Никому не посвящается

29 октября 2011, 18:50
Обозреватель
0
1055
Никому не посвящается

Некому


Капитализм им. Ильича

В то время как экономисты и публицисты теоретически обсуждают различные социально-экономические модели (прежде всего связанные с соединением эффективной экономики с социальной справедливостью), а также рассуждают на тему особенностей Юго-востока Украины, который является социальной базой украинской антикризисной коалиции, демонтировавшей в рекордные сроки оранжевый режим, мне посчастливилось побывать в Приазовье и посмотреть на тамошнюю ситуацию собственными глазами.

Я и до этого знал, что Украинский Юго-восток — это место функционирования крупных промышленных гигантов, некоторые из которых существенно разрослись в постсоветский период. Одним из самых ярких примеров таких гигантов является ОАО «ММК им. Ильича», располагающийся в приморском городе Мариуполе, но распространивший свое влияние далеко за его пределы. Теперь я мог изучить этот феномен изнутри.

Знакомство с империей «Ильича» начинается для россиянина в московском аэропорту Внуково. Отсюда дважды в неделю в Мариуполь и обратно совершаются рейсы авиакомпании «Ильич Авиа». Раньше в Москву летали на Як–40, теперь на новеньких АН–140, небольших и шустрых винтовых самолетах нового поколения украинского производства. Самолеты все в прекрасном состоянии, в том числе и салон. Несмотря на малые размеры воздушного судна, самолет берет на борт 52 пассажира, которые вполне с комфортом (не меньше, чем, например, на отремонтированных рейсовых ТУ-154 «Аэрофлота») располагаются в современных креслах. Все самолеты называются «Ильичевец–1», «Ильичевец–2» и т.д. Мне досталось туда и обратно лететь на борте с порядковым номером 4. На салфетке, покрывающей подголовник кресла, красовался логотип «Ильича».

«Ильич Авиа» всерьез играет в международную авиакомпанию. Все объявления делались на украинском, русском и английском языках. Персонал приветливый. Сервис нельзя назвать высококлассным, но бортпроводница очень старалась, напитки были охлажденными, нехитрая закуска (давали небольшие сэндвичи с ветчиной и сыром) свежей. Довольно забавно: пакетики чая и пластиковые стаканчики с кипятком приносили отдельно. Вместе с кипятком разнесли вафли. Перед взлетом всех снабдили карамелью «Взлетная». Таким, скорее всего, должен был бы быть советский сервис, если бы заявляемое «летайте самолетами Аэрофлота» соответствовало бы реальной заинтересованности общесоюзной авиакомпании в клиентах.

Через два с половиной часа мы приземлились в аэропорту Мариуполя. Первое же, что бросилось в глаза, — это надписи на здании аэровокзала. Слово «Мариуполь» не было главным. Я прочел: «ОАО Мариупольский Металлургический Комбинат им. Ильича. Аэропорт Мариуполь». Вот так вот. Прибывшим должно быть сразу ясно, кто здесь главный. Дальше — больше. Пройдя нехитрую процедуру паспортного и таможенного контроля в маленьком, но современно отремонтированном и очень чистом аэровокзале, я наткнулся на служащую, на груди которой был бэджик с надписью «ОАО ММК им. Ильича. Служба перевозок». Позже я увижу подобную надпись в пансионате, принадлежащем «Ильичу»: «ОАО ММК им. Ильича. ЦЗиБ. Пансионат Смена.» (ЦЗиБ означает «цех здоровья и благополучия»).

Начинаю разговоры с местными жителями. На дурацкий вопрос вроде «Как здесь живется?» стандартное начало ответа всегда примерно одно и то же: «Ну, если вы ильичевец...» Всегда подразумевалось, что в этом случае вы живете, во всяком случае, неплохо или вообще живете, а вот в противном случае у вас наверняка проблемы.

