Конец капитализма.

22 июня 2013, 11:31
0
639

для капиталиста замена человека машиной представляет интерес по ряду причин

На одном из российских сайтов была опубликована статья,посвящённая концу капитализма.Предлагаю её вниманию читателей.


--


Последняя революция

Финал  процесса роботизации, его предельный итог возникнет, когда человек будет полностью вытеснен машиной из сферы материального производства.
Разработки в этом направлении уже велись. Однако, в первой половине 90-х они были в значительной мере свернуты в связи дешевизной рабочей силы в Китае, куда была выведена значительная часть мировых производственных мощностей. В настоящее время формируется обратная волна возвращения производств в США, рабочая сила в Китае дорожает, быстро растет мощь китайской экономики – все это ведет к обострению конкуренции на мировом рынке. Это неизбежно приведет (если уже не привело) к возобновлению научно-технических разработок по роботизации и их внедрению на производстве.
Революция роботов будет последней производственной революцией в истории человечества, которой НТП, как парадигма социально-экономического развития человечества, будет полностью исчерпан.
Этот вывод носит фундаментальный характер. Поэтому, прежде, чем обсуждать его последствия, механизмы действия и прочие аспекты, имеет смысл рассмотреть возможные возражения.

– Полная роботизация производственной сферы невозможна.
Производство по своей собственной природе опирается на ограниченный набор операций, который необходимо совершить с исходными материалами для получения конечного продукта. В любой отрасли экономики, в любом технологическом процессе все операции четко определены и регламентированы. Поэтому производство изначально построено на алгоритмах. Это делает его очень хорошим объектом для роботизации.
Почему же она может быть невозможна ? Потому ли, что роботы подразумевают решение проблемы искусственного интеллекта ? Но когда речь идет о роботизации производства, то подразумеваются исключительно промышленные роботы. Это вовсе не роботы-андроиды, которые обладают искусственным интеллектом. Создание искусственного интеллекта, по моему глубокому убеждению, вообще невозможно. Однако, для производства это и не нужно.
Может быть роботы пока еще не обладают такой способностью к манипуляции, как человеческая рука ? Это действительно так, но эта сфера находится сейчас в состоянии активного развития. Прогресс в этой области настолько велик, что современные протезы руки воспроизводят тактильные ощущения и сопрягаются с нервной системой человека (т.е. управляются ее импульсами). Нет никаких принципиальных ограничений, которые бы сделали невозможным воспроизведение в роботах физических возможностей человека. А потому НТП в недалеком будущем превратит эту возможность в действительность.
Конечно, не всякий труд, который выполняет человек на производстве, хорошо алгоритмизируем. И с этим, несомненно, будут связаны определенные проблемы. Однако, роботизация предполагает технологическую перестройку под роботов всего производства, и это требует принципиального изменения всей его структуры. Тот труд низкой квалификации, который до сих пор не передан машине по причине его разнородности, отсутствия спец.регламентов и контроля, а также его дешевизны (например, труд уборщицы), вытесняется с производства его соответствующей организацией, специальным образом спроектированными зданиями, оборудованием и т.п.

– Вытеснение человека из сферы материального производства невозможно.
Это так, и о полном вытеснении человека не может быть и речи. Из производственной сферы вытесняется в первую очередь физический труд. Кроме того, вытесняется тот нефизический труд, который не требует интеллектуального участия человека. Люди на предприятии, несомненно, останутся. Не только те, кто будет осуществлять общий надзор и управление верхнего уровня, но и те, кто будет заниматься творческими разработками – совершенствованием предприятия и продукции. Впрочем, в целом это будет весьма немного.
Если же говорить о таких «важнейших» для предприятия структурах, как отделы сбыта, закупок, мат.обеспечения, бухгалтерии, администрации и т.п., то их не будет вовсе. Не потому, что они тоже будут роботизированы, а по другой причине. Но это станет ясно из дальнейшего.

