, а в первую очередь, с клинической.

Сразу хочу сказать, что мои выводы насчет Таргонского никоим образом не базируются на личном неприятии этого человека. Только логика и беспристрастность. Поэтому, я берусь утверждать, что он не только больной, но еще и антисемит, бандеровский выкрест и просто сволочь.

Доказать это можно при помощи его писанины. В этой связи особенно характерной можно назвать последнюю статью «Отець, а ви знаєте, що сьогодні причастили розкольницю?»

Все это «творение», которое появилось на ресурсе, претендующем на серьезность, представляет немалый интерес для понимания того, кто сегодня выступает против Церкви. Судите сами.

Таргонский начинает свой опус с вранья. Так, он утверждает, что красным цветом в календаре выделены только «великими праздники» - Рождество, Успение, Преображение. Напомню, что «великими» праздниками Церковь называет все двунадесятые праздники, а также 5 не двунадесятых
Характерно, что Таргонский, перечисляя праздники, не упомянул Пасху. Вообще. А не сделал он это потому, что продолжая врать, сказал, что «В такі дні святкування у храмі проходять доволі буденно». Празднование Пасхи «будэнным» не назовешь. Никак. Поэтому, Таргонский и молчит об этом.

Далее, Таргонский проявляет совершенное неуважение по отношению к тем, кого называет своими братьями по вере. Например, для него на Праздник Рождества православные христиане всего лишь «відбули літургію» и все их помышления направлены к тому, чтобы разойтись «по домівкам аби нарешті спочити тілом на дивані».
По Таргонскому для православных главное событие в году - не Пасха, не Рождество, не Богояление и Пятидесятница, а… храмовый праздник, кульминацией которого «є кроплення святою водою».

А знаете, почему именно храмовый праздник так важен для Таргонского? Потому что именно в этот день он садится за стол, чтобы выпить «празниковои горилкы». Вот, что для него главное - не Рождество Христа, не Его Воскресение или Преображение, а бутылка водяры! Конечно, Таргонский обвиняет в алкоголизме тех, с кем он «молится» в храме, и говорит, что водка главнее всего в году для них, а не для него. Зачем он это делает? Неужели он настолько не уважает своих соприхожан, тех, с кем стоит рядом во время богослужения? Боюсь, что да.

Также, Таргонский любит задавать вопросы, когда кто-либо аргументирует свою позицию ссылаясь на каноны или святых отцов. Вот и в этой статье он задал подобный вопрос, когда отметил, что владыка, сославшись на каноны, не сказал о том, что же это за каноны. То же самое касается и отцов - Таргонский обязательно спросит, что же это за отцы. В то же время, он не считает зазорным для себя лично использовать тот же аргумент: «Благочестиві старці повчають, що особливо важливо в цей день причаститися Святих Христових Тайн!». Поэтому, спрошу у него я - а что же это за «благочествые старцы», можно узнать? Хотя бы имена?

Никто не спорит, что в день храмового праздника надо причащаться Святых Христовых Таин. Как, собственно говоря, и в дни двунадесятых праздников, в день Небесного Покровителя, да и в воскресные дни. Непонятно другое - с какой стати храмовый праздник больше, чем Пасха? Таргонский не объясняет.
Ну и кульминацией его статьи стала история о том, как священник причастил «раскольницу». Это слово я взял в кавычки намеренно. Дело в том, что если рассказ Таргонского правда, то он умолчал об очень важный вещах.

Например, Таргонский говорит, что священник, который причащал раскольницу, ее же и исповедовал, а значит знал, что она раскольница. Но, раз исповедовал и допустил до причастия, значит она покаялась в грехе раскола. А церковные каноны (гуглите, если интересно) четко указывают, что если человек был крещен в Церкви, но потом перешел в раскол, то обратно в Церковь его можно принять только через Таинство Покаяния. Именно это и произошло.

Далее, священник, у которого спросили знает ли он о том, что причастил раскольницу, ответил на вопрос утвердительно. А вот о том, что она покаялась в грехе раскола он отвечать не имел права - для того, чтобы сохранить тайну исповеди. Так что, тут все правильно.

И совершенно дикой выглядит история, которую Таргонский слышал, якобы из уст этого самого священника, и которую приводит в качестве аргумента в пользу причастия раскольников. Приведу эту историю полностью: «До Другої Світової Війни на території Західної України проживало дуже багато євреїв. Під час окупації німці їх масово знищували. Спочатку вони збирали їх у гетто, а потім групами виводили за місто чи то село та всіх до одного розстрілювали. В один із таких приречених на страту гуртів людей випадково потрапив один православний батюшка. Він, як та пташка у клітці літав від одного до іншого німця благаючи, щоб вони його відпустили: «Я не єврей, я українець, а довге волосся та чорна ряса на мені через те, що я православний священик». Але вони на те не зважали. Батюшка у відчаю схопив одного з вартових за рукав військової форми, благаючи відпустити його на волю. Той наказав священику показати свої руки. Уста його мимохіть скривилися у вираз жалю і здивування. Побачивши чорні та порепані від тяжкої селянської праці долоні і покручені від постійної роботи пальці, фашист його пожалів і відпустив». Батюшка на мить зупинився аби перевести дух і, обвівши всіх докірливим поглядом, сказав: «От і я, побачивши чорні та порепані від тяжкої селянської праці долоні тої жінки та її покручені від постійної роботи пальці подумав: «Хіба ж я гірше фашиста?!». Этот рассказ противен от начала и до конца. Во-первых, сам образ священника, который мечется между немцами и просит его отпустить, потому что он «не еврей» - противен и гадок. Допускаю, что такое могло иметь место и человек просто струсил перед лицом смерти. Заметьте, он не просил отпустить женщин, детей, стариков, а просил отпустить только его, потому что он «я українець, а довге волосся та чорна ряса на мені через те, що я православний священик». Из контекста, украинец, в понимании Таргонского, значит «свой» для фашистов. Окей. Мы знаем об этом, и где-то Таргонский даже гордится тем, что он тоже «свой», а его дед - бандеровец. Во-вторых, Таргонский утверждает, что немец отпустил «священника» потому что «наказав священику показати свої руки… Побачивши чорні та порепані від тяжкої селянської праці долоні і покручені від постійної роботи пальці, фашист його пожалів і відпустив». Думаете, Таргонский не знает, почему фриц приказал «батюшке» показать руки? Знает, потому что сам потомок бандеровца. Фашист смотрел на руки только по одной причине - в представлении Вермахта (и таргонских) евреи не работали, а наживались на труде простых украинцев! По сути, Таргонский в завуалированной форме рассказал нам самый короткий анекдот сталинской поры - «еврей-колхозник». Все, в этом месте должно быть смешно. Но мне не смешно. Не смешно потому, что Таргонский возрождает примитивный, бытовой антисемитизм, который призывает уничтожать евереев только за то, что у них «не порэпани» от работы руки. Возрождает и советскую, сталинскую ненависть к интеллигенции, у которой тоже «пальцы не покручэни» от работы. Не смешно еще и потому, что в представлении Таргонского Церковь должна при принятии раскольников или грешников, руководствоваться не канонами, а именно этими, «порэпаными» руками. Это значит, что на исповеди священник не должен спрашивать о грехах, а должен просить показать руки. Он же не не хуже фашиста, в конце концов? Только вот, что делать с теми, у кого руки, все-таки, не «порэпани» - с учителями, музыкантами, врачами? Их, как и евреев, можно пустить в расход, а Таргонский?
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: УПЦ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.