И это несмотря на то, что в этом индустриальном районе есть еще такие крупные предприятия, как «Азовсталь» и «Азовобщемаш», а, кроме того, неплохо развит мелкий бизнес, и в регион пришли крупные российские торговые сети (например, «Эльдорадо»). Однако даже благополучные люди, не принадлежащие к системе «Ильича», относились к империи металлургического комбината с пиететом. Мариупольский таксист-частник, услугами которого я все время пользовался, молодой мужчина, управляющий свеженькой «Daewoo», неплохо одетый, экипированный, помимо рации, очень современным сотовым телефоном с беспроводной гарнитурой, всегда чисто выбритый и вежливый, все время расписывал мне прелести своего существования, однако, когда речь зашла об ММК, всплеснул руками и только сказал: «Ну, Ильич — это Ильич!..»

В своих расспросах я попытался уточнить, имеется ли в виду сам металлургический комбинат, и получил ответ, что вовсе необязательно. Приехав в сам город Мариуполь, я понял, в чем дело. Империи «Ильича», как оказалось, принадлежит половина региона. Сначала, посетив пункт обмена валюты, я понял, что «Проминвестбанк», который «держит» весь легальный обмен валюты в Мариуполе, принадлежит «Ильичу». Я также сразу обратил внимание на то, что карточки «Проминвестбанка», даже не принадлежащие к международным системам вроде VISA или MasterCard, охотно принимаются в дорогих по местным меркам ресторанах и современных торговых центрах. В городе, особенно на центральных улицах, полно исправно работающих банкоматов. Как я выяснил позже, все работники системы «Ильича» получают зарплату на пластиковые карточки «Проминвестбанка».

Затем, разглядывая улицы города, я понял, что словом «Ильич» пронизано все вокруг. Просто проехав по Мариуполю, понимаешь, как глубоко пустила корни эта мегакорпорация. В городе и его районе действует «Ильич Фарм», производящий и распространяющий лекарственные препараты, а также включающий в свою систему несколько платных клиник, «Ильич Техмаркет» продает компьютерное оборудование, бытовую и оргтехнику, страховой бизнес практически полностью накрыт Страховым товариществом «Ильичевское» и Страховой компанией «Ильичевская». Позже я выяснил, что медицинская страховка поддерживается несколькими десятками лечебных учреждений, также принадлежащих «Ильичу». «Ильич Продукт» — одно из крупнейших торгово-промышленных предприятий в области. Как оказалось, это не только оптовая торговля и сеть магазинов, это система агроцехов по всему югу Украины, вплоть до Крыма, большие молочный и рыбоконсервный заводы. Выяснилось также, что «Ильич» выкупил мариупольский судоремонтный цех, крупнейший на Украине по объему выполняемых сегодня работ, а также крупную швейную фабрика «Фея».

Корпорации принадлежат также развлекательный «Экстрим-парк» и целых два футбольных клуба, просто и ласково названных «Ильичевец–I» и «Ильичевец–II». Когда я приехал в город, на центральных улицах города я увидел огромные рекламные плакаты, зазывающие мариупольцев на матч между этими двумя командами. И хотя матчи «Ильичевца» с командами других украинских городов, безусловно, вызывают гораздо больший ажиотаж, я заметил, что и матч между двумя своими командами весьма интересует болельщиков. Насколько я понял, «Ильичевец–II» — своего рода фарм-клуб, так что время от времени проводящиеся матчи между «Ильичевцами» позволяют оценить готовность футболистов к регулярным матчам сезона.

Изучая средства массовой информации, я узнал, что «Ильичу» принадлежит целый издательский дом со все тем же названием — «Ильичевец», который издает ежедневную газету, а также еженедельные и ежемесячные журналы «Ильичевец хозяин», «Ильичевец здоровье», «Ильичевец спорт» и другие. «Ильичу» также принадлежит местный телеканал «ТВ–7». Другой крупный комбинат региона «Азовсталь» также имеет собственную газету, «Приазовский рабочий», и телеканал «МТВ».