– НТП не закончится и после роботизации. Какие основания утверждать, что он будет исчерпан ?
Совершенно верно, НТП на этом не закончится. Но закончится его парадигмальная роль в социально-экономическом развитии общества. Все 10 тысяч лет цивилизации человек должен был трудиться для материального обеспечения своей жизни. Труд «в поте лица своего» был и пока остается объективной необходимостью. Однако, труд не есть смысл человеческой жизни. Он – лишь способ ее обеспечить. Поэтому человек всегда стремился облегчить его, сделать более эффективным. А в эпоху капитализма к этому присоединилось еще стремление к максимальной прибыли. Это стремление еще больше толкало НТП вперед, и капитал вкладывал в это огромные средства.
Роботизация производственной сферы освобождает человека от необходимого труда и от необходимости трудом зарабатывать себе средства к существованию. Роботизированное производство способно обеспечить удовлетворение всех жизненных (не путать со всех «хочу») потребностей человека без его участия. Этим полностью достигается историческая цель труда, о которой было сказано в начале статьи. Это также неизбежно становится концом капитализма, что мы дальше и увидим. Исчезает главный заказчик, субъект капиталистической формы НТП. Поэтому НТП перестает играть роль источника сверхприбыли.
Но это не значит, что для человечества исчезает потребность совершенствования производственной сферы, а также и нужной человеку производственной продукции. Эти потребности остаются, и работа над ними продолжится. Но продолжится она не ради прибыли, а ради более гармоничного, согласованного с природой, экономного производства и действительно нужных человеку материальных благ.

– В сфере материального производства занято сейчас 20% трудовых ресурсов. Вытеснение человека из нее ничего принципиально не изменит.
Сфера услуг, а также и сфера сельского хозяйства, последуют за промышленностью. Производство с/х продукции уже приобрело формы крупного производства. Роботизация значительной его части тем самым уже подготовлена. Ну а производство с/х роботов, которые будут работать в поле или на фермах – это лишь вопрос времени. Впрочем, сельское хозяйство, по-видимому, потребует большего присутствия людей, чем производство. Но, это будет связано не с трудом, а с животными, которым необходим контакт с человеком.
В сфере услуг есть много различных областей, где замена человека роботами принципиально невозможна. В первую очередь это сфера образования и воспитания. Кроме того, здравоохранение и мед.обслуживание, юридические услуги, вся сфера культуры и т.п. Но много есть и такого, что подлежит роботизации – торговля, транспорт, складские услуги и пр.
Проблема на самом деле заключается не в том, можно ли роботизировать всю сферу услуг или нельзя. Это неверная постановка вопроса. Проблема заключается в том, что роботизация приведет к радикальной структурной перестройке всего общества. Эта перестройка будет носить революционный характер. Потому речь и идет о последней производственной революции в истории человечества, что эта структурная перестройка затронет все аспекты жизни социума и изменит их самым существенным образом.
В этом плане совершенно неважно, какая часть сферы услуг будет роботизирована, а какая нет.

Вот, кстати, на днях прошел сюжет по новостям. В США ведутся активные работы по роботизации управления автомобилем. Подчеркну – именно роботизации, поскольку компьютерная начинка не только обрабатывает входящий поток информации и выдает готовый информационный продукт (действия водителя), но и реализует его, управляя автомобилем. Видео действующего образца наводит на мысль, что проект в финальной стадии. А водителей в США, между прочим, 7 млн. Это только профессионалов, получающих за это зарплату. То есть тех, кого уволят, когда проект будет внедряться. Вот и роботизация сферы услуг.





КОНЕЦ КАПИТАЛИЗМА

Политэкономический аспект

Теперь попробуем рассмотреть последствия роботизации с точки зрения политэкономии.
Для капиталиста замена человека машиной представляет интерес по ряду причин. Во-первых, это снижение затрат. Оно включает в себя не только зарплату работника, но и целый ряд других расходов – медицинская страховка, отчисления в пенсионный и иные фонды, затраты на создание определенных условий труда и отдыха. Во-вторых, уменьшение рисков связанных с человеческим фактором – требований по зарплате, организованного сопротивления, забастовок, невыхода на работу, увольнения. В-третьих, снижение зависимости от конъюнктуры рынка труда. Но самый главный мотив инвестировать в основной капитал, даже если экономия на затратах это не компенсирует, это рост производительности, опережение конкурентов в технологической гонке. Американская индустрия сможет победить китайскую, с ее дешевой рабочей силой, только широким внедрением промышленных роботов.
Даже при современном уровне монополизации в экономике развитых стран, конкуренция между гигантами капитала за доминирование на мировом рынке с необходимостью требует продолжения и углубления НТП. А на современном этапе это означает переход от компьютеризации к роботизации. Так что пока еще объективная необходимость этих тенденций в силе.

