Новый год – круглый год

3 декабря 2011, 12:32
журналист
0
633

Каждый год на Новый год десятки кинокомпаний снимают «новогодние сказки». Все эти «сказки» - постная фигня.

И все знают, что это постная фигня – и сценаристы, и режиссеры, и актеры, и зрители. И, тем не менее, сценаристы с настойчивостью жидкого Терминатора пишут эту постную фигню, режиссеры ее ставят, актеры играют, а зрители смотрят. Бороться с этой вакханалией постной фигни можно только одним способом – создать действительно что-то гениальное.

Итак, родилась гениальная идея. Фильм называется «Новый год – круглый год».

 

Главный герой – Вениамин Щепкин. Лет ему под сорок. Он актер театра и кино. В основном театра. Потому что, как небезосновательно утверждает сам Щепкин, в кино можно попасть только в двух случаях: если ты родственник Михаила Никиткина или переспав с продюсером.

В студенческие годы Щепкин подавал надежды. Его дипломной работой стала роль Николая Первого в пьесе Гоголя «Ревизор». Если кто не знает, «Ревизор» изначально замышлялся, как высокопатриотическая пьеса. Главным персонажем был не Хлестаков, а император Николай Павлович. Молодой, подающий большие надежды царь направляет в уездный город Уезднск спецагента Третьего отделения Хлестакова с целью разоблачения чиновничьей мафии. Хлестаков внедряется в преступную среду и проводит блестящую спецоперацию. В финале на сцене висят декабристы. Появляется царь, снимает декабристов и вешает городничего с его преступной компашкой. Типа, страшны не открытые бунтовщики, а червь коррумпированного чиновничества, который разъедает основы государственности изнутри…

В советские времена большевики настоящего Гоголя кастрировали, и получилась пьеса, которую многие знают по школе – хрень какая-то практически без начала и без конца. Неужели можно допустить, чтобы такой глыбочеловек как Гоголь оставил пьесу без финала, с какой-то невнятной немой сценой?

Щепкин в каких-то спецхранах отрыл первоначальный вариант пьесы и поставил настоящего Гоголя. Постановка произвела эффект разорвавшейся бомбы. Студенческая газета написала, что Щепкин произвел переворот в драматическом искусстве.

Однако стать столпом российского театра у Щепкина нихрена не получилось. Он – феноменально талантливый актер, но поскольку театральная среда – это скопище интриганов, ему приходится играть только «Кушать подано!» и «Волобуев, вот вам меч!»

Чтобы хоть как-то свести концы с концами, Щепкину приходится играть одновременно в нескольких театрах и еще халтурить на новогодние праздники Дедом Морозом.

Как видим, Щепкин – это роль, бля, характерная, и играть ее должен либо Башар Маратов, либо Хабен Константинский, либо… вот этот… который в фильме «Я родилась в очках и брекетах» с главной героиней в конце замутил…

+++

Фильм начинается с похорон. Щепкин лежит в гробу в разверстой могилы. Над ним произносят речи о том, какой охрененный человек ушел из жизни, душа компании и стержень коллектива, и как на поминках его будет не хватать. В какой-то момент звучит мегафонный голос:

- Снято! Все – свободны!

Щепкин быстро вскакивает из гроба. Начинает переодеваться. К нему подбегает низкоросленький упитыш Миша Лермонтович, в манере поведения которого все выдает ассистента режиссера.

- Веник, ты – царь! Просто царь! – скороговоркой тараторит упитыш. – Лежал как живой! Тьфу, блин, что я говорю? Как неживой! Просто полное перевоплощение… В общем, ты меня просто спас. Эти же, - Лермонтович кивает в сторону массовки, - наотрез отказались лежать. Все суеверные, блять, как эти… А ты же знаешь нашего главного. Он же ничего слушать не хочет. Говорит, хоть сам ложись. А мне же нельзя. У меня же жена, двое детей. Ты понимаешь, двое! Еще Зиночка… Ну… Наша новая костюмерша… Пришлось профессионала дергать. Я твое имя в титрах буду пробивать. Знаешь, главный собирается картину в Канны везти. А это ж, ты ж понимаешь, совсем другой уровень.

Щепкину надоедает слушать рассказ Миши Лермонтовича и он обрывает его короткой, но точной как выстрел снайпера фразой:

- Миша, бабки где?

