Дороги зла в человеке Часть 2 Рабы машин

14 апреля 2012, 14:10
0
522

Человек призывает для счастья машину, и машина подавляет и порабощает человека. Рыночная ориентация характера и неутолимая внутренняя жажда личности.

В предыдущей теме были вкратце рассмотрены распространенные ориентации характера – «человек принимающий», «человек эксплуатирующий» и «человек сберегающий». Пришла очередь и для наиболее доминирующего типа – «человек продающий». Если вернуться к классификации Фромма, то в этой теме будет рассмотрена непродуктивная рыночная ориентация характера.

Так как рыночная ориентация является доминирующей в современном обществе, то думаю уместно будет рассмотреть её поближе. Эта ориентация настолько доминирует, что вероятно присуща подавляющему большинству людей, которые ведут типичный для нашего общества образ жизни. Вероятно остальные типы невротических наклонностей, рассмотренные выше, на этом фоне будут восприниматься лишь как индивидуальные черты, на общем фоне рыночного типа характера. Покупать и продавать, вот главная установка современного человека. Для того, чтобы понять это, стоит несколько вернуться к истокам этого состояния.

Некоторое время назад, когда умения машин созданных человеком стали достаточно впечатляющими, появилась возможность массового производства всевозможных продуктов потребления. Было выдвинуто предположение, что раньше, когда машин еще не было, люди были несчастными по причине нехватки для всех колбасы, одежды, жилья и удовольствий. Но теперь, когда фабрики будут массово производить все необходимое в больших количествах, дело наладится. Ведь нет никаких сомнений, что если каждый будет потреблять больше товаров и все лучшего качества, то и счастья в его жизни станет больше. По сути это была новая теория о путях спасения, которая пришла на место подзахиревшему к тому времени христианству. И дела пошли поначалу неплохо. За сравнительно небольшой по историческим меркам период, жизнь наша преобразилась. Даже у среднего человека возникли такие возможности к потреблению всяческих благ, каких не было и у диадохов Александра Македонского. Однако в очередной раз история творимая человеком, сама преобразовала своего творца.

Со временем была создана гигантская мировая экономика, главным предназначением которой стало удовлетворение растущих потребностей. Довольно скоро эта экономика стала удовлетворять, даже те потребности, которые вовсе и не возникли бы у человека, если бы она сама их не создала. Было бы чудесно, если бы эти новые потребности оказывались продуктивными и открывали перед людьми новые горизонты для творчества и развития. По крайней мере, так это вероятно задумывалось и действительно так иногда и получается. Но куда чаще, дело обстоит совсем иначе.

Взять к примеру мобильный телефон. Прекрасная вещь! Купил и всегда на связи. Можно послушать плеер, можно воспользоваться интернетом. Опять же есть фотоаппарат и радио. Однако как редко можно встретить рекламу упирающую именно на достойные внимания практические преимущества. Куда чаще, вам просто предлагают купить некий «иммидж», картинку. Только то, кем вы будете выглядеть, имея такой телефон. Всевозможные «навороты» из дизайна и малозначительных функций будут конечно меняться, создавая ваш очередной «неповторимый» образ. Неизменной будет лишь одна ценность – денежная. Чем дороже будет телефон, тем он предпочтительнее для создания наилучшей картинки. Имиджа.

Конечно, это не ограничивается только телефонами и вы легко осмотревшись вокруг заметите, всю рациональную бесполезность огромного количества товаров и услуг которые предлагаются мировой экономикой. Все это, является следствием того, что разбитая на отдельные компании и корпорации, экономика не имеет достаточной гибкости, чтобы подстраивать свою работу под реальные потребности и прекращать выпускать товары, рынок которыми уже удовлетворен. Куда большей гибкостью, обладает сам человек. Оказалось, что существенно легче «убедить» человека потреблять то, что ему может быть и не нужно, чем ориентироваться на его собственные осознанные и продуктивные потребности. Так машина победила и подчинила себе человека. Но не только в сфере потребления, но и в труде, человек оказался более гибким нежели созданная им же система. Творчество, этот продукт цельной личности, больше ни к чему, оно только мешает. Чтобы с максимальной пользой управлять машиной, нужно лишь соотнестись с ее механическими циклами. Стой тут, бери вот это, клади сюда за 47 секунд. Так делай 8 часов или 10 или сколько положено, а потом иди спать. Из сферы производства эта дисциплина распространилась в торговле, услугах, везде, где трудовой процесс объединен крупными компаниями, со своими внутренними стандартами и отточенными техпроцессами. Человек выживает из машины все, что только можно, но и сам при этом щедро платит за это собственной личностью.

