Quo Vadis, крупный бизнес?

3 февраля 2014, 20:16
0
112

События, связанные с политическим кризисом существенно ограничивающих права и свободы граждан, актуализировали проблему места и роли отечественного крупного бизнеса в политико-экономических процессах.

События, связанные с политическим кризисом, особенно фаза наиболее жесткого противостояния, которая последовала после принятия 16 января Верховной Радой Украины ряда резонансных законов, существенно ограничивающих права и свободы граждан, актуализировали в очередной раз проблему места и роли отечественного крупного бизнеса в политико-экономических процессах. Это связано с тем, что, будучи одним из наиболее влиятельных политических акторов, финансово-политические группы фактически дистанцировались от публичного обсуждения сложившейся ситуации (за исключением заявлений и действий П. Порошенко, а также достаточно эмоциональной реакции Р. Ахметова, за которой последовало в целом нейтральное официальное заявление "СКМ"). В определенной мере судить об отношении крупного бизнеса к ситуации в стране можно по действиям народных депутатов, отдельных представителей органов исполнительной власти, а также редакционной политике СМИ – основных составляющих политического ресурса любой финансово-политической группы. Однако и народные депутаты, и в особенности "олигархические" СМИ (например, показательной является ситуация с телеканалом "Интер") часто кардинально меняют свою позицию, подстраиваясь под политическую конъюнктуру (образно говоря, "раскладывают яйца в разные корзины"), что не позволяет определить стратегические приоритеты крупного бизнеса и его роль в решении (либо, наоборот, замалчивании) наиболее актуальных социально-экономических и политических проблем. Вместе с тем, последние события, связанные с поиском путей выхода из политического кризиса, а также фактически всеобщее понимание того факта, что так, как было до событий в Киеве, уже никогда не будет, могут привести к "возвращению" финансово-политических групп в публичную плоскость. Прежде всего, это подразумевает формирование и обнародование финансово-политическими группами собственной позиции по ключевым вопросам жизнедеятельности страны. Для подобного развития событий существует несколько причин как стратегического, так и тактического характера. 

Во-первых, на сегодня проблема легальной интеграции финансово-политических групп во власть остается нерешенной, трансформации взаимоотношений (в направлении отхода от прямого вмешательства в социально-экономические процессы, кулуарного лоббирования интересов, усиления социальной ответственности, уменьшение уровня теневой экономики) не состоялось. Доля крупного капитала по-прежнему остается крайне высокой и определяет, соответственно, основные векторы развития страны. Фактически крупный бизнес представляет собой соединение рыночных механизмов и государственной власти, которая используется для монополизации и получение прибыли со своего привилегированного положения – так называемой ренты. Исходя из этого, легализация, которая предусматривает, прежде всего, законодательно закрепленную невозможность перераспределения собственности (например, путем реприватизации), максимальное ограничение разнообразных рейдерских механизмов, а также изменение отношения большинства граждан к крупному бизнесу, остается пока что крайне желанной, но недостижимой целью для большинства финансово-политических групп, в особенности тех, которые приближены к власти. 

Во-вторых, страна уже живет в ожидании президентских выборов. И если раньше для большинства финансово-политических групп было предельно ясно, кого из кандидатов поддерживать, то сейчас ситуация медленно, но неотвратимо меняется. С одной стороны, многие бизнесмены оказались не готовы к огромным финансовым потерям (как прямым – непосредственно в "предвыборный фонд", так и косвенным – увеличение отчислений в государственный бюджет с целью расширения социальных программ). С другой стороны, перспектива возврата к парламентско-президентской форме правления сулит широкие возможности для усиления экономической и политической самостоятельности, снижения фискального давления, минимизации политических рисков и т.п. Фактически превращение Верховной Рады Украины в основной центр принятия решений позволяет расширить возможности для консенсусного принятия решений, однако этот консенсус будет носить корпоративную или олигархическую форму. Вместе с тем, учитывая усиление публичности принятия решений (парламент в любом случае более прозрачная структура, чем, к примеру, Кабинет Министров или Администрация Президента), уровень ответственности финансово-политических групп за происходящее в стране существенно возрастет. 

