Немного истории.

18 января 2014, 12:59
0
372

Про которую нам забыли рассказать в школе.

В 1773 году в далеком Бостоне произошло любопытное событие, которое надолго вошло в историю США. Вернее положило основу той истории, как и самим Соединенным Штатам, которых на тот момент еще просто не существовало. А дело происходило в обычной и заурядной британской колонии. 

Сама история началась задолго до этого, в той самой Британии. Было у них там такое бюджетообразующее предприятие, Ост-Индийская компания. Что поставляла в Британию сугубо подакцизный чай. И имела на это дело государственную монополию. Но как обычно и бывает в таких случаях, благие намерения вылезли боком. Сия бюджетообразующая контора начала терпеть суровый ущерб и убытки от зарубежных конкурентов, что были куда менее обласканы государственными льготами, в том числе и от банального контрабаса. Владельцы Ост-Индийской компании были люди по всему видать очень уважаемые, и правительство решило оказать им бюджетную поддержку. Знакомая нам ситуация, правда? 

Дальше начинаются еще более интересные, и еще более знакомые нам штуки. Вместо того что-бы просто уменьшить налоги, британское правительство учредило схему компенсации 25% стоимости чая при его реэкспорте в колонии. Очень похоже на нашу схему возврата НДС... Но ничем хорошим это не закончилось, ибо дыру в бюджетных доходах пришлось затыкать. И так были приняты т.н. "Тауншендские пошлины", что облагали тот самый чай (и не только его) уже непосредственно в колониях. И тут началось самое веселье. Как оказалось по Британской Конституции - нельзя было облагать налогом субъектов без согласия их представителя (вот бы нам так хоть сегодня, да?), а поскольку колонии в Парламент представителей не избирали, то подобное решение было ничем не краше того, что провернул Янукович в 2010 году с КС. Был некоторый скандал и возмущение, после чего "бюджетозатыкающие меры" были в целом отменены. Но оставался тот самый проклятый чай, и вопрос с каких шишей компенсировать Ост-Индийской компании те самые 25%. А еще был премьер-министр Лорд Норт, очень принципиальный и послидовный, который просто не мог стерпеть такого безладу и неподобства. И продолжал настаивать на своем праве облагать налогами колонии и ложить на всякую там Конституцию. И по итогу этот самый Норт похоронил Британскую империю. Как оказалось - упрямство не всегда доводит до добра.... 

Не знаю я уж какие отношения были у Лорда Норта с Ост-Индийской компанией (ну кроме само-собою бюджетных), но дальше было все нескучно. 

Страховой договор о гарантии убытков 1767 года, который дал Ост-Индской компании возврат пошлин на чай, реэкспортированный в колонии, прекратил свое действие в 1772 году. Парламент продвинул новый закон в 1772, который сокращал расходы, эффективно оставляя 10 % пошлин на чай, импортированный в Британию. Закон также восстановил налоги на чай в пределах Британии, который был отменен в 1767, и оставил трёхпенсовую Тауншендскую пошлину в колониях. С помощью этой новой налоговой нагрузки, поднимающей цены на британский чай, продажи резко упали. Компания продолжила импорт чая в Великобританию, однако, накапливая огромные излишки продукта, который никто не купит. По этим и другим причинам к концу 1772 года Ост-Индская компания, один из самых важных коммерческих Британских институтов, была в серьёзном финансовом кризисе. Ликвидирование некоторых налогов было единственным очевидным решением кризиса. Ост-Индская компания изначально стремилась к отмене Тауншендской пошлины, но Правительство Норта не желало этого, потому что такое действие могло быть интерпретировано как отступление со стороны Парламента в том, что он имеет право облагать налогом колонии. Более важно то, что налоги, собираемые Тауншендскими пошлинами, были использованы для выплаты зарплат некоторым колониальным губернаторам и судьям. Фактически это было целью Тауншендских пошлин: ранее эти должностные лица оплачивались колониальными сборами, но теперь Парламент выплачивал им зарплаты, чтобы держать их в зависимости от Британского государства, чем позволять им быть подотчётными колонистам.

