Поездка на дачу-ох как это здорово,Друзья!Из Книги художника и писателя Валерия Орла "Нет,ребята,всё не так уж..." с героем века Сюсей Бусиным...

18 июня 2011, 05:26
политтехнолог, журналист
0
476

растянуться среди луговых трав над прохладной озерной гладью, и глядя в бесконечное голубе небо, перечерченное белой самолетной полосой, мечтать под неистовую симфонию кузнечиков пчел и шмелей. И вот вдруг в эту благодать вплетается мелодичный звон кол

Поездка на дачу.

Лето, ласковое, теплое, доброе, весело отблескивая солнечными лучами в мелких лужицах минутного дождика, согревало весь белый свет, и щедро            дарило радость каждому,  кто готов был принять её.
А  как  приятно в такой день, растянуться среди луговых трав над прохладной озерной гладью,   и глядя в бесконечное голубе небо, перечерченное белой самолетной полосой, мечтать под неистовую симфонию кузнечиков пчел и шмелей. И вот вдруг в эту благодать вплетается мелодичный звон колокольчика, подвешенного к леске спиннинга, тогда не зевай, беги , крути катушку , пока на песке не появится упругая трепещущая рыба.  Невдалеке весело суетятся друзья,  готовят костер, будет уха «с дымком». В венке из ромашек подходит любимая девушка, приносит бокал холодного пива…
 Все эти заманчивые картины, сладкими видениями проносились перед взором Сюси Бусина, который, наконец, закончив очередной кладбищенский памятник, вы рвался из душного сырого подвала, своей скульптурной мастерской, и летел на дачу к друзьям, где его ждал, отдых, покой,  рыбалка, и… новые приключения.
Летел это не то слово. У него за плечами словно раскинулись крылья, мятущаяся душа художника, требовала скорости лихого маневра, какого, то каскадерского супер – трюка. Мощно ревел мотор, Сюсиного задрипанного и добитого  жигуленка – двойки, такой эффект создавал прогоревший глушитель, и автомобиль ловко обгонял все трактора и сельские телеги мчался по трассе с постоянной скоростью – сорок восемь километров в час.
И это тоже имело свое объяснение – медленнее не умел ездить Сюся, а быстрее его автомобиль, так что находясь в таком консенсусе, где – то ближе к обеду, они, наконец, добрались до металлических ворот, за которыми находились наши дачи, моя, и чуть подальше – нашего старого общего друга, скульптора, Сереги Федоренко.
Зная  гениальную способность Сюси   постоянно встревать в совершенно нестандартные ситуации,  и непонятки я заранее снабдил его ключом от ворот и почему – то решил, что это оградит его от лишних сложностей и неприятностей. Но разве мог я предположить, что именно здесь проснется, та веселая потустороння,  сила, мирно дремавшая с утра, которая вечно кидает нашего ваятеля в пучину самих дурацких и необыкновенных приключений.
Итак, благополучно добравшись до въезда на территорию дачного поселка, Сюся достал ключи и слегка разморенный  длительной поездкой,  даже не захлопнув дверь машины, отправился отпирать замок.  Вот наконец путь закончен, остались последние триста метров автопробега , Бусин  сбросил  внутреннее напряжение откинулся на водительском  кресле расслабился и запел: - « Все хорошо, машина   по      дороге не сломалась, гвозди  колеса не пробили!», затем как всегда с трудом включив первую передачу, благополучно тронулся в открытые ворота . И вдруг кто-то сзади,  смачно облизал  его прямо в лысину шершавым мокрым языком… От неожиданности наш маэстро похолодел, и зажмурился . Машина едва тронувшись, дернулась и едва не въехав в дерево заглохла. А когда втянув голову в плечи Сюся тихонечко обернулся назад, то сердце вообще ушло в пятки,  в кровь тут же была впрыснута мощнейшая доза адреналина. На заднем сидении свесив между зловеще сверкающих клыков широченную тряпку красного языка, сидел здоровенный ротвейлер. Медленно, медленно, очень медленно дабы не вызвать у собаки никакой агрессивности Сюся открыл дверь и выпал из автомобиля. Собака никак на это не отреагировала и продолжала сидеть точно изваяние. Немного успокоившись и закурив Бусин начал более трезво взвешивать обстановку,  скованные льдом страха мозги потихоньку оттаяли и зашевелились.  Решение о том как избавиться от собаки пришло само собой. Открыв заднюю дверцу, наш ваятель попытался выманить собаку из автомобиля. Однако никакие «Жучка, ко мне!», «Шарик ко мне»! и похлопывание по бедру ладонью действия не возымели.
