Про європейську шляхту

17 сентября 2013, 11:05
Dolce far niente
0
315

і московську дворню


Любое человеческое общество ограничивает свободу и права личности, чтобы само сообщество могло существовать и помогать своим членам. Народы, культура которых основана на вере в Бога и в Божью справедливость и наказание, создали свои законы морали, права, самоограничения отношений. Действительно культурного, религиозного человека удерживает от преступления не только страх, но и собственная совесть, этические принципы, собственная мораль, самоконтроль, т.е. – культура. Московиты же понимают единственный сдерживающий фактор – страх перед большей физической силой, т.е. властью, государством.

Социальные группы



Европейское дворянство воспитывалось на богатой культуре Эллады (Давней Греции) и Рима. Оно знало и понимало идеи долга, права, свободы, собственного достоинства, жизненной цели. На этих идеях возродилось и выросло в Европе рыцарство, которое посвящает свою жизнь борьбе за высшие идеи и идеалы, за распространение христианства, но прежде всего – служение своему народу. Один из представителей европейского рыцарства высокообразованный украинский князь Дмитрий Вишневецкий именно на таких принципах основал в XVI в. Запорожскую Сечь (первую в Европе военно-демократическую республику).

Личный почин (инициатива), личная свобода, собственные усилия воспитывали у европейцев духовную силу, достоинство, гордый, независимый дух. И европейские сословия: аристократия, дворянство, торговцы, ремесленники собственными силами и борьбой добывали сословные и личные права и вольности, научились их защищать. Украинский народ с доисторических времён создавал вместе с другими европейскими народами европейскую культуру и цивилизацию. Украинские правящие круги жили теми идеалами, что и европейские. В IX-XII вв. украинский народ создал самую могущественную, богатейшую и культурнейшую державу в Европе. Утратив в XVI-XVII вв. большую часть своей старой аристократии (княжескую), украинский народ создал в XVI-XVII вв. новую аристократию (казацкую). Она огнём и мечем защищала народ от порабощения с севера, востока, юга и запада. И эту борьбу вела не только аристократия, но и все сословия украинского народа. Даже крестьяне на протяжении веков пахали землю с саблей на боку и в случае необходимости при жизни даже одного поколения бросали плуг и выхватывали саблю. Сеятели-рыцари – так окрестили их западные хронисты. Эта кровавая, непрестанная борьба нескольких поколений всех сословий народа за высшие национальные и человеческие идеалы укрепила в украинцах унаследованные от предыдущих поколений свободолюбие, самостоятельность и критичность мысли, национальное и личное достоинство. Укрепила настолько, что за триста лет Московии так и не далось ассимилировать Украину до конца.

В Московии первая «волна» правящей верхушки IX-XII вв. происходила из киевских князей и их окружения. Смешиваясь с аборигенами угро-финнами, эта правящая верхушка постепенно становилась московской. В неё влилась в XII-XVI вв. большая река татарской правящей верхушки. Небольшая группа украинцев растворилась в татарско-финском море. В XVIII в. в этот котёл «влились» балтийские немцы, в XIX в. добавились «малороссы» из Украины. Эти европейцы добавлялись лишь к аристократии и дворянству. Все остальные сословия оставались на 90% азиатами. Следовательно, это слабое «вливание» не могло коренным образом изменить менталитет московитов.

Азиатские народы развиваются в совершенно отличных от европейских природных условиях, и потому духовность азиатских народов имеет очень мало общего с европейской духовностью. Московиты не могли знать (даже если бы и желали), ничего подобного европейской аристократии. Даже само название «дворянин» указывает на то, что это придворный, слуга при дворе (поняття "дворянин" походить від слуги при дворі, "чєво-ізволітє", людини здатної на все, любу підлість і злочин заради входження в привілейований стан). Если уж высшее сословие было и желало быть рабами, то чего ожидать от других сословий? В Московии сословия творил царь. Он давал «права», какие сам хотел, а значит, и выбирал. На замечание французского посла Павлу I об «одной из Ваших выдающихся персон» император заметил: «Знайте же, сударь, что здесь нет выдающихся персон, кроме той, с которой я разговариваю, и только до тех пор, пока я к ней обращаюсь».

Даже дворянское сословие зависело от ласки губернаторов. Вообще, по словам В.Ключевского, образовательный и моральный уровень московского дворянства XVIII в. был не выше уровня московского крестьянства. Самих же крестьян даже законы империи до 1861 г. да и после почитали как бесправную скотину. 

От самых начал истории в Московии существовали закрытые касты. Переход из низшей в высшую касту (духовенство, дворянство) для мещан и торговцев был запрещён до 1865 г., а из крестьян – до 1906 г., разве только как исключение за выдающиеся заслуги. До 1917 г. главные государственные посты могли занимать только дворяне. Быть офицером имел право только дворянин.

Большевики после установления своей диктатуры в Московии унаследовали традиции старой аристократии, организовавшись в привилегированный, господствующий класс «номенклатуры КПСС» без принадлежности к которой никто не может сделать карьеры. 

