Один из родившихся в СССР в 70-е

8 августа 2011, 08:17
0
691

Зацепило... Думаю многие смогут назвать эту историю своей.

Мы все здесь оказались, скорее всего не выбирая ни место ни время своего рождения. Я возможно родился лет на десять раньше Вас в удивительной стране, где никогда не падали самолеты, а с…екса, еды, цветной одежды и длинных волос просто не было. И я хорошо помню, что почти ежедневно, возвращаясь домой с тренировки по бадминтону из строительного института, я ждал трамвай и думал - какая прекрасная у нас страна, это небо, моя мама, а там - где-то за океаном сидит маньяк Рейган, который в любой момент может выпустить по нам ядерные ракеты и все это уничтожить. И как хорошо, что есть наше большое и сильное государство, которое защищает мир во всем мире.

Это не была детская чепуха, это были реальные ощущения. В то же время, я очень часто был голодным, потому что у нас была многодетная семья, а мои родители - советские инженеры- могли сконструировать двигатель для космической ракеты, но не всегда могли прокормить семью. Я ел всегда при первой же возможности: в гостях у друзей, в школьной столовой и пр.. Моя семья не была какой-то особой, сплошь и рядом люди жили еще хуже. Мы жили в коммунальной квартире, у нас не было воды и канализации. Горячий душ в детстве мне казался пиковым достижением человеческой цивилизации.

По улицам ходить было сложно, потому что в любом месте, а особенно в парке можно было нарваться на гопников, которые били и отбирали деньги. Это был удивительный контраст, потому что при всем этом я играл на скрипке, рисовал натюрморты и пейзажи в изостудии, был разрядником по бадминтону, занимался карате, тягал гири в каком-то подвале, паял транзисторы и первые микросхемы и даже играл в театре. И еще у меня была тяга к познанию. Я все время читал и искал себе взрослых и умных товарищей. С 11 лет я уже знал, что мир вокруг меня не известен никому, что мама с отчимом не могут мне его объяснить не потому что не хотят, а потому что они сами не знают и живут вслепую. Тогда мир начал интенсивно изменяться. Нужно было искать ответы самому, потому что смириться с тем, что мир таков, как его нам преподносят в школьных учебниках и по телевизору, я не мог. Явно было что-то еще. В шестом классе я открыл для себя возможность человеческого гения, когда узнал геометрию Лобачевского, потом были Ницше, Кастанеда, Бхагавад Гита, Блаватская, Булгаков и братья Стругацкие, Максимилиан Волошин. И, конечно, ДДТ, Наутилус и Цой. И Гребенщиков!
В 17 лет я ушел из родительского дома и больше туда уже не вернулся.

У меня не было денег, не было хорошей одежды, туфель и всего того, что нужно парню в 17-18 лет. Сложно было пригласить девушку на свидание, потому что было просто некуда идти. Некоторое время мне было негде жить. Мне, конечно, помогали некоторые мои родственники, но ведь это очень унизительно постоянно что-то у кого-то просить или быть в долгу.

Ночные дежурства в коммерческом магазине давали возможность ночевать, а на утро у меня была шоколадка и пачка мальборо. Это было очень круто. Еще были друзья. У Леши Зосименко всегда можно было поесть, а иногда и переночевать. У него были прекрасные родители, и много знакомых девушек, а я помогал ему сдавать в юридической бурсе экзамены, потому что знания в ДГУ не имели никакого значения, там нужно было договариваться и платить. Уже на первом курсе я перестал ходить в универ., это не имело никакого значения, нужно было зарабатывать деньги на сессию. В университет, не считая сессий, я захаживал исключительно для того, чтобы пообщаться с товарищами и взять травы, больше там делать было нечего. Зато я начал зарабатывать первые деньги! Бесценный опыт коррупции в университете очень пригодился. Первую свою машину - бежевую шестерку - я купил в 20 лет, вторую - мазду - уже через четыре месяца. Я был счастлив. Я стал свободен! У меня были деньги, жилье (уже с душем, горячей водой и туалетом). У меня была девушка и возможность путешествовать. Меня уважали друзья.

Мы объездили весь Крым, ели плов и шашлыки на берегу моря, пили вино. Мы были свободны! Но этого было мало. Нужна была своя квартира. Мы купили первую квартиру, когда нам было 22 или 23, потом продали ее, потом купили другую. Мы строим квартиры и дома до сих пор, я не могу остановиться)). У человека должен быть дом.