Тогда Сюся решил действовать более радикальным методом. С величайшей осторожностью открыв багажник, ведь в его машине багажник напрямую соединялся с салоном, Сюся достал оттуда палку колбасы, отломил приличный кус, и оставив открытой заднюю дверцу  отошел от машины подальше . Состроив умильную рожу он начал размахивать этой колбасой, нюхать её, облизывать, и выражая полнейший восторг еще и подсюсюкивать:
- «Сябацьке халесей, ай халесей, ай халесей, такая вкусная кальбаська!  На, на Бобик кусяй кусяй!» И столь «гениальный» план выманивания собаки из машины подействовал.
Как только Сюся положил колбасу на землю, собака выскочила из машины и одним махом языка просто всосала в себя этот вкусный продукт питания. Но толку от того что она   выскочила, было мало , хозяину автомобиля тут же пришлось убедиться, что четыре лапы быстрее двух, потому, что псина оказалась снова на сидении, и гораздо, раньше  Сюси. Мало того, развернувшись назад это наглое существо, влезло в багажник, и по хозяйски, начало   жрать,  остатки колбасы, жаренную на гриле курицу и бутерброды с отбивным мясом которые находились здесь же в очень неосторожно только что раскрытой сумке.
Все отчаянные вопли, угрозы «спустить шкуру!» и «пристрелить дрянь на месте!» не имели никакого воздействия. Покончив с трапезой, собака вновь расселась в прежней позе, и с очень довольным видом начала пускать слюни.
Это окончательно доконало Бусина, рассвирепев совершенно и плюнув на всякую осторожность, он влез за руль и ругаясь как пьяный сапожник, приехал на Сережину дачу до которой оставалось уже совсем немного.
А здесь уже собралась весьма достойная компания: сам хозяин дачи, который сидел на втором этаже и вставлял новое окно, я ваш покорный слуга и Игорь Ходак, бывший врач гинеколог, а ныне удачливый бизнесмен.
Войдя на участок, Сюся остановился на улице перед раскрытыми дверями домика, где мы с Игорем готовили рыбацкую снасть.  Сдернув с головы панаму, и изобразив  улыбку в тридцать два зуба он начал кланяться и приседать в глубоком реверансе.
- «Воть и я узе плиехал! Встлечайте, где зе хлеб – соль, где пацетный караул? Пацему не визу? Сто это за безоблазие такое, вы за это ответите!»
Поток этих витиеватых приветствий прервал Сережа, который со второго этажа, пустил Сюсе прямо на головушку небольшую струйку из чайника. Подгайний отскочил и задрал лицо вверх, Федоренко делал вид,  что застёгивает штаны.
- «Ты гад Федор! – уже другим голосом заорал он – «ты, что это сделал прямо на меня, ты что такое сделал падлюка безрогая!»
- «Ничего!» - совершенно невинным голосом ответил Сережа.
- «Немножко водички, пролилось из чайника!» и он с блаженным видом стоя в картинной позе начал пить воду прямо из носика.
- «Издеваетесь гады!» - мгновенно оценив ситуацию и видя как бы умираем со смеху, уже мирно звопил Сюся – «а у меня такое случилось, такое несчастье!»
И же начал ржать, своим специфическим, громким «Ах – га – га – га!»
- «А у меня все продукты в машине сожрали!»- сумел наконец он выдавить из себя.
- «Кто сожрал?» - перестали смеяться мы.
- «Да вон посмотрите, она до сих пор там!»
- «Кто»
- «Да мерзкая такая, псина, чтоб она  сдохла!»
На заднем сидении все так же невозмутимо сидел Петя – собака моих соседей по даче.
- « Нет вы посмотрите, посмотрите на эту свирепую морду – продолжал орать наш бедный обожранный друг яростно жестикулируя – у этой гадской псины во взгляде просто нет ничего человеческого!»
