Ирина Фарион, как зеркало украинского национализма

27 ноября 2013, 15:21
Журналист
0
168
Ирина Фарион, как зеркало украинского национализма

Почему «пламенные» националисты служили КПСС

Автор: Аксёненко Сергей Иванович

 

 

Почему «пламенные» националисты служили КПСС

(Ирина Фарион, как зеркало украинского национализма)

 

Часть 1. Коммунистка, националистка или просто карьеристка?

 

После того, как выяснилось, что самая знаменитая украинская националистка Ирина Фарион, оказалась бывшим членом Коммунистической партии Советского Союза, разгорелся крупный скандал. Давайте для начала рассмотрим моральную сторону вопроса.

Пария «Свобода» всегда заявляла о себе, как об идеологической организации. Но всё оказалось далеко не так. Подтверждений этому много, но особенно показателен пример яростной националистки Ирины Фарион.

Интересно было наблюдать развитие ситуации связанной с «коммунистическим» прошлым этой дамы. Когда появилась информация, что до того, как стать яростной националисткой, при советской власти, Фарион была яростной коммунисткой, она всё это отрицала. Ирина Фарион публично заявляла, что информация о её коммунистическом прошлом, является результатом деятельности «свободоненависників з медведчуківсько-промосковських та антинаціоналістичних сайтів». Слово «свободоненавистники» здесь надо понимать по отношению к названию партии.

Это некрасиво, хотя бы потому, что «нашкодивший» член партии пытается свою личную ответственность переложить на всех. Вот цитата, более рельефно отражающая вышесказанное. Эти слова Ирина Фарион произнесла, когда отвечала на вопрос была ли она в Компартии или нет. «Кажу вам, плебеї і лакеї, московські прихвосні, регіональні найманці, від кіпіянських до монтянсько-шельмо-мокрицьких - Ні... Це лиш ще одна безсила, тому така нікчемна боротьба з націоналістичною "Свободою", що є єдиною загрозою у сучасному політикумі на шляху знищення україноцентричних цінностей та убивчої світової глобалізації... Щиро вдячна вам, плебеї, що навіть таким способом надихаєте на боротьбу і водночас викриваєте свою вихолощену і зігнилу сутність. "Свобода" ж натомість тріюмфально крокуватиме країною разом із мільйонами наших однодухів...».

В этих словах, если убрать отсюда шелуху свойственных Фарион, как и другим националистам ругательств, чувствуется беспомощность. Видно, что человек хочет свою личную ответственность сделать коллективной ответственностью всей партии. И в этом она не так уж и не права. Там почти все такие, за исключением тех, кому «посчастливилось» родиться и вырасти уже после падения СССР, и кому не пришлось поэтому «задрав штаны бежать за комсомолом», или выклянчивать у начальства партбилеты КПСС ради успешной карьеры. Тех кто сидел в советских тюрьмах в «Свободе» мало. Большинство националистов процветали при Советской власти, будучи «пламенными ленинцами», процветают они и и сейчас, став не менее «пламенными бандеровцами». Просто «пламенность» советских времён переродилась у них в ярость. Всё же коммунистическая власть была на порядок добрее и человечнее националистической.

Вернёмся к Фарион. Лидер «Свободы», Олег Тягнибок подвергся массированной критике от поклонников Фарион, в том, что он её не защищает от нападок. Это было видно из интернет-публикаций в то время, когда Фарион категорически отрицала своё членство в КПСС. Хотя любому здравомыслящему человеку было ясно, что не защищает, потому, что прекрасно осведомлён как о компартийном прошлом конкретной Фарион, так и многих тысяч других фарионов, из числа украинских националистов. Такие уж они люди – эти националисты.

 

Часть 2. Как поэт Осип Мандельштам стал «борцом против сталинизма».

 

Когда я был депутатом украинского парламента в середине 1990-х, мне довелось познакомиться с тогдашними кумирами украинских националистов – Вячеславом Черноволом и Левком Лукьяненко. Особенно близко познакомился с Лукьяненко, который был моим заместителем в следственной комиссии Верховной Рады. Неоднократно слушал рассказы Левка Григорьевича о том, как он сидел в камере смертников, как боролся с Советской властью. Потом выяснилось, что Черновол и Лукьяненко не всегда были убеждёнными антисоветчиками. В молодости один был комсомольским, другой партийным работником. Я раньше не знал этого и был сильно удивлён тем, что корифеи тогдашнего национализма оказались бывшими коммунистами и комсомольцами. Если ты не веришь в идеалы партии, зачем поступал? Я, лично, при Советской власти не был членом КПСС и вовсе не потому, что не разделял её идей. Просто в институте, где я учился, в армии где служил, видел, как в партию стремились карьеристы, не хотелось быть вместе с ними. В нашей студенческой компании не любили карьеристов и один мой товарищ, чтоб и с нами остаться и карьеру сделать, предлагал мне вступить в Компартию вдвоём. Я ему сказал, что коль он хочет пусть вступает сам. Потом он последовательно был членом РУХа, «Нашей Украины», «Удара», в общем тех партий, где можно было сделать карьеру. И он в конце-концов сделал её – при Ющенко стал руководителем государственной администрации одного из районов в сельской местности, потом вошёл в руководящее звено одной из областей Украины.

