Азартные евреи

10 декабря 2014, 14:31
Блогер из Беларуси
22
796
Азартные евреи
Фотоколлаж В. Никитенко

Репортаж о невидимой стороне «свободы слова» (сокращённо — «СС») в России.


Тест на свободу слова №1

Начну историю с того, как меня забанил на Фейсбуке главный редактор сайта «Эхо Москвы» В. Рувинский.

Всё началась с моего вопроса, в рамках которого я попросил пояснить систематический пиар украинского сепаратиста Олега Царёва на главной странице сайта. К своим доводам я прикрепляю параллель с российскими сепаратистами, о позиции которых запрещено писать на сайте «Эхо Москвы».

Думаю, никто не сомневается, что в России, особенно на Кавказе, имеются подпольные сепаратистские организации. Достаточно почитать сайт «Кавказ-центр», чтобы сделать выводы. Но дело сейчас не в них. Моя цель — добиться справедливости и уважения соседней страны Украины, её территориальной целостности и суверенитета! Мой мотив — защищать своё европейское начало от евроазиатских захватчиков!

Как известно, за пропаганду российского сепаратизма в РФ предусмотрен тюремный срок. Я убеждён, именно поэтому В. Рувинский не рискнул продолжить со мной диалог на своей странице Фейсбука:

— Вот объясните мне, Виталий. Зачем давать слово международным преступникам на главной, Царёву, например? Вы дадите слово российским сепаратистам на «Эхе»? Просто интересно. Где инфа лично от боевиков, захвативших Грозный недавно? Думаю, маловероятно, что Вы рискнёте это сделать. Зачем же пиарить этот бред? Какая Новороссия? Нет такой страны или субъекта. Зачем пиарить Крым? Это направленная политика Кремля, поставленный ультиматум свыше? Уже договорились, уже приказали?

— Ну вот для меня разница есть.

— Разница в чём? Между сепаратистами-боевиками из Чечни и боевиками из ДНР и ЛНР?? Схожести на лицо. И в том, и в том случае были захвачены вооружённым способом здания. Не хотите дать на главной странице слово лидеру Ичкерской Народной Республики, лидеру подпольным сепаратистам из Чечни, например? У них же тоже, наверняка, были требования, мотивы. Не просто так они организовывали захваты. Кадыров, правда, их убил прежде, чем вы у них что-то спросили. Да и спрашивать вы не собирались. Но это отступление... 

Я понимаю, что Украина — это другая страна. Из Украины к вам не приедут в Москву, и не пригрозят за пропаганду сепаратизма на чужой территории. А вот за пропаганду российского сепаратизма к Вам сразу же заглянут, последний для Вас раз. Вот и вся Вам разница, Виталий. Хотите почувствовать разницу? Даже на украинских сайтах дают слово сепаратистам. На «Корреспонденте» есть блог Царёва. Никто его не удаляет. Настоящая свобода слова внутри страны. 

Как насчёт дать слово российским сепаратистам. Их очень много в России. Или прикажете им перебежать в Украину и там вещать по принципу вещания Царёва и Горного на «Эхе Москвы»?  Ну, так, к этому всё и идёт, Виталий. Путин открыл ящик Пандоры. А вы даже и не пробуете его закрыть обратно. Думаю, Вы его и не хотите закрывать, этот путинский план по оккупации Европы. Я только вот до конца не понимаю. «Эхо Москвы» превращается в инструмент Кремля или Вы на полном серьёзе не видите очевидных двойных стандартов? 

Если запрещена в России пропаганда сепаратизма, то и прикройте эту лавочку. Зачем даёте слово иностранным сепаратистам, делая вид, что в России их нет? Какой же это плюрализм? Это мимикрия свободы слова; это потакание политике Кремля. Ваши редактора даже боятся «Кремлёвский неофашизм» давать в заголовке моего поста. 

Вы что, не видите, что пишут в комментариях люди на сайте? Или они все — лохи, как сказал Венедиктов про одного слушателя в последней передаче «Без Посредников»? Объясните, что за хрень происходит с радио?

Однако вопросы так и остались висеть в воздухе. Главред «Эхо Москвы» не посчитал нужным убедить меня в обратном или же согласиться с приведёнными пунктами.

Дискуссия с моей стороны на странице продолжиласьЯ пытался добиться ответов на следующие вопросы:

1. Почему В. Рувинский не видит очевидных двойных стандартов, не пытается закрыть ящик Пандоры, открытый В. Путиным.

2. Почему участвует в политике экспансии Кремля.

3. Почему подбирает на сайте блоги избирательно, с откровенным пренебрежением правил ведения блогов.