Рассмотреть этот процесс в его динамике не представляется возможным. У него есть много путей, проследить которые слишком сложно или вообще невозможно. Результаты же такого рассмотрения поневоле будут слишком гипотетическими. Поэтому рассмотрим этот процесс с другой стороны.
Допустим, роботизация состоялась, весь человеческий труд заменен машинным. На капитал теперь работает только незначительное меньшинство общества, которое занимается решением творческих задач производства, их компьютерной реализацией. В дальнейшем эти компьютерные модели служат исходным материалом для производственных компьютерных сетей, которые управляют армиями специализированных роботов.
Предположение намеренно доведено до предела – кроме собственно капиталистов и этой горстки творческих работников, все остальное общество исключено из сферы труда. Даже те, кто работал в области образования, здравоохранения, юриспруденции и т.п. Эта ситуация явно не может иметь место в реальности, но для наших целей это не важно. Ведь мы хотим рассмотреть не физическую, а политэкономическую ее возможность.
Такой подход является вполне научным. Он представляет собой предельный анализ ситуации. Если она развивается в некотором определенном направлении, а вытеснение человека из сферы производства, как было показано, действительно идет, то вполне правомерно посмотреть, что будет, когда это развитие достигнет своего предела.

Итак, вся промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг сосредоточены в руках капитала. И эта его экономическая мощь производит все, что нужно обществу для жизни. Однако, население сидит без дела потому, что всю работу делают роботы. Каким образом оно может получить доступ к производимым товарам, ведь наемная рабочая сила уже не нужна капиталу ? За исключением горстки интеллектуалов, занимающихся разработкой все новых и новых шедевров для потребления, больше никто в обществе не имеет работы.
Это очевидный экономический тупик, из которого нет выхода.
С тех пор, как возникла собственность, она существовала и функционировала в определенной среде, компонентами которой были законодательно закрепленное и охраняемое право собственности, рынок, товарно-денежные отношения, государство. Капитал, как квинтэссенция собственности, как ее наивысшая форма, может существовать и действовать только в этой среде. Слом любого из ее элементов разрушает всю эту целостную социально-экономическую конструкцию и делает ее жизнедеятельность, включая и жизнедеятельность капитала, невозможной.
Так, в процессе исторического развития этой среды, рабочая сила была признана собственностью человека, превращена в товар и включена в товарно-денежные отношения. С тех пор весь экономический цикл общества был построен на том, что, продавая свою рабочую силу, человек получал возможность приобрести часть того товара, который эта сила произвела. Деньги совершали свой оборот, обеспечивая тем самым воспроизводство капитала и рабочей силы одновременно.
Но теперь, в этой предельной ситуации, рабочая сила не находит своего потребителя, она больше не нужна производству. В результате она не может получить средства для собственного существования, поэтому и спрос на произведенную капиталом продукцию тоже исчезает. Капитал также теряет возможность своего воспроизводства, поскольку товарно-денежный оборот останавливается.

Как же быть в этой ситуации ? Бросить население на произвол судьбы невозможно. В современных условиях человек практически полностью лишен возможности обеспечить свое материальное существование самостоятельно. Капитал долго и успешно работал над тем, чтобы единственной возможностью выживания для человека была продажа его рабочей силы. И вот теперь человек лишается этой возможности. Это означает голодную смерть для подавляющего большинства. Однако, оно вряд ли будет дожидаться такого конца сложа руки. Да и для капитала это не выход. Ему ведь не нужно ограждать свою продукцию от потребителей, наоборот, ему нужно максимизировать потребление для получения прибыли.
Если же открыть людям бесплатный доступ к материальным благам, то и этим тоже ничего не решается. Даже более того, это будет прямой отказ капитала от своей природной сущности – самовозрастания стоимости. А для людей это будет означать реализацию коммунистического принципа «каждому – по потребности». То есть капитал сам себе выпишет свидетельство о смерти.
Допустим, всем безработным выплачивается пособие, которое позволяет как-то жить. Откуда берутся на него деньги ? Очевидно из налогов, которые платят работающие интеллектуалы, что составляет малую часть, и налогов, которые платит капитал. Других плательщиков налогов в государстве не осталось. Но это явный абсурд. Фактически для всего безработного общества это означает «коммунизм нищих» – всего лишь возможность иметь не работая некий прожиточный минимум, определенный скупостью капитала. А для капитала это означает, что почти всю выручку от продажи безработному населению товаров, за исключением малой части, которую оплачивают интеллектуалы, капитал должен отдать государству для выплаты пособий в следующем месяце. То есть налог на доходы корпораций должен быть близок к 100%. Хотелось бы посмотреть на капиталиста, который будет работать в таких условиях.
Но других условий не будет. Ну, разве что капиталисты откажутся от своих машин и вернутся к найму рабочей силы. Это, однако, утопия. Они несколько веков упорно двигались к абсолютной мощи своего капитала, к его абсолютному доминированию над трудом, и вот, достигнув этого могущества, они оказываются у разбитого корыта. Тот способ существования капитала, который, хотя и с перебоями, работал последние триста лет, в новых условиях не работает в принципе.
Вот это и есть действительный конец капитализма. Конечно, пока только в модели, в предельном состоянии. Но этого достаточно, чтобы понять, что между текущим состоянием общества, которое продолжает функционировать по капиталистическим законам, и его предельным состоянием, в котором по этим законам оно существовать уже не может, есть некая переломная точка, в которой социально-экономическая модель должна принципиально измениться.