Тем более в 1980-е не разделял я горбачёвской войны с прошлым. Хотя я не исключаю, что позже и вступил бы в партию при Советской власти. Немало было и тогда в ней честных, порядочных людей. И уж совсем нельзя было не вступить, когда партия оказалась в беде, когда её запретили. Тогда из неё, как крысы с тонущего корабля, сбежали бесчисленные карьеристы – все эти фарионы, кравчуки, кучмы. Тогда в ней остались те, кто вступал из идейных соображений, а не ради карьеры.

 

Ситуацию с Лукьяненко и Черноволом, хотелось бы продемонстрировать на примере поэта Осипа Мандельштама, чьей биографией я занимался в своё время досконально. Этот поэт был буквально обласкан Советской властью, получил от неё пенсию в 41 год, как писали «за заслуги в русской литературе», регулярно печатался, получая громадные гонорары, купил шикарную квартиру в Москве, лично знал многих руководителей страны, включая Бухарина, Дзержинского и Ежова, вместе с ними отдыхал на правительственных дачах. Такое привилегированное положение, настолько вскружило Осипу Эмильевичу голову что он решил включится в подпольную антисоветскую борьбу. Как показали дальнейшие события никаким борцом он не был и включился в борьбу, ради того, чтобы «получить адреналин», как принято сейчас выражаться.  Внести, если так можно выразиться, остроту в свою жизнь. Он написал антисталинское стихотворение «Мы живём, под собою не чуя страны…» и читал его разным людям, практически насильно, забывая, что у них из-за этого могли быть неприятности. Тогда хватало и реальных антисоветских заговоров, поэтому невольных слушателей Мандельштама, могли бы по ошибке причислить к одному из таких. И вот, когда поэта арестовали, он сразу же выдал всех тех кому читал своё стихотворение, назвав их поимённо. Наказали его тогда не строго, всего лишь высылкой из Москвы, но поэту и этого хватило, чтобы понять, что политическая борьба не для него и он до конца жизни славил Сталина в своих стихах, как бы пытаясь загладить вину, за единственное антисталинское стихотворение, которое он написал из озорства.

Впрочем, это не помогло. Через какое-то время поэта снова арестовали и ему дали пять лет лагерей. Но этот арест был следствием разборок уже в писательской среде. Во время своего процветания, Мандельштам вёл себя вызывающе, вплоть до того, что позволял себе раздавать пощёчины классикам литературы. Когда главный покровитель поэта Николай Бухарин был всемогущим, Осипу Эмильевичу всё сходило с рук. Но после падения Н.И. Бухарина враги, которых успел нажит Мандельштам воспользовались этим и отмстили. В общем типичная житейская ситуация в среде творческой интеллигенции. Хотя срок ему дали по тем временам маленький, но на беду, поэт не дожил до освобождения. Он умер в больнице пересыльного лагеря от паралича сердца. Этого хватило, чтобы посмертно из Осипа Мандельштама создали образ былинного богатыря, стойкого борца со сталинизмом, хотя на деле никакой борьбы, кроме написанного по глупости стихотворения не было.

 

 

 

Часть 3. Как Герой Украины Дмытро Павлычко расправился с Героем Украины Иваном Дзюбой.

 

То же произошло и с украинским литературоведом Иваном Дзюбой, бывшим комсоргом Сталинского пединститута. В 1960-х он написал книгу «Интернационализм или русификация». Эта книга вполне отвечала политике проводимой тогда руководством Компартии. Это было во время очередной волны украинизации, спущенной сверху. А таких волн было немало в истории Советской Украины. Большинство современных украинских националистов не читали книгу Дзюбы. Они слышали о ней из истории и думают, что это нечто героическое, нечто антикоммунистическое. В отличие от националистов, я прочёл эту книгу и скажу, что редко можно найти произведение столь сильно восхваляющее В.И. Ленина, как  «Интернационализм или русификация». Книга Дзюбы буквально набита цитатами из сочинений Вождя.

А дальше произошло недоразумение. Книга Дзюбы появилась в печати за рубежом раньше, чем  в СССР. Заграничные националисты стали пользоваться в своей деятельности цитатами из «Интернационализма или русификации». Разгорелся скандал, чем не замедлили воспользоваться враги Ивана Михайловича из числа украинской творческой интеллигенции. А надо сказать, что атмосфера среди украинской творческой интеллигенции была куда более склочной, чем среди российской, о которой говорилось выше.

В русском языке даже появилось особое слово для обозначения представителей украинской творческой интеллигенции националистического направления. Это слово «мытэць». В русский оно просочилось из украинского. Точного перевода нет. А приблизительно переводится, как художник, творец. Но в украинском есть и слово «художник» и слово «творець». Поэтому «мытэць» это не совсем художник и совсем не творец. На русском языке это слово сейчас обозначает деятеля украинского националистического искусства, литературы, искусствоведения, литературоведения и смежных дисциплин, отличающегося серостью и бездарностью, провинциальностью мышления, склочным вздорным нравом, склонностью к интриганству и крайним национализмом. Недаром, многие украинские деятели литературы и искусства предпочитали работать в Москве – там свободы было больше.

В общем, через несколько лет после выхода книги, «мытци» из числа противников Дзюбы добились того, что ему дали 5 лет лишения свободы.

Как выдумаете, кто организовывал расправу над И.М. Дзюбой в Союзе писателей Украины? Это нынешний «пламенный бандеровец», Дмытро Павлычко. Правда в то время он, был ещё «пламенным ленинцем». Вот, что сказал Дмитрий Васильевич, во время судилища над Иваном Михайловичем. Цитирую по протоколу.

