Почему у нас газ самый дорогой в мире?

22 февраля 2012, 22:59
0
667
Почему у нас газ самый дорогой в мире?

Пора нам дать ответ, почему наши люди должны такую высокую цену платить.

Пора нам дать ответ, почему наши люди должны такую высокую цену платить.


Договор — отдельно, дружба — отдельно

Предновогодние оптимистичные заявления представителей украинского правительства о скором (и успешном для Украины) разрешении газовой проблемы, как мы и предупреждали со страниц «2000», оказались голословными.

Напомним, что 20 декабря на пресс-конференции премьер Азаров докладывал о выходе газовых переговоров на финишную прямую: «Сейчас наконец мы приближаемся к финишу или завершающему этапу этих переговоров». Вообще Николай Янович ежемесячно выходит если не на «финишную прямую», то на «завершающий этап» переговоров. Ранее мы обращали внимание на сей неуместный, но ставший уже традиционным «панглосизм»* главы правительства, советуя не говорить «оп» до взятия газового барьера. А 26 декабря и пресс-служба Министерства энергетики и угольной промышленности, возглавляемого Юрием Бойко, отмечала «позитивный и конструктивный характер» газовых переговоров и «хорошие перспективы следующего раунда переговоров, который состоится 15 января 2012 года».

___________________________________
*Панглос — персонаж вольтеровского «Кандида», безудержный оптимист.

20 января на заседании Совбеза президент Янукович предупредил о персональной ответственности высоких чиновников за эффективную работу по решению газового вопроса. Очевидно, пора предупредить чиновников и об ответственности за произносимые публично слова. В конце концов адекватное информирование общественности о текущей ситуации — тоже работа власти (уж не говорю, что все это отражается на уровне доверия к власти). Если чиновники раз за разом озвучивают не соответствующую реалиям информацию и строят ошибочные прогнозы, то сам собой встает вопрос об их профессиональной состоятельности и соответствии занимаемым креслам

Январь завершился. Но никаких существенных положительных сдвигов в газовом вопросе так и не произошло. А вот по части неутешительных для Украины сдвигов ситуация обратная. Так, «Газпром» принял решение ускорить реализацию проекта строительства обходного (мимо Украины) газопровода «Южный поток».

Как заявил 20 января Алексей Миллер, сославшись на соответствующее поручение Владимира Путина, одобрен подробный план мероприятий, позволяющий приступить к строительству «Южного потока» не в 2013-м, как планировалось ранее, а уже в декабре текущего года. Как отметил Миллер, у «Газпрома» имеется «все необходимое» для «существенного» опережения ранее объявленных сроков начала строительства «Южного потока», в частности — международно-правовая база, заинтересованность всех участников проекта в Европе, необходимые финансовые ресурсы и уникальный опыт осуществления масштабных морских газотранспортных проектов. «Проект востребован и его ждут, мы приступаем к его реализации», — резюмировал он.

Уже в феврале разработанный газпромовцами график строительства «Южного потока» будет представлен Совету директоров South Stream Transport AG.

Форсированием строительства газопровода Москва может, что называется, убить двух зайцев — дополнительно нивелировать значение (а вместе с этим и стоимость) украинской ГТС и поставить крест на «Набукко».

В контексте вышесказанного Киеву имеет смысл поторопиться с достижением договоренностей с россиянами по созданию газотранспортного консорциума: после того как «форсированный» график строительства «Южного потока» будет утвержден, наши переговорные позиции будут еще более ослаблены.

Об объемах и обязательствах

Вместо обещанного ведомством Бойко «позитивного и конструктивного характера» украинско-российских газовых отношений год начался с очередных пикировок между Киевом и Москвой — относительно объемов газа, которые должна, но не хочет отбирать Украина. Эта тема уже звучала в «2000», но имеет смысл дополнительно расставить акценты.

Тем более что 27 января на встрече с представителями профсоюзных организаций премьер Азаров опять поднял вопрос снижения закупок российского газа, сравнив его с «перфоратором», которым Киев намерен пробить позицию «Газпрома».