Лицо Лермонтовича очень меняется. Он полурастерянно тараторит:

- Говно вопрос, говно вопрос…

Лермонтович суетливо роется по карманам, достает немного смятую купюру и протягивает ее Щепкину.

- Вот, как договаривались.

- Ты че, блин?! – возмущается Щемкин. – Нихера себе, как договаривались. Мы на сотку бакинских договаривались, а ты мне полтинник суешь!

- Веня, ну будь человеком! – скулит Лермонтович. – Ну нету больше.

- Охрененная у вас философия! – Щепкин берет деньги, но так, что зритель понимает: для него не деньги главное, он требует должного отношения к своему таланту. – Вокруг одни уебаны, а я, значит, должен быть человеком!

Миша виновато улыбается.

- Значит так: в следующий раз – бабки вперед!!!

Щепкин садится в свой автомобиль – «Фольксваген» третьего поколения и уезжает.

+++

Театр юного зрителя. Все на ушах: где Щепкин? Постановка «Колобок» на грани срыва. Режиссер рвет и мечет. Грозится разорвать Щепкина на сто сорок восемь кусков. В театре появляется Щепкин.

На него набрасываются актеры:

- Ну, сколько можно? Ты постоянно опаздываешь! Где тебя вообще носит? Уже бабка по сусекам скребет! Только не вздумай попадаться на глаза режиссеру, он обещал порвать тебя на сто сорок восемь кусков…

Щепкин, не говоря никому ни слова, ломится в гримерку к Зайцу – актрисе-травести Эльзе Либендитц.

- Зая, давай меняться!

- Ты что! – возмущенно отвечает Эльза. – Режиссер сказал: «Еще раз с Медведем ролями поменяешься – будешь до пенсии тыкву в «Золушке» играть…»

- Ну… Золушку может сыграть… любая режиссерская давалка… - кряхтит Щепкин, натягивая на себя костюм Зайчика. – А вот тыкву только настоящий профи. Тут надо быть гением перевоплощения.

- Щепкин, отдай костюм… - Эльза начинает вяло отнимать свой костюм.

- Да ладно тебе! Да ну че ты? У меня через полчаса запись в студии, - объясняет Щепкин, настойчиво отстраняя руки Зайки. – А Медведь, он же в самом конце пьесы… А мне успеть надо позарез…

Тут в гримерку заглядывает кто-то из актеров.

- Зайка, на сцену быстро!

Щепкин убегает. Эльза бежит за ним:

- Щепкин! Ну, Щепкин, блять!..

Но Щепкин уже выскакивает на сцену и с пафосом, присущим настоящим героическим эпосам, декламирует:

- Колобок, Колобок, я тебя съем!

+++

Радиостанция «Новая волна». Звукооператор с бабой-режиссершей сидят курят. На столике пепельница, переполненная окурками. Звукооператор лениво спрашивает:

- Ну и где твой саксофонист? У нас времени пятнадцать минут осталось…

Баба-режиссерша нервно достает из кармана мобильный телефон, пытается набрать номер, но в этот момент на студию врывается Щепкин.

- Щепкин, где тебя носит? – недовольным возгласом встречает Щепкина баба-режиссерша, хлопает в ладоши и дает приказание всем: - По местам! Пишем!

Записывается джаз-квартет. Щепкин на губах гениально имитирует звуки саксофона.

Баба-режиссерша говорит звукооператору:

- Я же тебе говорила, что никакой саксофонист нам на хер не нужен. Это же радио, тут же никого не видно…

+++

Щепкин едет на своей машине. Видно, что он очень торопится. Возле входа в метро он останавливается. Быстро бежит в переход. Выбегает уже с букетом цветов. Садится в машину, трогается. Звонит его мобильный телефон. Щепкин отвечает:

- Але!.. Да… Да… В конце декабря? Да вы что шутите? Люди на декабрь в мае записываются! Ну сейчас посмотрю, что можно сделать…

Щепкины достает из кармана записную книжку, листает ее носом, при этом руль придерживает локтем.

- А вот… 25 ноября есть окно… Ну… думайте сами… Угу… Согласны? Хорошо, я вас записываю.

Щепкин достает ручку и делает запись в блокноте.