«Я думаю, що Іван Дзюба повинен задуматися над тим фактом, ніби хтось нам дав вказівку виключити його із Спілки письменників. Нічого подібного мені не відомо. Іван Дзюба дуже добре знає, що й до чого. Він сам ходить на слідство. Знає коло людей і коло ідей заарештованих. Приїхав якийсь недобитий бандерівець Ярослав Добош і почав збирати матеріали "самвидаву". Треба було подумати, кому і навіщо це потрібно. Іван Дзюба не подумав над цим як слід. Свого часу я багато і дуже боляче говорив із Дзюбою. Я щиро хотів привернути його до нас і робив усе, що міг, але переконати його, як бачу, не зміг... Як я розумію Івана Дзюбу, суб’єктивно він не хоче допомагати ворогам. Але, хотів він того чи не хотів, опинився в такому становищі, що його праця й ім’я використовуються проти нас. Треба уважно й тверезо вдивитися в обличчя людей, які вас (звертається до І. Дзюби) оточують. Чиї це діти, чого вони хочуть? Про що вони дбають? Я бачив фільм про відкриття пам’ятника Т. Шевченкові у Вашинґтоні. 12 попів і священиків у рясах виперлися наперед і заступили собою увесь натовп людей (і прогресивних, і вороже настроєних). На чиї гроші цей пам’ятник було зроблено і відкрито? Це було вельми промовисте видовище... Можливо, і, навіть, напевне, що Іван Дзюба безпосередньо не брав участі в передачі "самвидаву" та інших акціях. Але його книга "Інтернаціоналізм чи русифікація?" опинилась на озброєнні наших ворогів. Ми самі дуже добре розуміємо, що наше життя не ідеальне, що є ще нам усім над чим добре попрацювати, щоб його вдосконалювати, але не такими засобами. Хоч якою великою була амбіція, І. Дзюбі слід було відмежовуватися від неї. Ті Стецьки вже здихали без харчу, а ви дали їм поживу, дали їм добру їжу і вони знову оклигали…».

Как видите, Павлычко в то время считал бандеровцев своими недобитыми врагами. Недаром он так пренебрежительно во множественном числе произнёс фамилию тогдашнего лидера бандеровцев, Ярослава Стецько, мужа Ярославы Стецько, которая вернувшись из-за границы стала незадолго до своей смерти депутатом украинского парламента.

Если вы сравните сегодняшнюю риторику Павлычко, с той, что в протоколе 1970-х, вы сможете иметь примерное представление о риторике Ирины Фарион в 1980-х. Она в то время не была такой знаменитой, как Павлычко, поэтому протоколов её выступлений на компартийных собраниях я пока не нашёл в открытой печати. Хотя возможно их отыщут в архивах будущие исследователи.

Что касается Дзюбы, то он покаялся, из пяти лет отсидел полтора, был помилован Советской властью, а в 1980-м году даже восстановлен в Союзе писателей.

 

Если вернуться к Вячеславу Черноволу и Левку Лукьяненко, то понятно, что и они не стремились в лагеря – так распорядилась судьба. Но в отличие от Дзюбы, пути назад для них не было, обвинения были серьёзнее, особенно у Лукьяненко. Оставалось выбирать, либо прозябание, либо самореализация в диссидентском движении, которое тогда имело серьёзное финансирование, свою иерархию, установившиеся традиции.

Другое дело, что после падения Советской власти, те люди, которые её обслуживали и сами перекрасились в диссиденты. Такое впечатление, что у этих людей одна цель в жизни – сытость. Они были сытыми при Советской власти, они остались сытыми после её падения, поэтому и процветают бывшие трубадуры КПСС, типа Яворивского или Павлычко.

А бывают вообще уникальные кадры, такие как Василий Кук. Он стал главнокомандующим УПА после гибели Шухевича. Попал в плен в 1954 году, предал своих единомышленников и написал им письмо с призывом сдаваться и переходить на сторону Советской власти. Уже в 1960-м освобождён! В 1961-м стал старшим научным сотрудником Центрального государственного исторического архива, позже – Института Истории Академии наук. Получил от советской власти квартиру в столице Украины! В 1964-м, уже будучи научным работником (!), Кук закончил Киевский университет и аспирантуру. Напомню – в то время научная работа по престижности уступала разве что партийной. Хотя Кук всё же променял её на должность снабженца. Тоже очень престижная работа в то время! При этом Кук продемонстрировал поразительную приспособляемость. Он благоденствовал при бандеровцах – дорос до главкома их войска. Благоденствовал и при коммунистах – отсидел 6 лет, в то время, когда рядовые бандеровцы – гораздо больше, а выйдя из заключения, жил в СССР припеваючи, в то время, как его бывшие подчинённые влачили жалкое существование. Да и в постсоветской Украине Василий Степанович нашёл себе место под солнцем. Кук спекулировал тем, что он последний главнокомандующий УПА, в то время когда власти стали восхвалять УПА. О своём предательстве этой самой УПА, её бывший главком предпочитал не вспоминать. Вот такие они – "герои" националистов! Нет у них жертвенности, в отличие от настоящих героев. Есть лишь стремление к достатку и сытости.

