Американское издание Forbes об Украине

31 декабря 2013, 07:48
0
9

Экономист: Европа хочет, чтобы Украина стала одним из локомотивов ЕС, а не прицепным вагоном. Forbes: Пока Украина не станет ближе к Европе, следует избегать украинских активов.

Киевский мусорный бак. 

Лучший сценарий для Украины - это внеочередные выборы и немедленные политические реформы. 
Пока Украина не станет ближе к Европе или пока не установлено верховенство закона, розничным инвесторам, вероятно, разумно избегать украинских финансовых активов.

22 ноября этого года, украинский президент Виктор Янукович остановил работу над подписанием соглашения о финансовом сотрудничестве и поддержке с Европейским Союзом. С этого времени, международное внимание привлекли масштабные протесты в Киеве - столице Украины. 46 млн. человек в стране публично обсуждают положение своего правительства и его отношений с Россией и ЕС. 17 декабря было подписано соглашение между Украиной и Россией о предоставлении финансовой поддержки в форме российских размещений - 15 миллиардов долларов займа украинскому правительству и существенные скидки на российский природный газ. По сути, Украина решает, какую именно сферу влияния выбрать в ближайшем будущем, то есть "Матушку Россию" или отойти от времен Варшавского договора к европейскому влиянию на внутренние дела Украины. Здесь Европа подразумевает торговлю и идею жесткой экономии.

Такие своеобразные переговоры между Украиной и ЕС служили инструментом для того, чтобы справиться с проблемой государственного долга и общего экономического спада в Украине. Хотя соотношение долга к ВВП выглядят обоснованными, при этом отсутствует прирост ВВП, промышленного и корпоративного развития не существует, а заработная плата не успевает за ростом инфляции. В 3-ем квартале ВВП упал на 0,4%, в предыдущем квартале на 0,5%. Прогнозы прироста на следующий год - осторожные, в лучшем случае с диапазоном 1,0% до 2,0%.
Украина имеет в своем распоряжении очень ограниченные валютные резервы, и в настоящее время проходит третью рецессию за пять лет. Именно поэтому Fitch Ratings недавно понизила кредитоспособность в иностранной и национальной валюте до уровня B, то есть с негативным прогнозом. Глобальные инвесторы захлебнулись из-за того, что центральный банк показал напускную ликвидность: неустойчивые украинские облигации выглядели привлекательными на украинском фондовой бирже. С января 2009 по май 2011 года фондовый индекс Украинской ПФТС увеличился до 250%. Однако, Украина в настоящее время обязана оплатить $ 15 млрд суверенного долга в течение ближайших двух лет , которые будут слишком проблемными в связи с отсутствием новых внешних потоков ликвидности или пакета спасательных мер.

Заход россиян с их щедрой наличкой! До подписания российского соглашения, Украина обратилась за помощью в виде финансирования в ЕС , так же, как и европейские PIGS (Португалия, Ирландия, Греция и Испания). Однако, предложенные условия ЕС подразумевали жесткие условия погашения, напрямую связанные со структурной и экономической реформой при непосредственном участии МВФ. Все эти условия, казалось бы горькие таблетки лично для президента, его семьи и его политической партии, которая склонна к отношениям с Россией и где успешно внедряется общее «кумовство» между российской и украинской политической элитой.

Это привело к дефициту политической воли, а наука внедрения жестких мер как панацеи против финансовой бесхозяйственности еще не доказана. Очевидно, что Украина стремится избегать жестких условий и соглашение с Россией было проще.

Фоном бедствий Украины стала геополитика. Россия отчаянно стремится оказывать свое влияние в западном направлении. Потеря Украины в дальнейшем влиянии на ЕС, конечно же, ранит русскую гордость и будет рассматриваться Россией как нежелательная экономическая экспансия. Россия рассматривает западное вмешательство в географически близкие для нее страны бывшего Советского Союза, как вмешательство в их и свои дела. Именно поэтому Россия властно предложила Украине программу спасения в последнюю минуту.

Идея расширять НАТО на восток - это то, что не принимают русские, публично осуждая Запад и ЕС. Российские политики, кроме желания получить Украину как житницу Восточной Европы и отдыха на замечательных курортах, беспокоятся о том, что украинские протесты вызывают внутрироссийские волнения накануне Олимпиады в Сочи. Это показывает миру все более слабую популярность президента Путина у себя дома. Поэтому, предотвращение беспорядков в Украине становятся для России шаблоном междоусобных ссор и равноценно помощи бывшей союзной республике.