Другим возможным решением сокращения растущих холмов чая на складах Ост-Индской компании было дешево продать его в Европу. Эта возможность была рассмотрена, но было установлено, что чай просто будет доставляться контрабандой обратно в Великобританию, где будет продаваться дешевле других продуктов, обложенных налогом. Лучшим рынком для продажи избыточного чая Ост-Индской компании предположительно были Американские колонии, если бы можно было найти способ сделать его дешевле, чем голландский контрабандный чай. Решением Северного государства был чайный закон, который получил согласие короля Георга III10 мая 1773 года. Этот закон восстановил полный возврат пошлин Ост-Индской компании за импорт чая в Великобританию и также разрешил компании впервые экспортировать чай в колонии за свой счет. Это позволило бы компании понизить цену, убрав посредника, который закупал чай на оптовых аукционах в Лондоне. Вместо продажи посреднику компания назначала колониального торговца, чтобы тот получал партию чайного груза; в свою очередь грузополучатели продают чай за комиссионные. В июле 1773 года были выбраны грузополучатели чая в Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне и Чарльстоне.

Чайный закон сохранил трехпенсовую Тауншендскую пошлину на импортируемый чай в колонии. Некоторые члены Парламента хотели ликвидировать этот налог, утверждая, что не было нужды в провокации другого колониального разногласия. Бывший канцлер казначейства Уильям Даудсвелл предупредил Лорда Норта, что американцы не примут чай, если останется Тауншендская пошлина. Но Норт не хотел отказываться от доходовТауншендских налогов, в первую очередь потому, что они использовались для выплаты зарплат колониальным чиновникам; сохранение права обложения налогом американцев было вторым интересом. По словам историка Бенджамина Лабари: «Упрямый Лорд Норт невольно забил гвоздь в крышку гроба старой Британской Империи».

По сути, даже с Тауншендской пошлиной чайный закон позволял бы Ост-Индской компании продавать чай дешевле, чем раньше, «перебивая» цены, предлагаемые контрабандистами. В 1772 году законно импортируемый сорт «Богея», самый распространённый вид чая, продавался приблизительно 3 шиллинга за фунт. После Чайного закона колониальные грузополучатели могли бы продавать его 2 шиллинга за фунт, цена чуть ниже, чем у контрабандистов - 2 шиллинга и 1 цент за фунт. Понимая, что выплата Тауншендских пошлин была политически «чувствительна», компания надеялась утаить налоги, приняв меры: выплачивать их в Лондоне, как только чай выгружали в колониях, или чтобы грузополучатели спокойно выплачивали пошлины после того, как чай продавался. Эта попытка утаить налог от колонистов была неудачной.


Но бишь Лорд Норт "уперся рогом", к чему имел даже какие-то политические резоны. Уже даже в ущерб самому "бюджетообразующему предприятию" и самому бюджету, но вопрос там был именно что политический. 

Однако уперлись рогом и колонии. 

В сентября и октябре 1773 семь кораблей, перевозивших чай Ост-индской компании, были отправлены в колонии: четыре корабля направлялось в Бостон, и по одному в Нью-ЙоркФиладельфию и Чарльстон. На кораблях было более 2000 ящиков, содержащих около 600.000 фунтов чая. Американцы изучили детали Чайного закона, и пока корабли были на пути, оппозиция начала возрастать. Виги, иногда называющие себя «Сыны свободы» (англ. Sons of Liberty), начали кампанию, чтобы повысить осведомлённость и убедить или заставить грузополучателей уйти в отставку, поставщики печатей так же были заставлены уйти в отставку в 1765 во время кризисаАкта о гербовом сборе.

Протестное движение, которое завершилось Бостонским чаепитием, не было спором из-за высоких налогов. Цена на легально импортированный чай, на самом деле, была уменьшена Чайным законом 1773. Вместо этого протестующие были обеспокоены рядом других вопросов. Обычный спор «никакого налогообложения без представительства», наряду с вопросом о степени власти Парламента в колониях, остался значимым. Некоторые считали, что цель налоговой программы — сделать руководящих должностных лиц зависимыми от колониального влияния — опасным посягательством на колониальные права. Это было действительно так в Массачусетсе, единственной колонии, где Тауншендская программа была полностью реализована.

Колониальные торговцы, часть которых была контрабандистами, играли значительную роль в протестах, потому что Чайный закон сделал законно импортируемый чай дешевле, а это угрожало бизнес-интересам контрабандистов голландского чая. Законные импортёры чая, которые не были назначены Ост-Индской компанией грузополучателями, также оказались под угрозой финансового краха из-за Чайного закона. Другой серьёзной проблемой для торговцев было то, что Чайный закон давал Ост-Индской компании монополию на торговлю чаем, и они боялись, что созданная государством монополия в будущем может быть расширена и включить в себя другие товары.

