БРОШЕННЫЙ КАМЕНЬ БРОШЕННОГО НАРОДА

2 декабря 2013, 19:46
среднестатистический киевлянин
0
282

В глаза бросались маленькие, по пять–шесть человек, группы людей, которые были прекрасно экипированы. Обязательные рюкзаки, флаги Украины с крепкими древками...

Вчера меня не было с вами, но сегодня я уже в Киеве. Многих вчера на Банковой не было, как и меня, поэтому перепост статьи Юры Нестеренко, который там был и которому, по причине нашего давнего знакомства, я не верить не могу. Раз говорит, что так было, значит так и было...

02 декабря 2013

Юрий Нестеренко

БРОШЕННЫЙ КАМЕНЬ БРОШЕННОГО НАРОДА

 

Когда в субботу ехал на утреннюю тренировку и узнал об избиении этими, как их назвать-то…. Ругаться – нельзя, а вот печатного слова или сочетания таковых, при всем своем разнообразии полета мысли, даже подобрать не могу.

Но, больше всего, разозлило блеяние господина Пинзеника, который начал рассказывать какую-то чушь о том, что никто не ожидал такой развязки. Что за хрень?! Все, кто был на майдане в пятницу вечером, как один говорили о том, что что-то непременно должно случится.

Пане Виктор, вы финансист, а, выходит, человек который понимает, что такое – глубокий анализ ситуации в коротком и долгом периоде. Теперь, ради всего святого, ответьте мне, а в вашей ударной партии аналитики, которые на основе собранных данных или полученных из достоверных источников, могут смоделировать ситуацию или спрогнозировать развитие таковой имеются?

Неужели вам было настолько наплевать на тех молодых ребят, которые мало что понимают в том дерьме, куда ткнулись, ведомые святой идеей, остались один на один с теми, кому похер кого мочить, что в сортире, что на площади. Неужели вы не могли сказать своим собратьям по депутатским ксивам: «Эй, а кто прикроет пацанов с девченками?» Ни Кличко, ни Яценюку, ни Тягныбоку подобной мысли в голову не пришло.

Вот тогда я и принял решение, прийти в воскресенье утром не в парк Шевченко, не на Майдан, а на Банковую. Именно на Банковую, поскольку, потусовавшись на выходе с эскалатора станции метро Арсенальной, где толстые тетеньки в очках с толстыми стеклами на толстых носах, и толстыми пачками кэша, раздавали таковой и скрупулезно отмечали в толстых тетрадках толстыми ручками в толстых и потных ладошках, кто и сколько получает. При этом выкрики «Мишенька (Дениска, Игорек, Васенька) ты всех своих привел? Мне не будет стыдно?», говорили о том, что они знакомы давно и и сотрудничество обоюдовыгодно. Возле памятника тусовались ребята спортивной наружности. С некоторыми тренируюсь.

Оттуда я и узнал, что будет «терка на Банковой» собирают проверенных. Эй, оппозиция, а что такое разведка, которая, как известно, докладывает точно, у вас есть? Есть сеть тех, кто соберет, оценит и проанализирует ситуацию, предоставив четкий прогноз действий и алгоритм противодействий.

Придя на Банковую утром, сразу стало ясно, кто есть who! Большинство тех, кто подтягивался сами не понимали, зачем идут на Банковую. Для них приход под Администрацию Президента был, с одной стороны попыткой донести свое политическое мнение до гаранта, а с другой – политический экстрим. Было смешно, когда ребята закрывали глаза шарфами и страшно, когда ты понимал, что в их рюкзаках спрятаны кирпичи, дубинки, цепи и прочая хрень, которая тянула сразу на несколько статей УК Украины. Подходя к ним и спрашивая, зачем они это принесли, они краснели и мямлили нечто непонятное. Они руководствовались не разумом, а чувствами. Они соглашались с тем, что против организованной силы силовиков они станут теми беззащитными жертвами, которые будут сметены и растоптаны по асфальту.

Вторые, это те, кого принято называть офисным планктоном. Они выделялись «яблочными девайсами», камерами для съемки экстрима, шлемами от сноубордов, натянутыми на теплые шапки, очки для сноуборда, некоторые приматывали изоляционной лентой или скотчем пустые пластиковые бутылки на плечи, руки и ноги. Были люди постарше, которые пришли стоять за идею, а также те, кто готов был дать настоящий отпор, если начнется побоище.

Но в глаза бросались маленькие, по пять–шесть человек, группы людей, которые были прекрасно экипированы. Обязательные рюкзаки, флаги Украины с крепкими древками. Они были экипированы для работы в зоне, где мог бы быть слезоточивый газ и возможное столкновение.

Подходили все больше и больше людей. К полудню стало понятно, что толпу никто не контролируют. Толпа превращалась в оружие, которое может убить саму себя.

И тут вырисовывается первая ошибка оппозиции. Они не прислали никого из всеми узнаваемых лидеров или ораторов, которые могли бы разъяснить толпе, что происходит. Приходилось вычислять потенциально опасных в своей недальновидности и юношеском максимализме группы ребят, предлагая им просто стоять, кричать и митинговать, но не лезть голыми пятками на шашки. Кто-то понимал, и уносили всю свою оружейную хрень. Кто-то иронично усмехался, прямо в глаза заявляя, что, дескать, дяденька, чего вы нас учите. Но, забегая вперед, и те, и другие, при первом шухере так ломанулись на Институтскую, что сами себя чуть не затоптали.