 

Поэтому ничего удивительного в том, что Фарион вступала в Компартию нет. Когда её припёрли к стенке, она так и заявила, что вступила туда ради карьеры. Таким объяснением были ошарашены даже её поклонники, когда писали на разных националистических сайтах, что раз коммунисткой стала ради карьеры, то и националисткой тоже ради карьеры. Тем более что, настоящую карьеру она сделала именно в «Свободе» – стала депутатом парламента. А когда открылись документы о том, как при Советской власти Фарион популяризировала русский язык ради карьеры, её же поклонники стали писать, что теперь, ради карьеры, она защищает украинский, а поменяется ситуация, вновь станет самозабвенно обслуживать «Старшего брата».

Но с другой стороны, что ей было делать, как не признаться? Вначале Ирина Фарион, яростно отрицала, что была в КПСС, то есть публично врала всей Украине, в том числе своим избирателям. Потом сторонники Фарион, наверное не без её участия, начали атаку на лидера «Свободы» Олега Тягнибока, обвиняя его в том, что он не защищает свою коллегу по партии. Тому пришлось её защищать в интернете, но от такой кислой «защиты», стало ясно, что Фарион была в КПСС.

А тут ещё загнанная в угол женщина «сморозила» что-то совсем несуразное, когда назвала себя орлицей, а тех кто хотел знать правду о её прошлом – гиенами. А правду, между прочим хотели узнать прежде сего её избиратели, которые отдали ей голоса, считая её пламенной националисткой, поэтому именно их она назвала гиенам, что бы ни заявляла потом. Хотя по выражению лица Фарион, было ясно, что орлицу и гиен, она придумала не от хорошей жизни, что она просто не знает, как выбраться из той пучины лжи в которую она сама себя завела. На следующий день Ирина Фарион ещё более усугубила ситуацию, сказав, что вступила в «лайно», ради карьеры. Когда она вступала КПСС там состояли и многие нынешние националисты, которые вскоре покинули партию. То есть «лайном» она невольно назвала себя и себе подобных. Из этих промахов можно составить много юмористических материалов, написав фельетон, од названием типа «Как орлица вступила в лайно, и что из этого вышло» или «Как орлице пришлось исповедоваться перед гиенами», но над словесными «перлами» Фарион, сейчас только ленивый не смеётся, поэтому оставим «орлицу» в покое и поговорим об идеологии.

 

 

Часть 4. Бессмысленная люстрация.

 

Начнём с того, что Советскую власть националисты называют оккупационной. Значит те, кто прислуживал ей являются «пособниками оккупантов». Понятно, что на самом деле Советская власть была единственной народной властью за всю историю Украины, но ведь мы сейчас говорим о логике националистов. Не стыдно им иметь «пособницу оккупантов» в своей фракции?

Ну а теперь перейдём к любимой теме «свободовцев» – к люстрации. Именно при помощи люстрации они надеялись «очистить»Украину от «пособников». Когда лидеру «Свободы» пришлось затронуть эту тему в связи с делом Фарион, он стал похож на бухгалтера и крючкотворца, впав в такой буквализм, поясняя что он под словом «люстрация» имел не то, что большинство националистов, а только часть этого и что именно в эту часть случай с Фарион не попадает. Олег Тягнибок не понимает насколько смешон такой буквализм для пламенного и бескомпромиссного националиста, каким он себя выставляет.

Готовя этот материал, я впервые прочёл законопроект Тягнибока о люстрации  и понял, что он бестолковый именно исходя из тех задач, которые ставили перед ним националисты, ибо направлен против стрелочников. Националисты говорят, что использовали опыт других стран, но именно поэтому они попали впросак. Может быть в некоторых других социалистических странах правящая партия и была более менее отделена от государственных структур, лишь направляя их деятельность. Хотя и там не было полного разделения, но тем не менее во многих других соцстранах,  включая Северную Корею, кроме правящей, были и другие партии. Об этом мало кто знает, но это так. В СССР партийные, государственные и хозяйственные структуры были тесно переплетены между собой.

И карьера какого-нибудь работника, например, сельского хозяйства могла быть такой. Начинал он трактористом, потом учился, становился агрономом. Если хорошо трудился, то с хозяйственной мог перейти на партийную работу – стать парторгом совхоза. Если и тут смог хорошо зарекомендовать себя – шёл на повышение, становился директором совхоза, то есть снова возвращался на хозяйственную работу. Потом мог перейти на государственную службу – назначался председателем райисполкома. Если и тут хорошо работал, мог стать руководителем своего района – первым секретарём райкома партии, то есть возвращался на партийную работу. Дальше он мог стать начальником сельхозуправления облисполкома, а значит снова переходил на государственную работу уже в масштабах области. Потом мог дорасти до заведующего сельхозотделом обкома партии и так далее, вплоть до министра и секретаря ЦК КПУ.

Надо сказать, что кроме партийных, советских (то есть государственных) и хозяйственных работников в негласную номенклатуру водили и представители других отраслей, например, писатели. А также церковные иерархи. Не смог бы Филарет стать митрополитом Киевским и Галицким, не будь на то согласия КГБ. В Советском Союзе не было декларировано разделения властей. В СССР признавалась единая власть – власть народа.

Этот пример я привёл для тех читателей, кому не посчастливилось жить в таком прекрасном государстве, как СССР, где простой тракторист мог дорасти до министра. А теперь прочтите отрывок из законопроекта о люстрации.