«Вы, наверное, знаете, ведутся очень сложные переговоры с россиянами. Они считают этот контракт — как Миллер, глава «Газпрома», сказал — «железобетонным». А чем пробивается железобетон?.. Вот так мы сейчас и подбираем (чем бы пробить)», — сказал Азаров. «Недавно состоялось заседание СНБО. Было принято принципиальное решение пойти на энергосбережение — сокращение потребления газа, альтернативные источники топлива и альтернативные источники поставок. Вот это наш ответ — перфоратор на железобетонный контракт, который подписан был в 2009 году», — добавил он.

Перфоратор, конечно, замечательный образ. Но есть одно «но»: сей перфоратор должен быть юридически корректным и соответствовать существующей договорной базе.

Прежде мы не раз вели речь о таких вещах, как доверие в межгосударственных отношениях Украины и России, значительно подорванное в последние годы (в т. ч. и при нынешнем руководстве в Киеве), договороспособность политиков, представляющих Украину на переговорах с Россией. Если государство не исполняет взятых на себя обязательств, если представляющие его чиновники не держат публично данное (а часто и зафиксированное в официальных документах) слово — внешнеполитические партнеры будут опасаться иметь дело с таким государством и его руководством. К тому же необязательность в исполнении договоров и данных обещаний одной из сторон подрывает общую атмосферу переговоров и не мотивирует партнеров идти на те или иные уступки.

Высокопоставленные украинские чиновники неоднократно давали публичные заверения, что Украина — надежный и прогнозируемый партнер, строго исполняющий свои договорные обязательства. В частности, относительно газовых контрактов от 19 января 2009 г. устами высшего руководства в Киеве было не раз заявлено представителям России и Европы, что — пока соглашения не пересмотрены — они будут неукоснительно соблюдаться украинской стороной.

Вспомним несколько недавних заявлений отечественных чиновников в указанном русле. Так, 4 сентября 2011-го в интервью «Интеру» Азаров указывал: «Несмотря на то, что мы считаем эти соглашения невыгодными для нас, ...тем не менее, до тех пор, пока мы не договоримся, мы будем исполнять наши соглашения».

На следующий день Николай Янович те же самые сигналы подавал Европе на встрече с министром иностранных дел Республики Словакия Миколашем Дзуриндой: «Мы, безусловно, будем выполнять контракт и одновременно настойчиво проводить переговоры с нашими российскими партнерами».

9 сентября пресс-секретарь премьера Виталий Лукьяненко — опровергая претензии президента Дмитрия Медведева, высказанные в интервью телеканалу «Евроньюс» о том, что Украина намерена нарушить договор — подчеркивал: «Премьер Украины твердо и последовательно заявлял, что хотя считает договор кабальным и не соответствующим стратегическим интересам украинско-российского сотрудничества, тем не менее подчеркивает, что Украина будет выполнять добросовестно договор по всем пунктам, по всем позициям до того момента, пока мы не убедим наших партнеров, что необходимо пересмотреть эти несправедливые условия и пока не заключим новый договор» («Интерфакс-Украина»).

11 сентября пресс-служба «Газпрома» сообщала, что в ходе рабочей встречи Алексея Миллера и Юрия Бойко было условлено, что «до достижения новых договоренностей стороны продолжают строго придерживаться действующих контрактов на поставку и транзит газа».

О том же самом — 31 октября: «Газпром» и Украина будут строго соблюдать действующие контракты на поставку и транзит газа до достижения новых договоренностей. Об этом шла речь на рабочей встрече... Алексея Миллера и... Юрия Бойко», — сообщала пресс-служба «Газпрома».

Но добросовестное выполнение договора «по всем пунктам, по всем позициям» — не только оплата той цены на газ, которая образуется согласно известной формуле, но и объемы газа, которые обязалась выкупать Украина. Добросовестное выполнение договора «по всем пунктам, по всем позициям» — это и своевременная подача заявки на снижение объемов выборки газа (до минимально возможного уровня, предусмотренного контрактом).

Ранее мы подробно писали о положениях контракта, обязывающих Украину подавать заявку на изменение ГКК («годового контрактного количества» — т. е. объемов газа, которые Украина намерена закупить) не позднее 1 июля. При этом сам минимальный объем, который по условиям контракта должна выбрать Украина в 2012-м, составляет чуть больше 33 млрд. кубов.

Как известно, в начале января Киев заявил, что намерен в 2012 г. закупить только 27 млрд. кубов — и такое намерение само по себе является нарушением контрактных обязательств. Кроме того, «Газпром» возмутился, что украинская сторона не оформила соответствующим образом заявку на снижение объемов выборки газа.

