Ольга Сумская: "В шоу-бизе раздвигаешь ноги, мяукаешь и ты уже Звезда" (окончание)

27 марта 2011, 09:05
политтехнолог, журналист
0
1246

Друзья ,это эксклюзивное интервью с легендарной Ольгой Сумской,опубликованное в "ГОЛОСЕ УКРАИНЫ" и других известных газетах.Читайте,на здоровья!!!

        -Знаю,что Анна Ивановна ещё и мудрый советчик.

    - Её ежедневные советы никогда меня не раздражали. Она всех нас оберегает от каких-то ошибок .Очень переживала, когда я пробовала себя в политике и не хотела этого для меня. И это естественное желание мамы, потому что она считает, что каждый должен быть на своём месте. И сегодня её мудрые советы наподобие «просто живи», « воспитывай детишек», «если есть возможность, снимайся в хороших ролях » очень мне помогают. А ещё она прекрасный пример того, как оставаться собой. Мои папа и мама всегда были зависимы от профессии  социально ,а вот по жизни они оставались независимыми. Не вступив ни в КПСС, ни в другие идеологические заведения.

       -Как они вас с сестрой воспитывали?

       -Родители не очень-то меня жаловали .Летоми, часто отправляли в пионерлагеря или к бабушке на Кировоградщину, в село Верблюжки- вторую столицу Украины, как я её называла. И я всегда так ждала письма от папы и мамы. На всю жизнь запомнила как родители в двенадцать лет взяли меня на гастроли в Москву в своё звёздное время ,а потом в Томск и Новосибирск.Но даже когда они возвращались домой , то по вечерам выступали в театре, а я оставалась дома одной. Может, поэтому мы с мужем  Виталием брали Тоню и на съёмки «Роксоланы» и на многие другие съёмки.

    Ещё они ничем меня не баловали. Был век тотального дефицита. Разве что духовность была не в дефиците. И она то как раз и была большой роскошью .А сегодня вроде бы всё есть ,а вот духовности нет. Поэтому я на них не в обиде.

    А ныне нередко случается, что родители обцеловывают своих детей,а они стают и злыми ,и продажными. Выходит, есть какая-то драматургия ,Богом заложенная, для каждого ребёнка и человека.

     -По какой же драматургии Вы созревали?

     -Помню, родители от меня прятали предохранитель от телевизора, чтобы «дитя глаза не портила и душу не засоряла», подсовывая мне на глаза хорошие книги. Родители понимали, что даже того времени «девственное» телевидение, не в пример сегодняшнему, может что-то разрушать в детях. Пригодилась и музыкальная школа, которую я закончила. Спасибо родителям, что я благодаря им выросла в лоне высокого искусства. Учила уроки в гримёрной у мамы. А когда они выступали, то следила за ними за кулисами и знала все их роли на память. И я сама вышла на сцену в пять лет в роли «Весточки» и получила приз за лучшее исполнение детской роли. До сих пор храню того жёлтого медвежонка с алтайским мёдом. Открываю бочонок и наслаждаюсь запахом того мёда – из самого детства .Бережно храню и другие детские призы и игрушки. Сейчас другое столетие и воспитание. Но мне кажется, что и нём какие-то испытания современные дети должны пройти.

     -Какую школу жизни Вам пришлось пройти?

    -Всё главное началось с тех пор, как я покинула отцовское гнездо и с благословения родителей поехала поступать в театральный институт. Мама рассказывала, что отец обнимал моё пальто, плакал за своей Лялюней-как называл он меня с детства: «Лялюня моя ридненька».Дней десять я готовила с мамой творческую программу- не больше. И очень ярко поступила, получив «пятёрки» почти по всем экзаменам и даже от Николая Николаевича Рушковского за «художественное мастерство».И была у него одной из самой яркой учениц. Хотя его очень раздражало то, что я снималась студенткой в кино- фактически по четыре-пять картин на год, начав свою карьеру с «Вечеров на хуторе близ Диканьки» у режиссера Юрия Ткаченко вместе с легендарным актёром Олегом Янковским. И в этой картине мне пришлось играть сразу три роли-Музы, Сотниковны и Панночки.

      Но Н.Н.Рушковский вместо того, чтобы похвалить,  даже требовал исключить меня с театрального института за то, что я  очень плодовито снимаюсь в кино. И он даже произносил тогда очень непонятные для меня фразы: «Пусть твои родители, народные артисты, платят тебе стипендию. Ведь у тебя и так гонорары в кино хорошие.» За съемки в нём я поучила порядка 300-400 рублей. Это в то время было очень даже прилично .  И Н.Н.Рушковский, узнав об этом, был очень возбуждённый и разгневанный.И не только он. Это же общеизвестный факт, что профессура, которая набирает курс- очень ревнивая. Это, мол, мои дети и я буду ими владеть. Так что была ревность и я не исключаю- зависть. Это чувство в нашей профессии очень развито со стороны педагогов, партнёров и даже родственников. Но я держалась в институте как могла, сдавая на хорошие оценки экзамены и по политической экономии, и по научному коммунизму и  даже по воинственному атеизму. Так я приноравливалась к условиям выживания  в институте, в который поступила в 16 лет.