Теперь вернемся к реальности. В ней невозможно перескочить через ступени. Каждое завтра рождается сегодня. Поэтому к этой предельной ситуации общество будет двигаться постепенно и непрерывно. И если в пределе есть некий экономический конфликт, то имеются и конкретные условия, в которых он непременно проявит себя в обществе.
Как мы уже видели, суть этого конфликта заключается в невозможности товарно-денежного обращения. В реальности же он проявит себя не как невозможность, которая не может возникнуть мгновенно, а как разрушение этого обращения, которое к такой невозможности ведет. Вытеснение человека из сферы производства приведет к уменьшению доли занятых, следовательно, и к уменьшению совокупных доходов населения. А очевидным симптомом этого станет падение платежеспособного спроса. Удивительный парадокс – чем меньше выплачивает капитал трудящимся, увеличивая тем самым свою прибыль, тем больше он создает себе проблем ! Да, раньше это вело к увеличению темпов развития экономики, теперь же – только к проблемам.

Что же говорит по этому поводу статистика, например, США ? По данным Bureau of Labor Statistics ( http://www.bls.gov/home.htm ), с мая 2010 г. по май 2012 г. общее число занятых (кроме self-employed workers) уменьшилось на 359 910 человек, с 130 647 610 до 130 287 700. Занятость в производящей сфере (с/х, лесхоз и рыбная ловля, добывающая и стройиндустрия, внедрение, обслуживание и ремонт, а также реальное производство) уменьшилась на 1 142 390 человек, с 20 212 110 до 19 069 720. За это время население США выросло на 6 млн. человек, с 308 до 315 млн.
Полагая, что за эти два года число self-employed workers (т.е. «самозанятых» работников) существенно не изменилось, оставшись на уровне 9 млн. человек, и понимая, что все они относятся к сфере услуг, можем сделать вывод, что доля работников в сфере реального производства и связанных с ним отраслей составляет всего лишь 6.03 % (в 2010 г. – 6.53%) от населения США. По отношению же к общему числу занятых это 13.67% (в 2010 г. – 14.53%). Если теперь еще учесть, что 2010 г. это год кризиса, хотя и не самой острой его фазы, а 2012 г. это уже время победных реляций о том, что кризис кончился и все прекрасно, то вывод напрашивается сам собой.
Не только доля занятых в сфере материального производства, но и их абсолютное число неуклонно сокращается. И темпы этого сокращения видимы невооруженным глазом.
Сокращается также и общее число занятых. Это означает, что сфера услуг не может обеспечить такие темпы роста рабочих мест, чтобы компенсировать сокращение их в сфере производства. В результате получается, что на 139 млн. работающих приходится 176 млн. иждивенцев, т.е. существенно больше половины. В число этих иждивенцев входят и дети, которых содержат родители, но также и пенсионеры, безработные (11.8 млн.) и другие получатели пособий, которых содержит государство. И в ближайшем будущем эта ситуация существенно ухудшится в связи с выходом на пенсию большого числа рожденных в послевоенные годы. Эта проблема уже несколько лет муссируется в США, но решения нет. Кроме государства заниматься этими проблемами некому.
В каком же состоянии государство США ? В отличном. За последние 5 лет госдолг США увеличился на $7 трлн. и достиг уже $16.8 трлн. И темпы его увеличения не снижаются. Но это не важно, что денег ему хронически не хватает. Все, что не хватает, ФРС ему обязательно напечатает.
Может это и есть выход из ситуации ? Казначейство будет продавать свои обязательства ФРС, а вырученные деньги раздавать безработным. Те же будут покупать производимую роботами продукцию. И население будет цело, и капиталисты сыты.
Может быть и так, если бы не одно «но». 72% государственных обязательств США держат частные лица (как физические, так и юридические). Это как раз те самые капиталисты. И они не только получают проценты по обязательствам, но и требуют, по истечении их срока, возврата долга. Не думаю, что они будут продолжать эту игру, если у них возникнет сомнение в том, что долги будут оплачены. А такие сомнения, как только станет ясно, что налоговая база сокращается, и будет сокращаться в будущем, появятся непременно.