Тест на свободу слова №2

Фейсбучная история о пропаганде украинского сепаратизма не закончилась. На следующий день я решил сделать замечание Рувинскому на Фейсбуке по поводу его статуса «Евреи, сука азартные», в рамках которого главред ЭМ выложил фото четырёх эфиопов в еврейской кипе, весело играющих в карты.

Увидев этот пост, наполненный раздражением к эфиопам в еврейских шапочках, я добавил конструктива в нелёгкую работу сотрудника радиостанции «Эхо Москвы»:

— Виталий, побольше бреда в хронике главного редактора «Эха Москвы». Именно для этого на Вас и подписались 1447 человек. Вискарь ещё не начали пить с Лесиным? Виталий, главное выучить слова «лохи» и «валите на другое радио». Помогает, действует.

— Вы пьяны что ли? Смените тон, например.

— Судя по матам в хронике, пьяны Вы. А я высказываю своё мнение. Это что запрещено?

— Тут мат иногда бывает, да. Смущает? Мнение не запрещено, конечно. Но Вы ж, вроде как, с наездами.

— Виталий, ну какие наезды? Критика и только критика. Вы боитесь критики? У Вас целое радио, чтобы высказать своё узкое мнение журналистов ЭМ, а вот у слушателей нет такой возможности кричать «лохи» на всю страну, как это делает Венедиктов? Вот я и пишу вам — не начали Вы пить виски, как ААВ? Это архиважно знать. И заметьте, ни одного мата в комменте.

— Понятно, теперь сарказм. Значит, Виктор, так. Тут, в Фейсбуке, мы с Вами абсолютно равны. У Вас есть своя страница — и у меня есть своя страница. У Вас есть подписчики — и у меня есть подписчики. Вы устанавливаете правила на своей странице — и я устанавливаю правила на своей странице. Что-то не так? Если я считаю, что Вы на своей странице постите бред — я, наверное, не стану Вашим читателем, верно? Иначе что за мазохизм?

Вы можете, конечно, в каждом комментарии упоминать Венедиктова, «Эхо Москвы», вискарь и прочие умные слова. Но это немного раздражает.

— Стоп. «Эхо Москвы» — общественное радио или круг по интересам отдельных лиц? Что за логика — «я в своей песочнице, а ты — в своей»? Вы работаете на радио, в общественном месте. И да, я имею право, что пожелаю писать в рамках своего недовольства. Это называется гражданская активность. Если это раздражает, то смените профессию.

Венедиктов извинился за оскорбление «лох» перед слушателем? Какого чёрта он использует радио, чтобы оскорблять людей? Пусть у себя дома оскорбляет, кого хочет. Не хотите дать слово тому слушателю, которого он оскорбил?

— Разницу между эфиром и Фейсбуком видите? Вы тут не в эфире, вроде бы. А на моей странице.

— Я на странице главного редактора «Эхо Москвы» в первую очередь! Чувствуете разницу? Для чего Вы дали виджет «подписаться» на «Эхе»? Для того, чтобы тут обсуждали «Эхо Москвы»? Так? Не только. Но в том числе. Вот я и обсуждаю. Имею право. Давно хотел сказать, что думаю.

— Ну на сегодня надеюсь закончили? Утомили уже, правда.

— Не плачьте. Я же не плачу, когда меня оскорбляют каждый день в комментариях. Кстати, по поводу этики соцсетей. Предлагаю отдельно завести страницы всем работникам радио. Как-то смешалось всё. Человек хочет зайти на страницу работника СМИ, а видит там инфу, не касающуюся его работы. Как-то всё смешалось.

— Все смешалось, ок. Я попробую проследить, чтоб вас не обижали.

— Не надо мне угождать или одолжение делать. Я в первую очередь читатель, а потом блогер. Лучше проследите, чтобы ко всем блогерам относились одинаково в рамках правил ведения блога: не цензурировали мнения по личным соображениям. Это так сложно? Ко всем одинаково. Терпеть не могу мышление по принципу — «приближённые, менее приближённые».

Приближённый Белковский написал три слова в посте и вставил видео. А его ещё и на главную страницу бахнули в топик. Это что за такое? Информативность для читателей. Читатели заслуживают такой исчерпывающей информации? И таких моментов куча. Постов неинформативных выше крыши.

Полно людей, у которых есть что написать. Та же старушка или уволенный работник в провинции России. Неужели они заслуживают того, чтобы их заменяли проповедями политологов длинною в два предложения?? Своим — всё, остальным — правила? Прямо — мышление Путина!

Надеюсь, мои пожелания будут учтены и сайт наполнится содержанием, а не лицами. Удачной работы.

