ПРЕСТУПНОСТЬ

23 сентября 2013, 19:07
0
163

Статистика показывает, что девяносто девять процентов преступлений имеют под собой экономическую составляющую.

Цикл: «УТОПИЯ, ИЛИ – ДОСТИГАЕМАЯ РЕАЛЬНОСТЬ?»

 

 Часть - 4

______________________________________________________

 

 

«Борьба с преступностью – извечное противостояние темным силам».

 

Именно так и можно охарактеризовать извечную борьбу правоохранительных органов с правонарушениями… преступностью.

Но возникает вопрос, почему эта борьба - «извечна» и, по всей видимости, ей не грозит завершение? Разве преступность вечна, как мир? Она - неискоренима?

Неужто, она стала частью нашей жизни? Или же, все-таки, она несет угрозу  этой жизни? Делает её не полноценной и, зачастую – укорачивает её?

 

Не стану трактовать определение «преступности» словами из Криминального Кодекса. Мы все и так, хорошо знаем – что это такое. Вопрос остается в другом – неужели она, действительно, неискоренима?

Неужели - вечно жива и непобедима?

 

Я считаю – нет! Уверен, что преступность можно победить.

И постараюсь убедить в этом Вас, дорогой Читатель.

 

Просто, кому-то выгодно, чтобы преступность вечно жила и провоцировала имитацию «вечного двигателя», якобы – борьбы с ней: один убегает, другой – догоняет. Первый совершает проступок и – убегает от наказания, второй – догоняет, с целью наказать за совершенный проступок. Ловит, и - наказывает. Но так, чтобы не сильно отбить охоту к новым проступкам. В ряде случаев, даже – провоцирует к совершению их.

Как результат, первый, после наказания, снова совершает проступок и снова - убегает. Второй, снова – догоняет. И так – до бесконечности. И, главное, что оба они постоянно – «при деле»! Они, испокон веков – бегают друг за другом, а народ в это время, имеет вполне обоснованный повод – бояться… бояться не стать очередной жертвой.

В результате, на фоне их «занятости», граждане не имеют возможности свободно ходить по улицам, свободно распоряжаться своими сбережениями. Не могут оставить квартиры, чтобы уехать на отдых или в командировку.

Народ живет в постоянном страхе лишиться своих скромных сбережений, а, порой, и – жизни за них. Как нонсенс, люди боятся еще и стать без вины виноватыми – понести наказание за то, чего не совершали. (Такие факты тоже имеют место в условиях низкой раскрываемости преступлений).

 

Народ постоянно чего-то боится: боится оставить открытой квартиру, автомобиль на парковке. Боится ночью свернуть за угол - в неосвещенный переулок…

И о какой же нравственности можно говорить в обществе, которое постоянно чего-то боится?

 

В действительности, «страх» – это нормально. Это инстинкт самосохранения, живущий в каждом человеке на рефлекторном уровне. Только вот, разве в условиях постоянного страха можно построить здоровое общество? И какой бы ни был в стране государственный строй, он никоим образом не повлияет на эту реальность и не изменит её.

Так, может, потому мы так и живем? Потому что всего боимся и даже боимся заявлять о своих правах и добиваться их защиты? Забываем в страхе даже о том, зачем пришли в этот мир? Потому что боимся реализовать в полной мере свой внутренний потенциал?  Боимся всего! Даже боимся – быть не услышанными!

 

Поневоле, напрашивается мысль: «Так, может, действительно, кому-то выгодно держать народ в постоянном страхе?» Но – кому? И - зачем?

А, может, пришло время пересмотреть методы борьбы с преступностью? Может, мы не там ищем её «ахиллесову пяту»?

 

И я убежден – не там!

Мало того – это, действительно, кому-то – выгодно.

 

Я считаю, что борьба с преступностью, в таком виде, как мы её видим – это борьба с «последствиями»… последствиями безграмотной, может быть – с умыслом, политики. Ведь, преступность… она, как «паразит», обитает только в той среде, где есть для неё пища. Следовательно, внутренняя политика правительства должна быть построена так, чтобы этой «пищи» - не было. Но она – есть!

Мало того, попадая в исправительно-трудовые колонии, преступники, в большинстве случаев – не каются. Наоборот, они там повышают свою преступную квалификацию.

Там они становятся преступными «авторитетами», «крестными отцами». Оттуда они выходят матерыми и «закаленными». Там они реализуют свои способности в части насилия над более слабыми и, по окончанию сроков наказания, зачастую «козыряют» своим «воровским стажем».

Получив «титул» в местах заключения, по освобождению, они становятся лидерами бандитских группировок на свободе, и продолжают держать в страхе законопослушных граждан.

Я не считаю, что это можно назвать «борьбой с преступностью».

 

Исправительно-трудовая колония, (ИТК), должна соответствовать своему названию. Люди там должны – исправляться, а не укореняться в воровском мире.

Следует отметить и то обстоятельство, что руководство ИТК само стимулирует возникновение в их учреждениях «авторитетов». Снимает с себя, таким образом, обязанности по поддержанию порядка и перекладывает эту миссию на плечи самих заключенных. Результаты – я изложил выше.

 

Государство, как известно, также, мало озабоченно темой исправления людей в ИТК. Об этом говорит тот факт, что даже наличие в каждой ИТК, так называемой, «пром.зоны», еще не гарантирует занятости заключенных в трудовой исправительной деятельности, ввиду отсутствия на них объемов работы. Как результат – нередкое стремление людей, преступить Закон и попасть в ИТК. А объясняется это стремление тем, что там, в колонии, их накормят и напоят… и делать ничего не надо – там, ведь нет работы. Если же учесть «воровской стаж», то там можно еще неплохо устроиться и в качестве «авторитета».