К югу от Бостона протестующие удачно вынудили грузополучателей чая уйти в отставку. В Чарльстоне грузополучатели были заставлены уйти в отставку к началу декабря, а невостребованный чай был конфискован должностными лицами таможенных органов. В Филадельфии был массовый протест. Бенджамин Раш призвал своих соотечественников противостоять выгрузке чая, так как груз содержал в себе «семя рабства». К началу декабря грузополучатели в Филадельфии ушли в отставку и корабли вернулись в Англию с грузом, после чего последовало столкновение с капитаном корабля. Корабль с чаем, направлявшийся в Нью-Йорк, был задержан из-за плохой погоды; к тому времени, как он прибыл, грузополучатели ушли в отставку, и корабль вернулся с грузом в Англию.

Как видим путем всяких гражданских протестов - оппозиционерам удалось сорвать саму по себе схему (и факт) реализации того самого чая, не вдаваясь в узкий вопрос о оплате налогов. Почти везде. Кроме Бостона. Ибо в Бостоне - торговлей английским чаем занимались сыновья губернатора Хатчинсона, а сам губернатор был полон решимости отстоять интересы семейного бизнеса. Тоже очень знакомая для нас ситуация, правда? В результате он убедил грузополучателей твердо стоять на своем. Губернатор Хатчинсон - стал тем человеком что держал гвоздь, пока премьер Норт его забивал в крышку гроба империи. Вот до чего доводит семейный бизнес около государства... 

В каждой колонии, кроме Массачусетса, протестующие могли заставить грузополучателей уйти в отставку или отправить корабль с чаем обратно в Англию. В Бостоне, однако, губернатор Хатчинсон был полон решимости стоять на своём. Он убедил грузополучателей чая, двое из которых были его сыновьями, не отступать.

Когда корабль «Дартмут» (англ. Dartmouth) прибыл с чаем в Бостонский порт в конце ноября, лидер вигов Сэмюэл Адамс призвал собрать массовый митинг, который состоится 29 ноября 1773 в зале Фаньюил (англ. Faneuil Hall). Приехали тысячи людей, их было так много, что перенесли митинг в Олд Саус Митинг Хаус (англ. Old South Meeting House). Британский закон потребовал разгрузить «Дартмут» и заплатить пошлины через 20 дней или должностные лица таможенных органов могли конфисковать груз. Митинг принял резолюцию, представленную Адамсом и основанную на похожем наборе резолюций, ранее обнародованных в Филадельфии, призывающую капитана корабля «Дартмут» отправить корабль обратно без уплаты ввозной пошлины. Между тем, собрание назначило 25 человек для присмотра за судном и не позволить чаю, в том числе и ряду ящиков с Дэвисона, Ньюмана и Ко (англ. Davison, Newman and Co.) из Лондона, быть разгруженными.

Губернатор Хатчинсон отказался дать разрешение «Дартмуту» уплыть без выплаты пошлины. Ещё два корабля с чаем: «Элеанор» (англ. Eleanor) и «Бивер» (англ. Beaver), прибыли в Бостонский порт (был ещё один корабль, который направлялся в Бостонский порт — «Уильям» (англ. William), но он попал в шторм и был разрушен до того, как доплыл до места назначения). 16 декабря — в последний день срока «Дартмута» — около 7000 человек собралось вокруг Олд Саус Митинг Хаус. После получения сообщения, что губернатор Хатчинсон снова не позволил кораблям отплыть, Адамс заявил, что «этот митинг не может дальше ничего сделать, чтобы спасти эту страну». Согласно известной истории, заявление Адамса было условным знаком для начала «чаепития». Однако это утверждение не появлялось в печати до почти столетия с этого события, в биографии Адамса, написанной его внуком, который, вероятно, неправильно интерпретировал данные. По словам очевидцев, люди не покидали митинг ещё в течение 10-15 минут после предполагаемого сигнала Адамса, но на самом деле, Адамс пытался заставить людей не расходиться, так как митинг ещё не был завершён.

Кстати прошу обратить внимание, у них протестные митинги УЖЕ происходили не на Майдане и не на морозе, а в общественных зданиях. Специально для того предназначенных. У них даже такие были, в 1773 году, ага. И никто их не прессовал ОМОНом. Зато губернатор - проявил весьма нам знакомую непокобелимость, принципиальность, и приверженность принципам правового государства. 

Пока Самюэл Адамс пытался восстановить порядок на митинге, люди высыпали из Олд Саус Митинг Хаус, чтобы подготовиться к действиям.