Щепкин подъезжает к театру трагедии и комедии имени Сары Бернар. Хватает букет, выскакивает из машины, бежит к парадному входу. У входа в театр мнутся две малолетки.

- Скажите, а как нам найти Хабена Константинского?

- А на кой хабен вам этот Хабен??? – на ходу каламбурит Щепкин, поскольку он еще и гений каламбура.

- Мы хотим у него автограф взять…

Щепкин выхватывает у девчонок маркер и на фотографии Хабена Константинского расписывается как Хабен Константинский.

+++

Гримерка актрисы Маргариты Ёнс. Маргарита гримируется в Офелию. Щепкин ставит цветы в вазу и пытается поцеловать Маргариту в губы.

- Но-но, Щепкин, подбери свои слюни, - отстраняет его Маргарита.

Щепкин изображает на лице наигранное недоумение.

- Как говорил наш батенька Шекспир, вай нот?

- Ты думаешь, если я у тебя отсосала один раз по пьяни, так теперь я буду с тобой целоваться рот в рот?

- А может у меня более серьезные намерения, - Щепкин проявляет настойчивость.

- Может ты на мне жениться собрался? – голос Маргариты пронизан самой грубой иронией.

- Ну, зачем же сразу жениться, - Щепкин делает шаг назад. – Можно быть в свободных отношениях… Для начала…

Маргарита резко поворачивается к Щепкину.

- Щепкин, а знаешь, что по этому поводу говаривал твой батенька Шекспир? Офелии не вступают в свободные отношения с Бедными Йориками.

- Я не Бедный Йорик, - Щепкин опускает глаза, он уязвлен. – Я… Тень отца Гамлета…

- Ключевое слово – тень! – Маргарита безжалостно добивает Щепкина.

+++

Щепкин отыграл свою роль. Возвращается в гримерную. У него общая гримерная с Розенкранцем и Гильденстерном. Щепкин что-то ищет в гримерной. Заходит Розенкранц.

- Слушай, Щепкин, главреж на тебя зол, как черт, - не без ехидства начинает Розенкранц. – Говорит, такую говнячую тень Гамлета театральные подмостки еще не видали… На сцене, говорит, надо жить и умирать как Данко, с вырванным сердцем. А ты…

- Ты валенки мои не видел? – Щепкин демонстрирует полное пренебрежение к мнению главного режиссера.

- Какие валенки?

- Мои! Валенки! – произносит Щепкин с нажимом.

- А-а-а… Валенки… - Розенкранц чешет затылок. – Так их реквизитор взял. У нас же вчера гастролер выступал с моноспектаклем «Как я трахал валенок». Вот… Так у него, значит, в аэропорту валенки потерялись. Сам приехал, а реквизита нет. Тут такое было!.. Этот уперся: без реквизита на сцену не выйду. Что делать? Билеты возвращать? Тут реквизитор вспомнил, что у тебя валенки есть…

- Передай реквизитору, - с расстановкой произносит Щепкин, - что я заставлю его оторвать самому себе яйца, нафаршировать дерьмом и съесть…

Щепкин вскидывает на плечо большую сумку и уходит, громко хлопнув дверью.

+++

Ангелина (Геля) Синичкина в своей квартире. Геле 35 лет. Она работает менеджером по продажам какого-то фуфла в какой-то фуфловой фирме. Красивая, серьезная, старается быть хорошей хозяйкой. Хочет выйти замуж. Считает, что лучший выбор – это серьезный надежный обеспеченный мужчина.

Гелю должны играть либо дочка Боярина Михальского, либо так, которая в фильме «Я родилась в очках и брекетах» сначала мутила с тем, который потом с главной героиней замутил.

Геля  накрывает на стол. На столе свечи, шампанское и разнообразная праздничная еда. Геля ждет какого-то дорогого для нее гостя. Вынося из кухни тарелки с новыми блюдами, она напевает:

- Я спешила, я летела к тебе

Я знала, что ты один

Рисовала, представляла себе

Сюжеты тех картин

Где мы вместе, где нет мести моей

Теперь ты точно один

Непонятно как, но буду твоей

Безо всяких причин…

Песню прерывает настойчивый звонок в дверь. Геля бежит открывать. По дороге останавливается перед зеркалом в прихожей, быстро наводит последний лоск и продолжает напевать:

- Муси-муси, пуси-пуси, миленький мой…

Геля открывает входную дверь. На пороге… Дед Мороз. Дед Мороз слегка бесцеремонно входит и начинает с порога колядовать:

- Вот пришел к вам Дед Мороз -

Борода из ваты.