Таким образом, современное состояние экономики США, флагмана западного мира, «нашего всё» капитализма, оставляет только один вопрос – на сколько хватит запаса прочности, который уже и так на пределе ? Как много человек может быть еще уволено из сферы экономики США, чтобы не вызвать катастрофу денежного обращения ?
Дело ведь не в безработных или пособиях, это только частности. Дело в спросе. Именно платежеспособный спрос обеспечивает капиталу необходимый входящий финансовый поток, благодаря которому производство действует. Как только спрос падает «чуть ниже, чем слегка», возникает цепная реакция: падение спроса –> рост складских остатков –> сокращение производства –> увольнение работников –> новое сокращение спроса + сокращение налоговой базы + увеличение выплат по безработице и т.п. Поэтому и печатаются деньги в страшных количествах, чтобы заткнуть дыру в финансовом потоке, которая сегодня уже имеется. То есть на данный момент симптомом разрушения денежного обращения является попытка сохранить наполнение финансового потока с помощью работы печатного станка. Но это не панацея. Более того, это очень опасное «лекарство», которое не помогает хронически больным.
Вот поэтому финальная точка, в которой экономика развитого капитализма не сможет противостоять увеличивающемуся разрыву между капиталом и ставшей ненужным ему рабочей силой, находится гораздо ближе к нам, чем к точке полной роботизации.

Философский аспект

Сделаем теперь некоторое отступление о философском аспекте всего пути развития человеческой цивилизации.
Примерно 5000 лет, т.е. первую половину этого пути, существовало первобытное общество, которое несло в себе некоторые черты коммунизма – равенство в труде, коллективизм, отсутствие собственности. Потом возникла частная собственность и следующие 5000 лет она активно развивалась, меняясь по форме, но не меняясь по существу. Теперь, с роботизацией производства, она утрачивает свой смысл. Не только частная собственность, но и собственность вообще. Она не может дальше функционировать в рамках товарно-денежных отношений, поскольку цикл деньги-товар-деньги больше не работает. А при других отношениях она просто не существует. Таким образом, собственность в форме основного капитала отрицает сама себя. И это отрицание возникает не откуда-нибудь снаружи, а изнутри ее самой, изнутри ее процесса саморазвития. Вся огромная сфера материального производства оказывается в ситуации, когда она либо продолжает работать на все общество без всяких денег, рынков, конкуренции и прочих атрибутов среды капитализма, либо прекращает работать, причем навсегда, из-за невозможности денежного оборота.
Можно ли тогда сказать, что собственность станет общественной, принадлежащей всему обществу в целом ? Можно, только смысла в этом нет. Ведь кроме общества нет и не может быть других субъектов права владения ею. Ну, разве что инопланетяне позарятся. Поэтому правильней будет сказать, что собственность как экономическое понятие прекратит свое существование.