В ответ представители «Нафтогаза» принялись уверять, что (цитирую заявление управления НАК по связям с общественностью от 11 января с. г.) «Газпрому» ранее было направлено «около десяти писем».

12 января одно из этих писем — № 24-3171/1-11 от 20 мая 2011 г. — было даже предоставлено СМИ. Правда, и в нем звучало предложение согласовать поставку природного газа на Украину в 2012 г. в объеме 33,75 млрд. кубов, но никак не до 27 млрд. кубов, о которых заговорили представители Киева в начале текущего года.

Но что такое письма с юридической точки зрения? Их можно написать сколь угодно много мелким почерком, но, как комментировал информацию об этих эпистолярных упражнениях «Нафтогаза» официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов, «никакие документы об изменении объемов поставки российского газа на Украину не подписывались».

Судя по всему, указанные «нафтогазовские» письма, в которых шла речь о сокращении объемов выборки российского газа Украиной, писались с целью оказать давление на переговорную позицию «Газпрома» — потому и количество этих писем «около десяти», хотя, как все понимают, корректным образом оформленная заявка по определению могла быть только одна

Поэтому прав С. Куприянов, отмечавший: «Время для дискуссий о контрактных количествах наступившего года Украиной было упущено. И, к сожалению, в очередной раз приходится напоминать нашим украинским друзьям, что условия поставки газа на рынке определяются только контрактом, и не могут изменяться теми или иными письмами в одностороннем порядке» (12.01.2012, «Агентство газовой информации»).

Когда представители Украины ныне настаивают, что вовремя (т. е. до 1 июля) оформили заявку, предполагающую снижение объемов закупки российского газа, то возникает вопрос — как понимать заявления г-д Бойко и Азарова, сделанные в конце августа — начале сентября прошлого года?

Так, 31 августа 2011-го министр энергетики и угольной промышленности указывал: «Мы уже направили официальную заявку на 27 миллиардов кубометров». При этом на уточняющий вопрос — когда была направлена заявка — Ю. Бойко отвечал: «По-моему, еще на прошлой неделе» (РИА «Новости»). Получается — в 20-х числах августа.

А 3 сентября пресс-служба Кабмина со ссылкой на премьера извещала, что «правительство Украины отправило письмо в адрес правительства России, в котором изложило свои аргументы в пользу организации переговоров по уточнению объемов поставки газа на Украину». Т. е. в начале сентября украинское правительство еще только собиралось организовывать переговоры с российскими коллегами на предмет уточнения объемов поставки.

Как же можно в таких обстоятельствах утверждать, что заявка украинской стороной была оформлена вовремя?

Что касается объемов выборки, то представители украинской власти прямым текстом заявляют, что идут на нарушение контрактов! Даже бравируют своей необязательностью!

Премьер Азаров 17 января: «Мы им четко сказали, что у нас нет намерения закупать такое огромное количество газа, которое забито вот в этих контрактах» («Интерфакс-Украина»). Г-н Бойко сообщает о «рычагах», которые позволят Украине без последствий нарушить контракт: «у нас есть рычаги, которые позволяют нам с уверенностью говорить о том, что никаких последствий для нашей страны не будет». А 21 января в эфире «Интера», рассуждая на тему возможного обращения России в Стокгольмский арбитраж, заявляет: «Россия может действовать так, как ей заблагорассудится». Добавив, что в суд россияне обратятся вряд ли, т. к. «рассмотрение двухлетнее никому не нужно».

Как это согласуется с неоднократными заверениями власть предержащих в Киеве, что «Украина будет выполнять добросовестно договор по всем пунктам, по всем позициям»? Чего при таких обстоятельствах вообще стоят соглашения (какие бы то ни было) с Украиной и ее нынешней властью? Где гарантии, что — согласись Москва на пересмотр действующих газовых контрактов — Киев впоследствии будет выполнять новые соглашения буква в букву? Их нет.

И уж, конечно, на фоне недоговороспособности Киева, столь вольно относящегося к своим обязательствам, становятся совершенно нулевыми шансы украинского руководства отговорить Москву от курса на избавление от транзитной зависимости от Украины. В подобной ситуации пытаться убедить россиян, что Украина — надежный партнер, — занятие, заранее обреченное на неудачу.

