Как врачи относятся к смерти?

29 мая 2011, 09:49
член угорсько-української спілки пульмонологів., член християнської швейцарсько-української медичної асоціації дерматовенерологі
0
533

“Когда мы существуем, смерть еще не присутствует, когда смерть присутствует, мы уже не существуем”. Так писал Эпикур


Первая встреча будущего врача со смертью происходит на первом курсе медицинского факультета, при изучении анатомии. Все оказывается менее страшным, чем ожидалось. Руки, ноги. Ссохшиеся, серого цвета, не похожие на живые части человеческого тела. Запахи заглушены формалином. Постепенно привыкаешь к другим органам тела и неожиданно замечаешь, что ожидаемого страха перед трупом нет.

А ведь он не страшен. Тяжело видеть смерть, видеть, как человек умирает. Это бывает позже, на третьем курсе. И потом это сопровождает всю врачебную жизнь.

Смерть бывает разной. Когда умирает хронический, неизлечимый больной, медицинский опыт как-то подготавливает к тяжелому исходу. Понимаешь его неизбежность. Но это отнюдь не иммунитет к смерти. Доказательством того, что он у врачей не развивается, являются те тягостные переживания, которые возникают при внезапной смерти больных. Или когда, вопреки всему, ощущаешь свое бессилие и беспомощность медицины. Бывают смерти, которые проносишь через всю жизнь.
 
… В приемное отделение больницы они пришли втроем: муж, жена и ребенок. Больным был муж – молодой человек лет 22-23. Дима (так его звали) недавно мобилизовался, служил в ПВО. Был здоров, но месяца два как начал ощущать нехватку воздуха, особенно по ночам. Сам считал, что “это - нервное”. В больнице, когда ему становилось плохо, он получал настой валерианы. Это как будто подкрепляло концепцию о “нервности”. Начали обследование. В среду был день “большого обхода” и в палату зашел заведующий отделением, а с ним несколько врачей. Процессия внушительная. Больной лежал на пятой койке. Подходя к первой, мы заметили, что Дима особенно беспокоен. На вопрос, что с ним, он ответил, что внезапно вновь ощутил нехватку воздуха. Я попытался его упокоить, но вдруг обратил внимание, что у Димы синеют губы, расширились зрачки, а в глазах появился ужас. Успел крикнуть сестре: “Срочно строфантин! Сердечные!”.

У койки Димы оказались вcе врачи. Состояние больного ухудшалось с каждой секундой. Он схватил меня за руку и задыхаясь, крикнул: «Доктор, я не хочу умирать, я так не хочу умирать!» У меня на глазах появились слезы жалости и сострадания…
    
Когда через минуту вбежала медсестра со шприцами, Дима был уже мертв.
 
Мне трудно описать переживание последующих дней и ночей. Вскрытие показало, что Дима страдал тяжелой болезнью сердца, которая протекала скрыто. При возможностях диагностики того времени распознать ее было трудно, и нельзя было утверждать, что больной погиб по вине врачей.

Но очень, очень тяжело видеть, как в течение каких-то минут тот, с кем ты говорил, шутил, у кого были какие-то планы, надежда, будущее, неожиданно всего этого лишился.

Прошло с тех пор много времени, а Дима и то, как он умер, остаются перед моими глазами …

Страх смерти – ее союзник
 
Уход из жизни, смерть заставляет смотреть иначе на жизнь. “Memento mori!” – “помни о смерти” – выражение, встречающееся во всех сборниках латинских изречений. Когда мы о ней вспоминаем? На кладбищах, на похоронах, при тяжелых болезнях, при надвигающейся старости.

А может быть, действительно, не надо о ней думать? Раздумья и мысли о смерти, которые носят навязчивый характер, - признак болезненный.  Но иногда эти думы позволяют легче справиться с житейскими неприятностями, оттеняют их относительное значение, придают им другую, меньшую масштабность.

Уже древним римлянам слово “смерть” казалось зловещим – они предпочитали выражение “он перестал жить”. Немцы употребляют в таких случаях слово “отозван”. Англичане говорят: “он присоединился  к большинству” и т.д. Вся история человечества полна высказываний о том, что человек должен воспитывать  в себе уменье не боятся смерти. “Страх смерти хуже самой смерти” (Публилий Сир),  “Кто учит людей умирать, тот учит их жить” (Монтень).

Но отсутствие страха перед смертью противоречит любви к жизни. А об этом написано еще больше.  Да и любовь к жизни, желание жить естественнее.
 
«Страх смерти – союзник смерти», - написано о выводе, сделанном известным врачом-путешественником А.Бомбаром: большинство терпящих кораблекрушение, даже находясь в спасательных шлюпках, умирают в первые три дня. Но не от голода, холода или жажды, - их убивает страх.

"Достойная" смерть или "недостойная" жизнь?

Польский профессор Тадеуш Келановски писал: “Медицинской науке в ближайшем будущем предстоит решить целый ряд трудных моральных проблем и, между прочим, также проблему многолетнего поддержания жизни людей, неспособных к самостоятельной жизни и экзистирующих  лишь благодаря очень сложным и дорогим аппаратам. Продолжать ли жизнь таких калек или же выключить електрический ток, аппарат, сократить их мучения – вот вопросы, на которые должна ответить медицина в недалеком будущем”.
 
В связи с данной темой, в одном из изданий Всемирной организации здравоохранения появилась публикация о том, что человеку должна быть предоставлена возможность “умереть с достоинством”. Это подразумевает то, что, к примеру, сделал К.Борнард, когда пошел на избавление своей матери от мук, - он счел свои возможности исчерпанными, о она умоляла о прекращении лечения…

Часто это выше логики, но так нас воспитали…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.