Падение режима Каддафи приведет к радикализму и нестабильности в Ливии и регионе

21 октября 2011, 11:49
0
833

Процесс урегулирования ситуации в стране, а также формирования новой власти будет происходить в Ливии на уровне переговоров племенных групп с учетом их интересов в доступе к нефтяным ресурсам страны.

Внутриполитический прогноз.

В основе будущей стабильности в Ливии будет лежать процесс распределения доходов от экспорта нефти между племенными группами. Однако неравномерное распределение нефтяных полей указывает на то, что удовлетворить интересы всех племен не удастся. 

Основные 3 нефтяные месторождения расположены на востоке страны: Музуруке, Западном Сирте и Киренаике. Именно распределение доходов от их работы в пользу западных регионов Ливии подготовило почву для восстания в Бенгази. В этих же районах расположены основные перерабатывающие мощности: четыре из пяти НПЗ, а также пять из шести морских терминалов. Данная территория контролируется арабскими и арабо-берберскими племенами Мугарбах, Авакуир, Абиид, Дарза, Арафах, Бараза, Абайдат, Цувайях, Фавахир, Майбрах, Авайлах, Минифах. Западная часть страны контролируется представителями трех племен: Кадаффа, Варфалла и Маргаха. При этом район проживания племени туарегов на западе и племени Тубу на юго-востоке не имеет месторождений. Данные факты усложняют достижение компромисса в межплеменном диалоге «пост-кадаффистской» Ливии, поскольку порядка 80-90% племен не имели  контроля над нефтяным сектором страны. Это объясняет скорость и легкость перехода этих племен на сторону повстанцев, однако совсем не гарантирует учет их интересов в будущем.

Таким образом, наиболее вероятно, что контроль над большей частью экспортного потенциала Ливии перейдет к восточным племенам, а значит, вектор противостояния изменится в противоположную сторону. По нашим оценкам, принимая во внимание сильные позиции исламистов, салафитов и националистов в ПНС, а также наличия свыше 130 племен на территории страны достичь безусловного компромисса не удастся.

НПС Ливии сегодня может рассматриваться лишь как временный орган, поддерживаемый исключительно интересами свержения режима Каддафи. Это объясняет наличие в нем различных сил, интересы которых в некоторых сферах прямо противоположны друг другу. Лидер НПС Мустафа Абдель Джалил не может считаться национальным лидером и не располагает серьезной поддержкой в стране. После роспуска правительства, он ухудшил отношения с племенными вождями. Несмотря на то, что вероятно, кандидатура  Абдель Джалила будет поддерживаться Западом, внутренняя конкуренция в стране ставит под сомнение мирный процесс трансформации НПС в полноценный орган исполнительной власти под его руководством, также как и дальнейшие его перспективы.

В краткосрочной перспективе высока вероятность реализации «революционного синдрома», когда новые власти страны начнут репрессии против бывших функционеров режима Каддафи, перешедших на сторону НПС. На подобном развитии событий будут настаивать представители радикальных сил. Пока что призывы к этому прозвучали от лидера исламистов Ливии Исмаила аль-Салаби (он же бывший лидер Ливийской Исламской группы Абу Абдалла аль-Садик).

Таким образом, не вызывает сомнений тот факт, что процесс построения политических институтов в Ливии не сможет сохранить мирный характер.

В Ливии не сможет быть реализован и египетский сценарий, в котором армия является гарантом стабильности в стране и обеспечения демократической смены власти. Поражение профессиональной армии Каддафи и отсутствие централизованных и боеспособных регулярных частей у повстанцев на территории всей страны создают политический вакуум и усиливают риски дестабилизации обстановки. При этом возрастает роль межплеменных договоренностей, являющихся крайне хрупкими и неоднозначными.