Наступившие холода заставили Украину исполнять контрактные обязательства — согласно заявлению представителя «Газпрома» С. Куприянова от 26 января, в последнее время суточный отбор газа «Нафтогазом» заметно увеличился и сейчас составляет около 115 млн. кубов. «Такие темпы отбора сурово отвечают обязательствам «бери или плати» от годового контрактного количества в 52 млрд. куб. м, и в годовом обсчете это представляет минимальное годовое количество на 2012 год — 41,6 млрд. куб. м», — отметил он.

А если бы Россия в разгар морозной зимы отказала Украине в газе — дескать, хотели меньше, вот вам меньше, мерзните на здоровье? В Киеве наверняка завели бы речь о контрактных обязательствах.

С другой стороны, когда г-н Бойко говорит об имеющихся у Украины «рычагах», то, очевидно, он и другие власть предержащие в Киеве не должны забывать, что и у Москвы эти самые «рычаги» под рукой. И она их тоже может задействовать. Причем не обязательно только в газовой сфере. Если Россия не станет (скажем, посчитав для себя невыгодным) исполнять то или иное соглашение с Украиной — например, относящееся к доступу украинских товаров на российский рынок — можно ли будет упрекать ее за это в свете демонстративной необязательности Киева?

Нынешние игрища украинских чиновников с невыполнением контрактных обязательств по объемам выборки газа (если Украина все-таки реализует свои намерения о закупке всего 27 млрд. кубов) могут привести к тому, что по итогам 2012 г. «Газпром» выставит «Нафтогазу» счет согласно предусмотренному контрактом принципу «бери или плати» — т. е. предложит заплатить за невыбранные кубометры. А ведь речь идет о миллиардах долларов. Киев, конечно, может отказаться платить. Тогда у «Газпрома» будут все основания для обращения в Стокгольмский арбитраж и вполне убедительная (основанная на положениях контракта) аргументационная база относительно своих претензий (пусть даже разбирательство по этому поводу и затянется на 1,5—2 года). А получив вердикт Стокгольмского суда, «Газпром» сможет взыскать долг с «Нафтогаза», например, обратив свои претензии на его активы.

2005-й и другие годы: за что поощряли Украину?

Из уст высшего руководства в Киеве регулярно слышны мантры о том, что Украина несправедливо наказана ценами на газ. Как правило, это сопровождается вопросами с надрывом в голосе: «за что?», «почему?».

Вот президент в эфире Первого Национального 26 декабря 2011-го: «Скажите, где в мире есть такая цена? Нет такой. И я ставлю вопрос: за что Украину так наказали? За что? Никто не может дать мне ответа».

«Наша цель — чтобы мы вышли на цену газа, которая была бы не выше, чем в странах Европы, в странах-соседях», — заявил Виктор Янукович 13 января.

А вот 24 января пресс-служба главы государства цитировала его слова из интервью для совместного проекта New York Times News Service & Syndicate и «Сегодня Мультимедиа» — альманаха «Украина и мир 2012. Глобальная повестка дня»: «Цена на газ 516 долларов — это высочайшая цена в мире... Почему у нас газ самый дорогой в мире? Такой подход несправедливый, и совсем непонятно, за что Украину наказали такой ценой. Вот на этот вопрос мы и ищем ответ, продолжая переговоры с Россией»

О том же 17 января Николай Азаров: «За какие такие грехи мы так наказаны этим контрактом? Чем мы так виноваты? За какие такие грехи мы вынуждены закупать такой дорогой газ? Пора остановиться наконец. Пора нам дать ответ, почему наши люди должны такую высокую цену платить» («Интерфакс-Украина»).

Ответы на страницах «2000» в общем-то давались, и не раз. Украина сама себя наказала: «газовыми войнами», антироссийскими провокациями (особенно во времена «оранжевого» режима), своей прозападной внешней политикой (в т.ч. и на текущем этапе), лишающей Россию мотивации идти на уступки, а тем более предоставлять преференции Киеву. Но представители официального Киева всего этого вроде как не понимают.

И есть контракт от 19 января 2009 г., в котором прописана формула ценообразования на поставляемый на Украину российский газ в зависимости от мировых нефтяных цен.

