Опасные шаги Лукашенко

15 марта 2011, 16:14
Сопредседатель-основатель Беларусской консервативной партии "Белая Русь" (БКП "Белая Русь")
0
663

«По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?» (Матф.7:16).

ОПАСНЫЕ ШАГИ ЛУКАШЕНКО, ИЛИ О ЧЕМ МОЧИТ ОСВЯЩЕННАЯ «НОВКА»

Одной из древнейших форм культуры является религия, в различных её формах сопровождающая человечество на всём его историческом пути. Христианство является второй по времени возникновения религией. После буддизма, оно возникло в 1 веке нашей эры в Римской империи, затем распространилось по всему миру. Христианство делится на три направления: католицизм, Православие и протестантизм.

Мы рассмотрим две основные вероисповедальные формы христианства: Православие и католицизм, их истории и точки соприкосновения, причины многовекового противостояния и современные реалии их взаимодействия.

Православие исторически сформировалось как восточная ветвь христианства, распространившись главным образом в странах Восточной Европы, Ближнего Востока, на Балканах. Название «Православие» (от греческого слова «ортодоксия») впервые встречается у христианских писателей II века. Богословские основы Православия сформировались в Византии, где оно было господствующей религией в IV-XI веках. Не имея единого центра, церковная власть была сосредоточена в руках четырех патриархов. По мере распада Византийской империи, каждый из них возглавил самостоятельную (автокефальную) Православную Церковь. Русская Православная Церковь долгое время зависела от Константинопольской (Византийской) и только в 1448 году обрела автокефалию. С 1589 года в списке поместных Православных Церквей ей отвели почётное пятое место, которое она занимает и ныне.

Начало утверждения Православия на Руси в качестве государственной религии, было положено Киевским князем Владимиром Святославовичем. По его указанию, в 988 году, Византийское духовенство окрестило жителей столицы древнерусского государства.

Православие отдает земную власть Империи, православному Царю. Католицизм, в отличие от Православия, является силой антигосударственной и антиимперской. Ибо католицизм- сам есть империя, наследование в которой, в силу безбрачия, происходит особым образом. Всякий римо-католик, вне зависимости от рождения и национальности, становится подданным этой империи.

Вопрос о католическом прозелитизме на канонической территории Русской Православной Церкви, является одним из серьезных препятствий к установлению близких отношений между двумя Церквами. Католическая сторона сегодня полностью отрицает само понятие прозелитизма. Ватикан методично заявляет о своем праве проповедовать Евангелие среди неверующих, некрещеных людей, приводя в качестве довода саму "миссионерскую природу Церкви", которая должна, как заявил о. Бернардо Антонини в газете российских католиков "Свет Евангелия",- "проповедовать там, где это только возможно".

Однако католическое духовенство сегодня приезжают с проповедью не в Индию, не в Китай или Японию, а именно в Россию- в страну с тысячелетней православной культурой, где Евангелие давно проповедано и проповедуется сегодня Православной Церковью. «Все рушится, основы расшатались, мир захлестнули волны беззаконья: кровавый ширится прилив и топит стыдливости священные обряды. У добрых сила правоты иссякла, а злые будто бы остервенились» Уильям Батлер Йитс

Еще патриарх англосаксонской исторической мысли А. Тойнби признал, что Россия чужда Западу не из-за ее мнимого экспансионизма или, как не устает повторять сегодня З.Бжезинский, "неистребимых внешнеполитических амбиций", а из-за "своей упрямой приверженности чуждой Византийской цивилизации восточно-православного христианства". Уже в современное время, глава российских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич, в интервью итальянской газете "Аввенире" 18 марта 2002 года пошел в своих умозаключениях еще дальше, заявив о том, что причина беспокойства Русской Церкви кроется в ином: в опасении, что пастырская деятельность римо-католиков "может опустошить православные церкви".

Кардинал Вальтер Каспер, глава Папского совета по содействию христианскому единству, и вовсе не постеснялся в высказываниях изданию "Чивильта каттолика" 16 марта 2001ода: "Русская Православная Церковь чувствует собственную пастырскую и евангельскую слабость и, таким образом, боится католического присутствия, которое в основном более эффективно на пастырском уровне, хотя оно меньше в численном отношении". Россия и славянство, как писал с горечью И.Ильин, остается для Ватикана все той же "полуварварской "пустотой", которую надо евангелизировать или обратить в католичество, "колонизовать" и цивилизовать; в случае нужды, ее можно и должно использовать… для своих... целей и интриг; а, впрочем, - ее необходимо всячески ослаблять".