В условиях политической слабости НПС и отсутствия национальной армии, на территории Ливии усиливаются позиции радикальных организаций, имеющих централизованное командование, внешнюю поддержку и хорошо развитую структуру. Об этом свидетельствует инцидент с убийством 28 июля 2011 года в Бенгази генерала Абдельфаттаха Юнеса. Экс-глава МВД Ливии, перешедший на сторону повстанцев и возглавивший военное командование, согласно заявлению официального представителя ливийских властей Мусы Ибрагима, был ликвидирован представителями «Аль-Каиды». По его информации, «другие члены НПС, «не имеющего никакой власти в Бенгази, были в курсе готовящегося убийства, но ничего не сделали, чтобы предотвратить его, поскольку они затерроризированы «Аль-Каидой». Именно «Аль-Каида» правит на востоке страны», - заявил он. Косвенно эту версию убийства признал и Лондон. Как заявил 31 июля 2011 года глава минобороны Великобритании Лиам Фокс, за убийством Юнеса «могли стоять» исламисты, присутствие которых в Ливии «неоспоримо».

Таким образом, в условиях отсутствия развитых политических структур в Ливии радикальные фундаменталистские организации будут усиливать свое влияние в стране, а их представители будут негласно принимать участие в формировании нового правительства.

В этом процессе ситуация напоминает Афганистан 1992 года и Ирак 2003. Победные настроения повстанческих (революционных) сил происходят в условиях отсутствия стратегических планов дальнейшего развития государства и политических институтов власти. Это нивелирует позитивные ожидания быстрых трансформационных процессов в обществе и является предпосылкой для радикализации ситуации в стране.

Наличие значительного количества племенных групп в стране делает фактически невозможным равномерное и «справедливое» распределение доходов от нефтяного экспорта Ливии. Очевидно, что племена, утратившие контроль над нефтяными полями или вновь не получившими к ним доступ после падения режима Каддафи окажутся «слабым звеном» в новой политической архитектуре страны и будут играть на раскол новой системы. Для некоторых из  них сепаратизм будет рассматриваться в качестве выхода из сложившейся ситуации.

Таким образом, в сложившихся условиях существует 4 сценария дальнейшего развития ситуации в стране (от наиболее вероятного к наименее вероятному):

Сценарий А. Создание нестабильного правительства на основе НПС, подверженного кризисам с высокой вероятностью возникновения вооруженных конфликтов различной силы.

Сценарий В. Переход ситуации в стадию затяжной гражданской войны с возможным вовлечением в конфликт приграничных стран.

Сценарий С. Продолжение гражданской войны с последующим формированием исламистского государства по аналогии с Афганистаном при режиме Талибана.

Сценарий D. Распад  Ливии на 2-3 самостоятельных образования по суданскому сценарию.

Внешнеполитический региональный прогноз. Режим М.Каддафи составлял определенную конкуренцию в регионе влиянию ведущих исламских стран: Саудовской Аравии, Катара, Египта и Турции. Эр-Рияд являлся традиционным оппонентом Каддафи, который пытался организовать покушение на Короля Абдуллу и вел организованную антисаудовскую пропагандистскую кампанию более десяти лет. Влияние Каддафи в Африке также препятствовало усилению политического и экономического влияния в регионе двух стран, претендующих на лидерство в исламском мире: Турции и Катара. Таким образом, образовавшийся вакуум будет использован лидерами исламского мира для экспансии в странах Африки.

Сильные позиции Каддафи в Африканском Союзе с падением режима усилят центробежные тенденции в регионе. Борьба ключевых игроков в исламском мире приведет к усилению радикальных сил и обострению локальных конфликтов в ряде стран.

Этому будет способствовать также гуманитарный кризис, возникший после остановки инфраструктурных проектов, реализуемых на ливийские средства трудовыми мигрантами близлежащих стран. Так, одна лишь остановка строительства Транссахарской автодороги протяженностью 1100 км и других проектов привела к возвращению в Нигер свыше сотни тысяч мигрантов из этой страны, что создаст дополнительную социальную нагрузку на ее бюджет, рост безработицы, бедности, и как результат, усиление радикальных настроений в обществе. 