Я подарки вам принес,

Заплатите мне баблос!

(Последнюю строчку Щепкин сам сочинил и очень этим гордился).

Геля несколько секунд с недоумением смотрит на Деда Мороза, затем задает совершенно идиотский вопрос:

- Вы кто?

Но Дед не теряется, импровизирует на ходу:

- Что за странный, за вопрос?

Я, конечно, Дед Мороз!

- Все? - недовольно спрашивает Геля.

- Все! – уверенно отвечает Дед Мороз.

- В таком случае, до свиданья! – Геля хочет поскорее выпроводить непрошенного гостя.

- Какое еще «до свидание»?! – Щепкин изумлен и возмущен до предела. – А деньги?

- Какие деньги? – свой вопрос Геля задает с такой интонацией, словно само слово «деньги» слышит впервые.

- Какие деньги… - Щепкин всем своим видом демонстрирует, что не позволит кинуть себя как лоха. – Американские. Триста баксов. Вы мне должны триста баксов.

- Какие еще триста баксов? За что? – Геля срывается на крик.

- За вызов Деда Мороза на дом! Или я должен за спасибо тут перед вами распинаться?!

- Какой вызов Деда Мороза? – Геля пристально смотрит на гостя и силится понять, кто перед ней: потерявший остатки совести аферист или законченный идиот. – Вы на календарь смотрели? 25 ноября! Какой (пауза) Дед (пауза) Мороз???

- А такой! Самый лучший в городе! Я – самый лучший Дед Мороз в городе! Люди готовы в ноябре отмечать Новый год, лишь бы я пришел их поздравлять…

- Бред какой-то… - Геля прикладывает руку ко лбу.

- Вот же, у меня все записано, - Дед Мороз достает из кармана записную книжку. – 3-я улицы Монтажников, 25…

- Что? – лицо Гели светлеет, она, кажется, нашла способ, как избавиться от назойливого гостя. Геля убегает в комнату и возвращается с паспортом в руках. – Вот! Читайте! 25-я улица Монтажников, 3.

Дед Мороз читает, понимает, что ошибся… Ошибся самым нелепейшим образом… Но без денег ему уходить не хочется.

- Может, заплатите хоть половину?.. – в голосе Деда Мороза сомнение борется с надеждой.

Геля в сомнениях – может, действительно заплатить половину и избавиться от этого кошмара. Но вдруг она замечает, что Щепкин обут в кеды. Все Деды Морозы – в валенках, а этот, блять, в кедах. В ее душу закрадывается сомнение: Дед Мороз – ненастоящий!

- Какой вы Дед Моров?! – визжит Геля. – Вы же в кедах!!! Убирайтесь немедленно вон! Убирайтесь! Ко мне сейчас должны прийти!

Геля пытается вытолкнуть Деда Мороза на лестницу, и в это время к Геле приходит ее любовник Кирилл.

Кириллу 37 лет. Он управляющий филиалом крупного банка. Эдакий хозяйчик жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями. Самоуверенный, нагловатый, со всеми, кого считает ниже по званию, ведет себя как отъявленный хам и скотина.

Кирилл видит Деда Мороза и в мозг к нему закрадываются разного рода подозрения.

- Это что еще за чучело? – кричит Кирилл – Устроила тут ролевые игры. Я такие гнусности только в немецких фильмах видел!

Геля начинает оправдываться, мол де, не виноватая я, он сам пришел, и что последний раз она практиковала ролевые игры в студенческие годы, когда встречалась с пожарным, полицейским и врачом одновременно.

Кирилл в грубой форме говорит Деду Морозу, чтобы тот отваливал нах. Но Дед Мороз стоит на своем:

- Что за фуйня, где мои бабки?

Геля просит Кирилла, чтобы тот заплатил и покончил с этим сумасшедшим домом.

Кирилл достает бумажник и спрашивает:

- Сколько?

- Триста! – уверенно говорит Дед Мороз.