З.Бжезинский в книге "Великая шахматная доска" называет Россию "черной дырой", и на каждой странице намекающий на культурную неполноценность русских и православных славян перед западными народами. Мотив антихристианства и варварства православных славян звучал еще в письме Бернарду Клервосскому, вдохновителю первого крестового похода. В 1146-1148 годах его побуждал к крестовому походу против "русских варваров" епископ Краковский Матфей.

Пожеланиям епископа Матфея суждено было осуществиться лишь через 800 лет. Сегодня Запад расширяет свое влияние на территории исторического государства Российского. А любое противодействие этому "цивилизующему" под "миссией Латинской Церкви" крестовому походу, подкрепленному политическими устремлениями НАТО на Восток,- вызывает с его стороны упреки. Как видно, ничего не изменилось в имперских амбициях католицизма и в век "общечеловеческих ценностей".

Современники признают, что сам Запад- становится все более секулярным и атеистическим. Одинокие голоса, в лице таких мыслителей, как германский философ Гюнтер Рормозер, прямо взывают к сообществу о гибели христианской культуры и дехристианизации Запада, как о главной причине моральной и политической деградации Европы как субъекта мировой истории.

В современной ФРГ, к примеру, оригинальной и относительно свежей тенденцией становится обращение немцев, особенно молодых поколений, к таким в этих широтах экзотическим вероисповеданиям, как индуизм (около 1 миллиона последователей), буддизм (около 250 тысяч приверженцев), бхагванизм и сикхизм (по 5 тысяч новообращенных). Число номинальных прихожан сократилось за 1990- 2002 годы у евангелистов: с 30 до 26 миллионов, у католиков: с 28 до 26 миллионов. Итак, - на 8 миллионов! Примерно четверть западных и до двух третьих восточных немцев никогда, в том числе и в праздничные дни или по семейным торжествам, не заглядывают в храмы! Даже в рождественские праздники, так плотно связанные со специфической немецкой традицией бытового 'уютного' уклада, богослужения не посещают свыше трети 'весси' и больше половины 'осси'.

Значительная часть населения (до половины!), особенно жителей крупных городов, отказываются от венчания и крестин. Даже в семьях, числящихся за католической церковью, доля крещения новорожденных в 2003 году была на треть ниже, чем всего десятилетием ранее. Неуклонное сжатие общин, снижение посещаемости служб, налоговая реформа конца 90-х годов, понизившая, в том числе и ставки церковного налога и иные обстоятельства, поставили церкви в ситуацию, по словам ее иерархов,- близкую кризисной. В значительных размерах приходится из-за сокращения паствы и нехватки средств на ремонт и поддержание церквей, просто их закрывать, сдавать в аренду, а то и сносить.

Социальные исследования говорят, что из существующих в ФРГ 35 тысяч церквей,- одна треть может быть продана без ущерба для отправления богослужения. Современная действительность заставляет церковь гоняться за спонсорами ('фандрайзинг'), развивать собственный бизнес (отели, туристические бюро), заниматься мелочной торговлей (майки с картинками, сувениры), сдавать церковные помещения для вызывающе светских мероприятий (например, демонстрации мод).

Церковная бюрократия срочно осваивает методы современного маркетинга и подхода к своим последователям как к клиентам, чьим пожеланиям, подчас, плохо сочетающимся с благочестием и церемониалом, следует идти навстречу. В основе резкого ослабления влияния католической церкви на современное общество на ее исконных территориях лежит, прежде всего, прогрессирующая, далеко зашедшая и необратимая секуляризация массового сознания. 

Особо тяжкие для католической церкви последствия имела ее позиция по вопросам брака (его нерасторжимости) и сексуальной морали. Папская энциклика 1968 года с осуждением контрацепции, все в той же Германии,- и вовсе дискредитировала ее, не найдя поддержки в современном обществе. Опросы показывали, что более половины бундесбюргеров протестантского и 43% прихожан католического вероисповедания- не приняли аргументацию клира. Церкви все труднее преодолевать даже чисто лексико-стилистический барьер между вероучением и мироощущением, понятийными представлениями современных поколений. Их официальные пастырские послания, повседневные проповеди о божественном предначертании, благости, набожности, все сужающейся общественностью воспринимаются с трудом.

Еще несколько лет назад католический журнал по вопросам культуры горестно констатировал, что по большому счету язык церкви и язык современного общественного сознания 'противостоят друг другу, разделено и враждебно'. Принимая во внимания суровую действительность истинного положения католицизма в современном мире, напрашивается закономерный вопрос: отчего же эта пастырская деятельность не имеет должного успеха на канонической территории самой католической церкви- на Западе!?

Почему католицизм так нетерпимо рвется на территории исконно Православной Церкви, сопровождая свое рвение на протяжении многовековой истории, кровью, интригами и другими антирелигиозными и антигуманными деяниями!?