— Тыдыщ.

— Виталий, тыдыщ полный — это когда приближённый Шендерович собирает себе денюжку на общественном радио, чтобы оплатить свой штраф. Это — полный тыдыщ и позорище... Тыдыщщщ!

— Вы прям нарываетесь на бан.

— Главное, Виталий, отвечать по существу на странице главреда. Например, «тыдыщ», «аптека за углом» и «лохи». Надо будет статью написать про это. Как думаете, редактора пропустят на ЭМ? В конце концов, свобода слова у нас или нет?

Незаконный приказ об увольнении мигом опубликовали. Молодцы. Поддерживаю! А вот, например, жалобу слушателя на Венедиктова, который его оскорбил словом «лох» без причины?? Слушатель явно был не сыном Иванова, и не Плющев.

Как думаете, Венедиктов за свободу слова? Или его представления о свободе слова заканчиваются на нём любимом? На месте этого слушателя мог быть я, например. Тогда бы я вообще по-другому писал здесь.

Предлагаю вам, главред, удалить с сайта эфир «Без посредников». В нём Венедиктов перешёл границы морали, которые Плющеву вообще не снились.

Опять удалите коммент?

— Нет, вас удалю.

— Ну это Вы всегда успеете. Эти методы мы узнали по поведению Венедиктова. Может, что-то новое придумаете? Там, по карьерной лестнице поднимите или на главную страницу претензии всех комментаторов к «Эхо Москвы» опубликуете?? Знаете, самокритика — это очень полезная вакцина.

— Чао.

В итоге, после публичной переписки, главный редактор сайта «Эхо Москвы» уверенно и страстно заблокировал для меня доступ к своей приватизированной странице. 

Мало того, В. Рувинский, по всей видимости, пожаловался на мой статус в Фейсбуке, где я даю отрывки из нашей общественной переписки под заголовком «Короче, достало меня, что "Эхо Москвы" превращается в инструмент Кремля». Пост администрация ФБ из моей хроники удалила, пойдя на поводу человека с приличным лицом. 

Замечу, что с моей стороны в рамках двух общественных диалогов отсутствовали маты и оскорбления личности. Я также не уподоблялся, например, подхалимству Бориса Вишневского и Якова Широкова. Не раздражался я и на двух эфиопов в еврейских кипах, как сделал это Виталий Рувинский!

Главред «Эхо Москвы» забанил доступ для меня одного, успев трепетно лайкнуть пренебрежительные комментарии в мой адрес на своей личной странице.


Тест на свободу слова №3

На сайте «Эхо Москвы» я участвую в дискуссиях более 5 лет. Скажу с полной уверенностью, что после свержения Януковича украинцами редакционная политика портала изменилась. Отношение к моим блогам — соответственно тоже. Появилось больше цензуры, двусмысленности, а объективный подход в рамках публикаций ухудшился. После назначения В. Рувинского в 2013 году главным редактором, на ресурсе заметно сместилась свобода слова в сторону избранных авторов.

Со стороны удобнее заметить детали, которые не выгодно замечать корпоративному меньшинству. Исходный информационный продукт на сайте, я считаю, стал ангажироваться: кол-во гостей с пропутинскими взглядами увеличилось, а посты известных авторов публикуют, часто игнорируя правила ведения блогов.

Приведу лишь один из примеров — пост Профессора Лебединского на главной странице с грубыми, наглыми оскорблениями в адрес его «поклонников» из Фейсбука. Более того, в топ-темах появилась регулярная пропаганда украинского сепаратизма.

Тем не менее, общественное мнение пользователей сайта не изменилось по духу, а, наоборот, даже — укрепилось в антипутинских, антиимперских, антикремлёвских настроениях. Об этом свидетельствуют многочисленные взаимные поддержки членов клуба «Эха Москвы».

А отношение Алексея Венедиктова к некоторым читателям вообще порой выходит за рамки приличия, что не может не отражаться на слушателях. Периодически в прямой эфир московского радио звонят люди и посылают ведущих сразу же на хуй.

Слушать радио с ощущением, что сейчас вот кто-то опять вылезет в эфир и выдаст смачное словцо, не совсем приятно. Но понять дикость людей можно и нужно. Первопричина этого недовольства, я считаю, заключена в вальяжном, эмоциональном поведении лично Венедиктова в передаче «Без посредников».

На поступающие вопросы пользователей, касающиеся радио и журналистов, ААВ порой отвечает без границ, переходя на личности, на жаргон — «лохи». Читатели, естественно, ему ответить на равных не могут. Венедиктов, зная это, наслаждается своим положением хозяина эфира и злорадствует. 