Однако хотелось бы спросить: а что же никого в Киеве не возмущало, когда многие годы получали российский газ по ценам, в разы отличающимся (в меньшую сторону) от той, которую платила Европа?

Ну, скажем, в 2005 г. для нас газ расчитывался исходя из цены $50 за тысячу кубов, а Германия покупала по $200, Словения и Словакия — по $180, Польша — по $120, прибалтийские страны — по $85—95 за тысячу кубов. Т. е. Украине поставлялся газ в 2—4 раза дешевле, чем другим странам Европы.

Но кто-нибудь слышал от наших политиков — борцов за ценовую справедливость — заклинания вроде: а за что же Украину так поощряют? Мне лично ничего подобного слышать не приходилось.

В 2006—2008 гг. ситуация была аналогичная: хотя цена на российский газ для Украины и росла ($95 в 2006-м, $130 в 2007-м, $179,5 в 2008-м), она все равно была существенно меньше, чем для стран Европы. И ничего, в Киеве это мало кого заботило. Потому что таковы были условия украинско-российских газовых договоренностей. И Москва выполняла эти — по сути кабальные для нее — контракты.

Разве не кабальной (рассуждая в нынешних дефинициях отечественных чиновников) для России была схема, по которой за транзит своего газа в Европу «Газпром» поставлял 20—23 млрд. кубов газа? В 2010—2011 гг. «Нафтогаз» получал за транзитные услуги около $3,2 млрд. Если пересчитать это на газ в нынешних ценах (для простоты подсчетов округлим цену до $400 за тысячу кубов), то это примерно 8 млрд. кубов. Т.е. прежде россияне фактически дарили Украине 16 и более млрд. кубов газа в год (или, иначе говоря, переплачивали за транзитные услуги в 2,5 раза).

Позволю себе процитировать слова Владимира Путина (на тот момент президента России), сказанные им на пресс-конференции для российских и иностранных журналистов 31 января 2006 г.: «Обращаю ваше внимание на то, что мы не резко, как некоторые говорят, перешли и переходим на рыночное ценообразование с нашими соседями. Ведь нерыночные способы ценообразования, фактическое дотирование экономик бывших республик Советского Союза за счет российских потребителей, за счет граждан Российской Федерации продолжаются вот уже 15 лет. Только дотирование украинской экономики ежегодно обходилось российским гражданам в три-пять миллиардов долларов США. Ежегодно! Для сравнения скажу, насколько мне не изменяет память, помощь со стороны Соединенных Штатов Америки Украине в прошлом году составила 174 миллиона, а здесь — ежегодно три-пять миллиардов.

Вы знаете, Федеративная Республика Германия тратит огромные деньги для поднятия экономики восточных земель. Но они платят за объединение нации, а мы-то за что платим? Это первое.

И второе. Вот эта дотация, эта помощь с нашей стороны на протяжении 15 лет — она никем не замечается, как будто так и нужно» (archive.kremlin.ru)

Киев же как стоял лицом к Западу и спиной (чтоб не выразиться крепче) к Москве, так и продолжает стоять — несмотря на российские миллиарды, вложенные прежде в Украину в расчете на ее благосклонность к России.

Поэтому даже если страна и переплачивает что-то сейчас, то у Киева нет никаких моральных оснований упрекать за это Москву. Это, если угодно, такой себе возврат долгов прошлых лет (хотя бы частичный) — за «незамечание» российских дотаций.

Впрочем, переплачивает ли Украина — вопрос дискуссионный. Так, когда осенью прошлого года впервые возникла тема резкого сокращения потребления ею газа (несмотря на контрактные обязательства), министр энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко рассказывал сценарий, по которому будет действовать Киев, если Москва все-таки не согласится пересматривать контракт и будет требовать выбирать положенные объемы. В этом случае, отмечал Юрий Анатольевич, Украина прибегнет к реэкспорту. По хитрой схеме (контракт запрещает реэкспорт российского газа) — через продажу газа собственной добычи.

В частности, 16 сентября 2011 г. в эфире «Интера» Юрий Бойко заявлял: «Мы готовы выкупить и 50 млрд. кубов газа, но тогда свой газ перепродадим на экспорт. И компенсируем все потери, еще и государство заработает... Если мы начнем продавать зимой газ, в пиковые режимы, это даст нам заработать».

