Мы не Шарли

17 января 2015, 01:07
Переводчик
0
252

О, эта всепоглощающая и вездесущая сила мейнстрима. Сначала Ice Bucket Challenge (кстати, кто помнит, о какой болезни там речь шла?), теперь это… Но обо всем по порядку.

Жил да был еженедельник по имени Charlie Hebdo, который, помимо общего просвещения масс по поводу всяких творящихся в мире интересностей, также регулярно стебал (да и сейчас стебёт, чего уж) разные дорогие сердцам определенных категорий населения вещи. Ну и дорогих им же людей заодно, почему бы и нет. Так, в 2006 году редакторы «Шарли» «репостнули» карикатуры на Пророка Мухаммада, опубликованные до этого в датской газете Jyllands-Posten, чем – внезапно! -спровоцировали недовольство французских мусульман. Позже, в 2008 году, журнал получал угрозы из-за отклика на фильм «Невинность мусульман». Словом, общая траектория нарастания конфликта ясна: маленький, но мужественный Давид, вооруженный пращой светскости и свободы слова, стоит против большого, злого, бородатого Голиафа в чалме. Ну, или как-то так.

Однако я бы хотела сказать пару слов от имени тех, кто не Шарли. Тех, с чьей точки обзора все выглядит немного иначе.

Нравится это кому-то или нет, но во Франции мусульмане составляют 6%-8% от населения, то есть никак не меньше 4 млн. И даже обладая самым поверхностным знанием истории Европы, можно понять, почему так. Наверное, подобные последствия стоило предвидеть, прежде чем делать из отсталых колоний донора дешевой рабочей силы, а потом еще и вводить весьма либеральную иммиграционную политику, благодаря чему во Францию смогли попасть тысячи и тысячи выходцев из Третьего мира, не знавших ничего, кроме нищеты. При этом Франция остается европейской страной со своими взглядами на хорошее и плохое. Столкновения культур неизбежны.

Казалось бы, на таком-то фоне деятельность «Шарли» должна казаться примером героического нон-конформизма, когда безжалостные художники высмеивают все и вся во имя свободы высмеивать все и вся, но тогда возникает вопрос: почему осмеянию никогда не подвергались однополые браки? Смена пола? Крайности, до которых порой доходят феминистки? Эти явления не менее распространены в европейском обществе, чем конфликт вокруг запрета хиджабов в школах или протесты против молитв на улицах. Почему же отважные ребята из «Шарли» не выставляли на посмешище и их тоже?

Впрочем, возможно, с их стороны это было мудрое решение. Достаточно вспомнить скандал 2008 года, когда из команды карикатуристов вылетел автор по имени Синэ, он же убежденный атеист и коммунист. И вылетел не за что-нибудь, а за оскорбительный рисунок, изображающий сына тогдашнего президента Франции Николя Саркози Жана принимающим иудаизм ради женитьбы на богатой наследнице из еврейской семьи. Основание для увольнения было сформулировано достаточно четко: антисемитизм. Почему же никто не вступился за свободу слова? Почему никто не вышел на улицы с плакатами «Я – Синэ»? Наверное, злополучному художнику надо было быть убитым Моссадом, чтобы кто-нибудь обратил на него внимание. Да и вообще, антисемитизм – это плохо. Не спорю, но тогда почему же исламофобия – хорошо? И почему на оскорбления в адрес одного человека, якобы принявшего иудаизм, реакция светского общества была резко негативной, а неуважение к более чем полутора миллиардам верующих кажется этому же обществу чем-то совершенно нормальным?

Попрошу заметить, что убийств я не оправдываю – уже хотя бы потому, что это нелогично и неэффективно. Отдельное возмущение вызывает факт, что стрельбу в редакции связывают в первую очередь с карикатурами на Пророка Мухаммада, размещенными на страницах журнала несколько лет назад, а не с карикатурой на лидера террористической группировки ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади, опубликованной в твиттере «Шарли» за несколько часов до нападения.

В сухом остатке мы имеем несколько трупов в столице Франции, что, безусловно, трагично. И многотысячные демонстрации по всему миру, что, безусловно, полный бред. Потому что я не припомню лозунгов «Я – Гонгаздзе» или «Я - Политковская», хотя деятельность этих людей и им подобных, на мой взгляд, заслуживает куда большего уважения и восхищения. Я не ахти какой знаток журналистики, но беспристрастный анализ фактов и логичные выводы кажутся мне работой, требующей куда большей смелости, чем карикатуры. А говорить, что последнее вдруг стало гласом свободы и равенства, потому что, как оказалось, за это могут убить… ну извините, девушки легкого поведения в Лондоне конца девятнадцатого века тоже могли на Джека Потрошителя нарваться, и что теперь? Их ремесло стало почетнее?

Так что прежде чем возносить до небес имена погибших 7 января как мучеников во имя свободы, объясните мне, почему то же самое не было сделано для журналистов, работавших в условиях более сложных и опасных.

Для всех желающих видеть источник проблемы в исламе и его доктрине у меня есть одно имя: Грег Мортенсон. Этот человек один раз оказался в Пакистане, увидел царившую там безысходность, а через некоторое время вернулся и начал строить школы. Не церкви или синагоги, не кружки для тайных атеистов, а школы. Чтобы у детей, которые росли в нищете и безграмотности, появилась какая-то альтернатива работе на Талибан. Потому что только поверхностному наблюдателю может показаться, что все беды от религии. На самом деле корень зла кроется в отсутствии образования, как светского, так и духовного, в двойных стандартах и игнорировании реально существующих межкультурных конфликтов в угоду лживой политкорректности.

Так что нет, я не Charlie Hebdo. Если уж надо принять чью-то сторону, то мне куда ближе некто Ахмед Мерабе – алжирец, мусульманин и полицейский. Он не погиб, защищая тех, кто высмеивал его веру. Он погиб, честно выполняя свою работу. Я не теолог, но, насколько мне известно, это вполне по-мусульмански.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Терроризм,Франция,Ислам,Charlie Hebdo
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.