Та самая Тимошенко

24 июня 2011, 20:12
журналіст, політолог
0
1059

Почти по Горину

 

Представьте на минутку, что суд партии регионов над Тимошенко сняли на кинопленку. Но, смонтировали его одновременно со старым советским фильмом «Тот самый Мюнхгаузен». Вполне правдоподобно – ведь, как повелось в нашей стране, борьба с коррупцией, наказание за коррупцию и источник этой самой коррупции могут уживаться в одном и том же лице. Итак, 24 июня 2011 года, Киевщина. Монтаж подходит к концу:

***

Есть пары, созданные для любви, они же были созданы для развода… Тимошенко с детства не любила его и, нужно отдать ей должное, сумела вызвать в нем ответные чувства. В церкви на вопрос священника, хотят ли они стать мужем и женой, они дружно ответили: «Нет», — и их тут же обвенчали. После венчания он уехал с супругой в свадебное путешествие: она — в Конча-Заспу, он — в Межигорье, — и три года жили там в любви и согласии.

***

Верхние палаты дворца Межигорье. Янукович брезгливо в сторону придворного кутюрье Хорошковского:

— Мне? Однобортный геликоптер? Вы знаете, что в однобортном уже никто не воюет? Мы не готовы к войне!

(Задумчиво, глядя в сторону Печерского суда) - В свое время Сократ мне сказал: «Женись. Попадется хорошая жена — будешь счастлив. Плохая — станешь философом. Не знаю что лучше». Профессором вроде стал, но почему-то от этого ума не прибавилось. Ладно, сегодня попробую стать философом.

Хорошковский (задумчиво):

- Сократ, Сократ… Постой! Это блогер како-то, что ли?

- Темнота! Это шлепер знатный от Юры Енакиевского….

- Это уже не смешно, Виктор Федорович.

- Я никогда не боялся казаться смешным. Это не каждый может себе позволить. Ну, зачем мне этот суд над ней?

В разговор вмешивается Фирташ:

- Сначала намечались торжества, потом аресты; потом решили совместить.

 Хорошковский, успокаивающе:

- Всё пойдет по плану: после увертюры – допросы; потом – последнее слово подсудимой, залпы; общее веселье, танцы…

***

   

К воротам арендованной дачи Тимошенко подъезжает Турчинов.

— Госпожа баронесса вас с утра ожидает. Она с утра в кабинете работает, заперлась и спрашивает: — Сережа, говорит, не приехал еще господин пастор? — Нет, говорю, нет еще. — Она говорит: Ну и слава Богу. Очень вас ждёт.

Тимошенко: - Интересно, что будут говорить обо мне после моей смерти? Турчинов: - Поживем — увидим.

Баронесса к Власенко (о пасторе): - … мне сказали: умный человек.

Власенко: - Ну мало ли, что про человека болтают.

Пастор просит баронессу позвонить Януковичу и попробовать спустить дело «на тормоза». Тимошенко набирает номер короля:

— Через полчаса начнётся бракоразводный процесс.

— Он начался давно. В тот день, когда я тебя увидел.

После краткого совещания Тимошенко и свита отправляются к Печерскому суду

***

Судья, выкручивая от пота черную мантию, бормоча, читает записку баронессы: «Баронесса будет арестована с минуты на минуту! Просила передать, чтоб не расходились».

В суд сквозь толпу мещан и зевак протискивается баронесса: - Господи, как умирать надоело…

Судья: — Ну-с… будем исповедоваться.

— Я делала это всю жизнь.

Начинается долгий спич Тимошенко. В зале гул:

— О чём это она?

— Короля кроет

— И что говорит?

— Ясно что: подлец, говорит, псих ненормальный, врун несчастный…

— И чего хочет?

— Ясно чего: чтоб не бросал

— Логично.

***

Перепалка прокурора с Тимошенко:

— Тебя ждет тюрьма.

— Чудесное место… Здесь рядом со мной Овидий, Луценко, Сервантес — мы будем перестукиваться.

— Объясните суду — почему 20 лет все было хорошо, и, вдруг, такая трагедия? — Извините, господин судья, двадцать лет длилась трагедия и только теперь всё должно быть хорошо! Вы же разрешаете разводиться королям.

— Ну, королям, в особых случаях, в виде исключения, когда это нужно, скажем, для продолжения рода.

— Для продолжения рода нужно совсем другое.

***

В секторе короля безымянный корреспондент обливает водой стареющую фрейлину короля. - Быдло!

Богословская поправляет кофточку «от Хорошковского» (эту коллекцию соратник дарил ей еще во времена Озимого поколения):

- Почему продолжается война? Они что у вас газету "Сегодня" не читают? Не смотрят Большую политику на Интере и сайт "Обозреватель"?

— Фрау Германовна, у нас беда: баронесса воскресла! Будут неприятности!

- В Украине иметь фамилию Тимошенко, всё равно, что не иметь никакой, - фыркает в сторону экс-предводительница Вече. 

В здании суда оживление - заходит король. В проплаченной гарантом группе поддержки шепот короткостриженных юношей, не видящих из-за голов гвардейцев Януковича:

— Вбегает?

— Зачем? Входит.

— Болтает?

— Молчит.

— Умный мальчик, далеко пойдёт.