В-третьих, не следует забывать о внешних угрозах для отечественного крупного бизнеса, которые в той или иной мере подстегивают его к публичной артикуляции своих позиций по ключевым вопросам. Условно данные угрозы можно разделить на три группы. 

К первой относятся различные санкции со стороны США и ЕС – визовые запреты (частично уже начали действовать), ограничение экспорта, "замораживание" счетов в европейских банках, проверка недвижимости и компаний, отзыв лицензий на сделки, уголовные дела (в контексте борьбы с коррупцией, в том числе политической). В результате в подобной ситуации отечественному бизнесу придется "доказывать" свою приверженность общедемократическим ценностям, принципам социальной ответственности, активизировать сотрудничество с различными неправительственными организациями и т.п. 

Ко второй группе следует отнести непосредственно глобальные вызовы – в частности, вероятность новой волны мирового финансово-экономического кризиса, а также экспансию транснациональных корпораций. Подобные процессы могут существенно усложнить получение кредитов в европейских банках, которые кроме стандартной финансово-экономической проверки отечественных финансово-политических групп будут учитывать также коррупционные и политические риски их деятельности. 

Наконец, третья группа угроз связана с усилением давления российского бизнеса на украинские финансово-политические группы (например, речь идет о вероятном приобретении российскими компаниями группы "Интерпайп", а также приватизации "Турбоатома"). При этом следует учитывать, что соревноваться в финансовом плане с российским бизнесом очень тяжело, учитывая огромный ресурс последнего в виде нефте- и газодолларов. Кроме того, российский бизнес пользуется полной политической, организационной и информационной поддержкой Кремля. Соответственно, отечественным крупным бизнесменам необходимо четкое позиционирование (как внутриполитическое, так и внешнеполитическое), которое позволит снизить шансы поглощения. 

Таким образом, новая внутриполитическая реальность, связанная со значительной радикализацией общественных протестных настроений, а также внешнеполитические вызовы, фактически вынуждают отечественный крупный бизнес выйти "из тени" и сформулировать свое видение развития политической и социально-экономической ситуации в стране. Более того, речь идет в значительной мере о серьезной "перезагрузке" всей системы государственного управления, поскольку построение государства на квазикорпоративной основе не отвечает интересам большинства граждан Украины. Это связано с тем, что крупный бизнес не стал социально ответственным, как это произошло в некоторых европейских странах, исповедующих неокорпоративную модель, а различные группы интересов, выведенные за рамки новой системы взаимоотношений, оказались не просто в роли аутсайдеров, а в роли выживающих. Ни государство (посредством бюджета), ни крупный бизнес (который активно эксплуатировал государственный бюджет в своих целях) не удосужились взять на себя ответственность за их настоящее и будущее. В данной ситуации любые революционные потрясения угрожают существованию сложившейся системы взаимоотношений в треугольнике "власть – бизнес – общество". Нормализовать ситуацию (в том числе – силовыми методами) финансово-политические группы не в состоянии, поскольку они разобщены, учитывая разную степень удовлетворенности/неудовлетворенности от сотрудничества с властью (ни о какой формальной "равноудаленности" времен Л.Кучмы речь давно не идет). Единственное, что остается обделенным или неуверенным в своем будущем группам – попытаться переломить ситуацию, перехватить инициативу и направить радикальные настроения либо в сторону оппонентов (на роль которых могут "назначить" отдельных политиков или конкурирующие группы), либо попытаться "заболтать" проблему, надеясь на то, что все решиться само собой. Однако в обоих случаях кулуарно проблему решить не удастся, она требует публичного позиционирования. В данном контексте ближайшие голосования в Верховной Раде Украины будут очень показательны, поскольку уже сегодня понятно, что принятие "провластного" закона об амнистии участников акций протеста не является оптимальным и реальным решением всего лишь одной из многочисленных актуальных проблем, вынесенных на политическую повестку дня.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.