Теперь другой аспект. Собственность возникла, когда живой труд был единственным источником материальных благ, а трудящихся в обществе было абсолютное большинство. Их труд, становясь более производительным, породил излишек материальных благ. Результатом этого стало возникновение собственности и, соответственно, собственников. Однако, частный собственник, владеющий своими средствами труда (орудиями, землей) и зарабатывающий своим трудом, еще ничего не меняет в обществе. В нем живой труд и овеществленный соединены в одном лице – в работнике с его инструментами. Но как только кто-то, опираясь на силу, присваивает себе собственность (в первую очередь землю) и принуждает работать труженика, происходит разделение. Владелец живого труда, т.е. рабочей силы, оказывается по одну сторону этого разделения, а овеществленного труда, капитала, по другую.
Так возникает диалектическая пара, интересы которой находятся в определенном противостоянии. Труженик стремится поменьше работать (что вполне нормально, он же работает на кого-то) и побольше получать. Владелец же капитала стремится к максимизации прибыли, то есть прироста капитала. Эти интересы нельзя назвать полностью противоположными, ведь рост основного капитала, то есть средств труда, приводит и к облегчению труда работника, и к увеличению продукта труда, от чего получают обе стороны. Однако, конфликт, все же имеется.
Но сам конфликт не является двигателем развития. Он создает лишь предпосылку, стимул к нему. Двигателем же является НТП. В результате него доля живого труда в продукте постепенно уменьшается, а доля основного капитала увеличивается. В конечном итоге основной капитал приобретает такое совершенство, такую мощь, что уже не нуждается в живом труде для производства материальных благ. Рабочая сила полностью вытесняется из производства. Тем самым капитал одерживает полную и окончательную победу над трудом. Но тем же самым он полностью уничтожает себя как капитал. Ни одна из двух противоположностей в диалектической паре не может существовать без своей второй половины. «Смерть» одной из них с необходимостью означает и «смерть» другой. Но если это не физическая смерть, то переход в новое качество, возникновение нового способа производства и новой формации.

Таким образом, развитие отношений труд-капитал (сквозь все три формации, основанные на собственности) ярчайшим образом демонстрирует диалектику в действии. И это, как мы видим, вовсе не предполагает революционную борьбу трудящихся, социалистическую революцию, захват власти, диктатуру пролетариата. Экономика сама по себе, действуя в соответствии со своими естественными, объективными законами, приходит, благодаря НТП, к окончанию капиталистической парадигмы.
Конечно, это не значит, что капитал согласится со своей кончиной, и мирно трансформируется в то, что будет после него (так что сознательная борьба трудящихся по-прежнему актуальна). Но сопротивление капитала этому переходу, когда время его уже ушло, будет также противоречить ходу истории, как и попытка пролетариата установить социализм насильственно, когда время его еще не пришло. И то, и другое обречено на провал.
Итак, философия предсказывает исход этих процессов, опираясь исключительно на абстрактные всеобщие диалектические законы Бытия. Политэкономия же позволяет обосновать этот вывод и показать путь его конкретной реализации. Скептики, глядящие на философию свысока, в очередной раз оказываются не у дел.

Социологический аспект

Вклад Маркса в политэкономию заслуженно считается фундаментальным. Он глубоко исследовал природу капитала, описал основные особенности и черты капитализма. Однако, для нас это уже в прошлом. Нас сегодня интересует не капитализм, который мы и так видим во всей его красе, а будущее, что оно несет человеческому обществу.
С этой точки зрения представляют интерес те научные основы, которые Маркс заложил в социологию. В рамках этих основ Маркс, в частности, сформулировал закон смены общественно-экономических формаций. Смысл его заключается в том, что смена формации происходит тогда, когда между получившими свое развитие производительными силами общества и действующими производственными отношениями возникает неразрешимое противоречие.
Закон этот известен практически всем, но, по непонятным причинам, никто так и не сумел применить его правильно. Все попытки сводились к тому, чтобы найти какое-то противоречие в капитализме, а их у него много, и объявить его тем самым, неразрешимым. Если еще учесть повторяющиеся кризисы, то это было не так уж трудно – во время очередной острой фазы закричать: «вот, вот, нашел, это противоречие погубит капитализм !». Однако, капитал всякий раз находил выход внутри своей собственной среды, сохраняющий все его основы. И это давало основания для злорадства – Маркс ошибался, марксизм в утиль, капитализм вечен.