Они переоделись в костюмы индейцев племени Могавков (англ. Mohawk) и соответсвующим образом разрисовали свои лица. Маскировка лица была им, по-видимому, необходима в силу нелегальности их протеста, переодевание же в воинов-могавков было символичным выбором. Так же, как и использование гремучей змеи на флаге Гадсден (англ. Gadsden) и Белоголового орлана в качестве национального символа, это означало, что «Сыны Свободы» отождествляют себя с Америкой, несмотря на то, что были подданными Великобритании. Вместе с тем, колонисты как бы напоминали Великобритании, что в первую очередь именно они являются защитниками интересов колонизаторов в Северной Америке.

Тем вечером группа из 30-130 человек, включая Пола Ревира, забралась на три судна и за три часа сбросила в воду 342 ящика чая.

Точное расположение причала Гриффин (англ. Griffin's Wharf), т.е. отправной точки «чаепития», долго было неизвестно; согласно исследованиям, причал находился в конце улицы Хатчинсон (англ. Hutchinson street) (сегодня улица Перл).

Имеются свидетельства (об этом вам расскажут в Музее Старого Капитолия - англ. Old State House), что английские солдаты, бывшие в карауле на борту судов с грузом чая, хорошо понимали, что имеют дело не с индейцами, а с колонистами, - да и сами нападавшие понимали, что никто их не примет за настоящих индейцев.

Вполне типичные "массовые бепорядки", ага. Даже с маскировкой морд, и флагами, ну просто чистый Майдан, что бьет окна в КМДА или валяет Ленина на Бесарабке. И дальше было все привычно:

«Бостонское чаепитие» вызвало острый политический кризис. На Хатчинсона давили из Лондона с требованием в кратчайшие сроки разыскать и наказать «Сынов свободы». Если бы он разрешил проблемы с колонистами так, как это сделали другие губернаторы, суда покинули бы гавань без разгрузки, но без порчи товара. Лорд Норт заявил, что если колонисты не будут импортировать чай в течение 6 месяцев, налог будет отменён. В феврале 1775 года Британия издала Примирительное Решение, которое отменяет налоги для любой британской колонии, добросовестно защищающей Британскую Империю и содержащей её офицеров.

Между тем в Британии все политики, сочувствовавшие колониям, подвергались нападкам, а указанный закон сплотил вокруг себя всех, настроенных против интересов колоний. Премьер-министр лорд Норт заявил: «Независимо от того, чем всё кончится, мы должны рискнуть, иначе всё и так окончено». Британское правительство полагало, что такое деяние не должно оставаться ненаказанным, поэтому оно объявило Бостонский порт закрытым и ввело так называемые невыносимые законы.

В колониях Бенджамин Франклин заявил, что весь уничтоженный чай должен быть оплачен, все 70 000 фунтов. Роберт Муррей вместе с другими торговцами отправились к лорду Норту с предложением оплатить все расходы, но получили отказ. Однако многие колонисты были воодушевлены произошедшим, что подвигло их на такие действия, как сожжение судна «Пэгги Стюарт». «Бостонское чаепитие» стало одним из катализаторов Войны за независимость США. Это историческое событие в значительной степени укрепило волю народа тринадцати британских колоний на Североамериканском континенте к обретению независимости от Британской Короны.

Многие колонисты в знак солидарности отказывались от употребления чая, заменяя его «ароматной настойкой» (из листа малины) и другими травяными напитками, а также кофе. Тем не менее массовый отказ от чая не был долгосрочным.

«Бостонское чаепитие» осталось в истории прежде всего как символ борьбы с Британской колониальной администрацией.

То бишь Франклин - даже хотел заплатить. Но властям вожжа под хвост попала, что привело к продолжению (и даже усугублению) протестов, и по итогу - к континентальному конгрессу, и Декларации Независимости США. Ну и к войне по итогу. Видите какая простая, и понятная нам (как на сегодня) история? И как похожа она на нашу сегодняшнюю жизнь? Отож :) 

Вопрос лишь в том когда прозвучит та сакраментальная фраза, о том что «этот митинг не может дальше ничего сделать, чтобы спасти эту страну». Но самое смешное не в этом. А в том что сам Янукович эту фразу нам и надиктовывает упорно и усердно. Просто не оставляя никакого иного варианта резолюции. Наверное он что-то таки знает из истории вообще, и истории демократии в частности. Той самой демократии, которую он кстати присягал защищать. Самоотверженный он человек должен я вам заметить, этот Виктор Федорович Янукович.... 
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.