Это животное я очень хорошо знал, и знал его уникальную способность, облизывать любого человека с ног до головы, абсолютную беззлобность, патологическую тягу к езде на автомобилях, и такую же бешенную любовь насчет того что-бы чего либо слопать. В добавок Петя был ужасным трусом и что, самое интересное, раздув каким-то образом щеки он умел произнести слово «Мама». Естественно у такой уникальной собаки  кличка тоже должна быть уникальной и вот имя Петя, как ни странно удивительно подходило к этой псине. И честно говоря,   пока мы не привыкли довольно забавно было слышать как хозяева орали на него.
- «Петя – комне!» «Петя – лежать!
- «Петя – сидеть, сидеть я сказал!
- «Петька, гад,  что ты сожрал? Прибью на месте!»
В общем конечно, было забавно, но те друзья которые приходили к нам и не знали ситуации , всегда были немножко шокированы: «Что же это за Петя с которым так круто обращаются?»
- «Ладно Сюся, с тебя канистра коньяка, выручу твой родной четырехколесный шарабан!           
- сказал я и решительно двинулся к авто.
В глазах, ничего не ведавших об этой собаке друзей, я выглядел абсолютным героем, когда раскрыв дверь, и молча взяв за ошейник, буквально вытряхнул из салона страшного ротвейлера. Состроив совершенно идиотские рожи они издевательски аплодировали мне, я театрально раскланялся, во все стороны… но тут же аплодисменты перешли в настоящую овацию, потому, что Петя, усевшись на свою жирную задницу, вдруг, раздул по своему щеки и очень жалобно произнес – «Мама!» Это был триумф!
Все было просто прекрасно, кроме одного - тащить домой Петю пришлось мне, да еще по дороге этот толстый, трусливый боров умудрился выкинуть хохмачку, вызвавшую  мое решительное неудовольствие.
Делов в том, что, не имея ни поводка, ни какого либо подходящего шнурка я тащил собаку за его же металлический ошейник. Было неудобно но Петя  не возражал и послушно трусил за мной  до тех пор, пока впереди из – за забора не начала лаять какая – то собаченка.
Тут Петя встал, как  вкопанный ,уперся всеми лапами и решительно продемонстрировал, что он мимо такого опасного забора из за которого лают «ужасно свирепые»  псы он не пойдет. Игорь, который, за компанию, шел со мной впоследствии уверял что собака, скривив губы помотала из стороны в сторону головой и сказала – «Нетуж!»
Так это было или нет, но когда я  с усилием потянул ротвейлера за ошейник, а Игорь начал пихать его в зад, Петя просто взял и кувыркнулся через голову. Счастье мое, что я успел выхватить пальцы из под ошейника, а то бы они оказались сломанными, зато Игорь умудрился получить прямо по губам задней когтистой лапой. Он потом долго плевался, а прийдя домой ,полоскал рот и рассуждал о гигиене. Наивно думая, о том, что это случайность мы повторили маневр. Результат был тот же – кувырок, боль в пальцах, правда Игорь успел, наученный горьким опытом, увернуться от удара по физиономии, а главное -  собака сидит на прежнем месте.
Пришлось тащить нам Петю кружными дорогами, заботливо, обходя все участки на которых лаяли собаки. Против этого пес не возражал, а когда издалека он услышал голос хозяйки – «Петя, Петя, ты где? куда пропал сволочь паскудная!» то бросив нас без единого «извините или до свидания», бодрим голопом рванул к себе домой.
Когда мы  вернулись на дачу, то еще с улицы услышали довольно громкий спор. Сережа очень правильно и логически объяснял, что раз продукты не доставлены по назначению, то надо виновнику этого, сесть за руль и смотаться, недалеко, всего, за несколько километров в магазин и привезти новые.
На что Сюся, не очень логически, его довольно бодро отбрехивался, что здесь  виноват только Петя, а раз так то пусть он и гонит в лавку. Кроме того, виноваты его хозяева, и надо бы им возместить ущерб, а больше всех виноваты мы , потому, что по нашим дачам бродят такие подлые собаки и поэтому все просто обязаны сейчас же налить ему сто грамм!
 Мы с Игорем тут же вступили в спор на стороне Сережи и когда Сюся увидел, что деваться ему некуда, он совершил, весьма подлый поступок – схватив со стола бутылку пива, быстренько одним глотком вылакал половину.