- Сколько??? – возмущенно переспрашивает Кирилл. - Ты приглашаешь к себе мужика по вызову, устраиваешь с ним ролевые игры, а я ему за это триста баксов??? – говорит он Геле. – Ну уж нет… Я ему лучше бороду оторву и в задницу засуну.

Кирилл отрывает Деду Морозу бороду, и все зрители видят, что под маской Деда Мороза скрывается Щепкин. (А возможно, зритель и раньше догадается, что Дед Мороз и Щепкин – это одно лицо. Голос-то один и тот же).

Щепкин кричит:

- Ах ты ж удод! – и бросается на Кирилла.

Завязывается схватка. Геля бежит на кухню, выдавливает в кастрюлю несколько пакетов майонеза, кетчупа, горчицы, размешивает это с водой, возвращается и окатывает обоих этим говном. Кирилл тут же вскакивает на ноги. Он в полном изумлении, хватает ртом воздух:

- Тхы!.. Ах!.. Ах!.. Тхы!.. Дха… ях!.. Дха… тых!.. Тых мне…сука… костюм испортила! Я за него полторы штуки баксами отвалил (можно три штуки – это на усмотрение режиссера). Ты еще ко мне на карачках приползешь!..

Кирилл уходит, громко хлопнув дверью.

Щепкин смотрит на заляпанный халат Деда Мороза. Его зацепило как раз не сильно.

- Ну… - говорит Кирилл, - это уже не триста баксов, а все шестьсот.

Тут Щепкин вспоминает, что уже сильно отстает от своего графика поздравлений и посещений новогодних корпоративов.

- Я сюда еще вернусь! – говорит Щепкин и тоже уходит.

Геля медленно спускается по стене на корточки, обхватывает голову руками. Ее еще несформировавшемуся личному счастью пришел копец

+++

Щепкин приезжает в ресторан, в котором идет страшное гульбище. Люди пьют на износ. Щепкина встречает невысокого роста человечек, каждая черточка во внешности которого говорит о том, что это штатный жополиз босса.

- Ну где же Вы пропадаете? – щебечет жополиз босса. - Игорь Викторович Вас уже ждет с огромным нетерпением.

- Не кипешуй, все путем! – коротко кидает Щепкин и направляется прямо в банкетный зал.

- Игорь Викторович воспринимает только высший уровень обслуживания, - семенит за Щепкиным штатный жополиз босса. – В том числе и в сфере театральных услуг.

- Уровень обслуживания в сфере театральных услуг будет такой, - Щепкин крайне покровительственно хлопает жополиза по плечу, - что твой Игорь Викторович будет ссаться армянским коньяком.

Щепкин показывает один из своих фирменных номеров «Акробатический Дед Мороз - балалаечник». Игорь Викторович ссытся ирландским виски «Лаббантайнс» (Рабочая версия. Если кто-то из производителей напитков проявит заинтересованность определенного рода, то название напитка может быть совершенно другим. Одним словом: «Здесь могла бы быть ваша реклама»).

+++

Геля сидит у себя в квартире, жрет оливье большой ложкой прямо из кастрюли и плачет. Слезы капают прямо в кастрюлю. Звонок в дверь. Геля идет открывать. На ходу продолжает кушать. На пороге подруги Гели – Марина и Стелла. Девушки рассказывают друг другу, какие все мужики козлы, идиоты, скоты, уроды, мудаки, мундели, фуфлыжники, тупицы, недоумки, бездельники, странные какие-то, и что разговор с ними должен быть коротким…

Тут девкам стало скучно. Марина говорит:

- Гель, сыграй, а?..

Геля начинает выламываться, типа, та ну нах, я, мля, тока маникюр сделала, какое, мля, сыграй… А подруги ей говоря:

- Хули ты тут ломаешься, как советский телевизор, давай, забацай че-нить, душа музыки просит.

Геля берет баян, играет и поет:

- In the town where I was born

Lived a man who sailed to sea,

And he told us of his life

In the land of submarines,

So we sailed up to the sun

Till we found the sea of green

And we lived beneath the waves

In our yellow submarine.

+++

В ресторане продолжается гульбище. На сцене, где обычно выступает вокально-инструментальный ансамбль – Щепкин. В руках у Щепкина швабра. Он играет на швабре, а из швабры раздаются звуки электрогитары (ну, мля, магия кино, что вы хотите). Все участники банкета поют:

- We all live in a yellow submarine,

Yellow submarine, yellow submarine.