Что же, обратимся к этому закону с точки зрения описанной ситуации. Как уже было сказано, производительные силы состоят из средств труда, предметов труда и трудовых ресурсов. Из них только средства труда благодаря НТП развиваются и приобретают принципиально новое качество. Причем в результате роботизации это новое качество такого рода, что средства труда достигают практически полной автономии и самодостаточности в производственном процессе. Трудовые ресурсы с этого момента оказываются излишними.
С другой стороны, производственные отношения представляют собой отношения, которые возникают в процессе производства между двумя его главными агентами, трудом и капиталом. При этом в обществе, построенном на собственности и разделении труда, материальное существование людей обеспечивается исключительно посредством товарообмена между ними, т.е. посредством товарно-денежных отношений. Поэтому отношения между трудом и капиталом с необходимостью принимают форму товарно-денежных отношений и реализуются в виде найма рабочей силы капиталистом.
В условиях же полной роботизации производственной сферы наем рабочей силы становится невозможен, ей просто нет места на производстве. Это и означает, что роботизированные производительные силы общества находятся в неразрешимом противоречии с отношениями найма, а, следовательно, и с товарно-денежными отношениями, и с производственными отношениями капитализма в целом. Рабочая сила де-факто перестает быть товаром, ее стоимость становится равной нулю. Но это ведет к тому, что и все продукты сферы производства тоже перестают быть товарами.
Вот это противоречие действительно является неразрешимым. И пока общество не придет к нему, капитализм будет продолжать свое существование, как бы его не уродовали все его перекосы, кризисы и проблемы.

Объективная обусловленность существования капитализма до тех пор, пока последняя промышленная революция не уничтожит его, определяет основную социальную проблематику сегодняшнего дня. В центре ее стоит вопрос о новой общественной парадигме, который прозвучал уже даже на Западе. Однако, собственно новую парадигму воплотит лишь то общество, которое возникнет после капитализма, и о нем мы здесь говорить не будем. Да и западных интеллектуалов не она интересует, о ней они пока еще боятся даже помыслить. Но вот некий паллиатив, который, сохраняя ценности капитализма, позволил бы подретушировать его фасад – этого сейчас хотели бы многие.
Нас же интересует другое: какова общая социологическая картина современного общества и какие она допускает возможности ? Рассмотрение этих вопросов невозможно без углубления во взаимоотношения базиса и надстройки, то есть без марксистской социологии. Хотя Маркс не отрицал влияние надстройки на базис, но основополагающим он все же считал тезис «базис определяет надстройку».
К сожалению, это утверждение носит дуалистический характер, а потому неверно. Базис и надстройка составляют диалектическую пару социально-экономической формации. Поэтому все общественные процессы рождаются из их взаимодействия. Но в этом взаимодействии нет первого и второго. Они оба в некоторой мере определяют друг друга. И они оба в известной степени независимы друг от друга.

Говорят, идеальное общество не существует. Отнюдь, идеальным вполне можно было бы назвать общество, в котором взаимодействие базиса и надстройки гармонично, сбалансировано, уравновешено в интересах развития целого, т.е. всего общества. Это та мера идеальности, выше которой данное общество подняться не может. Однако, в процессе развития оно приходит к пределу, за которым базис меняется, и общество становится другим. Следовательно, у него появляется новый, более высокий маяк идеальности. Почему более высокий ? Потому, что происходит развитие, эволюция, а не случайное блуждание в потемках.
Но смена базиса происходит исключительно по объективным обстоятельствам, в соответствии с достигнутым способом производства. Смена базиса отмечает весьма значительные, как мы видели, этапы в истории человечества и обусловлена материальными причинами – общественным бытием. Это бытие составляет содержание жизни человеческого общества, но оно с необходимостью проявляет себя не абстрактно, а через конкретную форму.
Этой формой и является надстройка, в которой коренится общественное сознание. Она, при одном и том же базисе, может иметь весьма разные способы реализации. История последних веков показывает, что капитализм может быть одет в самые разнообразные одежды, от конституционной монархии или тоталитарной диктатуры до демократической, или даже социалистической, республики. И каждому из этих случаев характерно свое общественное сознание. Но если мы абстрагируемся от следствий и посмотрим на костяк, основу социальной надстройки над базисом, то увидим, что его представляет собой государство. Именно оно воплощает конкретную социальную идею, иерархию, организацию, определяет все остальные социальные институты. И из этого следует его огромная роль и главная социальная функция данного этапа общественной эволюции.