Мне было интересно наблюдать, как развивался застольный диспут в одной из больших семей. Родственники, работающие на разных предприятиях, на полном серьезе говорили друг другу «Ваша газета врет» — «Нет, ваша газета врет». Я, услышав этот разговор сначала краем уха, подумал было, что спор носит политический характер и удивился: неужели кто-то здесь, на Юго-востоке Украины, поддерживает «оранжевых» или выступает против антикризисной коалиции? Однако когда я прислушался к разговору и принял в нем участие, то удивился еще больше. Так, как в России могут вести политические споры, в Приазовье ведут споры межкорпоративные. Я сразу поинтересовался, часто ли случаются такие споры, и выяснил, что сейчас, после победы Януковича над оранжевой коалицией их больше, но когда в стране шла серьезная политическая борьба, комбинаты выступали единым фронтом.

Затем у меня была возможность напрямую ознакомиться с социальной сферой империи ММК. В самом Мариупольском районе на побережье Азовского моря расположены два ильичевских пансионата для взрослых и два детских оздоровительных центра (ДОЦ). «Ильичу» принадлежит также профилакторий в стороне от моря и санаторий в Крыму. Богаче и помпезнее выглядит только дом отдыха, принадлежащий «Донтрансгазу». Последний напоминает архитектурой подмосковные коттеджные поселки красного кирпича образца девяностых годов прошлого века и смотрится на берегу Азовского моря чужеродно.

Я расположился в пансионате «Смена». Первое впечатление было, что я вернулся в советское время, только нахожусь при этом в некой альтернативной реальности. От устройства комнат до распорядка дня все напоминало дома отдыха моего детства. Вот только кормили, хотя и незатейливо, но очень качественно. Советский по составу и характеру сервис был, тем не менее, безупречным. Персонал был исключительно предупредителен со всеми отдыхающими и выполнял свою работу очень тщательно — люди держались за место. Кругом была чистота и порядок, за распорядком дня следили неукоснительно, к дисциплине отдыхающих призывали очень вежливо, но очень настойчиво, и мало кто хотя бы вяло возражал, — отдыхающие ведь тоже были ильичевцами, и зачастую весьма опасались жалоб, которые могли уйти к ним на предприятия.

Особенно меня удивили столовая и местный буфет. В страшную августовскую жару отдыхающие могли наслаждаться там кондиционированным воздухом и, естественно, неизменной чистотой помещений и посуды. В буфете продавались нехитрые закуски, холодное пиво и другие алкогольные напитки. Все было исключительно свежим и вкусным. Поскольку водопроводная вода в этой местности уже давно потеряла питьевое качество, дешево продавалась разливная питьевая вода. Режим же работы, включая технический перерыв (видимо, время обеда буфетчицы), начало и конец работы, выдерживался с точностью до минуты. Как я узнал от администрации пансионата, в планах постепенное оборудование кондиционерами всех комнат для отдыхающих. Пока они обходятся вентиляторами.

В пансионате «Смена» под звуки местного популярного радио «Люкс FM», транслирующего в основном местные шлягеры, а также песни советского времени, и под замечательное свежее местное пиво «Славутич» я повел разговоры с отдыхающими. Картина вырисовывалась совершенно удивительная.

Процветание корпорации «Ильича» крепко связывалось с нынешним директором комбината, членом Социалистической партии Украины В. С. Бойко. В отличие от «Азовстали», специализировавшейся на марочной стали высокого качества (в основном, это так называемая рельсовая сталь и трубы высокого давления), «ММК им. Ильича» всегда выпускал более низкие сорта стали во всех своих шести домнах, но, с другой стороны, такая специализация означала направленность на выпуск изделий широкого потребления.

Именно ориентированность на ширпотреб и помогла комбинату в первые постсоветские годы. Та же «Азовсталь» была на грани банкротства, что позволило «оранжевым» изрядно потрепать предприятие в ходе оголтелой реприватизации, но вот под «Ильич» было не подкопаться. К тому времени комбинат не только твердо стоял на ногах, но существенно диверсифицировал свой бизнес. Все вышеперечисленные предприятия корпорации делятся на две большие группы: выкупленные «Ильичем» и вновь созданные. Мне рассказывали о радости сотрудников «Феи», измученных отсутствием зарплаты, когда их предприятие вошло в ильичевскую империю.