Как и тысячи лет назад, человек становится товаром. Но если пленному килликийцу или галлу, данная за него цена на рынке рабов, приносила мало утешения. То нынешний человек-товар едва ли не весь смысл своего существования видеть в той цене которую он может получить за себя. Как же, ведь впоследствии эту цену можно будет обменять на очередное потребление «картинок». В милой и забавной книге Носова «Незнайка на луне», был подобный персонаж. Днем он вращал ворот карусели, на которой катались лунатики, а на выходных заработанные им деньги, прокатывал на той же карусели. У этого несчастно коротышки теперь миллионы и миллионы последователей.

Личность кладется на один прилавок с машиной и главным мерилом здесь становится денежная стоимость, рентабельность. Размышляя купить ли вам культиватор, или вскопать огород на даче силами дяди Пети с лопатой. Сравнение будет вестись в первую очередь на экономическом уровне, тут интересно лишь соотношение качества и цены. И точно также на уровне корпораций, если не существует каких-либо внешних стимулов (типа требований правительства по количеству и качеству сотрудников), вся калькуляция между машиной и человеком там где они конкурируют за право выполнять тут или иную функцию, будет сводиться к оценке цены-качества. Но у человека есть одно, выше озвученное преимущество - большая гибкость. Фрезеровочный станок может только фрезеровать, а человек с ручным фрезером, кроме фрезеровки еще и рабочее место уберет и загрузит машину продукцией. Из человека можно вылепить то, что нужно, а станок дальше своей спецификации никогда не пойдет. Идеальный человек, это робот со способностью к трансформации.

Появилось просто великолепное своим цинизмом понятие – лабильность. Лабильность, это позволение вылепить из себя то, что нужно работодателю. Ежедневно в отдел кадров любой крупной компании, тянется поток желающих продать себя на некоторое время. Но лишь те, кто готов раствориться в огромном производственно-бюрократическом процессе получают шанс на карьеру. Но для того, чтобы быть лабильным, человек не должен иметь внутреннего стержня, по крайней мере этот стержень должен быть достаточно гибким, чтобы не иметь проблем с должностными обязанностями.

Итак, чтобы экономика не рухнула, она должна непрерывно работать. Для этого люди должны непрерывно потреблять то, что она производит. Потребление всего того, что она производит, это моральная, общественная и правовая обязанность всех членов общества. Одновременно с этим, человек, дабы не оказаться за бортом «нормального» общества, должен приспосабливаться в своих желаниях, мотивах, интересах, в своём мировоззрении к этой гигантской и теперь уже глобальной системе. Проявлять гибкость. Быть лабильным, как в труде, так и на досуге.

Эта гибкость имеет много последствий для психической ориентации человека. Люди имеющие ряд глубоких личных убеждений, собственную индивидуальность, просто не смогут включиться в непрерывное потребление всего и вся. Они не смогут также быть предсказуемыми и эффективными юнитами в процессе производства. Персональный подход дорог, нерентабелен и совершенно не совместим с машинарным укладом экономики. Поэтому человек становится как бы луковицей, с многочисленными слоями, каждый из которых одновременно и представляет человека и вместе с тем, может быть совершенно чужд ему. Все своё и одновременно все чужое. Мы преследуем искусственные интересы, удовлетворяем искусственные потребности, дистанцируясь от собственной личности все больше и больше.

То что все будет именно так, предсказывали прозорливые старцы еще в позапрошлом веке. Отчуждение, так было это названо тогда и это отчуждение стало одним из самых характерных явлений современной психологической жизни. Человек как бы существует отдельно от самого себя, вокруг него создан виртуальный образ из многих слоев, каждый из которых удовлетворяет то или иное требование общества. В этом ворохе масок, постепнно теряется и запутывается собственное я, пока всякое воспоминание о нем как кажется становится уже не нужным. Теперь все что не есть в человеке, все подчинено единой цели – рыночному успеху и способности потреблять всего и побольше – товаров, развлечений, других людей.

Утратив сердцевину личности, человек больше оказывается не в силах самостоятельно строить свое отношение к тем или иным событиям или явлениям. Ему больше не нужно опираться на собственную точку зрения в познании окружающего мира – отношения, интересы, стереотипы, все это он теперь получает в готовом и упрощенном виде из средств массовой информации, из пресловутого «общественного мнения» и из тех обрывков, что сохраняются в памяти со времен обучения.