Состав правящей верхушки Московии после 1991 г. менялся в зависимости от провозглашённого политического курса и предпочтений непосредственно первого лица в государстве. На сегодня формирование правящей элиты происходит на кланово-профессиональных принципах. У власти выходцы из Петербурга, бывшие генералы чеченской кампании, представители спецслужб, лично знакомые или обязанные своей карьерой президенту РФ. При этом деловые и моральные качества существенной роли не играют.


Централизация

Московская централизация государственной власти происходит не от разума, а от чувства. Инстинктом самосохранения почуял московит угрозу своему личному существованию от государственной децентрализации. Личному, потому что от преступления его удерживает страх перед наказанием жестокой власти. А такой властью является только власть деспотичная, невозможная без сверхцентрализации. Центральная власть не могла проследить за всем на огромной территории империи. Местная же московская власть ждала наказов центрального правительства. Такой строй не только тормозил, но и убивал всю жизнь страны. Богатейшие земли (как и Украина) под московской властью нищали не только потому, что московиты их грабили, но и потому, что московиты запрещали все почины местного населения, подозревая во всём коварство и предательство.

Чтобы не допустить чрезмерного сосредоточения вей власти в правительстве, создания его диктатуры, европейцы разделили власть на законодательную (парламент), исполнительную (правительство), судебную (независимый суд). Такого реального разделения никогда не существовало в Московии на всех этапах её существования, включая современный этап. 

Существующая сегодня в Московии централизация не может не охватывать все сферы жизнедеятельности субъектов федерации, т.е. является тотальной. Руководителями отдельных регионов Московии могут быть только лица, назначение (выборы) которых согласованы с московским руководством.


Взяточничество

Взяточничество вообще распространено у азиатских народов, а значит, и у московского. Датский посол Й.Юст (1712) пишет: «Московские суды можно подкупить чрезвычайно легко. Даже Верховный суд можно, дав канцлеру каких-нибудь 20 тысяч рублей взятки. И сам царь берёт с этой взятки свою часть» (Й.Юст, «Воспоминания»). Австрийский посол Й.Корб (1701) писал, что нет такого московита, которого нельзя было бы подкупить. Каждый из них за пару рублей даст какую угодно ложную присягу на святом Евангелии и на кресте (J.G.Korb, “Diarium initeris in Moskoviam Perillustris”). 
Все без исключения иностранцы, которые побывали в Московии в XV-XX вв., подтверждают мздоимчивость московитов. 

Московские социалисты в СССР обобществили всё, включая взятки. Высокие награды, премии, устойчивая зарплата – всё это те же взятки верным охранителям существующего режима. Платят прежде всего тем, кто прославляет «великого, гениального вождя», «разумную непогрешимую партию», «счастливую жизнь», передовой московский народ и т.п.

Московские правители сегодня знают лучше всех, что они не только не в силах искоренить взяточничество, но и не должны этого делать, ибо исторический опыт неумолимо свидетельствует: тот, кто поднимает руку на московские традиции – теряет голову...


Доносительство

Московит никому не верит. Соседу, брату, родителям, собственным детям... Каждого подозревает в предательстве, и потому сам постоянно готов предать, оговорить, уничтожить всякого, лишь бы спастись самому. Нигде в мире доносительство не распространено так широко, как в Московии. Никакое правительство в мире, кроме московского (монархического, социалистического, «национально-демократического») не узаконило официально доносы.

Московит ненавидит всех, кто ослабляет державу, прежде всего – «расчленителей» (сепаратистов), а значит, больше всего – украинцев («мазепинцев», «петлюровцев», «бандеровцев») как могильщиков Московской империи.

«В XVII в. донос в Московии распространился на все сословия, на семью, на церковь. Доносили бояре и нищие, священники и монахи, выдавали родителей дети, мужей жёны. Было много доносчиков, которые сделали донос ремеслом и только с этого жили. Они пролезали на свадьбы и похороны, на службы и в личную жизнь, подслушивали и доносили. Много тысяч невинных жертв погубило правительство за ложные доносы, поскольку доносчикам хорошо платили» (Н.Арцыбашев, «Повествование о России», т.5).

«В Московии существует закон, по которому половину имущества преступника получает тот, кто выдал властям этого преступника. Никаких показаний, кроме доноса, не требуется. За ложный донос не карают. Желающих получить половину имущества всегда хватало. Когда же нет преступления, то его придумывают («пришивают»). Прячут в тюрьму невинного человека, пытают его в тюрьме и в качестве платы за освобождение требуют, чтобы этот человек свидетельствовал против кого-либо, неугодного правительству. Московиты охотно это делают, поскольку способность лгать у них в крови, а о муках совести они не имеют ни малейшего представления. Даже за небольшие деньги московит даст ложную присягу». Так писал английский посол в 1588 г. (G.Fletcher, “Of the Russia Common Wealth”). 

