Концепция «стратегического паралича». Как кольца Уордена превращаются в ошейник

25 сентября 2015, 22:59
Военный историк
0
477
Концепция «стратегического паралича». Как кольца Уордена превращаются в ошейник

Можно парализовать страну в течение 48 часов? Технически это возможно сделать за сутки. Размер страны влияет на этот срок? Площадь не имеет никакого значения. Что может помешать? Отсутствие тактики.

Военной историей я занимаюсь уже больше 15 лет. 

За это время я прошел путь от знакомства с историей в государственных и частных европейских библиотеках до нескольких ранений в горячих точках на Ближнем Востоке. Я держал в руках оружие, но никого не убивал. Уверен, что по другому стать настоящим военным историком невозможно. Я видел много теоретиков, которые стояли за кафедрой и умничали. Они понятия не имеют о чем говорят. На моих глазах погибло немало ребят. У них было всё - уровень подготовки, класс вооружения, но у тех кто отдавал им приказы не было тактики. На войне физическая подготовка не может компенсировать интеллектуальную составляющую. Тактическая безграмотность - это раковая опухоль большинства современных главнокомандующих. Добрую половину этих паркетных генералов уже давно нужно было отдать под трибунал. 


Последняя работа по тактике, заслуживающая внимания, была выпущена около двух веков назад Карлом фон Клаузевицем. Он изучил опыт 130 военных кампаний. В 2016 году выйдет моя книга по тактике, в которой будут детально исследованы и систематизированы данные по двум сотням военных кампаний XIX, XX и XXI века. Во время подготовки я решил выпустить ликбез - серию обзоров популярных тактических решений, используемых в мире последние несколько веков. Начнем с алгоритма полковника ВВС США Джона Уордена - концепция «стратегического паралича».


Алгоритм Уордена не является авторским. Полковник взял за основу принцип «центров тяжести» фон Клаузевица и определенную геометрическую модель. Впервые алгоритм был реализован в Ираке в 1990 году. Операция «Буря в пустыне» была двухтактной - воздушное наступление и наземная часть. 



В результате Ирак был вынужден освободить Кувейт. Цель была достигнута. При этом стало очевидно, что у алгоритма есть ряд недостатков и ограничений, но к этому мы вернемся позже. На этапе проектирования операции Уорден предложил рассмотреть геометрическую модель, в которой государство представляет систему из пяти колец: 


 - Руководство;

 - Промышленно-энергетическая база страны;

 - Инфраструктура;

 - Население;

 - Группировка вооруженных сил.


Суть концепции «стратегического паралича» сводится к последовательной серии ударов в «центры тяжести» каждого из пяти «колец». В Ираке в воздух поднялось больше 2000 самолетов. «Центры тяжести» в буквальном смысле нащупывали за счет 700-800 самолето-вылотов в сутки. 



Что делать в случае, если нет такой группировки авиации Уорден не объясняет. Но при этом наиболее уязвимым «кольцом» полковник ВВС США считает «Руководство», а внешним периферийным «кольцом» выступают вооруженные силы государства. Центральный вопрос алгоритма Уордена - идентификация «центров тяжести». Без этого блока алгоритм не работает. Но как его определить? Обратимся к первоисточнику - книге «О войне» Карла фон Клаузевица:


Центр тяжести всегда находится там, где собирается наибольшая масса; всякий удар, направленный на центр тяжести определенной массы, оказывается наиболее действительным. Итак, мы полагаем, что театр войны, будь он большой или малый, вместе с действующими на нем вооруженными силами - безотносительно к их численности - представляет целое, могущее быть сведенным к одному центру тяжести; в этом центре тяжести будет разыграно решение; оказаться победителем в этом пункте - значит осуществить оборону театра войны в самом широком смысле этого слова. 

С точки зрения механики все понятно - удар в центр тяжести приводит к деформации или разрушению геометрии объекта. Но государство с точки зрения механики является неоднородным объектом. А значит в нем может быть несколько «центров тяжести». 


Необходимо сводить всю тяжесть неприятельского могущества к возможно меньшему числу центров тяжести, и если это удастся, то к одному; с другой стороны, удары против этих центров тяжести сводить к возможно меньшему числу основных операций, по возможности к одной; наконец, в пределах возможности все второстепенные операции ставить в подчиненное положение. Словом, этот принцип заключается в возможной степени сосредотачивать действия. 

История военных кампаний показывает, что задача идентификации «центров тяжести» не является тривиальной. Вспомните роковую ошибку Наполеона - он считал Москву центром тяжести Российской империи. В результате - разгром Бонапарта. Но в истории есть и другие примеры - штурм дворца Амина в 1979 году доказывает, что при правильном выборе «центра тяжести» положение в стране можно изменить в течение 24 часов. 


Очевидно, что ключевым недостатком концепции Уордена является его алгоритмичность и отсутствие методики по идентификации «центров тяжести». Более того, в механике существует множество примеров, когда «центр тяжести» находится вне объекта. Что делать в таких случаях? Прийдется рассматривать алгоритм с учетом смещенного «центра тяжести». Насколько применимой будет эта концепция в таком случае? Становится понятно, что тактическую модель Уордена можно рассматривать только при наличии специальных условий, которые прийдется предварительно создать, используя дополнительную схему. Таким образом, в большинстве случаев алгоритм Уордена может быть только приложением к основному тактическому решению.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: наука,исследования,тактика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.