Сознание становится мозаичным, обрывки знаний и представлений, уже не имеют связи, не видятся в своем развитии, не имеют больше почти никакой рациональной связи между собой. Мы можем удивляться встречающимся в мировоззрении человека противоречиям. Простой пример, из сферы политики, показывает нам, например, как масса людей ратующих за поголовное употребление украинского языка, сами при этом продолжают пользоваться языком русским. Или мы можем видеть, как усиленно крестящийся в церкви прихожанин, тем же вечером отправляется в ночной клуб, чтобы снять себе девочку. Как протестующие на форумах против коррупции граждане, в тот же день развращают очередного ГАИшника взяткой. Как проклиная советское прошлое за жестокий террор, в тот же миг требуют вернуть стране «сильную руку». Не удивляйтесь также, когда встретите человека, восхищающегося пустым творчеством очередной певички и при этом заявляющего, что Бетховен великий композитор. Девушка, никогда не дочитывающая свой женский журнал до конца, вдруг принимает многозначительный вид, намекая на свое знакомство и понимание теории Фрейда. Все эти противоречия для рационального человека, на самом деле не являются таковыми для человека-товара.Ничего не проникает глубоко. Любое знание и отношение мыслиться само по себе, оно не имеет связей, так как лежало запакованным в коробочку и было усвоено при очередном потреблении. Как стакан сока, как туфли. Разве туфли, могут вступить в противоречие со стаканом сока ? И разве не могут, люди любящие мороженное, ездить на велосипедах? Как в отношении к вещам и явлениям, так и в отношении к окружающим нас людям, мы больше не можем позволить себе роскошь глубины. Люди-оболочки, только трутся друг о друга, оставаясь отчужденными и не имея возможности к взаимопроникновению.

Такое состояние психики, тем удобнее, что больше не нужно отвлекаться на познание окружающие мира. Так погружение в будни становится полным. И все было бы для нас хорошо, если бы мы действительно могли вот так вот просто превратиться в машины. Но великая проблема в том, что как бы мы не пытались уподобиться своим автоматическим металлопластиковым созданиям, мы никогда не сможем этого сделать без остатка. Как бы ни низко пал человек, как бы далеко не заходила его психическая деградация, он все же остается человеком.

Вечные вопросы существования, задавленные буднями, замазанные невежеством и пошлостью, вопиют к личности, сквозь все эти чудовищные наслоения отчужденной мозаики смыслов и стремлений. Жизнь и смерть, одиночество и стремление к себе подобным, правда и ложь, лучезарное счастье победы и глубокая горечь поражения, все то, что выходит за пределы будней, остается неудовлетворенным. Драматизм эмоций, которые полностью, без остатка пронизывают все человеческое существо насквозь, оставляя неизгладимые перемены, призывая изменять Вселенную, этот драматизм остается не пережитым, не прочувствованным. И тогда, появляется главные признаки всякого невроза – ненасытность и неосознанность.

Человек пьет и не может напиться, есть и не наедается. Ему кажется всего мало, он больше работает, еще больше приспосабливается под требования машины. И вот чего еще желать ? Все стереотипы порожденные экономикой вроде бы удовлетворены. Но глубоко внутри, что-то все больше и больше не дает покоя, непрестанно повторяя – еще, еще, всего это мало. Это Танталовы муки, эта жажда, которую нельзя удовлетворить. Сколько бы вы не потребляли, как бы не пресытились этой жажде, этой алчности не будет конца. Происходит трагическая подмена – потреблять, вместо того, чтобы переживать. Так не может напиться человек, который вместо воды будет, есть песок. Слепые и ненасытные, люди в короткие моменты мысленного досуга, отчетливо слышат эти метания собственной души. Последний протест человека, не желающего окончательно становиться живой машиной. В какие общественные формы, выливает эта борьба между буднями робота и зовом живой души, я рассмотрю  в следующей части.

А сейчас, хотелось бы закончить перечнем невротических наклонностей, которые проявляются в подобном состоянии психики. Скажем за него спасибо Карен Хорни, но не будет воспринимать его как нечто- исчерпывающее. Внимательное наблюдение и пытливость ума, вполне позволят нам расширить его при желании.

________________________

Невротическая потребность общественного признания или престижа (в сочетании со стремлением к власти или без него):

• буквально все (неодушевленные предметы, деньги, люди, собственные качества, поступки и чувства) оценивается только в соответствии с их престижностью;

• самооценка целиком зависит от публичного признания; • различные (традиционные или «бунтарские») способы возбуждения зависти или восхищения;

• боязнь утраты привилегированного положения в обществе («унижения») либо в силу внешних обстоятельств, либо вследствие внутренних факторов. Невротическая потребность в восхищении собой: • раздутое представление о себе (нарциссизм);

• потребность в восхищении не тем, что человек представляет собой или чем он обладает в глазах окружающих, а воображаемыми качествами;

• самооценка, целиком зависящая от соответствия этому образу и от восхищения этим образом другими людьми;

• боязнь утратить восхищение (оказаться «униженным»). Невротическое честолюбие в смысле личных достижений:

• потребность превосходить других не тем, что ты собой представляешь, а посредством своей деятельности;

• зависимость самооценки от того, насколько удается быть самым лучшим — любовником, спортсменом, писателем, рабочим — особенно в собственных глазах, признание со стороны других также имеет значение, а его отсутствие вызывает обиду;

• примесь деструктивных тенденций (нацеленных на нанесение поражения другим), всегда присутствующих, хотя и различающихся по интенсивности;

• неустанное подталкивание себя к еще большим достижениям, несмотря на постоянную тревогу;

• страх неудачи («унижения»).  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.