Их радость мне стала вполне понятна, когда я узнал о социальном пакете работников корпорации. Зарплата в системе «Ильича» небольшая, но выплачивается всегда в срок на банковские счета в «Проминвестбанке». Оклад рядовых сотрудников пансионата составляет от 600 до 1500 гривен в месяц (примерно от 3200 до 8000 рублей или от 120 до 300 долларов), на комбинате зарплаты выше: от 1000 до 2500 гривен. На фоне этого есть смысл оценить стоимость путевки на 12 дней в тот же пансионат «Смена»: для ильичевца она стоит 60 гривен (320 рублей!), а для члена его семьи (не ильичевца) — 260 гривен. Сторонних, коммерческих клиентов берут крайне неохотно и строго по остаточному принципу. Стоить это удовольствие абсолютно «левому» отдыхающему будет 1200 гривен.

Совершенно очевидно, что ни 60, ни даже 260 гривен не покрывают даже прямых затрат по обеспечению отдыха ильичевца, так что это в чистом виде соцпакет. Каждый ильичевец имеет железное право отдыхать в одном из пансионатов «Ильича» и направлять на отдых своих детей раз в три года. Для передовиков производства, мастеров и прочих начальников делается исключение — некоторые отдыхают в «Смене» и «Металлурге» каждый год.

Это, однако, далеко не единственная социальная льгота ильичевцев. Среди прочих социальных гарантий, ильичевец имеет право на медицинскую страховку за счет предприятия, лечение профессиональных заболеваний, работникам предоставляются низкопроцентные кредиты на образование и приобретение жилья, скидки во всех торговых предприятиях корпорации. При столь небольшой зарплате (стоимость жизни в Мариуполе лишь немного ниже, чем в Москве) вполне естественно для местного жителя стремиться попасть в систему «Ильича», а, попав туда, держаться за место до пенсии. Интересно, что совсем недавно по всем предприятиям корпорации прошло тотальное увольнение пенсионеров, одновременно с этим каждому пенсионеру было предоставлено право трудоустроить в «Ильич» своего молодого родственника. Куда конкретно — это уже решает корпорация.

***

Когда я говорил, что в политической борьбе комбинаты выступали единым фронтом, по сути дела, это означало, что единым фронтом выступали все средства массовой информации региона, по меньшей мере, все трудоустроенные граждане и члены их семей.

Отсюда два немедленных вывода чисто политического характера.

Во-первых, несмотря на слабую и неумелую попытку подмять под себя покачнувшуюся «Азовсталь», «оранжевые» со всей очевидностью не имели ни малейшего шанса ни продержаться у власти сколько-нибудь долгий срок, ни, тем более, окончательно задавить политиков, опирающихся на индустриальный Юго-восток Украины. Понятно теперь, почему, отказавшись от невнятной помощи Кремля и радикального союзника Лужкова, лоббирующего раскол Украины, Янукович не только не пал жертвой «самоубийства двумя выстрелами в голову» или «отравления газовым обогревателем иранского производства», но и, перегруппировав силы в своем родном регионе, сумел переломить ситуацию в свою пользу.

Во-вторых, союз украинских социалистов и Партии Регионов изнутри Юго-востока Украины смотрится абсолютно естественно (вспомним: Бойко — социалист), и только для российских СМИ это представлялось сенсацией. Ведь казалось, что лидер социалистов Мороз совершенно неожиданно совершил разворот на 180 градусов и переметнулся от леди Ю к Януковичу. Но так это смотрелось только из офисов московских телекомпаний. Как я подозреваю, на самом деле, ничего общего с Тимошенко украинские социалисты никогда не имели, и была разыграна нехитрая, но очень действенная комбинация, сначала положившая конец оранжевой коалиции, а затем обеспечившая парламентское большинство коалиции антикризисной.