«Стаття 5. Особи, щодо яких застосовується тимчасова заборона обіймати посади в об'єктах люстрації. Під тимчасову заборону обіймати посади в об'єктах люстрації підпадають особи, які до 01.01.1992 року працювали на керівних посадах в Комуністичній партії Радянського Союзу, КДБ СРСР, або свідомо (в т. ч. таємно) співпрацювали з органами державної безпеки СРСР, або брали участь у переслідуваннях громадян СРСР, зокрема: працювали на керівних посадах Комуністичної партії Радянського Союзу від рівня районного комітету і вище, членом бюро (президії) цих комітетів, членом ЦК КПРС; працювали на посаді секретаря партійного комітету КПРС на підприємстві, установі, в організації...».

Я не стал приводить статью полностью – далее идёт о запретах для сотрудников  КГБ, МВД и т.д. Желающие могут найти полный текст на сайте «Свободы». А теперь подумайте, разве логично вводить ограничения при приёме на работу для тракториста, Героя Социалистического Труда, которого за его доблестный труд избрали членом ЦК КПУ, причём будучи членом ЦК он продолжал работать трактористом; но не вводить ограничений для его начальника – директора совхоза? Разве логично, вводить запрет для парторга колхоза, но не вводить для прокурора района, если он не успел стать членом бюро райкома. Тогда была единая система и прокурор Приморского района Одессы, Юрий Кармазин, требующий сейчас запрета Компартии, и начальник управления Украинского республиканского банка Агропромбанка СССР, Виктор Ющенко, ставший после развала СССР пещерным антикоммунистом, были такой же частью этой системы, как и занимавший гораздо более низкую должность парторг совхоза.

Поэтому проект закона о люстрации просто бессмыслен с точки зрения именно тех задач, которые этот закон якобы должен решить. При помощи такой люстрации невозможно отстранить от активной политической жизни советских функционеров. Поэтому разработанный «Свободой» законопроект просто пиар-ход и ничего больше.

Позволю себе ещё одну цитату из этого законопроекта. «Стаття 4. Суб'єкти люстрації. До суб'єктів люстрації належать: Президент України; народні депутати України, депутати Автономної республіки Крим, депутати місцевих рад...».  

Итак, Олег Тягнибок популярно разъяснил нам, что с юридической точки зрения, народный депутат Украины Ирина Фарион, не подлежит люстрации. Но законопроект этот не стал законом, значит мы не можем говорить о формальной стороне вопроса, а можем лишь о моральной. Много места в законопроекте уделено выявлению лиц скрывших своё сотрудничество с органами. Но ведь Ирина Фарион, не только скрывала своё сотрудничество с органом, который стоял тогда над всеми другими органами – с КПСС. Она ещё и врала, что этого не было. Судя по всему, говорит неправду и теперь, когда утверждает, что вышла из КПСС. Таких документов не обнаружено. Не исключено, что она лжёт и когда говорит о том, что не сотрудничала с КГБ. А ведь в законопроекте о люстрации есть и такой перл. Цитирую из статьи 9. «За наполяганням не менше, як третини складу органу люстрації або за бажанням суб'єкта люстрації може бути застосований детектор брехні. Результати перевірки свідчень суб'єкта люстрації на детекторі брехні долучаються до його персональної справи».

То есть лгунов«свободовцы» даже детектором лжи собираются выявлять. В то время, как в их собственных  рядах оказалась такая лгунья, что не побоялась публично лгать всем гражданам Украины, в том числе и националистам. Разве это нормально? А сколько в законопроекте сказано о необходимости открыть советские архивы! Но ведь именно сторонники Фарион, не допускали открыть архив, где хранилось её дело, пришлось открывать его через суд. А будь у «Свободы» побольше власти, смогли бы уничтожить дело, и Фарион до сих пор бы клялась, что не была в КПСС, обвиняя тех, кто говорит о ней правду в клевете. И как после этого «Свобода» может призывать к люстрации? Как после этого можно смотреть в глаза своим избирателям?

 

 

 

Часть 5. Как во Львове в конце перестройки боялись сине-жёлтого флага.

 

Примечательную статью в защиту Ирины Фарион написал известный журналист Виталий Портников. Хотя он её так написал, что лучше бы и не писал. Суть его защиты можно коротко передать словами, что они там все такие. В смысле, большинство нынешних украинских националистов все такие нестойкие и двуличные, как Ирина Фарион. Вот, как Портников описывает свою поездку во Львов в качестве журналиста в сентябре 1988 года.

«Мне поручили взять интервью у уважаемого представителя украинской культуры - только не диссидента, а человека, официально признанного - который бы сам сказал о сине-жёлтом флаге в ответ на мой вопрос. В Киеве, само собой, желающих не было. Я поехал во Львов - но и там никого не нашлось. Только один уважаемый писатель, классик, будущий пламенный борец за украинскую государственность, согласился сказать про национальную символику - только не про сине-желтую, а про малиновую и согласился с возможностью использования на "каких-то фестивалях" малинового стяга казачества. Ладно - решил я - пусть будет хоть малиновый - но накануне публикации текста писатель позвонил главному редактору и потребовал изменить заголовок интервью на "Истинный флаг истории". Так у нас ничего и не вышло…».

Вот так во Львове (!) относились к сине-жёлтому флагу в конце 1988 года! Ясно, что если бы московские правители сами не развалили СССР, никакой независимой Украины не было бы. Кучка диссидентов была реально бессильной тогда, бессильна она и сейчас. Правда сейчас они вроде бы в почёте, но тех немногих кто боролся за независимость быстренько отстранили от реальной политики многочисленные фарионы – бывшие члены КПСС, агенты КГБ, пламенные глашатаи Коммунизма, славившие прелести дружбы со «Старшим братом», стукачи и сексоты. Эти фарионы вытеснили бывших диссидентов не только из официальной политики – из парламента и местных советов, но даже из националистического движения. Как только оно стало приносить какие-то материальные дивиденды туда устремились те, кто раньше пытался поживиться при помощи партбилета КПСС.