We all live in a yellow submarine,

Yellow submarine, yellow submarine.

 

Некоторые участницы банкета танцуют на столах, размахивая блузками над головами.

+++

Квартира Гели. Приходит в дрободан бухой Кирилл. Кирилл садится за стол, берет большую ложку, начинает есть все подряд. Кирилл произносит длинный монолог о том, как в детстве он верил в Деда Мороза, как ждал каждого нового года, все надеялся, что Дед Мороз проявит сознательность и подарит ему велосипед, а Дед Мороз из года в год дарил ему какую-то фигню – то гантели, то готовальню, то ужасно толстую книгу «Гаргантюа и Пантагрюель»… А однажды на детском утреннике в Доме культуры железнодорожников он зашел в туалет и увидел как в туалете стоит Дед Мороз только без бороды. А борода торчит у Деда Мороза из кармана. Некий дядечка сантехнической наружности наливает себе и Деду Морозу в стакан водку (это, кстати, флешбэком можно подать).

Флешбэк:

Дед Мороз говорит «Ну, блять, с Новым годом!» громко выдыхает и выпивает содержимое стакана. Кирюша смотрит на происходящее с выпученными глазами: оказывается Дед Мороз – это не Дед Мороз, а глубоко пьющий руководитель домкультуровского драмкружка.

- Чего вылупился? – спрашивает фальшивый Дед Мороз у Кирюши.

- Ничего… - отвечает опешивший Кирюша.

- Ну, давай, п*здуй отсюда, а то подарки про*бешь!.. – говорит фальшивый Дед Мороз, берет из рук сантехнического мужика соленый огурец, громко нюхает его, откусывает кусок и начинает так же громко хрустеть…

Неокрепшей психике ребенка был нанесен жесточайший удар. Зато Кирюша понял, что нельзя надеяться на Деда Мороза, а надо всего в жизни добиваться самому. А все Деды Морозы – это пассивные пи*арасы…

Кирилл на секунду задумывается, затем смотрит на стол с едой и философски замечает:

- Какая прелесть!.. Какая прелесть эта ваша заливная гадость!..

+++

Банкет в ресторане. Бухой в сосиську Игорь Викторович пытается расцеловать Щепкина.

- Веник, братишка, да бросай ты свой гребаный театр, - говорит Игорь Викторович. - Я тебя сделаю вице-президентом фирмы. А хочешь, мля, я тебя сделаю президентом фирмы?.. Да мы с тобой такие дела наворочаем!!!

- Нет, - говорит Щепкин. – Мне тут еще в одно место надо…

- Да в какое там еще… в место?! – Игорь Викторович тянет Щепкина за рукав и едва не стаскивает с него дедморозовский халат. – Ща в сауну поедем, возьмем с собой главного бухгалтера Ираиду Павловну…

Игорь Викторович кивает в сторону пышной дамы с глубоким вырезом на груди и прической в виде боярской шапки только бледно голубого цвета.

- Она, мля, нам такой стриптиз устроит!.. Ты забудешь обратную дорогу в свою Лапландию!..

- Спасибо, конечно, но у меня еще Елка в Кремле, - бессовестно соврал Щепкин.

Щепкин садится в свой «Фольксваген» третьего поколения, и по синусоидальной траектории уезжает.

+++

Щепкин подъезжает к дому по адресу 3-я улица Монтажников, 25. Возле дома стоит подъемный кран. Щепкин подходит к крановщику и рассказывает историю, что вот он ездил в командировку в Чукотский национальный автономный округ поздравлять чукчедалов с Новым годом, приехал на день раньше, хочет узнать, есть у жены любовник или нет.

- Говно-вопрос! – отвечает крановщик.

Щепкин цепляется рукой за крюк. Крановщик поднимает его на третий этаж. Щепкин раскачивается на крюке…

+++

Геля и Кирилл, повернувшись друг к другу попами спят на одной двуспальной кровати. Вдруг окно разрывается брызгами стекла, в комнату вваливается Щепкин. Геля и Кирилл вскакивают, типа: «Кто здесь?» Геля и Кирилл продирают глаза и узнают Щепкина.