Пока инвестиционный рынок явно обременен рисками, Украина является идеальной иллюстрацией ситуации, где теоретические риски становятся фактическими. Пока украинский ВВП показывал стабильный рост, политический ландшафт Украины был более гостеприимным для более тесных отношений с Европой, и владение украинскими активами имело под собой более логичные причины. Это было особенно верно в отношении спекулятивных торгов, финансируемых завышенной ликвидностью центрального банка. Такие инвестиционные понятия с высокой прибылью, но "безопасным" рынком облигаций были серьезно подорваны общегосударственными резервами, и в случае с Украиной, интенсивно грязной внутренней политикой.

Украина является страной с огромным сельскохозяйственным потенциалом. Она имеет особый тип чернозема, который делает агробизнес эффективным и прибыльным при введении промышленных масштабов. Помимо земледелия и агробизнеса, Украина имеет огромный промышленный потенциал и часто рассматривается как "Польша в состоянии ожидания" для дальнейшего развития промышленно-производственных отношений. Несмотря на потенциал Украины, политическая атмосфера, которая включает в себя верховенство закона, верховенство корпоративной прозрачности и прозрачности предвыборной агитации, также должна измениться, если, конечно,  Украина желает привлечь больше управленцев инвестиционных рынков, и увеличить объемы прямых иностранных инвестиций. С начала года украинские акции упали почти на 10% и не поднимались до уровня последних пяти лет. Такой негативный результат указывает на нервозность инвесторов по поводу будущей нестабильности финансовых и реальных украинских активов.

Пока Украина не станет ближе к Европе или пока не установлено верховенство закона, розничные инвесторы, вероятно, будут разумно избегать украинских финансовых активов. Для крупных учреждений или хедж-фондов, возможно определенное оправдание по владению облигациями Украины в качестве будущего соглашения с ЕС. В определенной степени, ЕС требует от Украины "вести честную игру в песочнице» с Россией, поскольку страны ЕС достаточно нервозно получают огромное количество российского природного газа по украинским трубопроводам. Лучший сценарий для Украины - это внеочередные выборы (хотя вряд ли они состоятся), горящие политические реформы (также вряд ли) и реализация дружественных для ЕС бизнес и инвестиционных законов (возможно). Внешняя торговля - это то, что украинские политики начнут перенимать в ЕС гораздо раньше, чем начнут поиск консенсуса.

Макро инвесторы стремятся к долгосрочному влиянию в Восточной Европе, поэтому следует отметить, что привлекательность польских реальных активов зависит от экономической и политической среды Украины. Привлекательность польских реальных активов также зависит и от того, насколько польский злотый укрепил свои позиции. Кроме того, если инвестиционные менеджеры вынуждены вкладывать деньги в Украину, то первое, на что они должны обратить внимание при выборе - это высоко ликвидные и прозрачные активы, даже если они будут дорого оценены.
(С)
Джереми Хилл, обозреватель

Eastern Promises: Ukrainian Angst, Russian Influence And Market Reactions

Оригинал публикации: Forbes - USA


Сегодня, когда тысячи украинцев продолжают протестовать, требуя интеграции с Евросоюзом, стоит на мгновение остановиться и задуматься над тем, действительно ли Евросоюз способен оправдать ожидания протестующих. Я уже неоднократно писал о том, что, если украинские граждане хотят оказаться в Европе, они должны оказаться в Европе и что Россия не имеет права накладывать фактическое «вето» на решение Киева. Однако мне кажется, что высказывания, окружающие евроинтеграцию («цивилизованный выбор» и другие подобные фразы), достигли такого уровня, который решительно не способствует рациональному принятию решений. Когда десятки тысяч людей готовы стоять палаточным лагерем в мороз и противостоять полицейским дубинкам, думаю, я не ошибусь, если скажу, что они питают довольно большие надежды относительно того, к чему может привести выбранный ими курс. 


Болгария — по всеобщему мнению, самый бедный и коррумпированный член Евросоюза — может стать поучительным примером того, чего действительно стоит ожидать Украине, если ей когда-либо удастся добиться полной политической и экономической интеграции с Европой. В настоящее время в Болгарии царит полнейший хаос. Прошлой зимой там произошли ожесточенные столкновения у здания парламента, в ходе которых десятки людей получили ранения, а двое протестующих фактически себя подожгли. Недовольство народа стало причиной отставки старого правительства, однако новое правительство, хрупкая коалиция во главе с социалистами, оказалось замешанным в резонансном политическом скандале практически сразу после начала своей работы. В течение всего 2013 года протестующие продолжали выражать свое недовольство коррумпированностью и моральным разложением правительства, а также тем, что их требования выполняются слишком медленно. Нам остается только гадать, когда разрешится политический кризис в Болгарии и разрешится ли он вообще.