 

 

Часть 6. Являются ли подлинными фотографии и кинохроника голодомора?

 

А теперь мы переходим к очень болезненному вопросу. К вопросу о голоде 1930-х, который националисты назвали особым словом – голодомор. Голод – это великая трагедия нашего народа, поэтому очень кощунственными выглядят политические спекуляции на эту тему, когда эту катастрофу объявляют геноцидом направленным исключительно против украинцев. Когда пытаются вбить клин между украинским и русским народом, забывая о том, что от голода пострадали не только украинцы, но и русские, казахи и люди многих других национальностей.

Особо нелепыми являются обвинения в том, что голод был следствием коллективизации, хотя он начался уже после её завершения, что голод был устроен Советской властью. Те, кто утверждает такое забывают, а может просто не знают, что страшный голод был и на Западной Украины, которая тогда не входила в состав СССР, а была под властью капиталистических Польши, Румынии, Чехословакии. Об этом в то время писали газеты западных стран. Но эти публикации тогда не привлекли внимания широкой общественности, так как происходило это во время великой депрессии – мирового кризиса. Таким образом, голод 1930-х был частью всепланетного катаклизма. Причём в США в это время от голода погибло гораздо больше людей, чем в Украине.

Хочется обратить внимание и на другое. Каждая годовщина голодомора используется для решения текущих политических проблем. Вместо того, чтобы почтить память погибших, устраиваются политические шоу с элементами подлога. Когда фотографии сделанные во время великой депрессии в США, выдаются за фотографии из Украины, когда транслируют воспоминания бабушек, родившихся гораздо позже.

После того, как написал предыдущий абзац решил поискать в интернете подлинные фотографии голода 1930-х. Зашёл на украинскую Википедию. Статья о голодоморе написана в крайне антироссийском и антисоветском духе. Поэтому можно не сомневаться, что авторы постарались проиллюстрировать эту статью по максимуму. Но приведённые в ней фотографии выглядят крайне сомнительно.

Вряд ли стоит комментировать фотографии со сбора урожая, фото элеватора, или комсомольца охраняющего сарай. К теме они относятся лишь косвенно. Ими уместнее проиллюстрировать трудовые будни советских колхозников. Уже одно это – обилие фотографий не относящихся к теме, настораживает. Википедия – международный проект и если в ней использовать фото времён американской депрессии, то рано или поздно выйдет скандал.

Рассмотрим фото, которое вроде бы иллюстрирует гибель людей. На нём изображён дощатый забор, вдоль которого буднично идут две женщины. Возле забора лежат два человека, возле одного из них, явно живого, сидит ещё одна женщина. Подпись под фотографией: «Жертвы голода на улицах Харькова. 1933 год». А теперь давайте вспомним, что нам сообщают украинские историки о голоде. Все они, включая крайних националистов, заявляют, что голод охватил сельскую местность, что сёла были оцеплены, и людей не пускали в города, так как города снабжались продовольствием, что горожане даже не знали о голоде в селе. Надо сказать, что неправдой здесь является только утверждение об оцепленных сёлах. Нехватка продовольствия на селе ощущалась сильнее, чем в городе.

Неужели вы верите, что в советских городах в 1930-х валялись трупы на дорогах и горожане так привыкли к ним, что практически не озирались? Понятно, что такого быть не могло. А теперь давайте вспомним, что Харьков был русским городом. Большинство его населения и тогда и сейчас русскоязычные. Значит, приведя эту фотографию националисты сами уличили себя во лжи. Ведь они утверждают, что голодомор был геноцидом именно украинцев, а их фотодокументы, свидетельствуют, что мёртвые лежали именно на улицах городов, населённых преимущественно русскими. Могут возразить, что покойники – это жители сёл добредшие до Харькова из последних сил и умершие при входе в вожделённый город. Но тогда прохожие не проходили бы мимо так буднично. Смерть человека на улице города всегда шокирует. Привыкают к смертям, когда их много. Забегая вперёд скажем, что у автора этого фото ещё много таких – трупы лежат по всему Харькову.

А теперь давайте вспомним, что Харьков в  то время был столицей Украины, что Украина была крупнейшей после России республикой Союза. Неужели вы думаете, что если бы трупы умерших лежали по всей столице Украины, граждане СССР не знали бы о голоде? Не знал бы и весь мир? Неужели вы всерьёз верите, что Сталин бы допустил, чтобы мёртвыми был усеян третий по значению, после Москвы и Ленинграда, город СССР, имеющий прямое железнодорожное сообщение с Москвой? Когда сотни тысяч людей регулярно перемещались из Москвы в Харьков и обратно. Добавим, что в то время Харьков был городом открытым для иностранцев. Для получения волюты правительство СССР активно завлекало иностранных туристов в открытые для их посещения города. Привлекали также иностранных специалистов. Неужели вы думаете, что Сталин позволил бы иностранцам свободно фотографировать трупы умерших от голода, а весь мир не знал бы об этом голоде? Не слишком ли много противоречий? Не проще ли передположить, что никаких противоречий нет и фотографии постановочные? То есть сфальсифицированные. Понятно, что такое предположение очень болезненно для украинских националистов. Когда было выявлено, что под видом фотографий голодомора на выставках демонстрируются фото снятые в Поволжье в 1920-е или в США в 1930-е, те фотографии о которых мы говорим сейчас, являются последим документальными фото голодомора. Других практически нет.