     Замуж я вышла в 21 год. И сразу за народного артиста Евгения Паперного. И многие думали, что это брак по расчёту. Хотя это совсем не так .Когда я пришла в театр, то практически сразу влюбилась в Евгения Паперного, в его образы в пьесе «Белые маски»  Романа Григорьевича Виктюка и в пьесе «Священный и чудовище»,которую я посмотрела более десяти раз и при этом просто рыдала, настолько она мне понравилось. Вот это был настоящий ТЕАТР. Ведь для меня российская драма им.Леси Украинки того времени была ТЕАТРОМ с больших букв. В нём было что-то такое манящее и возвышенное и какая-то загадка. Поэтому какая ж я была счастливая, оказавшись в труппе этого театра.

   -А как Вам, вчерашней студентке, удалось попасть сразу в этот прославленный театр?

     -Я страстно хотела работать в этом театре с сестрой Натальей, которая ещё всегда была для меня и второй мамой. И я уже представляла, как буду сидеть с ней в одной гримёрке. Но в тот год Сергей Владимирович Данченко проводил творческий эксперимент  и не набирал молодёжь. А сам театр для меня был как за железным занавесом, суперэлитное заведение, куда попасть было практически невозможно. И в котором обитали Небожители. Я еще студенткой ходила смотреть на спектакли с Адой Николаевной. А впервые попала в него в 14 лет , когда приехала на свадьбу Натальи с кинооператором Игорем Мамаём. И пошла в театр, где Ада Роговцева в спектакле «Надеяться» играла саму Лесю Украинку и помню, как я сидела на галёрке, где в полной тишине все внимали каждому её слову. И я подумала : «Боже, вот это настоящий театр и Мекка».И Женю именно тогда ещё впервые  увидела, Евгения Васильевича Паперного, уже народного артиста в спектакле « Из жизни насекомых».Это была прекрасная, «взрывная» работа в постановке чешского режиссера Йозефа Беднарика. Евгений Васильевич тогда единственный из всех артистов играл роль Человека. А ещё он тогда играл роль Чацкого и главные роли в других спектаклях. Разве я могла тогда подумать в 14 лет, что он станет первым моим мужем?

    Но преградой на пути в мою мечту-театр имени Леси Украинки стал всё тот же мой преподаватель Николай Рушковский. И я пыталась всё сделать так, чтобы Николай Николаевич не узнал ничего. Потому что знала, что как только он хоть о чём-нибудь заподозрит, то сделает всё, для того, что бы я не попала в этот театр . Помог мне ныне покойный потрясающий профессор и актёр, народный артист Украины Анатолий Фёдорович Пазенко. Он поговорил на то время с худруком театра Кононенко. И тот сделал мне прослушивание. Я, пришла с распущенными волосами, с огромными карими глазами, смотрящими с надеждой в этот мир и читала ему монологи, стихи. Он всё внимательно выслушал. «Всё,- говорит, -вы наша. Блестяще. Беру. Какие разговоры.»А мама как раз сидела под театром на скамеечке за виноградом в очках ,прикрываясь газеткой, чтоб её никто не узнал. А навстречу ей идёт народный артист СССР Юрий Мажуга, с которым она училась на одном курсе, и спрашивает: «Ну что, Аня, устроила дочерей». «Да, -говорит мама, -не растерявшись и горжусь этим»            А когда вслед за ним шёл Николай Рушковский,то мама успела закрыться газетой и он её, слава Богу, не узнал. «.У той скамеечки, между прочим, всегда собирались актёры. Курили, смеялись, рассказывали актёрские байки и анекдоты. Это была настоящая кулуарная жизнь и кураж. Такого сегодня даже в воздухе театра нет. Сейчас  его порог  даже с ребёнком нельзя перешагнуть. И беременность актрисы рассматривается как преступление.

    -Что было дальше?

   -  После окончания прослушивания я возвращаюсь по коридору и идёт навстречу, весь такой благородный, Евгений Васильевич Паперный. Он так на меня посмотрел, что я поняла, что идёт судьба. Просто приклеил меня своими бархатными глазами с поволокой. Впился своими сине-зелёными очами. Именно такие глаза у моей старшей дочурки Тонечки. Поэтому внутренний голос мне и говорит : «Вот это будет мой муж.»Даже несмотря на то, что он на 16 лет старше меня. Так оно и вышло. Потом Он пригласил меня на чай в актёрский букет. Я очень люблю тогдашнюю его атмосферу, когда в него заходили «звёзды» после спектакля. Ада Николаевна, помню ,всегда пила сладкий чай с хлебом и ничего не ела. Так это тогда казалось романтично. В театре я сидела в одной гримёрке возле самой Ады Роговцевой и для меня это была самая высшая честь.