Но если, как указывал Бойко, реэкспорт российского газа позволит еще и заработать — то о какой «самой высокой цене газа в Европе» (которую якобы платит Киев) может идти речь?

Где газ собственной добычи?

Если послушать представителей власти, то в наших социально-экономических проблемах виновата Москва.

«Тарифы на ЖКХ, тарифы на газ... Мы видим, что дальше повышать уже некуда. Мы не можем перекладывать эту проблему на наших граждан. Поэтому мы не стали повышать тарифы на 50%, как это требовал МВФ. Так ситуация продолжаться не может», — размышлял на пресс-конференции 21 декабря Виктор Янукович, комментируя «несправедливые» цены на российский газ.

13 января во время встречи с кандидатами на должности председателей районных госадминистраций президент сетовал, что нам ежемесячно недостает около 500 млн. долл. для покрытия убытков за импортируемый газ. «Почему не хватает? Потому что мы собираем в Украине 500 миллионов, а платим 1 миллиард», — сказал он. При этом пояснил, что такая ситуация связана с низкими тарифами для населения и теплокоммунэнерго. «Для того, чтобы собирать еще 500 миллионов, их надо было заложить в тариф теплокоммунэнерго. А это означает — повысить цены на жилье, жилищно-коммунальные услуги, цену на газ для населения. Мы этого не сделали... Мы брали кредиты и платили ежемесячно эти 500 миллионов. И это все, безусловно, мы относили на убытки. Эта ситуация очень сильно подорвала национальную экономику», — заявил Янукович.

20 января на заседании СНБО президент указывал: «На сегодняшний день чрезмерные переплаты за газ изымают не только средства на развитие нашей страны и социальных программ. Они залезли в карман практически каждого гражданина нашего государства».

24 января в упомянутом интервью Виктор Янукович рассуждал: «МВФ, например, требовал увеличить тарифы на газ для населения и для теплокоммунэнерго. А это означает — повысить тарифы на оплату квартир более чем на 100% и, конечно, тарифы на потребление газа для населения, за счет этого компенсировать дефицит средств. Мы понимали, что такая нагрузка для населения — чрезмерная, и на это не пошли».

Или вот реформатор Тигипко с позиций вице-премьера — министра социальной политики рассуждает 11 января о том, как он поддержал бы социальные программы, если бы Россия снизила цены на газ: «Я убежден, что если мы будем иметь такую экономию денег, то, безусловно, практически все эти средства необходимо будет направить на социальные выплаты, на то, что идет конкретно людям».

Далее Сергей Леонидович долго распространялся о том, что такие действия были бы оправданны с макроэкономической точки зрения, т. к. способствовали бы стимулированию оборота средств в розничной торговле. Мол, люди, получающие социальные выплаты, в основном приобретают товары отечественного, а не импортного производства, поэтому — если бы Россия снизила цены на газ и полученные таким образом средства были направлены на социальные выплаты — это оказало бы «свое позитивное влияние на поддержку экономики».

Очевидно, указанные вице-премьером макроэкономические законы стимулирования внутреннего рынка через подъем покупательной способности граждан действуют только применительно к средствам, которые достаются населению благодаря экономии на оплате российского газа. Ибо во всех прочих случаях г-н Тигипко активно проводит политику (именуя ее «реформами»), направленную на сокращение социальных программ и выплат.

А если серьезно, то власть повадилась пояснять дорогим российским газом причины социально-экономических проблем в стране. Очень удобно: сваливать на Россию свои собственные провалы в социально-экономической сфере, проведение непопулярных реформ под диктовку МВФ (а по сути — мер, направленных на снятие с государства социальных обязательств и перекладывание экономических проблем на плечи рядовых граждан), невыполнение предвыборных обязательств о повышении соцстандартов и прочего «покращення вашого життя вже сьогодні».

Нарекания на МВФ — который и выставляет требования по повышению тарифов на газ для населения и сокращению соцвыплат — из уст украинской власти не звучат. Оно и понятно: тогда встанет логичный вопрос, зачем Киев исполняет кабальные и антисоциальные (если не антинародные) программы сотрудничества с фондом? Впрочем, указанные программы МВФ вполне укладываются в интересы приближенных к власти олигархических групп, чей бизнес не особо зависит от развития внутреннего рынка и покупательной способности собственных граждан и для которых население с его социальными проблемами не более чем «балласт».