Сегодня много говорят о том, насколько полно и честно новый премьер-министр Украины выполняет свои предвыборные обязательства. Особенно интенсивно муссируется вопрос о статусе русского языка. Так вот интересно отметить, что на Юго-востоке Украины де-факто русский язык является не вторым, а попросту первым языком. В Донецке и Мариуполе насчитывается всего-навсего шесть и две украинских средних школ соответственно. В остальных школах все преподавание ведется на русском языке, лишь имеется обязательный урок украинского языка. Также, следуя общеукраинским законам, рекламные объявления по радио делаются на украинском, но остальные слова дикторов и ди-джеев русские. Интересно обошли закон и местные телеканалы. Реклама предприятий Юго-востока дается с текстом на государственном языке, но диктор повторяет объявление на русском. В газетах действует другое ограничение: политическая агитация должна вестись только на украинском языке. Так вот политическая реклама в том же «Ильичевце» (за соцпартию, разумеется) — отдельные украинские вставки в русский текст газеты. Де-юре, видимо, вопрос русского языка будет решен лишь тогда, когда коалиция получит конституционное большинство, но видя, как развивались события даже при оранжевом режиме, можно предположить, что многое из того, что не удается провести юридически, будет исполнительной властью осуществляться, что называется, явочным порядком.

Когда в СМИ и социогуманитарной среде развернулась дискуссия о так называемой «Украине–2» (имелся в виду именно Юго-восток Украины, активно сопротивлявшийся оранжевой революции), мало кто среди российских журналистов и аналитиков ясно представлял себе настроения населения этой самой «Украины–2». А ведь оно весьма примечательно. Прежде всего, жители этого индустриального региона вовсе не считают свою малую родину чем-то второстепенным. Они скорее считают себя Украиной №1, Киев считается только формальной столицей, остальные регионы Украины видятся с Юго-востока захолустьем, а жители Запада Украины вообще рассматриваются как не вполне свои.

Вместе с тем, интересно отношение к России, русским и официальной российской власти. То ли по старой советской памяти, то ли в силу тесных связей региона с Россией (достаточно сказать, что половина авиарейсов и поездов из Донецка и Мариуполя связывают регион с Москвой) Москва по-прежнему рассматривается как некий столичный город. Гости из Москвы во всех местах и инстанциях, кроме правительственных, вызывают больший интерес, чем гости из Киева. Люди чувствуют свою родственность с россиянами, некоторые так вообще считают самих себя русскими. Выражения вроде «Я тебе русским языком, хохлу, объясняю...» весьма распространены в среде местных жителей.

Одновременно с этим, отношение к происходящему в России неоднозначно. Большинство простых людей всерьез полагают, что все граждане России живут гораздо богаче их, но все-таки я очень часто слышал от жителей Юго-востока Украины, особенно от ильичевцев: «У вас там бардак!..» и «Почему ж вы... (то-то и то-то)?» Неудивительно, что, следуя настроениям большинства населения, а также памятуя медвежью помощь российских властей на прошедших президентских выборах, Виктор Янукович очень аккуратен в интеграционных процессах с Россией и совсем не жаждет оказаться в объятиях Кремля.

***

Хотя политический расклад весьма интересен, но меня больше заинтересовала реализованная в Приазовье социально-экономическая модель. На первый взгляд кажется, что социалист Бойко построил эдакую постсоветскую Советскую власть, соединив успешную торгово-промышленную корпорацию с городом и районом или, иными словами, создал параллельную государственно-экономическую систему, пронизывающую всю жизнь наиболее благополучных граждан региона. Так что же это — удачный модернизированный социализм? Государственно-монополистический капитализм по Ленину? Победа цивилизованного социального квази-государства европейского толка?

Казалось бы, к социализму монополия «Ильича» не имеет ровным счетом никакого отношения. Более того, если рассматривать чисто теоретическую сторону вопроса, то тотальное влияние большой корпорации — это ночной кошмар социалистов, футуристическая социальная антиутопия, широко описанная в западной фантастике, где авторы всерьез озабочены возможностью полной власти корпораций-монополистов над жизнью людей во всех ее проявлениях. Эта тема присутствует во многих образцах западной массовой культуры, от мультиков про Скруджа МакДака и трех частей знаменитого фильма «Робокоп» до наиболее серьезных произведений Айзека Азимова, Клиффорда Саймака и Роберта Хайнлайна. И очень многие признаки такой антиутопии действительно присутствуют в реальном функционировании империи «Ильича».