 

Поэтому давайте установим источник фотографий. Вот, что можно найти по ссылке Википедии. Фотографии из коллекции кардинала Теодора Инницера. Их сделал инженер А. Винербергер. Фотодокументы предоставлены профессором Василием Марочко.

Теперь отправляемся в поиск по цепочке. Это сейчас не сложно, благодаря появлению интернета. Для начала узнаем кто же такой кардинал Инницер? Оказывается это ординарий украинцев католиков в Австрии, который в 1933 году публично поддержал государственный переворот и способствовал установлению австрофашизма. Думаю, не стоит уточнять, что кардинал был настроен антисоветски. Хорошо это или плохо – другой вопрос, но политическая ангажированность не способствует беспристрастному выяснению истины. А теперь вспомним, что публикации о голодоморе на Украине появились в нацистской Германии. Об этих материалах в 1935 году американская газета «Нью-Йорк таймс» писала: «В германской и австрийской прессе развязана голодоморная пропаганда о несчастных жертвах Советского голода. … некоторые фотографии были сделаны раньше в 1921 году во время голода на Волге. Это излюбленный приём антибольшевистской пропаганды». Можно ли верить в непредвзятость такого человека, как кардинал Инницер? Вряд ли. Но дело не в только в нём.

Автором фото назван некий инженер Александр Винербергер. На официальном веб-портале Государственной архивной службы Украины приведено 23 фотографии этого автора. Это большинство фотографий голодомора. Они идут первыми. Ниже на веб-странице, где должны быть фотографии голода, в основном представлены кадры советских колхозных будней, показывающие как хорошо жилось колхозникам в СССР – там просто изобилие хлеба. Видать авторы портала понимали, что фотографий голодомора очень мало и три десятка иллюстраций обличающих СССР, дополнили сотней фотографий, прославляющих Советский Союз. Возможно авторы портала рассчитывали, что мало кто посмотрит всё до конца. А может делали это для того чтобы просто отчитаться перед начальством.

Надо добавить, что обличающие фотографии взяты из антисоветских журналов, начиная с 1980-х, поэтому не могут быть объективными. Только фото А. Винербергера не из журналов. И что же мы видим на этих фотографиях? Много кадров показывают мёртвых лежащих на улицах Харькова. На большинстве из них прохожие безучастно идут мимо, кое-где останавливаются и смотрят на лежачего.

По теории вероятности можно предположить, что один человек из множества иностранцев, посещавших Харьков сфотографировал покойника на улице. Но когда этому иностранцу попадается масса таких покойников, а всем другим ни одного, понятно, что фото Винербергера либо поддельные, либо постановочные, возможно не все они сделаны в Харькове, а за границей. Скорей всего А. Винербергер выполнял заказ кардинала Инницера, который именно в это время занимался вопросами связанными с голодом на той территории Украины, которая входила в состав СССР и остро нуждался в документах. Очень вероятно, что Винербергер работал за деньги, не задумываясь о дальнейшей судьбе фотографий. Иначе не привёз бы кардиналу так много фотографий, изготовленных довольно небрежно. Любая серьёзная проверка выявила бы то, что фотографии постановочные.

Удивительно, что никто не задаётся вопросом – почему все фото о голодоморе снял один человек? Вот ещё описание некоторых работ этого инженера.

Сфотографирован дом с выбитыми окнами, за которым виднеются другие дома. Подпись внизу гласит, что это вымершее село. Можем ли мы верить в то что это так, человеку который является автором многих сомнительных фотографий? Конечно нет. Любой человек и сегодня может сделать немало подобных фото.

Ещё на одной фотографии изображена перекопанная земля. Надпись гласит, что это место массового захоронения. Можете вы представить, что в 1933-м иностранца специально возили по местам массовых захоронений и позволяли их беспрепятственно фотографировать? Конечно такого быть не могло. Есть ещё подобное фото. Там за перекопанной землёй виднеется кладбище. Причём фотография сделана так, чтобы зритель совместил кладбищенские кресты и свежевырытый грунт. Но именно добротные кресты свидетельствуют, что это не массовое захоронение, что людей здесь хоронили много лет.

Есть фотография изображающая играющих детей, а написано, что это голодающие дети в поисках пищи.

Кстати, на украинской Википедии приведены две фотографии жертв голодомора. Вторая тоже принадлежит А. Винербергеру.

 

Теперь перейдём к третьему источнику фотографий. К профессору Василию Марочко. Это историк специализирующейся на теме голодомора, автор сотни публикаций. А знаете тему кандидатской диссертации этого историка, которую он защитил в СССР в 1985-м? Тема – «Становление советского образа жизни в колхозном селе Украины (1929-1937 гг)». Как вы думаете, осуждал ли автор этой диссертации политику Советской власти на селе? Нет конечно. Иначе он бы просто не защитил диссертацию.