В зоне риска оказываются Алжир, Мали, Нигер, Чад и Буркина-Фасо.

Мали.  Развитие ситуации в Ливии, вероятно, приведет к обострению ситуации на севере Мали. Сегодня на севере этой страны не прекращается активность боевых действий со стороны антиправительственных сил, практикующих захват заложников и террористические методы борьбы. Проблема усугубляется так называемым туарегским вопросом, который остро стоит в Мали и Нигере.  Режим Каддафи поддерживал тесную связь с одним из влиятельнейших туарегских племенных вождей - погибшим Ибрагимом аг Баханги, инициируя создание федерации «Большая Сахара», целью которой была централизация движения туарегов, проживающих в странах Сахеля. Это способствовало объединению туарегов Мали и Нигера и созданию организации Альянс-туареги-Нигер-Мали (АТНМ).

 На стороне Муамара Каддафи в боестолкновениях в Ливии принимало участие около 800 туарегов из Мали. К ним необходимо добавить еще около 2 тысяч их соплеменников, въехавших в Ливию в качестве трудовых мигрантов, и вступивших позже в регулярные армейские подразделения, в том числе в «панафриканский легион». После падения Триполи происходит процесс возвращения на родину малийских туарегов, прошедших военную подготовку и укомплектованных новейшими системами легкого вооружения. Несмотря на то, что гибель аг-Баханги несколько снизила  вероятность вооруженных мятежей туарегов в странах Сахеля, полностью исключать вероятность дестабилизации ситуации, в частности, в Мали, где сильны позиции АКМ нельзя.

Алжир. Присутствие в Алжире арабо-берберских племен, проживающих на западе Ливии, дает основание прогнозировать вероятное обострение ситуации в пограничной зоне в случае ущемления интересов этих племен  процессе создания нового правительства и распределения новых сфер влияния. Представители семьи Каддафи, бежавшие в Алжир, могут использовать радикальные организации в этой стране, как например, АКМ для попыток дестабилизации ситуации в Ливии. В то же время перспективы создания на территории Ливии крупнейшего в странах Магриба очага нестабильности угрожает интересам Алжира, пытающегося предотвратить повторение гражданской войны. Однако в случае распространения гражданской войны в самой Ливии, ситуация в Алжире также резко обостриться.

Нигер. Нигер становится территорией отступления лоялистов. НПС Ливии 6 сентября объявил, что сторонники Муаммара Каддафи автомобилями вывозят в Нигер наличные деньги и золото. По информации НПС, люди, бежавшие из Ливии с ценностями - это сторонники Каддафи, которые покидают страну, опасаясь преследования со стороны новых властей страны. Ранее сообщалось о том, что в Нигер из Ливии прибыли более двух сотен автомобилей с военными и чиновниками прежнего режима. Кроме того, за южную границу ранее сбежал руководитель гвардии Муаммара Каддафи - Мансур Дао. Вместе с ним в Нигер прибыли полтора десятка его помощников и соратников. Эти данные дают основание полагать, что территория Нигера может использоваться сторонниками режима Каддафи для проведения подрывной деятельности против нового режима в Ливии.

Чад. Чад долгое время рассматривался режимом Каддафи как зона стратегических интересов Ливии. Экс-руководство Ливии и руководство Чада имели племенные связи, что обусловливало интеграционные процессы между странами.  

Апогеем таких процессов стала инициатива 1979 года Гукуни Уэддея относительно объединения стран. Кроме политического значения ливийско-чадского сотрудничества имелся и экономический подтекст таких взаимоотношений. Триполи был заинтересован в доступе к урановым месторождениям, расположенным на севере Чада. Падение режима Каддафи, очевидно, ослабит позиции руководства Чада, усилит внешнее влияние Франции и  повысит вероятность возобновления вооруженных мятежей чадскими повстанцами.

Аналитическая группа Da Vinci AG

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Африка,племена,Ливия,Каддафи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.