О выписывании рецептов

9 февраля 2014, 20:16
0
236

Об одном незамеченном приказе

Итак, свершилось. Пока вся страна была занята революцией, праздниками и российскими деньгами, в Украине начал действовать новый порядок выписывания рецептов. Отныне врачу предписывается указывать в рецепте исключительно действующее начало препарата без упоминания патентованного названия компании-производителя. Сделано это, по заверениям чиновников министерства здравоохранения Украины, с одной-единственной благой целью: не дать хапугам - врачам и фармацевтам залазить своей  загребущей пятерней в карман  пациентов, выписывая дорогие импортные лекарства (с целью получения взаимной выгоды, разумеется!), когда на рынке присутствуют эффективные дешёвые аналоги.

Для прогнозирования эффекта такого нововведения давайте смоделируем получение пациентом искомой помощи.

Итак, законопослушный пациент приходит к такому же доктору. Ему назначают лечение и, согласно последних инструкций, выдают рецепт с указанием действующего начала и дозой, и пациент идёт в аптеку. Придя в аптеку, он встречает фармацевта, протягивает ему рецепт и получает один из двух результатов: либо фармацевт просто объявляет ему список всех имеющихся лекарств, содержащих данный субстрат и предлагает самостоятельно выбрать лекарство, руководствуясь только одним критерием – ценой, либо фармацевт начинает настоятельно рекомендовать какой-то из имеющихся аналогов. Какие подстерегают «подводные камни»?

Начнем с того, что ни пациент, ни, к сожалению, фармацевт не ориентируются в таком понятии, как биоэквивалентность. Поскольку данное издание не является специализированным, позвольте объяснить о чём идёт речь. Итак, предположим компания «Х» создала в своих исследовательских лабораториях какую-то молекулу, обладающую важными лечебными свойствами. Компания провела работу по созданию данного химического вещества, проверке его эффективности и безопасности и довела его до выхода на рынок, сформировав цену, которая покроет расходы (Нужно понимать, что из 100 вновь созданных молекул в лучшем случае одна станет лекарством), а, в дальнейшем, принесёт прибыль. Такой препарат принято называть оригинальным. В течение нескольких последующих лет другим компаниям запрещено пытаться копировать данную субстанцию, потом запрет снимается. Есть разные законные способы получения действующего вещества компаниями, которые не занимаются собственно его синтезом. Можно покупать субстанцию у оригинальной компании, а можно попытаться провести анализ молекулы и самостоятельно воссоздать её. В зависимости от того какой путь выбран, возможен разный результат. В самом лучшем случае генерический препарат (копия) повторяет оригинал на 70 – 80%. Существуют и продаются «генерики» повторяющие свойства оригинала не более, чем на 20 – 30%. Для того, чтобы попасть на цивилизованный медицинский рынок со своим препаратом, генерическая компания должна доказать, что её продукт с достаточной точностью повторяет оригинал и будет достаточно эффективен и безопасен. Для этого генерические компании проводят за свои деньги исследование биоэквивалентности, в случае успешного завершения которых допускаются на рынок. Исследования идут очень жёстко, поскольку с одной стороны страховые компании хотят платить меньше и с удовольствием предпочтут генерический препарат оригинальному, но с другой стороны, те же страховые компании (или больничные кассы) очень быстро обратятся в суд в случае неэффективности препарата. Именно благодаря такой схеме на рынок не допускаются непроверенные и неэффективные копии. Те же аналоги, что прошли испытания настолько мало отличаются по качеству, что лечащий врач спокойно может написать в рецепте не патентованное имя препарата, а название действующего вещества. То есть выбор есть только между оригиналом и качественным (!) генериком. И в этом случае действительно можно смотреть на цену, что и делает тот, кто выбирает (страховая компания или больничная касса, но аж никак не фармацевт). Чем отличается ситуация в Украине? Отсутствием мощного игрока, который может подать в суд и выиграть его, отправив «по миру» и производителя некачественного препарата и за решётку тех, кто допустил его на рынок – страховой компании. Нужно понимать, что фармацевт не несёт ответственности за результат лечения, поскольку все препараты, официально попавшие в аптеки, имеют документы, что они зарегистрированы в Украине, таким образом, фармацевт защищен и его руками можно перенаправить финансовые потоки от одних производителей другим (примитивное лоббирование). Есть, правда, один нюанс, который не учли создатели этого эпохального приказа: конечный выбор всегда делает плательщик, в Украине –  пациент, поскольку платит он. Никто не может заставить его приобрести то, что он приобретать не хочет. А точку зрения пациента формирует его доверенное лицо: в общении с обществом – это адвокат, а в общении с миром медицины (в том числе и с аптекой) – это лечащий врач. Нужно понимать, что даже советская власть не смогла полностью разрушить складывавшиеся веками принципы взаимодействия врача и пациента, хотя очень старалась. Нынешняя власть прекрасно понимает наличие финансовых отношений между врачами и пациентами и её задача направить финансовый ручеек в свою сторону, оставив ответственность только врачу. 

Если я правильно понимаю настроение коллег, они выполнят распоряжение, в рецепте действительно будет указано действующее вещество. Но кто же сказал, что пациент не получит исчерпывающих инструкций!

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.