Потом началась гос.служба. Для меня, знающего ценность свободы, свободы, которая отвоевана у мира, работа на гос.службе была каторгой. Быть на самой маленькой ступеньке системы с жестким иерархичным подчинением, это немыслимо для того, кто уже ощущает себя свободным человеком. Каждый день ходить на работу и отправлять людей в тюрьму, то есть - окончательно лишать их свободы. Это был постоянный парадокс. Я знал, что жизнь не сладкая, но, когда я первый раз посетил уголовный розыск Ленинского района, я понял, что я не знал очень многого. Знаменитый четвертый этаж райотдела, бывшее здание гестапо. Мрачный коридор с тусклой лампочкой, ужасные люди в кожаных плащах. Нам, конечно, не говорили, но, будучи человеком чувствительным, я ощущал каждой клеткой насилие и страдание в этих стенах. Я не знал как себя вести. С одной стороны, я был по эту сторону баррикады, страшные менты меня уважали, но с другой стороны - я с ужасом представлял, что находится по ту сторону. Мы все знали, что в уголовном розыске пытают людей, их подвешивали в наручниках на старые советские вешалки, их пытали током, били, одевали мешки на голову. Особенно, когда раскрывали убийства. Прокуроры старались не замечать этого, но были и такие среди нас, которые вечерами ездили в розыск и сами били подследственных.
Тогда был разгул рэкета. Не знаю почему, но еще до работы в прокуратуре у меня сложились странные отношения с организованным криминалитетом. Я их боялся, но они ко мне относились хорошо.

Потекло время этой мерзкой рутины. Я сделал стремительную карьеру, в 26 лет, я впервые исполнял обязанности прокурора Днепропетровска. Большая часть моих вчерашних однокурсников стала моими подчиненными. Еще вчера мы вместе гуляли, а сегодня я уже начальник. Я был заместителем по следствию. Что это значило? Что 24 часа в сутки вся боль миллионного города, вся его грязь, весь его инфернум был моей жизнью. Трупы, убийства, самомубийства. Я жил пульсом всех смертей города. Я ненавидел чиновников - ворюг, с которыми мы каждый день здоровались в горисполкоме, их лица издалека сияли лукавыми улыбками.
Прокуратура города стала брендом. Нас начали бояться и уважать. И даже в ночном клубе "Лабиринт" диджей ставил музыку в честь прокуратуры города)). Каждый день я ходил на работу и думал. С одной стороны, я знаю, что я самый эффективный прокурор, а с другой - каждый начальник мог бы мне объяснить за одну минуту, что я здесь никто.
Долго так продолжаться не могло. Я поехал в Индию, вернулся и уволился. Все были против этого, система, родственники, знакомые. Все, кроме Варвары. Никто не понимал как можно взять и бросить эту должность. У меня было много друзей, адвокатов, ментов, бизнесменов. Я был многим выгоден.
Когда я уволился, все это прекратилось. Осталось всего несколько человек. Мои подчиненные, которые клялись мне в любви и верности, уже через месяц начали обсуждать каким я был негодяем. Я уже многому тогда перестал удивляться, но это меня поразило тогда. Сейчас уже нет.

Начался период бизнеса. Это было интересно и ново. Однажды, я вышел из офиса одного моего друга и партнера по бизнесу, он вышел, как потом показали камеры наблюдения, через четыре минуты после меня и был расстрелян киллером. Три пули разорвали все у него внутри, но он Божьей милостью выжил. Оказалось, бизнес в нашей стране дело тоже непростое.

Потом началась политика.

Эта история несколько художественна, это не совсем автобиографический этюд, она просто отражает особенности моего поколения. Поколения, родившегося в 70-х в Советском Союзе. У тех, кто старше, думаю было еще сложнее, потому что огромный перелом пришелся на тот период, когда они должны были отвечать не только за себя, но и за свои семьи, а их сознание было законсервировано намного сильнее, чем у нас. Те, кто родились на десять лет позже, имеют свои особенности, потому что они были совсем детьми, когда их родители ничего не могли сделать и часто погружались в истерики, отчаяния, болезни и алкоголизм. Многие из них пережили крах в своих семьях. Каждое поколение имеет свои трудности. Так было всегда. Но если мы хотим точнее понимать друг друга, иногда об этом стоит задумываться.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.