Глянув на нас победным взором он высокомерно произнес:
- «Я принял алкоголь, от меня пахнет, я не имею права садится за руль!»
- «Ах ты гад! Шахнит говориш завопил Сережа – так вот тебе, на, получай!»
И вывел из  сарая велосипед со спущенными колесами. Тут возражения у Сюси кончились, он сник и понял, что надо ехать, здесь уже не отвертишься. С полчаса повозившись с колесами и постигнув абсолютную безнадежнность этого мероприятия, Сюся плюнул и уехал в магазин на машине несмотря на                    запах пива.
Минут через сорок сияющая рожа Бусина снова появилась на участке.
- «Други мои!» взывал он с подвыванием – «Я привез новий хавчик, я решил устроить сегодня праздник живота, сегодня все будут наслаждаться симфонией желудка!»
- «Не иначе как притащил концентрат горохового супа!» - вставил свое слово Игорь.
- «Нет симфония желудка это тухлые котлеты и прокисшее пиво!» - подключился Сергей.
- «Нет!» - начал было я - праздник с симфонией это…
- «Ну почему, почему!» - еще более подвывающим голосом перебил меня Сюся – почему! Вы так не доверяете мне, своему лучшему другу! Посмотрите, что я привез!  и широким жестом раскрыл перед нами кулек с картошкой и пакетиком семечек.
- «Так!» - начал я состроив самую зверскую морду на, которую, был только способен – «Кажеться» но договорить не удалось, Сюся нагнулся в кусты и вытащил два объемистых клумака с продовольствием.
«Вот смотрите, как я вас разыграл лохи несчастные», засмеялся Сюся и царственным жестом вытряхнул на стол содержимое обоих кульков. Там оказались килограмм пять дешевых сосисок для хотдогов, пакетов пять кетчупа и столько же майонеза.
Не замечая наших «уксусных» Физиономий Сюся продолжал ликовать, дальше.
- «А гляньте кого я привез с собой!»
- «Надеюсь не Петю!» удалось вставить мне.
- «Нет», гремел радостью Бусин!
- «Калиточка оттворись, солнышко ввались!»
Калитка действительно открылась и улыбаясь милой улыбкой полудохлой гиены к нам зашел человек – тайфун, человек смерч неприятностей, и бедствий -  лучший друг и правая рука Сюси в работе -  Проня Прокоповна.
«Здоровте рабяты!» поприветствовал нас Проня входя в дом, и как то так ловко закрыл за собой дверь, что окно, которое так долго и тщательно вставлял Сережа вывалилось наружу.
- «Так начинается!» жалобно констатировал владелец дачи и выскочил на двор надеясь все – таки спасти упавшую раму. Я вышел помочь ему.
- «Слушай» - вполголоса начал полусерьезным тоном говорить мне Сережа – «Приехал Пронька, может быть лучше, пойдем на дачу к тебе?»
- «Нет на это я пойтить не могу!» - в шутливом испуге завопил я голосом  Анатолия Папанова из «Бриллиантовой руки» - у меня там жена, дети, собака, кошка,  рыбки и жаба Матильда в выкопанном пруду, и ты хочешь несчастный, что бы все это было уничтожено? Нет уж, пусть под угрозой будет только твой недостроенный дом, а не люди звери и рыбы!
- «Эх судьба злодейка… - притворно вздохнул Сережа и завопил – Пронька, мерзкий разрушитель, иди ставить со мной окно, ибо страшен я в гневе ух как страшен!»
Проне было не впервой исправлять за собой разрушения различной степени,  поэтому он беспрекословно взял молоток с гвоздями и полез по шаткой, временной лестнице на второй этаж. Мы же продолжили подготовку рыболовных снастей, ругая Проньку, который проходя мимо умудрился каким то образом всё перепутать.
Через минуту, вызвав у нас немалое удивление, потому что, вход на второй этаж был один, мы сидели рядом с ним, и четко знали, что по нему никто не спускался,  Проня ,с молотком и гвоздями ,опять полез по той же лестнице, мимо нас на верх. Все лески после его второго героического прохода оказались снова перепутанными.Игорь недоуменно глянул на меня, я но него.