С другой стороны, выступления той же Ирины Фарион, идут во вред самим националистам. Жители Восточной и Южной Украины рассказывают, что после её хамских выступлений в этих регионах те жители, которые имели лёгкую симпатию к национализму, разочаровывались, считали себя оскорблёнными. А из истории мы знаем, что даже Бандера использовал особую тактику при работе с жителями Восточной Украины, он приказал смягчать националистическую риторику, чтобы не отпугнуть их. То есть Фарион, объективно работает против националистов. Точно так же, как и Марочко, предоставивший весьма сомнительные фотодокументы голодомора. С другой стороны, что ему оставалось делать? Те фото, которые предоставлялись раньше, оказались фальшивыми. Не знаю, как в США, но жителей России возмутил тот факт, что ярые русофобы, украинские националисты используют фотографии русской трагедии 1921-1922 годов, для продвижения своей антирусской идеи голодомора, как геноцида направленного исключительно против украинцев.

 

То, что говорилось о фото, в гораздо большей степени касается видео. Нам, жителям эпохи доступных компьютерных видеокамер, надо помнить, что в 1930-е кинокамера была практически недоступной для большинства людей. Если проще, то в СССР в 1930-е кинохронику могло снимать только государство через свои структуры. А если иностранцы – то только с разрешения этого государства и под неусыпным контролем компетентных товарищей.

На украинских телеканалах во время каждой годовщины голода 1930-х, стало уже традицией демонстрировать кинохронику с худыми детьми и голодающими бессильно лежащими на дорогах. В связи с этим, мне хочется спросить людей, которые транслируют эти кинокадры – неужели вы и вправду верите, что это было снято во время голода в СССР в 1933-м? А может вы сознательно обманываете телезрителей? Но не слишком ли это кощунственно, когда дело касается такой трагедии? Я не хочу вас обвинять в таком кощунстве. Но вы же сами твердите, что голод в Советском Союзе не афишировался. Откуда же такое обилие кинокадров, когда практически нет даже достоверных фотоматериалов? А ведь фотоаппарат в то время был на два порядка доступнее кинокамеры. Как уже говорилось выше, все кинокамеры тогда контролировались государством. А кинокадры, которые вы показываете сняты явно не из под полы. Такое впечатление, что их снимала миссия спасающая людей от голода. Причём делалось это с согласия власти. Я догадываюсь откуда эта хроника, но здесь писать не буду об этом. Надо провести определённую работу и сверить несколько источников. На это сейчас нет времени. Ясно одно – эти кинокадры не имеют никакого отношения к голоду 1930-х в Украине.

 

 

Часть 7. Почему Советская власть проводила политику украинизации?

 

Вернёмся к главной теме. Хотел один абзац написать о голоде 1930-х, но когда начал работать с украинской Википедией, то понял, что фотографии там сомнительные, пошёл по ссылке на сайт Государственной архивной Службы Украины – оказалось, что в украинских архивах практически нет бесспорных фотографий голода 1930-х. Пришлось написать об этом.

Украинские националисты говорят, что власть при помощи голода хотела истребить украинцев. Зададим резонный вопрос – зачем? Рабочих рук в стране тогда не хватало, зачем истреблять работников снабжавших страну хлебом? Неужели руководители СССР были похожи на самоубийц? Нет конечно. И они доказали это.

Националисты говорят, что украинцев хотели истребить, потому, что власти опасались этого народа. На самом деле украинцы не представляли никакой опасности для Советской власти. И аргументы в пользу этого читатель легко найдёт выше. Почитайте, что пишет Портников. Его-то никак нельзя назвать просоветским журналистом. В 1988 году уже в Москве активно разворачивалась открытая антиправительственная деятельность. Ельцин выступил раньше – ещё в 1987-м. А во Львове боялись даже упоминать о сине-жёлтом флаге!

Почитайте, что говорил Павлычко вовремя судилища над Дзюбой.

Вспомните, как в разгар перестройки (!) Фарион вступала в КПСС и пропагандировала русский язык. Неужели непонятно, что если бы московские политики во главе с Горбачёвым не развалили СССР, то Львов бы мирно жил под Красным флагом, а все фарионы, павлычки, яворивские, кравчуки, оставались бы «пламенными ленинцами» и со всех телеэкранов вещали бы нам о прелестях дружбы со «Старшим братом», о грядущей победе Коммунизма?!

Ну зачем советским правителям истреблять таких послушных людей? Какую опасность они для них представляют?

Наоборот. Власти СССР тогда проводили политику украинизации (которую до войны называли коренизацией), порой насильственную, насаждая украинский там, где его отродясь не было. И смешно слышать, когда националисты объясняют причину украинизации, тем, что мол Советская власть боялась украинцев и вынуждена была идти им на уступки. Причём авторы этого тезиса, все как один признают, что Советская власть была более могущественная, чем Царская. И Царская власть почему-то не боялась издавать разнообразные Валуевские циркуляры и Эмские указы. А Советская якобы боялась.

Неужели не ясно, что причина здесь в другом? С одной стороны, Советская власть была искренней в своей национальной политике, ибо большевики всегда выступали за право наций на самоопределение, защищали национальные меньшинства. С другой стороны – никакой угрозы для себя власть в украинцах не видела. И была права в этом.

Великая Отечественная война показала, что большинство украинцев, за исключением горстки отщепенцев, сохранили верность Советской власти, мужественно боролись с фашистами.

Что касается националистов, то большая их часть сосредоточена в Западной Украины. Во время голода 1930-х, Западная Украина не входила в СССР. А после того, как вошла подарила правителям СССР Кравчука, Павлычко и Фарион. Которые выразили полную готовность служить правительству СССР – и служили бы, если бы Советский Союз не развалили из Москвы.

 

Сергей Аксёненко 

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.