Давайте попробуем разобраться. Пока человек работает в системе, в корпорации, он живет неплохо. Более того, его зарплата невелика, так что основные преимущества его пребывания внутри корпорации — это социальный пакет, которого человек автоматически лишается, когда оказывается за бортом «Ильича» по любым причинам, в том числе, уйдя на пенсию, а создать сколько-нибудь серьезные накопления человек при имеющемся уровне зарплаты попросту не может. Человек полностью попадает в зависимость от корпорации, открывая ей возможность для неограниченной эксплуатации, тем более, что своей мощью эта корпорация настолько подавляет конкурентов, что ни о каком свободном (со стороны работника) рынке труда речи идти не может. Либо ты — ильичевец, либо никто. Стоит ли говорить, что на «Ильиче» есть профсоюз, но профсоюз этот — всего лишь часть системы и против этой системы не воюет.

Но это еще не все. Система построена таким образом, что даже выплаченные (а не полученные в некой натуральной форме) деньги человек с высокой степенью вероятности принесет обратно в корпорацию. И это не фантастические выдумки, а социально-экономическая реальность. Судите сами. Все зарплатные деньги прокручиваются через банк корпорации, тот же банк выдает те самые социальные кредиты работнику, так что и собственно тело кредита, и проценты притекут в корпорацию. Ну, а покупка жилья по кредиту, само собой, будет осуществлена через собственную инвестиционно-строительную компанию, которая также удержит с работника определенный процент.

Аналогичным образом обстоит дело и с пресловутыми скидками на продовольственные и промышленные товары, продаваемые через торговые сети, принадлежащие «Ильичу». Страховые премии и выплаты по медицинской страховке также не оказываются на руках у работника, а напрямую поступают ильичевские страховые компании. Если же требуются медицинские услуги, не покрываемые страховкой — добро пожаловать в клиники и аптеки ЦЗиБ и «Ильич Фарма». Та же картина и с отдыхом. Конечно, 60 гривен — это капитальная недоплата за услуги пансионатов и ДОЦов, однако и 60 гривен за путевку, и деньги за все платные услуги на территории пансионатов останутся в распоряжении «Ильича». И это при том, что на самом деле труд работника стоит дороже его зарплаты, просто составляет часть этой самой зарплаты, попутно сокращая налоги для предприятия, выдается ему в качестве льгот. Итак, где останется та часть зарплаты, которая выдана сотруднику живыми деньгами? Совершенно верно, вероятнее всего, в корпорации.

Таким образом, та часть добавленной стоимости, которая причитается работнику в качестве зарплаты, числится за ним только балансовым образом, а финансовые потоки полностью контролируются корпорацией. Более того, добавленная стоимость, заключенная в подавляющем большинстве позиций номенклатуры системы «Ильича» (кроме товаров и услуг для промышленности и экспорта) будет дополнительно оплачена (как еще говорят, «поддержана») тем же самым работником, покупающим товары и пользующимся услугами предприятий, входящих в состав системы «Ильича». Возьмем газету «Ильичевец». Мы привыкли, что все СМИ живут за счет рекламы (во всяком случае, во всех ее формах, включая скрытые). Что же, в газете нет ни одной рекламы не принадлежащего «Ильичу» предприятия, ну а деньги за подписку, само собой, ильичевец заплатит родному предприятию. Вот и получается, что работник закабален на все 100% и работает фактически «за харчи и ночлег».

Теоретики социализма утверждают, что либеральные рыночные отношения, в конце концов, приводят к установлению тотальной корпоративной власти. Однако не все так просто, когда от социализма теоретического мы переходим к практической реализации социалистических принципов. Профсоюзные путевки на море, практически бесплатная медицина, низкая зарплата, дешевые продукты питания, практическая недоступность буржуазных благ, и, главное, единый собственник всей экономической инфраструктуры — все это не может не напоминать Советский Союз. Вспомним также, что сам глава империи «Ильича» — социалист. И среди работников «Ильича» ведется вполне советская агитация и пропаганда, согласно которой жить можно только в Приазовье и только на «Ильиче», а остальной мир — «загнивает».