Высокопоставленные чиновники охотно рассуждают об убытках, понесенных Украиной вследствие подписания контракта от 19 января 2009 г. (что позволяет им валить вину за социально-экономические «негаразди» на предшественников), но предпочитают помалкивать о последствиях соглашений, подписанных (или готовящихся к подписанию) при действующей власти. О тех же программах сотрудничества с МВФ, протоколах с ЕС в рамках курса на соглашение о политической ассоциации с Евросоюзом (частью которого является ЗСТ с ЕС) и т. д. Власть молчит и об ущербе для Украины вследствие неподписания соглашений — например, о вступлении в Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном (что автоматически решило бы и проблему дорогого газа).

Активное муссирование темы «несправедливых цен» на российский газ — это попытка официального Киева снять ответственность за социально-экономическую обстановку в стране с себя и переложить ее на Москву. На мой взгляд, это не что иное, как ситуация из разряда «с больной головы на здоровую».

По сути народ, о котором якобы так печется власть, рассуждая о «дорогом российском газе», выступает ширмой для интересов собственников крупных предприятий. Именно в их карманы — если бы Москва согласилась пересмотреть условия контракта и снизила цены — и ушли бы сэкономленные на оплате газа миллиарды (так, как это произошло с газовой скидкой по Харьковским соглашениям). Или кто-то поверит, что в случае удешевления импортируемого топлива снизятся тарифы на услуги ЖКХ?

Иные скажут: если не снизятся, то хотя бы не повысятся. Но повышения коммунальных тарифов — будь на то воля властей — можно было бы избежать вне зависимости от цен на газ.

Чиновники и представители власти любят поразглагольствовать о «небратском» поведении России. Но почему же они сами не проявят братские чувства по отношению к украинским гражданам?

Что имеется в виду? На потребности населения и теплокоммунэнерго в 2011—2012 гг. затрачивается примерно 26 млрд. кубов газа. При том что собственная добыча голубого топлива превышает 20 млрд. кубов.

Если бы газ собственной добычи использовался целевым образом на нужды населения и коммунальных предприятий, это позволило бы удерживать тарифы на услуги ЖКХ на относительно приемлемом уровне. Ибо себестоимость добычи украинского газа, по разным оценкам, не превышает $60. Но действующая власть, прикрываясь требованиями МВФ, условно говоря, смешивает в общем «котле» добываемый у себя и импортируемый газ. Такой незамысловатой манипуляцией удешевляется стоимость газа для «эффективных собственников» и удорожается для населения.

Еще два года назад, в момент, когда власть решила в полтора раза повысить цены на газ для населения, Компартия выдвинула четкий план действий, позволявший избежать повышения коммунальных тарифов. В частности, лидер КПУ предлагал следущее.

Во-первых, отказаться от выполнения требований МВФ об уравнивании цен на газ импортируемый и собственной добычи.

Во-вторых, провести комплексную проверку реальной добычи на всех украинских газовых скважинах.

В-третьих, навести порядок с собственностью на скважины. Значительная их часть сдается в аренду бизнесменам, которые продают газ по рыночной цене — в полном соответствии с требованиями МВФ. Это надо прекратить, все скважины должны эксплуатироваться государством.

В-четвертых, четко определиться с назначением газа собственной добычи. Сейчас он реализуется как в системе ЖКХ, так и промышленным предприятиям. А должен направляться только в ЖКХ.

В-пятых, определиться с ценой на газ, добываемый в Украине. После запланированных повышений цены население должно будет платить примерно столько же, сколько заводы. Между тем себестоимость большей части собственного газа — всего $30 за тысячу кубометров.

Как отмечал Петр Симоненко, «газ собственной добычи, направляемый предприятиям ЖКХ, должен получить статус социального с установлением цены на уровне «себестоимость + транспортировка». «При реализации такого подхода, даже при дефиците газа собственной добычи, удастся не только не повышать, но и снизить коммунальные тарифы», — указывал он (КПУ).

Предложения коммунистов, на мой взгляд, актуальны и сегодня.

Статья взята тут http://2000.net.ua/2000/derzhava/ekonomika/78150

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Россия,Украина,газ,труба,поток,мире,почему,самый,дорогой
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.