Это одна из причин, по которым я считаю, что преступность –  результат «халатной», бесхозяйственной внутренней политики правительства. Народ же продолжает бояться стать очередной жертвой того, кому «там» - хорошо. А правительство ограничивается наращиванием количества правоохранительных силовых структур, вместо того, чтобы пересмотреть сами принципы борьбы с преступностью и искоренить её, как таковую.

Возникает мнение, что для правительства преступность тоже играет значительную вспомогательную роль в деле формирования народного сознания. Того сознания, которое, по его, правительства, мнению, должно находиться в режиме постоянного страха, что необходимо для облегчения управления таким обществом. Невольно напрашивается вывод, что преступность «помогает» правительству управлять массами. Манипулировать ними.

 

Если же взять во внимание тот факт, что преступность уже начала проникать и в самые высшие эшелоны государственной власти… то, что многие бандитские авторитеты с легкостью «ногой открывают» двери в кабинеты высокопоставленных чиновников… то, что, зачастую, представители власти и судов принимают сторону преступника, отказывая в защите законопослушным гражданам… то это еще больше укрепляет мысль о правильности суждения в той части, что правительство и преступность вступили в преступный, негласный сговор.

 

Такая версия вполне объясняет причины, по которым власти государства борются с преступниками, «по факту», декларируя показатели своей борьбы, вместо того, чтобы комплексно дать бой самой преступности, как проявлению.

Постоянно растущее количество силовиков, по всей видимости, необходимо не для борьбы с преступностью, а для еще большего устрашения народа. Что, в общем-то – объяснимо при рассмотрении ситуации под таким углом.

Но эту политику уже нельзя назвать «халатной». Она – преступна. 

 

А теперь, давайте отвлечемся и представим себе, что в ИТК нет безработицы. Мало того, труд в исправительной колонии – тяжелый и опасный. И, что самое главное, работают – все! Независимо от «воровского стажа». Нет местных «авторитетов». «Авторитет», это только тот, кто отдает распоряжения и следит за порядком – это руководство и персонал колонии.

Относится это не только к тем ИТК, в которых содержатся гражданские лица, но и к тем, в которых отбывают наказание бывшие правоохранители, судьи и прочие ответственные лица. Те, кто осужден за преступления, совершенные, будучи представителями власти.

Представили?

 

Так вот, будет ли желание у кого-то отправиться туда «на исправление» «по ошибке»… по доброй воле? Туда, где все равны. Где бригадный подряд, а бригадир - не из среды заключенных? А если эта ИТК будет находиться вблизи такого предприятия, как шахта по добыче полезных ископаемых? И работа будет заключаться в добыче этих ископаемых?

Полагаю, что вряд ли кто-то захочет туда попасть по доброй воле. Да и на преступление не каждый пойдет, осознавая то, чем может закончиться его дерзость.

 

Тем не менее, в условиях, где есть «пища» для преступности, одной только жесткостью наказания эту преступность не одолеть – многие будут продолжать надеяться на «фортуну» и продолжать свою преступную деятельность.

Тогда, что же это за «пища» и – можно ли преступность её лишить?

 

Статистика показывает, что девяносто девять процентов преступлений имеют под собой экономическую составляющую. Это и кражи, и грабежи, и убийства, и мошенничество, и многое другое. Следовательно, в своем большинстве, преступления совершаются с целью завладения чужим имуществом. Но, в большинстве случаев – деньгами.

 

Так, вот это и есть та самая «пища», которая питает преступность! Та «пища», которой необходимо лишить эту преступность!

 

Лишив человека возможности незаконного завладения имуществом и деньгами другого человека, мы навсегда поставим жирную точку в деле девяноста девяти процентов преступлений!

 

Вопрос остается в одном – как это сделать?

И ответ на этот вопрос тоже – есть. Главное, что мы знаем – зачем это надо делать. И это непременно будет сделано путем реализации соответствующих реформ, как только перед правительством встанет задача искоренения преступности, как таковой, и создания на территории страны благополучного общества. Но, прежде, само правительство должно пройти процедуру люстрации. В противном же случае, властные кабинеты будут продолжать занимать люди с «туманным» прошлым, плавно перешедшим в их «настоящее». И это обязательно затормозит осознание необходимости в реализации таких реформ.

 

А что это за «благополучное общество», можно легко понять, представив свою страну без преступности и, как следствие, без огромной армии правоохранителей. Я только не говорю о том малом проценте преступлений, совершаемых на бытовой почве или в состоянии алкогольного опьянения… когда человеком руководят в большей степени инстинкты, нежели – здравый рассудок.

Сюда же следует отнести и преступления маниакального характера.

 

«Рецепт» борьбы с преступностью – есть!

Главное, чтобы в стране родилась государственная программа... возникла необходимость создания - «здорового, благополучного общества».

 

Я же уверен, что такая необходимость возникнет. И возникнет она в недалеком, обозримом будущем. Возникнет, как результат «бега на месте» наших политиков, которых сегодня всё устраивает. В то время, как народ страны, беднея, с каждым днем все больше и больше теряет надежду на будущее.

 

И тогда незаконное завладение чужими деньгами станет невозможным, а незаконное завладение чужим имуществом утратит свой смысл.

Общество же, навсегда избавится от преступности и от страха.  Сконцентрируется на максимальной реализации своего природного потенциала и создаст на своей территории страну всеобщего благоденствия.

Страну, где уже не надо будет бояться, и не надо будет бороться с преступностью. Ведь, её достаточно победить – один только раз. Но это возможно только в том случае, если объявить войну самой преступности, как явлению, а не продолжать бороться с ней «по факту», как с последствиями функционирования порочной, извращенной государственной системы.  


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.