Современное капиталистическое государство носит классовый характер. Оно является инструментом капитала, предназначенным для защиты его интересов. Вполне можно сказать, что оно осуществляет диктатуру буржуазии. Да, эта диктатура прикрыта ширмой демократии, принципом священности и неприкосновенности частной собственности, а также лозунгами о свободе частного предпринимательства, свободе личности. Однако, в последнее время мы видели, что неприкосновенна лишь собственность крупного капитала, что личность свободна лишь в поддержке режима, что демократия хорошо отрепетирована средствами манипуляции общественным сознанием.
А что такое неолиберальный дискурс ? Его главная идея – устранение государства из сферы экономики. Зачем ? Ответ может быть только один – чтобы крупный капитал мог делать все, что сочтет нужным. Действительно, кто ему может противостоять в обществе ? Учитывая его невообразимую финансовую и материальную мощь, его отличную организацию, непубличность его схем управления, планов и методов их реализации, ему могло бы противостоять только государство, вооруженное законом, перед которым равны все. Поэтому, устраняя государство из сферы экономики, крупный капитал устраняет не только его контроль над собой, но и единственно возможного своего экономического конкурента.
Таким образом, государство правящего класса ни при каких обстоятельствах не может обеспечить сбалансированное взаимодействие базиса и надстройки, ибо оно действует не в интересах всего общества, а в интересах класса.
И это касается любого класса, который становится правящим. Советский Союз является яркой иллюстрацией этого. Его базис тоже был построен на собственности, а большевики, уничтожив буржуазию физически и обратив ее частную собственность в собственность государства, создали изначально неустойчивую, напряженную конструкцию. Поскольку пролетариат в принципе не мог править непосредственно, то от его имени правление осуществляла партия. Поэтому, чтобы получить доступ к собственности, необходимо было делать партийную или хозяйственную карьеру. Желающих нашлось множество. В результате за пару-тройку десятилетий сформировался новый класс, полностью отвечающий ленинскому определению. И если изначально в СССР были провозглашены общесоциальные ценности, то со временем новый класс, утвердив свою власть, явочным порядком сделал институт государства классовым. В конце концов, провозглашенные Октябрьской революцией ценности, и сформировавшееся в СССР общественное сознание, стали оковами для правящего класса. Тогда институт социалистического государства и был разрушен, а на его месте создано гораздо более адекватное классовым интересам образование.

Итак, на данном этапе общество находится в сложной ситуации. До полной роботизации производственной сферы, в зависимости от темпов НТП, еще, наверное, лет 40-50. Однако, процесс обесценения рабочей силы уже идет, и уничтожение среднего класса, начало которого отмечал М.Хазин, как нельзя лучше это иллюстрирует. Это, а также дыра в финансовых потоках, которую заливают деньгами, и другие симптомы, свидетельствуют о том, что текущий кризис имеет системный характер и представляет собой начало того разрушения, вхождение в ту нисходящую спираль, которая упирается в неразрешимое противоречие. Следовательно, до точки перелома остается гораздо меньше времени, возможно лет 20 или 10. Все это время условия жизни будут ухудшаться, противоречия будут нарастать, а наглость имущих достигнет немыслимого. Перелом же приведет к катастрофическому разрушению социальной структуры, выходом из которого будет только создание иного, нового общества. Ну, или гибель человечества. В общем, грядут суровые времена.

В этих условиях единственным инструментом поддержания социального равновесия, постепенной трансформации и обеспечения относительно мирного характера перехода к новому обществу может быть только государство. Однако, как мы видим, классовое государство для этого не подходит. Крупный капитал, как правящий класс, обладает слишком большими возможностями подчинить себе общество, в том числе силой, используя государственную машину, и затягивать свое властвование как можно дольше, не взирая на ущерб для общества и людей. Политическая или любая другая бюрократия, как правящий класс, еще хуже, поскольку она не способна эффективно распоряжаться собственностью и неизбежно ввергает общество в застой. О трудящихся классах вообще не говорю, поскольку управление государством вовсе не их функция, а что делают с государством и обществом профаны мы видим сейчас воочию.
Таким образом, напрашивается вывод – государство, которое сможет обеспечить относительное социальное равновесие общества и приемлемые темпы его развития, должно иметь надклассовый характер. С точки зрения проблемы конца капитализма, это может быть единственная возможность для человечества уцелеть, или, как минимум избежать огромных потерь.

Хотя тема и не исчерпана, на этом пора поставить точку. В этой статье рассмотрен всего лишь один ответ – на вопрос о конце капитализма. Но само рассмотрение ставит массу новых вопросов, и даже целых комплексов. О возможных способах сопротивления капитала приближающемуся концу, о государстве, которое сможет предохранить человечество и обеспечить переход, о новом обществе и содержании новой эры в истории человечества, и т.д. Однако, хотя они и связаны с концом капитализма, но это уже другие, и весьма обширные, темы. закрыть...





Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.