Православие по отношению к католицизму самодостаточно, католицизм по отношению к Православию- нет. Поэтому современное учение либерального католицизма о церквах-сестрах, в смысле их равенства и возможности "взаимообщения",- неверно в корне. Будущие отношения между Православием и католицизмом стоят сегодня в центре внимания. Но существуют параллельно и взаимоотношения Российского государства с Римо- католицизмом как мирской организацией, "царством от мира сего". Причем, отношения с государством Ватикан,- есть только часть этого второго, широкого спектра.

Почему приходится эти отношения разделять? Дело здесь не в самоопределении Российского государства, а в самом католицизме. Католицизм- от греческого слова katholikos- всеобщий (позже- вселенский)- западная разновидность христианства.

Его истоки кроются в небольшой римской христианской общине, первым епископом которой, по преданию, был апостол Петр. Начало разделения христианской церкви на католическую и Православную было положено соперничеством между римскими папами и константинопольскими патриархами за главенство в христианском мире. Около 867 года произошел разрыв между папой Николаем I и константинопольским патриархом Фотием.

Стержнем всей последующей деятельности западной церкви стало стремление объединить христиан под властью римского епископа (папы). Как вероучение и церковная организация, католицизм окончательно сформировался в 1054 году. Его история развития- долгий процесс, растянувшийся на века. Было в нем место и высоким стремлениям (миссионерство, просвещение), и стремлениям добиться светской и даже мировой власти, и место кровавой инквизиции. Утверждению и распространению католицизма на Западе способствовало католическое монашество.

Но не только эти силы использовали в борьбе за главенство в мире высшее духовенство католического мира. Для завоевательных традиций латинского Запада характерны не только истребление или сгон с земель, но и принудительное окатоличивание населения, перевод его на латинскую письменность.

Но самое пагубно- варварское деяние кроется в ином: в принудительном изменении духовной жизни завоеванных народностей. На фоне евроцентричной концепции мировой истории и введение этих народов в цивилизацию, это приводило к их исчезновению с лица Европы.

«По плодам их узнаете их.

Собирают ли с терновника виноград,

или с репейника смоквы?»

(Матф.7:16).

В 1054 году произошел окончательный разрыв канонического общения между Константинопольским Патриархом и папой Римским.

Еще при святой равноапостольной княгине Ольге, Рим посылал своих миссионеров на Русь. Посольство от Папы прибыло и в Корсунь, где великий князь Владимир до крещения ожидал приезда византийской царевны Анны. Для насаждения латинства на Руси и отложения Святополкова удела от державы святого Владимира, Рим пытался использовать и женитьбу Святополка Окаянного, убийцу русских первомучеников и страстотерпцев святых князей Бориса и Глеба, на дочери Болеслава Смелого.

С предложением о "соединении" с Римом обращался и папа Климент III, а папа Иннокентий III писал князьям и народу в 1207 году, что он "не может подавить в себе отеческих чувств к ним и зовет их к себе". Оставшиеся без ответа "отеческие чувства" воплотились в мощном военном давлении на западные рубежи Руси. Папство, сосредоточившее в XIII столетии в своих руках и духовную и светскую власть, благословляло и направляло оружие датчан, венгров, католических орденов, шведов, немцев на исконно православные земли. Папа повелел в 1237 году архиепископу Упсалы возвестить крестовый поход против русских "схизматиков" и язычников - финнов, который закончился в 1240 и 1242 годах победами святого благоверного князя Александра Невского на Неве и на Чудском озере.

Г.Вернадский отмечал, что монголо-татары истощали Русь материально, но не трогали ее духовную жизнь. В отличие от агрессивно-миссионерского Запада, Восточные завоеватели несли "рабство телу, но не душе".

Поэтому-то святой благоверный великий князь Александр Невский и избрал Восток предметом дипломатических усилий. А русский меч обратил против шведов и немцев, сделав выбор, по суждению историков, сравнимый по значимости с выбором веры при святом равноапостольном великом князе Владимире.

Противоположную стратегию Даниила Романовича Галицкого постигла иная судьба. Он верил в сочувствие западных христиан и пытался заручиться помощью Запада перед монголами. Плачевный исход деятельности Галицкого князя очевиден- это захват, в конечном счете, Литвой и Польшей Галича и юго-западной Руси.

Латинская Европа всегда сопровождала свое участие в жизни православного народа искусительством. "Как сатана-соблазнитель, говорила она одряхлевшей Византии: "Видишь царство сие, пади и поклонись мне и все будет твое",- образно писал Н.Данилевский. - Ввиду грозы Магомета собирала она Флорентийский собор и соглашалась протянуть руку помощи погибающему не иначе, как под условием... отречения от Православия".