- А-а-а, это Вы! – говорит Геля. – Вы нас оставите когда-нибудь в покое? Что Вам надо?

- Мне нужны мои бабки! – громко возвещает Кирилл, так что за стеной просыпаются соседи – супружеская пара Фирштейнов.

+++

За стеной. В кровати лежат Сара и Иося Фирштейн.

- У этой проститутки Гели все время в три часа ночи какие-то гои орут! – возмущается Сара. – Иося иди с ними разберись!

- Сара, где ты видела евреев, которые ходят на разборки? – возмущается Иося. – Если хочешь, можешь пойти и из телефона-автомата вызвать милицию.

- Почему из автомата? У нас шо, нет дома телефона?

- Сара, помнишь, ты говорила, что у Бори Левензона тупая жена? Так вот ты еще более тупая. Ты шо, хочешь, чтобы ихние оперуполномоченные записали наш телефон, а потом все время звонили со своими идиётскими вопросами: «А шо вы видели? А шо ж вы ничего не видели?..»

+++

В квартире Гели назревает дуэль. Щепкин и Кирилл стоят друг напротив друга. (С этого момента Кирилла я буду называть Антигероем. Потом вы поймете почему). В глазах Щепкина и Антигероя - ненависть. У Щепкина в руках посох Деда Мороза. У Антигероя – стул. Геля переводит взгляд с Антигероя на Щепкина, с Щепкина на Антигероя.

- Ну все, ты – труп! – орет Антигерой и бросается в атаку на Щепкина.

Щепкин ловко уворачивается и бьет Антигероя посохом в солнечное сплетение. Антигерой сгибается пополам, и даже корчится от боли, но быстро выпрямляется. Его следующий удар стулом достигает цели. Он наносит еще пару ударов и стул, в очередной раз столкнувшись с головой Щепкина, разлетается в щепки (вот такой нах каламбур). Щепкин собирает волю в кулак и с прытью Кота Бегемота бросается на Антигероя, чтобы задушить его или покусать. Антигерой успевает выставить вперед руку. Щепкин, ударившись грудью о кулак противника, отскакивает, как горошина от стены, вышибает оконную раму и вываливается на улицу. Следом за ним нинзеподобным способом выпрыгивает Антигерой. Щепкин выворачивает из мостовой люк канализационного колодца и швыряет его в Антигероя. Люк попадает Антигерою в голову. Антигерой падает, но находит в себе силы подняться. Он разгоняет припаркованную у тротуара легковушку и припечатывает Щепкина к стене. Щепкин как жидкий Терминатор стекает по стене, собирается снова в «хомо эректуса» и лупит Антигероя между ног. Однако, эффект получается обратный: Антигерою хоть бы хны, а Щепкин пляшет вокруг него, схватившись руками за ногу.

- Запомни, недоносок: у банкиров стальные яйца! Ха-ха-ха!!! – Антигерой смеется Щепкину в лицо.

Антигерой хватает Щепкина за ноги, раскручивает над головой и швыряет. Щепкин пролетает метров тридцать и падает на мостовую плашмя спиной – он почти не дышит. Антигерой берет двуручный меч... (у зрителя не возникает никаких вопросов, откуда у Антигероя двуручный меч, точно так же, как ни у кого не возникает вопросов, откуда в восьмизарядном пистолете сто патронов)… Антигерой берет меч и бросается добивать Щепкина. Но вдруг Щепкин приходит в себя. Ногой он выбивает меч из рук Антигероя. Меч делает в воздухе замедленное сальто-мортале и втыкается Антигерою в темечко. Вот, теперь вы поняли, почему необходимо было ввести понятие «Антигерой». Не мог же я написать: «Меч делает в воздухе замедленное сальто-мортале и втыкается в темечко Кириллу». Это не прозвучало бы зловеще.

Сраженный Антигерой падает. Раздается вой полицейской сирены. На место происшествия прибывают 15 или 20 полицейских машины. Следом за машинами прибегает в одном пеньюаре и тапочках с бумбонами заплаканная Геля. Из головной машины выходит Полицейский Генерал.

- Не плачьте, девушка, - говорит Полицейский Генерал. – Он, - Генерал кивает на Антигероя, - совсем не тот, за кого себя выдавал. Он украл у вкладчиков 20 миллионов евро и собирался покинуть страну. Мы давно шли по его следу, но поймать все никак не могли… Так что… Спасибо товарищу Щепкину.