  - «Мистика – пробормотал Ходак – Прокоповна ведь  только что уже поднимался по лестнице…
   Но мы были просто поражены, когда еще один Проня ровно через минуту с тем же молотком и гвоздями в руках,  опять перепутав всю нашу работу, снова полез наверх тем же способом.
  Это была уже не мистика, пахло чертовщиной или сумашедшим домом.
- «Эй Сережа! – неуверенно позвал Игорь – у тебя там уже кажеться три Прони или я все-таки ошибаюсь?»
- «Нет – смущенно отозвался Прокоповна вместо Сережи – я один, просто я случайно два раза вывалился из окна на улицу!»
  - «Какое счастье –тихонько сказал я Игорю – что Пронька остался в одном экземпляре, представляешь какая беда ждала бы человечество если бы их стало трое…»
И вот несмотря на все негоразды снасть готова, спиннинги, удочки заброшены, Сюся как ему долго мечталось, растянулся в траве, наслаждаясь общением с природой, но к сожалению особой радости он в этот момент не испытал ибо девушки в ромашковом венке не было, но зато задница оказалась как раз над муравейником. Пришлось срочно менять место, долго отряхиваться и ругать нехороших муравьяв противными словами.
Но вот все устроилось, Сережа принес по бутылочке холодного пива, и зазвонил первый колокольчик на леске. Процесс  пошел.
К вечеру худо – бедно но рыбки мы натягали, и на уху, и на жареху. Проньку, который,  каждый раз забрасывая спиннинг, наматывал огромнейшую «бороду», а под конец  умудрившегося сломать немецкую катушку, отправили на кухню, жарить рыбу, и кипятить на костре воду для ухи.
Когда же над озером спустилась густая ночь, и так хорошо мечталось под кваканье лягушек, тишину прорезали визги Прони Прокоповны, а затем его слегка гнусавый голос: - « Ребята, идите сюда я уже все сделал!» и снова визги, но уже гораздо более сильные и продолжительные. Мы с Сережей переглянулись: - «Интересно, что это он уже там «Все сделал» - опередил мою мысль Сережа. «Надо идти смотреть!»
- «Да уж – отозвался я – пожалуй пора вообще сматывать удочки, клев почти закончился».
Других предложений не поступило и мы забрав снасти пошли домой. При свете полыхающего костра на раскинутом покрывале нас ждал ужин - хлеб, помидоры, огурчики, сало, жаренная рыба, бутерброды с паштетом, колбаса, зелень и огромный казан с сосисками на средине которого очень явственно была видна Пронина пятерня продавившая продукт до самого дна.
Проня заметив наши недоуменные взгляды, разъяснил ситуацию:
- «Это когда я перевернул ведро с кипятком для ухи себе на сандалии, так нечаянно упал рукой в сосиски!»
- «Что, разлил драгоценный кипяток?  - подал голос Игорь – значит ухи не будет, этого и следовало ожидать, а чего же ты визжал в первый раз?»
- «Да это когда я схватил с огня котелок с сосисками, так обжог руку и одна сосиска случайно попала за шиворот»
Мы потребовали подробностей столь пикантного происшествия, но Проковна наотрез отказалась от каких либо комментариев, и молчит как партизан, до сих пор, несмотря на огромную кучу версий одна другой краше высказанных нами. Ох, какие же мы были голодные!
А красиво, с художественным вкусом, сервированный стол, вызвал вообще бешенный аппетит, и вот первая чарочка водочки бежит огненной струей вниз по пищеводу, раззадоривая нас на свершение подвигов во имя мистера желудка. А через полчаса, однообразных слов типа: «Дай хлеба!», «Подай сосиску!», «Сюда рыбки пожалуйста!» и неизменного «ну за рыбалку!» мы по очереди откинулись от стола, и уже под редкие но красивые тосты потекла неторопливая беседа.
О чем? Спросите Вы, - да не о чем, о красоте, о гармонии, о том как передать эту красоту и гармонию на холсте или в мраморе,  о том как чуден и неисчерпаем мир в котором мы живем, и как мало мы его знаем.