Но Советский союз — не единственный пример. В семидесятые годы правительство социалистов в Финляндии позволило империи Nokia разрастись почти до ильичевских масштабов. Этой влиятельной корпорации принадлежало более половины этой северной страны, а остальная половина жила за счет налогов, которыми была обложена эта компания. Сейчас мы знаем Nokia лишь по сотовым телефонам, некоторые видели телевизоры и другие радиотовары с тем же торговым знаком, а в семидесятые годы Nokia занималась и лесом, и бумажной промышленностью, и природным газом, в ее состав входили металлургические и текстильные предприятия. И ровно точно так же, как и «Ильич», Nokia владела собственными курортами, лечебными заведениями и т.п. Когда правительство в очередной раз усилило налоговое бремя, чтобы содержать граждан, не работающих на Nokia за счет тех, что там работали, руководство концерна пошло на беспрецедентный шаг — оно снизило зарплату, но ввело внутреннюю расчетную единицу для соцпакета, т.е. практически ввело собственные корпоративные деньги. Любопытно, что именно жесткое вмешательство немногочисленных правых во властной элите Финляндии заставило Nokia поумерить аппетиты, и, в конечном счете, привело к разделу корпорации на несколько более мелких компаний. В том числе, отделена от Nokia была и социальная сфера.

Так что параллели очевидны. Более того, как показывает практика, любая корпорация, диверсифицируясь и разрастаясь до размеров, сопоставимых мощью с целым регионом или небольшой страной, неизбежно делает ставку на социальную составляющую компенсации за труд своих работников. И при таком размере корпорации уже не важно, государство ли заставляет быть корпорацию социально-ориентированной или сама корпорация, разросшись, заменяет собой государство. Подчеркну: практической разницы нет.

Таким образом, на примере империи «Ильича» мы имеем дело с взаимным проникновением корпоративного монополизма и практической реализацией идей социализма со стороны его адептов. По всей видимости, прав был Ленин, говоря, что государственно-монополистический капитализм очень близок к реальному социализму.

Стоит ли такую социальную экономику рассматривать как позитивную альтернативу так называемому олигархическому капитализму России?

Давайте постараемся быть не столь категоричными. Истина, как водится, лежит где-то посередине. Ведь люди в регионах Украины, где не функционируют такие гиганты, как империя «Ильича», находятся в гораздо худших условиях. С другой стороны, все предприятия «Ильича» уверенно и динамично развиваются. В целом, развитие любой успешной экономической системы, что называется, требует жертв. Ведь, по меньшей мере, не в лучших условиях находятся и люди, попавшие в конкурентную среду капитализма в стадии первоначального накопления. Кроме того, империя «Ильича» не разваливает промышленность, а поддерживает ее, реформирует и развивает, чего мы не видели на опыте построения нового русского капитализма.

Поставим более системный вопрос: устойчива ли такая социально-экономическая модель? Есть ли у нее будущее? Есть ли более свободное и богатое будущее у работников империи «Ильича»? Будет ли со временем корпорация настолько успешной и развитой, что хотя бы через поколение ильичевцы получат социально-экономические дивиденды от своей нынешней закрепощенности? Выдержит ли «Ильич» внешнюю и международную конкуренцию, которая неизбежно — и об этом нельзя забывать! — достанет эту промышленную империю? Во что разовьется эта империя в будущем? Эти вопросы остаются открытыми. Нам же было бы весьма полезно пристальнее изучить этот опыт со всех сторон и точек зрения, особенно если мы желаем избежать самых опасных ошибок для будущего нашей страны.

…Мое пребывание на Юго-Востоке Украины было омрачено печальным известием о гибели в Донецкой области, где я и находился, российского авиалайнера Пулковских авиалиний. Я вообще-то боюсь летать, но в этот раз я почему-то не испытывал никаких волнений сверх обычного, и с полным спокойствием и уверенностью в мягкой посадке взошел на борт АН-140 авиакомпании «Ильич Авиа».

(С) М.Жуков, 2006

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.