Вторая ошибка оппозиции была в том, что не было прислано каких-либо координаторов, которые могли бы руководить митингом, который в случае агрессии моментально превращался в паникующую толпу. Конечно же, пиарится на Майдане, выкрикивая лозунки в стиле «не убий» хорошо. Но в двухстах метрах от изливания своей харизмы на Майдан, ситуация, практически, не контролировалась.

Когда начался угон погрузчика, несколько человек обращались к милиции, с просьбой прекратить то, что уже становилось преступлением, грозя превратиться в начало агрессии. Но те мальчишки, которые входили в оцепление, сами чуть ли не срались от страха, а звонки на 102 или по телефонам Печерского и Шевченковского отделов ничего не давали. Если ты и дозванивался, начиная объяснять, что происходит, трубка бросалась или связь прерывалась. Также были провальными попытки вразумить агрессоров. Кому они принадлежали, не могу сказать. Слышал что одни от Корчинского, вторые от «Свободы», но кто был кем, на лбу написано не было.

Когда пошла конкретная агрессия, с бросанием камней, фаеров, взрыв-пакетов, таран погрузчиком и прочая идиотская игра, стало понятно, чем это все закончится. Для многих атакующих было непонятно, что в первых шеренгах стоят солдаты срочники внутренних войск. Это было видно по экипировке и их поведению. Они выполняли приказ и при этом не были готовы к тому, чтобы противостоять агрессии. По сравнению с «Беркутом» их можно было назвать предметами ограждения из армейского анекдота, в котором «поставьте шлагбаум или толкового майора». Но настоящие неприятности были уже на за горами.

Еще одной ошибкой, стал помпезный приезд Порошенко. Мне трудно понять действия человека, который решил, что он имеет авторитет в толпе и может ей руководить. Результат, не заставил себя ждать. Взгромоздившись на погрузчик, он был низвергнут, рассказывая потом, как его атаковали, а его охранника подрезали.

А Порошенко никто не сказал, что рыба гниет с головы, но чистят ее с хвоста. Ему не донесли его мудрые технологи о том, что сначала идет работа с хвостом митингующих, которые легче всего поддаются убеждению, и которые воспринимают слова знакомого им человека, словам которого можно поверить. Именно оттесняя толпу слой за слоем, вы отрезаете мирных митингующих от передового агрессивного отряда, который, в конце концов, остается один на один и четко обозначаем. Почему надо было переться с гордо поднятой головой в пекло, которое невозможно было контролировать? Это ли самоуверенность, или идиотизм!

Но теперь о том, что начало происходить, когда «отряд агрессии» стал неуправляем окончательно. Ответ был более, чем адекватным. Пошла атака слезоточивым газом. И тут началась настоящая хрень. Одни орут – присесть, поскольку, газ пройдет над головами. Это правда. Однако, большинство кинулось в панике назад от линии атаки. Слава Богу, что удалось уйти от растоптанных тел и все закончилось хорошо. Буквально приходилось поднимать людей, заставляя их передвигаться, согнувшись, спасаясь от газа и создавая свободную площадь от тех, кто продолжал отходить, спасаясь от газовых атак. Некоторых приходилось буквально вытаскивать из очага поражения. Самое страшное, что файера и взрыв-пакеты бросались так, что много из них разрывались под ногами. Мне не повезло дважды. Слава Богу, что сильных травм не получил. Первых пару атак хватило, чтобы основная масса откатилась, поубавив свой пыл.

Большинство из собравшихся, осознав, что здесь в игрушки не играют, стали относиться серьезнее и уже внимательно слушать то, что им объясняют.

Приходилось переходить от группы к группе и отвечать на вопросы, инструктировать и объяснять, что необходимо желать, чтобы не стать жертвой и оставаться в живых. Постепенно удалось одних напугать, а вторых убедить отойти на Майдан. Но, вместе с тем, постоянно приходилось пикетироваться с теми, кто провоцировал людей на продвижение вперед. К часам четырем, когда начал темнеть, агрессоры стали более наглыми, а сзади начали подходить крепкие ребята, которые снова начали подначивать собравшихся лезть на рожон. И снова одних приходилось сдерживать, а вторых посылать куда подальше. И тут снова пришла в голову мысль, если бы тут были лидеры оппозиции, все бы было куда легче, а ситуация была бы более контролируемой.

Но, слава Богу, что удалось большинству людей все же объяснить, чем это может закончиться и рассредоточить их по Институтской в направлении Майдана. Остальные решили поиграть в героев-самоубийц. Мы оставались там до последнего, когда пошла атака «Беркута», а потом отвели людей к Городецкого и к Майдану и сами ретировались вниз.

Остается подвести итог. Призывая собраться в одном месте, руководителям оппозиции следует понимать, что народ будет собираться там, где он хочет и его контролировать очень сложно. Поэтому, прежде, чем бросать клич и лозунги, следует понимать, что может произойти и чем это может закончиться.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.