Под конец, решив доделать уху завтра – благо рыба для неё оставалась, все отправились спать. Сюся очарованный близостью звезд и ночными ароматами, заявил, что он очень любит свободу, поэтому будет спать под открытым небом на надувном матрасе и согреваться теплом костра, и звезд. Проня подумав немного, решил остаться с ним. Сережа и Игорь расположились на втором этаже, мне же пришлось подняться на совсем недостроенную  мансарду.  Подниматься  приходилось в кромешной темноте, по совершенно незакрепленной лестнице. Выручил крохотный фонарик, с посаженными батарейками при помощи, которого я еле - еле нашел предложенные мне матрац и одеяло.
Серега поступил несколько опрометчиво согласившись спасть в одной комнате с Игорем, он просто забыл что у того была одна особенность – после некоторой, не очень четко установленной рюмки ораторствовать долго и  о чем угодно, благо эрудиция повлияла. И вот сегодня как раз такая рюмка была выпита. Улегшись спать Ходак через минуту вскочил и начал о чем то рассказывать Сереже, который мирно пытался заснуть в своем углу. Я очень четко при лунном свете в окно, через не достроенный пол наблюдал эту картину: Игорь о чем – то с жаром, но довольно монотонно рассказывает и каждые две минуты привлекает к себе внимание своего единственного слушателя вопросом: - «Серега, ты не спишь?» Услышав же его очередное – «Угу», удовлетворенный оратор, продолжая дальше развивать свою мысль, все ходит и ходит туда-сюда по одной и той же прямой.  Бельевая веревка, висящая под потолком, четко проецируется – с траекторией его пути и линией рта, поэтому дикая мысль, что эта веревка перерезает ему голову так похожа на правду, но может прийти в голову только художнику.
Под монотонное Бу – Бу – Бу, и односложные Сережыны – «Угу!» я крепко уснул.
Толчком к пробуждению послужило дикое желание  выйти на двор, по естественной надобности. Легко сказать, трудно сделать, я лежу на третьем этаже, где непонятно в каком месте разобран пол, и совершенно недостроенная лестница, с которой можно лететь, аж до самого подвала.   Вдобавок   фонарик куда – то задевался, и найти его просто невозможно. Положение аховое, но все – таки став на четвереньки, и продвигаясь по сантиметрам вперед, я наощупь нашел нужное направление и в последний момент успел выскочить на улицу.
   Да уж вот оно ни с чем не сравнимое удовольствие!
Я обозрел мирную картину нашего отдыха, Сюся и Проня спят у костра, в доме все тоже тихо, вот только подыматься на третий этаж откуда я слез целыми невредимым благодаря чистой случайности, мне никак хотелось. Потоптавшись немного в нерешительности я пошел спать на свою дачу. Утречком, нормально выспавшись с прекрасным настроением  я поспешил к друзьям. Впереди нас ждала, козырная тройная уха, в которую мы добавим немного  водки, для придания совершенно удивительного вкуса и как особая изюмина, уже перед самой едой в котелок будет засунуто горящая головешка, для аромата, куража, и адсорбции вредных веществ. Такое, полжалуй едал далеко не каждый!
Однако прийдя к Сереже и увидав что друзья просто ржут без остановки показывая друг на друга пальцем я понял, что часть приключений прошла без моего участия.
Как оказалось, после меня проснулся замерзший Проня. Костер совсем потух, а старое пальто на котором он ульогся спать и легкий плед вместо одеяла совсем не грели. Проковна побежала к Сереже попросить у него спички, но уже подымаясь наверх,  вспомнил что спички у него в кармане, поэтому он вернулся обратно, умудрившись при этом как то очень странно сдвинуть лестницу. Заботливый друг и верный  товарищ распалил снова огонь и подсунув побольше веток под бок Сюси, что бы тот случаем не замерз снова улегся досыпать.
Разгоревшееся пламя очень скоро прожгло среднюю секцию надувного матраца на котором мирно почивал Бусин и очень скоро его задница оказалась практически на голой земле.  Почувствовав дискомфорт от холода, он проснулся и поскакав немного у костра, выяснил что сегодня тепло звезд почему-то греет не очень,  налил себе стакан водочки, решив что надо согреться более радикальным способом. Да вот беда, этот алкогольный градус направил Сюсино мышление совершенно в другую сторону. Он вспомнил, как любит свободу, как тесно ему, в подвальной мастерской, когда душа рвется наружу, как хочется  совершить героический поступок, или хотя бы доброе деякие, а это все не удается и не удастся. И тут как молния в мозгу в друг сверкнуло – «Рыба? Бедная, пойманная рыба, как мучается она без своей родной стихии в тесном ведре, а ведь наверняка, у этих рыб есть родные и близкие!»
