Иллюзия монополии власти на террор

20 апреля 2016, 19:35
Проповідник, правозахисник, видавець, письменник, журналіст.
0
10420
Иллюзия монополии власти на террор
Марш мира в Москве

И в Украине, и в России при власти террористы, мстящие людям за "мыслепреступления"? Иначе как понять "информационную войну" с оппозицией, разоблачением офшоров, сериалом "Не зарекайся" ТРК "Украина"?


В блоге прокурора Крыма Натальи Поклонской прочитал об уголовном деле по факту призывов к нарушению территориальной целостности России журналистом сайта «Крым.Реалии», дом которого уже обыскали сотрудники ФСБ. Преследование Николая Семена за статью о «блокаде Крыма», по всем признакам, станет частью нарастающего международного скандала.

Меры, предпринимаемые российскими властями по отношению к политически активному крымско-татарскому меньшинству, по-моему, справедливо было бы назвать тиранией. Репрессии против общественных организаций, преследование за высказывание мнения свидетельствует о дискриминации крымских татар в элементарных гражданско-политических правах человека.

Вызывает большое сомнение соответствие действий российских властей статьям 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующим свободу слова и ассоциаций. Как известно, Европейский Суд по правам человека в решении по делу «Станков и Объединенная македонская организация Илинден против Болгарии» и в ряде других решений отмечал, что требование территориальных изменений в речах и на демонстрациях не может рассматриваться автоматически как угроза территориальной целостности страны и национальной безопасности.

Впрочем, вряд ли гражданские свободы слова и ассоциаций, как и само понятие прав человека, вообще совместимы с намерением держать каждого человека под колпаком государственной опеки, которое высказал председатель следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в журнале «Власть» вслед за публичным «благословением» патриарха Кирилла на борьбу с «ересью человекопоклонничества».

Не случайно, по-моему, упомянутые события совпали и с решением Конституционного Суда РФ о невозможности обеспечить заключенным в России право голоса на выборах, как того требовало решение Европейского Суда по правам человека. В Европе небезосновательно полагают, что человек, даже совершивший преступление и отбывающий наказание за него, остается частью народа и имеет право принимать участие в осуществлении народовластия. Раз российские власти с этим не согласны, я не удивлюсь, если следующим шагом начнут обращать в рабство осужденных.

Бастрыкин противопоставляет «всеобщее благо» навязываемой зловещими американцами «абсолютной свободе». Между тем в западной науке уголовного права фундаментальные принципы личной автономии (personal autonomy) и общего блага (welfare) мирно сосуществуют. Дело в том, что на Западе общим благом считают не страх каждого перед государством в лице президента, Бога или еще какой-либо фиктивно «сверхчеловеческой» сущности. Общим благом представляется максимальное преодоление страха, создание реального правового поля личной свободы, надежно защищенного от несвободы и преступности.

Люди на Западе привыкли не бояться репрессий со стороны собственной мощнейшей государственной машины, имея многовековую культуру успешного сопротивления любым поползновениям правящего класса к тирании. Поэтому они владеют государством, как граждане, а не государство владеет ими, как рабами. И такой подход по факту стал международным правовым стандартом. Естественное право человека «прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения» признается в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, под которой подписалась и Россия. Хотя, учитывая динамику развития событий, за отказом соблюдать требования Европейской Конвенции по правам человека (ст. 46: обязательное исполнение решений ЕСПЧ) может последовать и отрицание российскими властями Всеобщей декларации прав человека.

Важно понимать, что в стране, где политика строится на поощрении бесстрашия, террористы практически не имеют шансов влиять на власть или, тем более, прийти к власти. После взрывов, устроенных забитыми мигрантами, люди не поддерживают террористические призывы ограничить свободу человека, а начинают требовать больше свободы для мигрантов. Когда ребенок устраивает стрельбу в школе, идея отмены права на оружие не находит поддержки общества, но люди начинают больше доверять и помогать друг другу, чтобы трагедия не повторилась. Потому что причиной трагедии в таком случае считается не излишняя якобы «свобода» ребенка, а наоборот, реальная несвобода, отсутствие общественного внимания и альтернативных способов самореализации, сделавшие ребенка изгоем и заставившие утащить ружье из отцовского сейфа, потому что других способов защитить свое естественное право на человеческое достоинство он не видел. На возмутительные акции, вызванные страхом и сеющие страх, власть реагирует не дальнейшим запугиванием общества (хотя и выполняет свою обязанность привлечь к ответственности преступников), но прежде всего усилением заботы о несчастных и запуганных людях, стремлением помочь им почувствовать себя более свободными. Такой подход сдерживает преступность и не дает шанса террористам приобрести политическое влияние.

Теперь посмотрим, что происходит в стране, где политика зиждится на эскалации страха. В такой стране власть и террористы – близнецы. Власть просто конкурирует с другими террористами за то, чтобы именно ее больше всего боялись дегуманизированные подданные. Но ведь любой терроризм нелегитимен. Стремясь обеспечить монополию государства на террор, власть так далеко заходит в отрицании прав человека, что забывает свои же вчерашние обещания народу. Это означает разрыв общественного договора, отказ от конституции, объявление начала войны всех против всех. Иллюзии монополии государства на террор, мечты власти победить в этой войне всех против всех обречены потерпеть крах, потому что идея уничтожить человеческую свободу не более реальна, чем идея погасить Солнце и остальные звезды.

После объявления войны бесстрашию человека падение любой власти становится делом недолгого времени, если только власть не одумается. Ведь террор, уничтожая человеческие свободы, выбивает из-под ног нацелившейся на устрашение власти фундаментальную опору верховенства права, весь тот социальный капитал, контроль над которым вначале ставил устрашающую власть в исключительное положение по сравнению с другими террористическими группировками. Имперское величие культурных, экономических, территориальных завоеваний сгорает вместе с тиранией в пламени восстаний, спровоцированных наглым презрением к элементарным правам человека. Так бывает со всеми империями. От них остается только память. Причем эта память больше всего вдохновляет не ностальгирующих по империям – о нет! – а тех, кто борется за созидание правового поля свободы в каждом уголке мира. Мы знаем, что свобода непобедима.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Россия,Украина,Права человека,Свобода слова,свобода
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.