Латинский Запад всегда стремился поглотить поствизантийское пространство, залогом чего было отделение Малороссии от Великороссии. Католицизм немедленно возник как политический и идеологический субъект на территории исторической России и после распада СССР, стремясь осуществить вековую мечту Ватикана и Речи Посполитой - духовное, а затем и физическое овладение Киевом. Отрыв Киева от Москвы и окатоличивание восточного славянства были вековыми стремлениями Ватикана и Запада:

"О, мои Русины! Через вас-то надеюсь я достигнуть Востока..." - взывал к галичанам папа Урбан VIII в начале XVII столетия вскоре после принятии Украиной Брестской Унии 1596 года. Уни, положившей начало зарождению украинского сепаратизма. История унии- это жестокое наступление католицизма на православие, это экспроприация, насилие и убийства, продолжавшиеся три века, сначала поляками, затем Австрией.

С Первой мировой войны начат во главе с униатами массовый антирусский и антиправославный террор. В одном из концлагерей в Талергофе (Австрия) было уничтожено более 60 тысяч православных. Еще около 80 тысяч, было убито после первого отступления русской армии. В том числе, были истреблены около 300 священников, заподозренных в симпатиях к Православию и России.

Униатство, как форпост католицизма на "постсоветском пространстве, объявляет себя единственной воинствующей "крестоносной" церковью "украинского возрождения. Цель: сокрушение общерусского мировоззрения малороссов. Последовавшее отречение Украины от общеправославной судьбы, позволяет обосновать историческую логику ее развития. Развития не только отдельного от России, но ориентированного стратегически и духовно на Запад. Антиправославные силы из-за рубежа, немедленно направили свои субсидии Украине. Католические фонды «Кirche in Not» оплачивают и возведение униатских церквей. Русская Православная Церковь после 1991года оставалась единственной структурой, соединяющей в духовной сфере бывшую единую общность.

В заслугу католичеству немецкий философ права начала ХХ века, католик К.Шмитт, считавший русских "отпавшими от европейской традиции варварами", вменяет католицизму в неоспоримую заслугу даже неразборчивость политических средств, прославляя ее как "политический универсализм"! Однако, тезис "цель оправдывает средства" избирает лишь тот, кто стремится к земному господству, а не к тому, чтобы быть "столпом и утверждением истины", иначе не сказано было бы в Нагорной проповеди: "Блаженны изгнанные правды ради".

Католическая церковь, как пишет с гордостью К.Шмитт, стала "тактическим союзником социализма, который рядовые католики считали исчадьем ада". Бенедиктинец Х.Бауэр в 1930 году умилялся: "Большевизм умерщвляет священников, оскверняет храмы и святыни, разрушает монастыри". "Не в этом ли... религиозная миссия безрелигиозного большевизма, что он обрекает на исчезновение носителей схизматической мысли?" Православная Церковь испытала это умиление еще в самом начале гонений на нее. Основатель Зарубежной Русской Православной Церкви митрополит Антоний (Храповицкий), в своем заявлении от 10 июня 1922 года говорил о точных сведениях, что папа Римский «не только вступил в соглашение с христопродавцами большевиками, но старается использовать гонения на Русскую Православную Церковь и ее главу,- в корыстных целях воинствующего католицизма!»

«За каждым историческим процессом стоят

конкретные личности. Имеют они имена и в нынешних событиях.

Но все чаще, их труднее увидеть и тем более, официально объявить.

Примеров тому, предостаточно»

Автор

06 августа 2010 года, с благословения Димитрия, Архиепископа Витебского и Оршанского на Витебском предприятии, входящим в состав государственного концерна «Белгоспищепром», был начат выпуск освященной продукции.

Данная акция не носила рекламного характера, но внимание мировой общественности привлекла по иным причинам. У истоков начинания стоял малоизвестный широкому кругу начальник сектора внешнеэкономической деятельности, впоследствии выдвинувший свою кандидатуру в стартовавших выборах Президента страны 2010 года.

Примечательно, что спустя месяцы после этих событий,- ни одна из баночек освященной продукции так и не поступила на прилавки магазинов республики. Не появилась продукция и в странах зарубежья, с которыми у предприятия имелись налаженные связи. Более того, на сайте предприятия была удалена и вся информация, напоминающая посетителю об освящении.

Казалось бы, что противозаконного, антигуманного совершили работники предприятия, представители Витебской епархии, выступившие инициаторами благого начинания? Ответ прост. Они оказались повинны в нарушении важнейшего в государственной системе правила: не испросили благословения у самого Президента или, на худой конец, у его ставленников на местах.