  Спустя многие годы мы даже затеяли  настоящую революцию в театре , потому что очень хотели чтобы Ада Николаевна Роговцева вернулась в театр и стала его художественным руководителем .Но вездесущий Николай Николаевич и тут проявился «во всей красе» и  выступал на собрании с требованием исключить меня из театра. «Эта артистка, -как он заявлял обо мне,  -максимум провинциального театра, которую надо вычеркнуть…» И это тоже я пережила. А у кого из известных актрис не было чего-то подобного. Почитайте воспоминания Быстрицкой и Ворониной.

     -Кто стал для Вас крёстной мамой в искусстве?

   -Это Раиса Степановна Недашкивская ,которая меня всегда заводила : «Оля,что ты сидишь? Идут пробы на «Роксолану».Быстро звони!»А у меня тогда так серце сжалось и внутренний голос действительно сказал : «Что я сижу?»И я сама позвонила режисёру Борису Неберидзе. А ещё сестра Наталья, которая уже тогда была звездой украинского кино. Она ,не жалея ничего,  показывала меня самым лучшим режиссёрам. Какая сестра, тем более актриса, сегодня разобъётся в лепёшку для кого-то? Это, я вам скажу ,очень редкостный момент близости и желания, чтобы родной человек стартовал лучше, чем она. И поэтому Наташа всегда остаётся в моём сердце .

    - Сегодня принято воспринимать как гениальные полотна работы Сергея Параджанова, Ильенко, Осыки и Мащенко.

  -А ведь были ещё и такие фильмы как «Голос травы» Мотузко такого же поэтического состава и стиля, того же Ткаченко ,те же «Вечера на хуторе…» .А ещё и  «Карпатское золото» и «Горы дымят», «Кармелюк»,в которых мне посчастливилось сняться. Они не менее одухотворённые аллегорические кинокартины и составляют золотой фонд украинского кино. Кто посмотрел «Голос травы»,тот говорит, что лучшего фильма на тему белой магии, передачи этого дара с поколения в поколение. Но для многих история кино состоит из портретов Кадочниковой, Мыколайчука и молодого Ступки в Доме кино. А ведь есть ещё прекрасный фильм Тимофея Левчука «И в звуках память отзовётся», в котором я сыграла вместе со своей мамой и отцом в 18 лет первую любовь Лысенка- Настуню .И у Юрия  Ильенко в картине «Соломенные» звоны».Вот бы сделали ретроспективу этих фильмов, популяризировали их, чтоб у меня никто не спрашивал : «Пани Оля, а до «Роксоланы» Вы где-то снимались?»Да люди добрые ,я снялась до этого более чем в 25-ти фильмах, очень интересных. Взять хотя бы ту же самую «Западню» об Иване Франко, где мне удалось сыграть Регину Твардовскую, прообраз любимой женщины Ивана Яковлевича в партнёрстве с Богданом Ступкой, моим мужем Виталием Борисюком и Анатолием Хостикоевым. Вот такой любовный треугольник ,драма и в тоже время западня. Именно за этот фильм в 1996-ом году мы стали лауреатами Государственной Шевченковской премии. Помню как отец Вячеслав Игнатьевич стоял где-то там на галёрке на церемонии вручения этой премии в университете имени Т.Г.Шевченко. Я видела его очи ,на них стояли слёзы. И я понимала, что я получила эту премию за него. Ведь столько, сколько он сыграл Тараса Шевченко, просто не перечислить. Это, действительно, золотые страницы украинского театра.

 -Меня заворожила история о том, что сам Олег Янковский во время съёмок одного из фильмов поцеловал Вас совсем не по дружески…Не могли бы Вы рассказать что-нибудь на эту тему?

   -Часто случалось, что я снималась и обнажённой, ведь это было оправдано по сюжету и в «Роксолане» и в других фильмах. Когда Роксолану обсматривали на невольничьем рынке ,актриса, игравшая её роль могла появиться в кадре только голой. За это меня называли и секс- символом Украины.

     -Каждый мужчина мечтает иметь в жизни не только жену, но и Музу. Как Вы к этому относитесь?

     -В принципе нормально. Я надеюсь, что я и сегодня являюсь Музой для многих мужчин и это меня очень стимулирует. А в своё время была музой многих политиков, которые проявляли ко мне самые романтические чувства. Совсем не нахальные. И подарки были прекрасные. И я за них очень благодарна. Благодаря очень известному политику я получила хорошую квартиру. И он, представьте себе, за это ничего не попросил. И такое отношение, поверьте, очень умиляет и вдохновляет. Это когда-то актрисы были обласканы и вниманием, и нежностью ,и ролями и особняками и званиями .А сегодня я сама всё получаю благодаря имени, которое наработала.

Из Книги Владимира БОНДАРЕНКО и его друзей "ЛИЦА УКРАИНЫ". Подробнее о Книге "Лица Украины" на сайте www.shevchenko-institute.org.ua в разделе "Новые проекты"

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.