Полицейский Генерал протягивает руку Щепкину.

- Спасибо, товарищ Щепкин!

Полицейский генерал достает из заднего кармана брюк блокнот, а из внутреннего кармана пиджака ручку:

- Можно автограф… Для дочки… Мы с младшей все Ваши спектакли в этом… Как его?.. В ТЮЗе пересмотрели… И «Репку», и хуйрепку – бу-га-га…

Щепкин берет ручку и расписывается: «Щепкин-Хуйрепкин».

+++

Театр трагедии и комедии имени Сары Бернар. Идет спектакль по пьесе Чехова «Дядя Ваня». Щепкин играет ружье, которое в первом акте повесили на стену, что бы оно в последнем акте выстрелило. Актеры играют дежурно с фальшивым пафосом, чеховский надрыв страстей отсутствует. Щепкин смотрит на это с унынием, его актерская душа страдает. Вдруг – ба-бах! Профессор Серебряков хватается за грудь, падает на колени и сраженный ружейным выстрелом умирает. Щепкин, не спеша, слезает со стены и стреляет в доктора Астрова. Астров – труп. Щепкин с крутым понтом выбрасывает из стволов пустые гильзы, вставляет новые патроны и валит помещика Телегина по прозвищу Вафля вместе с Иваном Петровичем Войницким (он же дядя Ваня). Затем Щепкин хватает за волосы Елену Алексеевну и бьет ее головой о стену, на которой сам только что висел. Затем прикладом вырубает Софью Александровну. Марья Васильевна Войницкая сама помирает от страха. Старая няня Марина забивается в угол и негромко, но надрывно ноет. Щепкин выходит на середину сцены и, опираясь на ружье, читает Пастернаковского «Гамлета»:

 

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далёком отголоске,

Что случится на моём веку…

 

В зале сидит Геля, открыв рот, она смотрит на сцену. Рядом с Гелей сидит театральный критик Губерман.

- Новая трактовка классики, блять! – восторженно говорит Губерман и записывает что-то в блокнот.

 

…Но определен порядок действий,

И неотвратим конец пути.

Я один, всё тонет в фарисействе.

Жизнь прожить – не поле перейти.

 

Минуту в зале царит тишина. Затем раздаются сначала одинокие робкие хлопки. Хлопков все больше и больше. Наконец весь зал встает, зрители громко и синхронно колотят в ладоши как римские легионеры своими короткими мечами по щитам. Щепкин раскланивается во все стороны. На сцену летят букеты цветов. Щепкин продолжает раскланиваться и попутно собирает цветы. Вдруг он бросает взгляд в зал и его глаза встречаются с глазами Гели. Геля стоит перед сценой и заворожено смотрит на Щепкина. В ее взгляде немного восторга, немного любопытства, немного любви, немного страха, немного сексуального влечения. Такой, знаете ли, винегрет чувств и переживаний – всего по чуть-чуть. Из-за кулис Щепкину делает знаки Маргарита Ёнс: Щепкин, я – твоя навеки. Щепкин замечает эти знаки и так, чтобы это не бросалось зрителям в глаза, показывает Маргарите средний палец, типа, поздно сиськами трясти – паровоз уже в пути. Щепкин подходит к краю сцены. Геля протягивает Щепкину валенки.

- Я принесла тебе валенки, - говорит Геля.

- Зачем? – слегка удивленно спрашивает Щепкин.

- Настоящий Дед Мороз должен быть в валенках, - говорит Геля и улыбается.

Щепкин роняет цветы и берет валенки. Звучит песня «Круглый год – Новый год» в исполнении предположительно Макара Андреевича:

 

Круглый год – Новый год,

Он подарки нам несет.

Вот он новый поворот –

Нас любовь и счастье ждет.

Новый год, а-а! Круглый год – Новый год!

 

Конец

 

А, нет, еще не «Конец». Пленка крутится назад… По ходу придумал еще одно название фильма – «Валенки для Деда Мороза». Если этот фильм будет называться именно так, то в финале звучит песня в исполнении группы «Малинов куст»:

 

Валенки, валенки!

Все Дедморозы в валенках!

 

Вот теперь – конец.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.