Не знали инициаторы и того, что за спиной белорусского народа президентское окружение погрязло в очередном сговоре с закулисными воротилами политического Олимпа матушки-Европы. Договоренности сторон начались задолго до посещения Президентом страны Ватикана в мае 2009 года. И хотя стороны завершили работу над конкордатом, документом об особых отношениях с католической церковью, он так и остался не подписанным.

Исходя из условий подготовленного документа, католическая церковь получала неограниченную возможность оказывать воздействие в Беларуси на все сферы общественной жизни: образование, воспитание, семью, брак, вплоть до законодательной власти. Конкордат с Ватиканом, таким образом, должен был стать одним из многочисленных платежей белорусского режима за свое признание Западом итогов выборов в 2010 году.

К слову сказать, далеко не у всех католических стран подписан на государственном уровне такой документ, считая его слишком большим вмешательством во внутренние дела государства. А если принять во внимание и тот факт, что на исконной территории современного католицизма болезненным отрезком исторического пути остается период активного сотрудничества католических церквей с режимом Гитлера (при котором еще в 1933 году был подписан аналогичный и печально знаменитый конкордат), то вполне понятны потуги белорусского режима в сокрытии достигнутых договоренностей.

Понятны становятся и его усилия, направленные на минимизацию роли Православной Церкви в обществе. Выигрывали от достигнутых договоренностей и некоторые дельцы от Православного мира. Казалось бы, давно зреющие в умах отдельных представителей духовной и политической элиты замыслы отделения от Московского Патриархата, начнут реализовываться и автокефалия Православной Церкви в Белоруссии, де-факто почти что состоялась. Но произошло непрогнозируемое.

Развернувшись «братскими» объятиями к официальному Кремлю, Лукашенко заставил маразматических в своем ожидании политиканов Европы, еще недавно восседающих с диктатором за столом переговоров, в буквальном смысле этого слова, застыть в недоумении. Недоумении, граничащим с ожесточением и детской обидой за свободно избранную обманутость.

Белорусский режим в очередной раз показал окружающему миру свою несостоятельность в уже заключенных договоренностей и свое патологическое непостоянство.

А в это время, СМИ ближнего и дальнего зарубежья пестрили заголовками статей «Пещерный антибеларусизм на Витебщине», «Магазины Витебска отказались от продуктов, освященной Православной Церковью», «Христианам мстят потомки торговцев, изгнанных из храма», «За обряд освящения- на биржу труда»…

Не оставались в стороне и республиканские печатные и интернет-издания. 27 августа на русскоязычном издании Америки «Russianny.com» вышла моя статья «Власть в Беларуси продолжают терять свои позиции». Еще не было известно широкой публике условий согласования конкордата, а обеспокоенность духовной сферой народа на фоне нового крестового похода католицизма на исконно православные территории, возможность превращения предстоящих выборов в расправу над инакомыслящими, волновала не только меня.

В своем интервью журналистке белорусского интернет- ресурса «Naviny.by» Ольге Прудниковой я резюмировал: «Власть настолько напугана активизацией демократических процессов в обществе, усилением роли и влияния Православной Церкви, что пошла на негласный запрет продвижению освященной продукции для кормящих матерей и их детей, выпуск которой уже налажен. А сейчас, продолжая уже политические воины с братской Россией, и вообще предпринимает шаги по разрыву отношений с Православной Церковью».

“Дети Божии и дети диавола узнаются так:

всякий, не делающий правды, не есть от Бога,

равно и не любящий брата своего”

(1Иоан.3:10)

Христианство до VII-VIII веков- это именно Православие: догматически, канонически и литургически, а также имперски. Император только один полномочный созывать Вселенские Соборы, это и "Царь всех христиан". Не входя в церковную иерархию, он является особым лицом в Церкви. Вселенская Империя, взятая как принцип, не знала разделения на Запад и Восток.

С принятием западной ветвью Церкви Filioque,- отделяется и Западная Империя, в которой как Император, так и местные короли юридически подчинены папе. Папы получают право через миропомазание "делать королей".

В этом смысле можно сказать, что Европа и католицизм зарождаются вместе. Именно тогда, в IX-X веках возникает Запад, отделяясь от Востока и двигаясь от него в сторону. Пути Европы и Византийско-Русской цивилизации расходятся, становясь абсолютно противоположными. Соединить эти две по-разному устроенные, по-разному замышленные цивилизации,- в принципе невозможно.

Несмотря на общие истоки, на некоторую формальную схожесть и даже на тот факт, что обе религии поклоняются одному и тому же Богу, вопрос выбора может стоять только так: или Православие, или Католицизм.