Влекомый благородный желание господин ваятель совершив над собой героическое усилие встал и с  размаху  плюханул  пойманную рыбу в озеро. На душе стало тепло и приятно. Накатив для порядку ещё полстакашика наш свободолюбивый Сюся свернулся калачиком на половинке матрица и захрапел как агнец божий.
Может быть, кто – то и удивился бы такому поступку, кто – то но не я потому – что знал за Бусиным историю похлеще этой и произошедшую  в  далекие времена. Тогда учась ещё в художественной школе я очень увлекался аквариумным рыбками, и когда они развелись у меня в значительном количестве решил приобщить к этому друга Сюсю. Насадив ему в банку штук двадцать гуппий и меченосцев, добравив растений и улиток я прочитал небольшую лекцию по их содержанию. Сюся с благодарностью принял банку и понес  домой предварительно заверив меня что лудшый аквариумист в мире это он, и все рыбы уже почувствовали это и в знак благодарности начали очень резво махать хвостами. Я ему охотно поверил, но когда назавтра пришел к нему в гости, то увидил сиротливо стоящую на столе трехлитровую банку с растениями и парочкой улиток.
- «Сася в чем дело, где рыбки?» - изумился я.
- «Да знаешь» - ответил мне лучший в мире аквариумист – я по дороге захотел, что бы они немножко поплавали на воле, почувствовали себя в родной стихии, порезвились, поиграли и выпустил их в лужу.»
-« И что потом ни одной не поймал?»
-« Да наверное им там стало хорошо и все куда-то уплыли, но вот две улитки поймались. А знаешь что – продолжить он дальше – а дай мне ещё рыбок!»
 Представив себе бедных рыбок, в грязной холодной луже из подтаявшего мартовского снега, через которую постоянно ездят автомобили, я ответил категорическим отказом.  На этом тема рыбьей свободы, была закрыта до сегодняшнего дня, но как оказалось жила ещё в душе человека искра рыбьего благодетеля.
Я выдал Сюсе все, что думало нем в и не особо стесняясь в выражениях, но мысль не удалось довести до конца, потому, что вмешался Сережа.
-«А я, а я! – начал он давясь от смеха - проснулся ночью и так в туалет  захотелось, просто кошмар. До утра чувствую точно не дотерплю, а вылезать из теплой постели не хочется, и Ходак наконец угомонился только спи и спи себе, так нет приспичило. Полез по лестнице, а её какая – то сволочь наверное сдвинула – тут Проня слегка втянул голову в плечи но продолжил благоразумное молчание – и я со всего маха да прямо на пакеты с кетчупом больно то как, головушка звенит, искры из глаз, да лучше бы я вот это в штаны!» и он показал красноречивым жестом, что бы он сделал в штаны.
-«А я, - перебил его Игорь – вскакиваю от дикого грохота, и воплей, подбегаю к лестничному проему, а там в низу Серега весь в крови валяется. Боже как я испугался, спрыгнул вниз, попал ногой в котелок с остатками сосисок, а он лежит так ничком на полу и говорит спокойненько: - «Игорек это кетчуп, ложись спать!»
Какой там к лешему спать, начал снимать котелок с ночи, кожа вон ободрана, больно но зато сосиски ничего Пронька вчера в них рукой, я сегодня ногой, но кажется есть можно! Ребята вдруг торжественно вставил свое слово Проня Прокоповна, мы выкинем в задницу эти сосиски и будем есть на завтрак нашу форменную  уху, с водкой и поленом!
- «Пронь, ты что треснулся малость, ведь Сюся рыбу выпустил!» - спросил я – «Да что там этот придурок выпустил, ведь она была уже начищена и выпотрошена, вон плавает вся в кустах под берегом, несите сюда, у меня уже вода закипает и картошка почищена!»
- «Браво Проня!» - крикнули мы и побежали вылавливать наш завтрак.
                                 


 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.