Богословская: — Ваше величество, почему так поздно?

— По-моему рано: не все глупости ещё сказаны!

***

— Ты меня заждалась дорогая? Извини… меня задержал Ньютон с Фирташем, - с самодовольной косой ухмыкой, сквозь зубы выпалил король.

Власенко в сторону входящего Януковича: — Бросил жену с ребёнком!

Реплика Ющенко из нарадчей комнаты судей: — Какой ребёнок? Я — офицер!

Власенко: — Бросил жену с офицером!

Янукович, оправдываясь: - Да скажем откровенно: меня тоже многое не устраивает, я тоже со многим не согласен! Да, да! В частности, я не в восторге от нашего календаря без ноябрьских и со днями нэзалэжности – и не первый год. Но я не позволяю себе срывы!

Тимошенко: — Ну, не меняться же мне из-за каждого идиота!?

Судья: — Не на совсем — на время… Стать такой как все…

— Как все? Не летать на ядрах и метле? Не охотиться на мамонтов? Не переписываться с Шекспиром и Саркози? Не идти, наконец, в президентки??

В прения вмешивается, не известно откуда появившийся, также находящийся под следствием Кучма:

- Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортить нам праздник?

- Завтра с восьми утра до десяти у меня подвиг.

Король: - Война это не покер! Её нельзя объявлять когда вздумается!

Зал оживился:

— Стреляла она не черешней, а смородиной, во время газовой войны, когда они пролетали над ее домом.

— Медведи?

— Ну, не мамонты же.

***

Судья: - Ваше последнее слово.

- Баронесса славна не тем, что она летала на Луну. Она славна тем, что никогда не врет. Правдой нельзя оскорбить.

- И предпоследнее…

- Всякая любовь законна, если это любовь.

Янукович: - Некоторые пары созданы для любви, мы же были созданы для развода, голуба моя.

Будучи в некотором нервном возбуждении, король вдруг схватил и подписал несколько прошений о разводе словами: «На волю, всех на волю!». С ним случались иногда нелогичные конфузы и припадки.

Судья к Тимошенко, поспешно: — Вы утверждаете, что человек может поднять себя за косу?

— Обязательно! Каждый здравомыслящий человек, просто обязан, время от времени это делать!

— Не усложняйте, баронесса… В тайне — Вы можете верить.

— Я не могу в тайне. Я могу только открыто, в прямом эфире.

- Я дам ей эфир, - взмолился Янукович.

Богословская, толкая грудью короля: — Это не король, это тряпка! Не мог по фене, как всегда, послать…

— Сударыня, что вы от него хотите? Россия сдалась!

Янукович, нехотя: — Я на службе… Если суд решит, что она — баронесса, я упаду ей на грудь. Если суд решит, что она — самозванка, посажу в тюрьму.

Диалог судьи с баронессой: 

С.: — Ну вот и славно… Объявляется перерыв. И не надо так трагично, дорогая моя… В конце концов, и Галилей отрекался!

Б.: — Поэтому я всегда больше любила Джордано Бруно!

С.: — Всё шутите?

Б.: — Давно бросила. Врачи запрещают.

С.: — С каких это пор вы стали ходить по врачам?

Б.: — Сразу после смерти…

С.: — Говорят ведь юмор — он полезный, шутка, мол, жизнь продлевает.

Б.: — Не всем. Тем, кто смеется, — продлевает. Тому, кто острит и конфузится, — укорачивает. Вот так вот.

Быстро успокоившись, Тимошенко шепотом в сторону Турчинова:

— Саша, ступай домой и готовь ужин. Когда я вернусь, пусть будет шесть часов.

— Шесть вечера или шесть утра?

— Шесть дня.

Обращаясь к Власенко: - Делайте что хотите, но чтобы через полчаса в лесу было светло, сухо и медведь!

***

Мрачная после первого заседания Богословская обращается к Калашникову: — А где же наша гвардия?

— Вероятно, обходит с флангов.

— Кого?…

— Всех!

- В следующий раз надоть допросить герцога Путина.

***

Вечер. Тимошенко возвращается на дачу. Ее встречают дворецкий Власенко и пастор Турчинов:

— Попал. Утка. С яблоками. Она, кажется, хорошо прожарилась.

— Она кажется, еще и соусом по дороге облилась, - с аппетитом добавляет Власенко.

— Да? Как это мило с её стороны. Итак, прошу за стол!

Баронесса устало: - Неужели обязательно нужно убить человека, чтобы понять, что он живой?.. 

И уже укладываясь на ортопедический матрац Венето, нежно бормочет: - ..Живее всех живых. А матрац Бродского хоть не соответствует госстандартам, все же лучше нар…

***

В Межигорской резиденции разговор Януковича со своей тенью:

— Она сбежала от меня также и в прошлый раз, Ваше величество...

— По правде говоря, мой король, на её месте я бы сделал то же самое.

— Поэтому мы и женимся не на Вас, а на ней…Тьфу ты, разводимся…

***

По телевизору заканчивается ток-шоу Савика Шустера голосом Маги:

- Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…

Не фенита ля комедия...

(признателен великому драматургу-сатирику современности Григорию Горину за вдохновение и идею. Российский сценарист, словно предвидел украинский водевиль, спустя 11 лет после своей безвременной кончины)

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.