Дальнейшее движение католицизма на Запад привело к тому, что появился "Запад Запада"- сначала протестантизм как таковой, а затем и протестантско-иллюминатское государство- США. Новый, "сверхзападный" цивилизационный полюс стал самостоятелен и влиятелен, потеснил на мировой арене и своего создателя,- Запад. С учетом существования этого третьего цивилизационного полюса, внутри именующего себя христианским, католицизм может оказаться для Русско-Византийской цивилизации,- "полусоюзником".

Вообще католицизм двойственен. С одной стороны, он отторгает тотальную сакральность Востока, с другой- тотальную антисакральность современной цивилизации, "мечом" которой для него стали Соединенные Штаты. С учетом этого, постановку вопроса "или Православие, или католицизм" можно было бы заменить на "и Православие, и католицизм, но порознь".

Такой должны была бы быть и Церковная политика Русского Православия, и государственная политика России, Беларуси, Украины. Причем, если для Церкви важнее вторая часть этой формулы ("порознь"), то государство, напротив, должно использовать все резервы католицизма для противостояния общему не только политическому, но и онтологическому противнику.

Современный Римо-католицизм разделен на консервативное крыло, настаивающее на незыблемости католической догматики, и либеральное. С политической точки зрения, можно выделить католиков- жестких приверженцев "западных ценностей", и католиков, эти ценности отвергающих (католический антикапитализм и антиглобализм). В социальной области выделяется широкое крыло епископата, прежде всего в Латинской Америке, стоящего на позициях "теологии освобождения", отвергающей все основы капитализма, прежде всего,- частную собственность.

Большинство приверженцев "теологии освобождения", разумеется, разделяют основные установки современного антиглобализма и настроены резко против политики США. Оптимальным для Православной России (то есть и для Церкви, и для государства) явился бы приход к влиятельным позициям в Ватикане сил, сочетающих в себе консерватизм с антиглобализмом и антикапитализмом, вплоть до "теологии освобождения". Именно с геополитической точки зрения, католицизм Европы и особенно Латинской Америки, для России оказывается чрезвычайно важным. Причем, католицизм социально-политически обновленный, поскольку в нем, особенно в "теологии освобождения",- звучит резкий протест против однополярной мировой структуры.

Покойный Папа Иоанн Павел II был вполне приемлем своим консерватизмом. Именно этот консерватизм не оставлял никаких шансов на противоестественное "экуменическое" объединение Православия и Католицизма. Наиболее негативной чертой последнего понтификата, для России как государства, была политика открытия римо-католических приходов на ее территории и установления епархий. Не говоря уже о том, что с канонической точки зрения, если Ватикан считает Русскую Православную Церковь "Церковью-сестрой", то он не может этого делать в принципе, ибо тем самым нарушает правило "одна область- один епископ"

Иоанн Павел II еще в 2003 году вполне определенно указал на Украину, как на ключевую страну для осуществления плана по объединению Церквей. В приветствии участникам постоянного синода епископов Украинской греко-католической церкви, проходившего в Риме, папа сказал, что в силу своей истории и географического положения, Украина призвана содействовать делу христианского единства. Присылая свое очередное письмо 26 марта 2001 года Блаженнейшему Владимиру, Римский папа упоминал о «неоднократных просьбах и властей, и католиков нанести визит, который перенести он уже не может», и настаивает на встрече, во время которой можно решить православно-католические проблемы.

Блаженнейший Митрополит повторно подтвердил ранее уже озвученный отказ от встречи и участия в визитных акциях, чем вызвал новый огонь на себя как внутри страны, так и из-за ее пределов. В Украине началась невиданная по подлости кампания по шельмованию Православия. В едином порыве слились и государственные, и оппозиционные, и униатские, и раскольничьи СМИ, клеймящие Украинскую Православную Церковь как антигосударственную, антиукраинскую структуру.

Дошло до того, что тысячелетняя Церковь Украины была объявлена “московской греко-константинопольской ересью”. 23- 27 июня 2001 года состоялся и сам визит в Украину папы Римского Иоанна Павла II. Понтифик посетил Львов и Киев, провел четыре богослужения. Визит именовался государственным, но никаких межгосударственных соглашений подписано не было. Ничего “смиреннопаломнического” в визите также не наблюдалось и обставлялось грандиозной пропагандой. Униатские зазывалы на папские литургии уверяли, что даже один взгляд на живого папу способен исцелить болезни и даровать семейное благополучие. Тем не менее, в Киеве не произошло триумфальной встречи понтифика простыми киевлянами: улицы столицы были полупусты, а обещанных исцелений не происходило…

В то же время, официальный орган Ватикана газета «Оссерваторе Романо» в июне 2001 года посвятила целый выпуск этому событию, назвав его без всяких обиняков: «Реванш истории». С этим, трудно не согласиться. Тысячу лет католицизм массовыми репрессиями и разором, даже когда страна была провинцией католической Польши,- не мог нагнуть ее к Риму. И вот, наконец-то, осуществил это.