— Будь я на месте Лесина, уволил бы не только Александра Плющева, но и вас», — написал в Твиттере читатель по имени Александр.

— Но вы не на его месте, Александр, понимаете, в чём дело? Вот вы  лох, вы сидите где-то там и пишете мне, поэтому вы не на его месте и не на моём месте, потому что вы трусоват. Судя по вашим твитам, вы бы своих сотрудников сдали бы, чтобы сохранить своё место. И вы бы на это пошли, Александр, поскольку вы  трус, — эмоционально и грубо ответил Алексей Венедиктов слушателю «Эхо Москвы».

Можно, конечно, обойти стороной провокационные вопросы и реплики на сайте — это всего лишь вопросы с сайта. Но ААВ этого не делает. Почему? Он любит монолог? Он закомплексован?  

Чем же, я бьюсь в догадках, в этом случае Венедиктов отличается от российских властей, которые пользуются своими должностями? От того же Путина, оскорбляющего учёного придурком перед миллионной аудиторией? От того же Жириновского, безнаказанно разжигающего межнациональную рознь и унижающего беременных журналисток на работе?

Для меня очевидно, что на сайте «Эхо Москвы» свобода слова начала меркнуть и принимать избирательно-эмоциональный характер по принципу жизни его основателя — Бога ААВ.

Площадка для дискуссий тут раньше была естественным условием коммуникации в блогах, а теперь, увы, она превращается в инструмент Кремля, способ политической корректировки перед глазами Запада, иллюзию существования свобод печати в России.

Свобода для неангажированных блогеров, например, для меня, на ЭМ прикрывается со скрипом, а для явно ангажированных — постепенно приоткрывается. Причём, замечу, на сайте появляются люди без какой-либо предыстории, никогда не участвовавшие в дискуссиях на сайте. Пусть всем дают слово, но на равных условиях! К сожалению, происходит всё наоборот. Под внешней видимостью свободы слова и плюрализма, на сайте незаметно продвигается ложь, пропаганда и  выгодная власти политическая кодировка.  

Путинский ящик Пандоры распахнулся во всю красу. В него попали многие, но не все способны посмотреть со стороны на себя. Кто-то зависит от власти, кто-то — от ближайшего руководства. А некоторые — продолжают стремиться к независимости, несмотря на мимику и настроение президента, как делают это украинские СМИ.

Нужно признать — в России настоящей свободы слова и гласности нет. Одна косо работающая радиостанция — не объективный показатель наличия свобод печати. В этой связи, заявления Венедиктова о существовании свободы слова в России выглядят, как минимум, нескромно и маргинально.

А пока я наблюдаю, как Кремль подготавливает общественное мнение для легитимизации украинского сепаратизма в РФ. Я вижу, как Путин готовит всю Россию для идеологической атаки на Европу. Эти интенции сильно отражаются на методике работы российских медиа. И «Эхо Москвы» — не исключение.

Учитывая всё это, я задаюсь главным вопросом — есть ли в России настоящие независимые от властей СМИ?


Тест на свободу слова №4

Попав по своей инициативе на радио «Свобода» в качестве блогера, этот вопрос по-прежнему не покидал меня.  Сами понимаете, что идёт война, а российская власть подчиняет себе все СМИ. Лишь самые смелые поднимают головы и говорят правду в глаза власти, жертвуя своим положением и репутацией. Именно таких людей я уважаю и ценю — обесбашенных, честных, смелых и свободных.

Честно скажу, отношение к Радио «Свобода» у меня всегда было позитивное. Хорошая профессиональная работа журналистов, острые социально-политические программы вызывали доверие. Да и мои дебютные статьи на сайте РС прошли по началу довольно удачно… Но!

…Но всё вдруг изменилось после статьи «Кремлёвский неофашизм» (она же «Игра в четыре руки»). Редактор блога Андрей Шарый изменил своё отношение ко мне после увиденного текста.  

Впоследствии журналист в личной переписке дал тонко понять, что с содержанием статьи он не согласен. Именно поэтому Шарый А. отказался также вставлять моё авторское видео «Кремлёвский неофашизм» в пост.

В ответ на это я выразил мнение, что содержание статей и видео не должны влиять на нашу личную переписку. Также я напомнил ему, что прежнее видео «Последний друг хунты» (о Березовском и Путине) он уверенно опубликовал. Однако Андрей Шарый ничего не ответил по этому поводу. А в наших отношениях в итоге появился заметный холодок.

Разрыв контакта подтвердился, когда сотрудник РС не отправил упоминание об опубликованной статье с пометкой «спасибо» на мою электронную почту, хотя раньше всегда это делал.