«Донос был главным способом государственного контроля, и правительство всеми способами его поощряло в ширину и глубину по всем землям империи во всех учреждениях. «Фискал» (доносчик) получал половину гривны. Пётр I приказал всем людям всех сословий выдавать государственных врагов, предателей, вредителей. Сделал донос патриотическим долгом. Для поощрения доносчиков отдавали половину имущества преступников и все его титулы и права. Пётр ввёл доносчиков даже в церкви, назвав их «инквизиторами». Он же приказал прицепить на внешних дверях каждого правительственного учреждения ящик для писем, чтобы доносчики могли свободно бросать в них доносы. Подписи и адреса не требовалось, разве что доносчик хотел получить награду. Павел I в 1798 г. приказал сделать подобное» (В.Ключевский, «Курс русской истории»). 

С 1917 г. правительство Ленина-Сталина унаследовало все московские традиции, в частности и доносительство, значительно его усовершенствовав. Монархический режим по крайней мере не карал тех, кто не доносил. Законы СССР наказывали за недоносительство. В сегодняшней РФ доносительство возрождается под лозунгом обеспечения национальной безопасности.


Ложь

Императору Александру I принадлежат слова: «Кто не врёт и не крадёт – тот не русак (московит). Писатель И.Тургенев вторит царю: «Московит является самым большим и самым наглым вруном в целом мире» (И.Тургенев, «Новь»). В советское время утверждалось, что СССР – это единственная страна во всё мире, где люди не знают, что такое бедность или недостаток продуктов («Правда» от 28 августа 1933 г.). И это во время искусственно организованного голода с миллионами жертв в Украине, Казахстане, на Дону и на Кубани. 

За время тесного общения украинский народ составил вполне реальное представление о представителях московского народа многочисленными перлами народного творчества: «Бреше, як москаль», «Ти, москалю, добрий чоловік, та руки в тебе злодійські», «Москаль мабуть тоді красти перестане, як чорт молитися Богові стане», «Москаль тоді правду каже, коли вмиється свиня в сажі», «Коли москаль каже «сухо», то залізеш в болото по вуха», З москалем дружи, а за пазухою каменюку держи», Від чорта відхрестишся, від москаля не відмовишся» и множеством подобных.

Кроме заангажированных московскими правителями все иностранцы отмечали крайнюю лживость населения Московии. 

«Московиты лгут с невероятным бесстыдством и нахальностью. И нимало не краснеют, когда ловите их на вранье. Более подлых лгунов, чем московские министры, вы едва и найдёте во всём мире. Московские торговцы и ремесленники самые бесстыдные мошенники и обманщики. В Москве воров и обманщиков – толпы на каждой улице» (A.Meyerberg, “Relazione”, 1661). 

«Московит в свой лжи не знает ни границ, ни стыда. Мошенничество он почитает мудростью, ловких прохиндеев ценит. Московит даст ложную присягу в церкви за несколько рублей» (J.Korb, Diarium, 1701).

«Я видел у каждого московита внешне напыщенное чванство, а внутри – испуганное рабство. Вообще обличье московита наиболее притворна, лицемерна из всех его качеств. Потому-то московиты считают своим злейшим врагом того, кто откроет их подлинное обличье. Даже история – это собственность царя, и он изменяет её по своей прихоти. Он чуть ли не ежедневно преподносит своему народу историческую правду, обработанную в соответствии с требованиями сегодняшнего дня». Так писал француз де Кюстин в 1841 г., а кажется будто сегодня.

Мудрость московского народа гласит: «Не обманешь – не продашь», «С трудов праведных не наживёшь палат каменных», «Наш русак сеет ниву рожью, а живёт ложью». 

От монархических до нынешних «демократических» правителей Московии характерной чертой была, есть и остаётся ложь относительно всех сфер жизни. Очковтирательство в литературе, науке, политике, хозяйстве, законах, программных посланиях... «Потёмкинские деревни в Украине» - когда-то, «Лас-Вегасы в тайге» - сегодня. И за каждую такую «постановку» – чины, награды, повышения.

Ещё одна форма лжи Московии на самом высоком уровне. Во всём мире вновь утверждённый закон становится правомочным и обязательным лишь после его обнародования. В СССР соотношение опубликованных и неопубликованных законов и указов составляло 1 к 10 и даже 1 к 100! Сколько таких обязательных для выполнения секретных» документов существует ныне в «новой», но такой неизменной и предсказуемой Московии?

Исходя из всего вышесказанного, можно утверждать следующее: Московия во всех её проявлениях есть аномальное, алогичное явление, которое противоречит закону диалектического развития общества. На любом этапе её развития она естественным образом после непродолжительного периода попыток каким-нибудь образом изменить сам способ существования ВОЗВРАЩАЕТСЯ В СВОЁ ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ добровольного рабства и холопства перед очередным заурядным правителем, автаркии от всего цивилизованного мира, самовосхваления собственного неповторимого пути развития, абсолютизации роли государственных институтов в жизни каждого отдельного индивида.

«Мы, московиты, верим в государство, как в Бога, и поэтому считаем величайшим преступлением сомнение в праве государства совершать всё, что оно пожелает» (В.Соловьёв, «Национальный вопрос в России»). 
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.