Антироссийская и антиправославная политика под таковые песнопения,- будет тяжелейшим испытанием одновременно для России и братских славянских народов, Православия, Европы и традиционного католицизма.

И это утверждение подтвердили события 28 октября 1990 года. События, вошедшие в историю «добрососедских и сестринских» отношений двух церквей, как «Первое Софиевское побоище». Побоища, во время которого, униаты вместе с автокефалами активно препятствовали встрече православных Киева с Московским Патриархом, пытались сорвать службу в Святой Софии. Избивали монахинь и верующих столицы!

Ныне свои стопы католицизм направил на другую исконно Православную территорию- Беларусь. Беларусь истерзанную и разорванную событиями 19 декабря 2010 года и репрессивными мерами антизаконного, антигуманного режима. Режима, возглавляемого атеистом, который, в своей сути, и не мог нести ничего духовного и правдивого своему народу.

«Прежде, нежели придет грозный час,

в который Вы должны будете предстать

на суд пред Богом, стяжите оправдания,

даруемые Богом туне всем человекам –

при посредстве христианства»

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

II Ватиканский собор стал крупным событием в западной и вселенской истории, которое было практически неизвестно в СССР. Мало знают о нем и в сегодняшней России. Русская Православная Церковь ссылается на объявление Ватиканом на этом соборе Православия,- «Церковью-сестрой». Религиозно-философское толкование собором вопросов вселенского бытия, осталось без официальных комментариев Православной Церкви.

Это обстоятельство не позволяет делать обоснованные выводы о том, каковы были внутренние оценки события самой Русской Церковью. На деле же произошел колоссальный философский сдвиг совокупного западного сознания влево, сообщив импульс идеологии глобализма на основе либеральных ценностей. Глобализация на любой основе, будь то под эгидой коммунистического интернационала или либерального Совета Европы,- есть идея левого толка, ведущего человечество к одномерному миру.

Сейчас уже ясно, что Ватикан принял новую стратегию. В том числе, и по отношению к "Церкви-сестре" не как религиозный институт, а как субъект мировой политики. Выработанная стратегия стала инструментом международно-политической борьбы и заключалась в смене конфронтационной модели Запад-Восток на модель втягивания Востока в диалог на ценностном и политическом поле Запада.

Внешняя политика Ватикана оказалась одним из важных идеологических и политических инструментов на территории демократической России. Объявление Православной Церкви,- «Церковью-сестрой», как теперь ясно, было не искренним отношением, но политическим шагом Ватикана. Шагом для притупления бдительности и дальнейшего наступления на каноническую территорию «Церкви-сестры».

Сегодня, католики, принадлежа к Римской церкви, для которой понятие традиции является одним из основополагающих, уже ставят под сомнение традиционность Православия для России. Для них Россия,- это миссионерское поле для "евангелизации" местного населения. Ватикан явно желал бы исчезновения исторической роли Православия в государственном и национальном сознании русского, белорусского, украинского народа. Желал бы утраты его государствообразующего значения.

В русской истории именно Православная Церковь не раз сыграла спасительную охранительную роль. Вера и Церковь сохранили в период монгольского ига душу и культурное ядро народа. Консолидация духовного единства, сделавшего нацию единым преемственно живущим организмом, связанным духом, миросозерцанием и историческими переживаниями и дала импульс быстрому росту могущества России в XVII-XVIII веках, изменившему все международное положение в Европе.

Православная Церковь вдохновила народ на борьбу и помогла восстановить государственность в Смутное время начала XVII века, когда католики-поляки, осуществляли свою цивилизаторскую миссию, бесчинствуя в кремлевских соборах. Восстановление православного сознания, духовная консолидация сегодняшней русской нации немедленно укрепило бы российскую государственность и великодержавие, что, вероятно, не по душе Ватикану, политика которого явно встроена в общую апостасийную глобализацию под американской эгидой.

Размышляя о всемирных претензиях Запада, А.Тойнби еще несколько десятилетий назад заметил: «Очевидно, что это часть более крупного и честолюбивого замысла, где западная цивилизация имеет своей целью не больше и не меньше, как включение всего человечества в единое общество и контроль над всем, что есть на земле, в воздухе и на воде, и к чему можно приложить для пользы дела современную западную технологию».

То, что Запад и стоящими за его спиной картели совершает сейчас с исламом, он одновременно делает и со всеми существующими ныне цивилизациями - Православно-христианским миром, Индуистским и Дальневосточным". Политические сторонники неприкрытой экспансии Ватикана и в России, и у нас- это либералы-западники.