Когда на сайте «Свободы» появился материал «Заблудшие овцы» («Игра в четыре руки»), я вышел на Фейсбук и попросил Андрея Шарого исправить заголовок. Редактор эту просьбу согласился исполнить, но при условии, что название «Кремлёвский неофашизм» не будет мною выбран.

После моего замечания, что Радио «Свобода» подвержена надуманной цензуре, сотрудник этого медиа попросил перед ним извиниться.   

Извиняться я, естественно, не стал, так как посчитал эту критику обоснованной. Кроме того, я напомнил Шарому А. о ценностях свободы слова, которые он обязан защищать. В итоге мой оппонент написал следующее: «Молодой человек, очевидно, Вы плохо воспитаны. Общение с Вами я прекращаю. Если решите впредь писать для рубрики Мнения РС, пока я ее редактирую — двери, как и для иных авторов, для Вас открыты — начните письмо с извинений. Ваши тексты, как и тексты других авторов, я рассматриваю с единых и прозрачных, указанных в первом же письме к Вам, позиций; а цензуру советую Вам не путать с редактурой. До свидания».

Через несколько недель я вышел первым на контакт с предложением опубликовать очередную статью «Тест на свободу слова» (см. «Тест на свободу слова №3»)Извиниться перед Андреем Шарым я был готов, но при условии, что данный материал будет опубликован на тех же подходах, которые мне были предложены Ш. А. в начале нашего сотрудничества. А именно на этих: «Естественно, никакой цензуры, однако редакция оставляет за собой право сокращений, правки, замены заголовков, не влияющих на содержание материала».

Тест на свободу слова Андрей Шарый не прошёл. Принцип «никакой цензуры», о котором упомянул журналист в начале нашего общения, был изящно им проигнорирован. Редактор просто отказался публиковать пост, сославшись на следующую причину: «Вмешиваться в Ваши отношения с "Эхом Москвы" РС не будет».


Тест на свободу слова №5

Предложенный Шарому текст, критикующий «Эхо Москвы» за нарастающую ангажированность и зависимость от Кремля, я отправил куда? Правильно  на «Эхо Москвы!». А где же ещё можно публиковаться свободно в России? Больше негде. Сам Бог Венедиктов сказал: «Да, есть свобода слова на ЭМ!»

Но и тут шаром покати, т.е. ничего не получилось. Отказ с мотивировкой: «Спасибо, учтём ваши замечания, ждём от Вас интересных постов».

Искренность этого ответа была настолько сильна, что я, по простоте душевной, поверил в него, решив разместить, наконец, настоящий, сильный, важный для страны текст. Прочитать статью «Рязанский сахар: заглушённые отзвуки» можно в конце нашего путешествия.  

На этом тяжёлом аккорде я прощаюсь с одолевшими этот текст героями, и ухожу готовиться к новым, удивительным научным открытиям. С такой «свободой слова» (сокращённо — «СС») впереди их очень-очень много!

 «Рязанский сахар»: заглушённые отзвуки

Статья «Последний друг хунты» выявила удивительную женщину для меня — Каменскую Веронику. Она постучалась ко мне в двери Фейсбука внезапно, с порога забросав тоннами информации о том, как её хотели завербовать фсбшники.

Если кто не знает, Каменская Вероника — та женщина, которая опознала преступников, заминировавших дом в Рязани по улице Новосёловых в 2000-м году. На фотороботе она узнала свою сокурсницу — Строганову Марию.

Записи наших разговоров хранятся на моём лэптопе. Информации там достаточно, чтобы возбудить уголовное дело против отдельных сотрудников ФСБ (имена пока я не разглашаю).

В записях описано, в частности, как её кололи в плечо ядом и отравляли посредством письма. Каменская Вероника, как она призналась, переболела после этих инцидентов раком. Давление российских спецслужб также повлияло и на психическое здоровье женщины. У неё стала прогрессировать мания преследования, а также появилась зацикленность на идеях жидомасонского заговора.  

Каменская В. находится сейчас в Израиле. Если в России имеются смелые следователи или адвокаты, прошу связаться с женщиной, привезти её в Россию и взять у неё показания в рамках дела «Рязанский сахар».

Отмечу, что обращения Каменской В. во многие российские СМИ не увенчались успехом. Все издания отказывались публиковать её информацию, в том числе и «Новая газета».



Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Россия,Свобода слова,блог,репортаж,блоги,свобода,Блогосфера,Кремль,блогер,свобода прессы,Эхо Москвы,Радио Свобода,Корреспондент,Фейсбук,информационная война,ящик Пандоры,попытка давления на СМИ,Алексей Венедиктов ,редакція
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.