В болгарском обществе сейчас наблюдается подъем ксенофобии и экстремизма. Атаки экстремистов уже успели превратиться в удручающе привычное явление, и чаще всего они направлены против недавно прибывших в страну сирийских беженцев, которых ненавидят за то, что правительство вынуждено тратить на них государственную казну. И хотя в подобных ситуациях насилию не может быть никакого оправдания, мы не должны винить болгар в том, что в настоящий момент они не расположены заниматься благотворительностью: по данным Европейской комиссии, болгары тратят 85% своего семейного дохода на обеспечение базовых нужд, а 44% населения страны пережили «серьезное ухудшение материального положения» с 2011 года.


К несчастью, в ближайшее время ситуация на экономическом фронте вряд ли улучшится: ожидается, что в 2013 году рост ВВП составит только 0,5% (это гораздо более низкий показатель, чем у «стагнирующей» России), в то время как в 2014 и 2015 годах, согласно прогнозам, он должен составить 1,5% и 1,8% соответственно. Уровень безработицы, который в октябре 2013 года достиг уровня 13,2%, не просто пугающе высок: в течение последних нескольких лет он продолжает неуклонно расти (на момент окончания финансового кризиса он был ниже 10%).


Таким образом, в лице Болгарии мы имеем такого члена Евросоюза, где бедность стала весьма распространенным явлением, от рынка труда остались руины, где уровень ксенофобии продолжает расти, и где общественность испытывает отвращение и разочарование в связи с коррумпированностью политической системы и общественной жизни.


Нет никаких сомнений в том, что интеграция Болгарии в Евросоюзе не стала причиной ее политических, социальных и экономических проблем. Эти проблемы уходят своими корнями в историю страны и, в частности, в пагубное влияние десятилетий коммунистической диктатуры и командной экономики. Болгария могла бы вообще избегать каких-либо отношений с Европой, и при этом у нее все равно возникли бы гигантские проблемы с созданием демократического общества и институтов свободного рынка. Сами болгары считают, что вступление в Евросоюз в целом оказало положительное влияние на страну, и у меня нет причин с ними не соглашаться.

Однако, судя по последним новостям из страны, Европа не сделала практически ничего, чтобы найти конкретные решения множества проблем Болгарии. Брюссель может подтолкнуть страну в правильном направлении и обеспечить ценной технической поддержкой и экспертными знаниями, однако настоящий импульс к проведению реформ должен, в конечном счете, исходить от самой страны. В отсутствие общих целей у народа и политической элиты Евросоюз просто неспособен привести Болгарию к переменам.


Значит ли это, что Украина неизбежно обречена стать увеличенной версией Болгарии? Нет. Это совсем другая страна, с другими традициями, другими институтами и другими заинтересованными группами. Однако учитывая резкое политическое деление между востоком и западом страны, ее историю коррумпированности верхних эшелонов власти, плачевное состояние ее экономики и отсутствие консенсуса внутри ее элиты в вопросе о том, где место Украины и куда она должна двигаться, довольно несложно представить себе ситуацию, при которой Украина сблизится с Евросоюзом, но при этом все ее многочисленные проблемы сохранятся. Борьба с коррупцией за прозрачность — это очень важная, но при этом чрезвычайно сложная задача. И в силу обстоятельств импульс этой борьбы должен исходить изнутри страны, а Брюссель может взять на себя лишь второстепенную роль в решении ее проблем.


Мы должны помнить об опыте Болгарии не потому, что он доказывает бессмысленность вступления в Евросоюз, а потому, что он напоминает нам о том, чего именно «Европа» способна достичь в обществах с глубоко укоренившимися экономическими и политическими проблемами. Эти достижения вполне реальны, но они вовсе не ведут к мгновенному и окончательному разрыву с прошлым, о котором мечтают протестующие в Киеве.

(С)
Марк Адоманис, обозреватель

Bulgaria's Travails Should Be A Sobering Reminder to Ukrainians: The EU Doesn't Fix Everything

Оригинал публикации: Forbes - USA
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.