Будучи в основном атеистами, они приветствуют вытеснение влияния именно Православия, понимая, что именно оно является ядром культурно-исторического типа России, делающего проблематичным столь желанное им вхождение в "цивилизацию". И.Ильин предупреждал: "В мире наряду с дружественными силами есть народы, государства, церковные центры… враждебные национально-державной России… есть противники, обещающие себе от крушения, унижения и ослабления России,- всяческий успех. Поэтому, с кем бы мы не вели международные дела, мы не должны… ждать от завоевателя- спасения, от расчленителя- помощи, от религиозного совратителя- сочувствия и понимания, от погубителя- благожелательства и от клеветника- правды".

Возрождение православного самосознания у наших народов,- одно из серьезных препятствий на пути Рах Аmericana. Вслед за этим произошло бы немедленно укрепление духовных основ нации, а сама Беларусь с Россией и Украиной,- превратились бы в серьезный фактор на мировой арене. Положили бы начатки к построению нового человека, нового мира. Мира, основанного на духовно-нравственных первокритериях. Критериях, отличных от тех, которые сегодня диктуют хищническо-потребительский миропорядок.

В целом, тем не менее, как бы ни развивался сам по себе католицизм, именно государство (а не Русская Православная Церковь) должно взять на себя основное бремя отношений с ним. Прежде всего, потому, что как раз наиболее приемлемый для нас консервативный епископат по-прежнему придерживается догматической для католицизма установки о папе Римском как главе всего Христианства. Церковное же общение с консервативным католицизмом в принципе невозможно.

Посредничество государства- одновременно принципиальное и гибкое,- способствовало бы сохранению Православной Церковью чистоты веры и соответствовало бы его катехонической функции, лежащей в основе Русско-византийской традиции.

Сегодня и в республике, и в окружающем нас мире назрели суровые предпосылки к переосмыслению многих жизненноважных установок и правил, догматов. Вопросов, лежащих как в материальных, так и духовных срезах жизнедеятельности человека, общества. Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним. Меняемся не в лучшую сторону.

Без переосмысления человеком, государством, сообществом своих фундаментальных устоев и целей, невозможно исправить ситуации ни в отдельно взятой стране, ни в целом в мировом сообществе. На фоне существующего в стране режима, я осознаю свое нынешнее бесправие и как гражданина, и как Православного Христианина.

Осознаю и то, что в Лукашенковской Беларуси мнение народа для правящей элиты не имеет вообще какое-либо значение.

Осознаю и то, что правящая элита не теряла надежду на признание итогов выборов-2010 Западом в обмен на определенные шаги сближения с ним. Сближения, означающего разрыв с исконным Православием и славянскими корнями своих предков, с Богом.

Вместе с тем, сегодня я могу констатировать и то, что многое будет зависеть от того, насколько сами православные сограждане окажутся способны противостоять соблазну "христианской любви" современных зазывал из Запада и их местных блюдолизам.

Могу напомнить современным правителям Беларуси и печальную судьбу опасного в своей ошибке выбора Даниила Романовича Галицкого. За свое рвение к Западу и его ценностям, от папской курии ему был дарован и королевский титул, а для сына Романа,- право на австрийский герцогский престол. Вопреки его надеждам на братские отношения со стороны католицизма, по словам Вернадского, "вся его Отчина через полвека была полностью захвачена, окатоличена, все следы русского и православного стерты".

Могу привести в назидание и замечательные слова Франсуа Ларошфуко, который сказал, что политик в состоянии заглянуть вперед ровно на столько, на сколько он в состоянии оглянуться назад.

Могу заверить и в том, что в мире, на фоне разнящейся религиозности населения их стран, стремящемся в своем безумии к тотальной глобализации и диктату закулисных воротил современного миропорядка,- есть люди, понимающие необходимость новых подходов к мироустройству на основе взаимной и искренней терпимости. На основе воспитания в нас исконно заложенных ценностей и правил. Правил, существующих во всех традиционных мировых религиях.

Оставаться на своих исконных путях, продолжать срастание с национальной, исторической, духовной сферой христианского народа, самобытность и самоочищение духовных сфер современного человека- вот единственно возможные выходы белорусского народа из тупикового пути, по которому семимильными шагами зашагало мировое глобализирующееся сообщество. Сообщество, увлекающее к своему финалу все новые и новые народы и их государства.

Хотелось бы верить, что современники правителей и иерархов прошлого,- умеют извлекать опыт из истории и не пытаются повторить трагических ошибок общей истории. Тем более, когда за их спинами в ожидании новых подходов к решению спорных вопросов замерли не только религии и национальные культуры стран, но и судьба белорусского народа, судьбы всего Православного мира.

15 марта 2011 года

Рыжов Сергей  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Оппозиция,Беларусь,партии,инициативы,движения,рыжов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.