Страшная правда детских сказок, или История одной маленькой девочки

22 марта 2012, 11:15
0
7435

На днях по Украине прокатилась новость о жестоком преступлении в Николаеве. Трое молодых мужчин заманили в квартиру и изнасиловали 19-летнюю девушку, Оксану Макар...

...потом пытались задушить ее, избили, облили, еще живую, бензином и смотрели, как она горит. Волна негодования пронеслась по стране: «линчевать этих уродов», «мудаков на кол», «кастрировать ржавыми ножницами». В этих возгласах, в этих словах – наше бессилие, наш страх за своих дочерей, наш животный ужас перед зверством и болью. Но абсолютно каждый понимает, что ничего не изменят их призывы, и будут еще жертвы таких же преступлений.

Кто виноват в этой ситуации? Конечно, насильники. И такие люди, к сожалению, были, есть и будут. Можем ли мы сделать что-то, чтобы защитить своих детей? Оставим правоохранительным органам исполнение их функций по защите населения, сейчас хотелось бы поговорить об этой проблеме с точки зрения психоанализа.

Есть такие понятия, как «виктимологический комплекс» и «виктимологический сценарий». Корни обеих проблем лежат, как всегда, в детстве. Если говорить о «комплексе жертвы», то это неисправимый дефект, с такими людьми всегда случаются неприятности. И здесь всегда виноваты родители. А вот «виктимологический сценарий» может возникнуть и в жизни адекватно развитого человека при определенных обстоятельствах. Но, так или иначе, виктимность не грозит любому человеку – это проблема одного определенного типа людей. Позвольте рассказать вам о том, как можно вырастить ребенка, с которым будут происходить самые нелепые и ужасные истории вплоть до смертельного исхода.

И начну я с детства.

Есть такие удивительные, чистые и светлые детки. Их легко узнать по большим красивым глазкам. Им с первых месяцев жизни нравится рассматривать мир, они любят природу, животных и даже самых маленьких букашек. Они очень любят рисовать, и самый лучший подарок для них – это фломастеры или краски. Они верят, что их игрушки живые, а кошек и хомячков считают своим долгом завернуть в одеяльце, чтобы не было холодно. Солнечный день в песочнице поднимает им настроение, и они готовы делать красивые пасочки в неограниченных количествах.

У этих деток есть одна особенность – они трусы-боягузы. Им страшно оставаться одним в своей комнате, когда наступает ночь и выключается свет. Они воображают себе страшных чудищ, которые сидят под кроватью. Каждую ночь такой ребенок плачет, кричит, просится к родителям в постель. Страх буквально стоит в глазках у этих детей: они округлены, и если рассказывать им про черную-черную руку в черной-черной квартире, начинают истерически рыдать. И конечно, ни у одного взрослого человека не закрадется сомнение, что страшилище действительно живет в шкафу у такого ребенка, потому что он не врет и не играет – он действительно ВЕРИТ в то, что это правда. У него настолько сильно развито воображение, подтвержденное темнотой, что картины его сознания рисуют ему самые жуткие образы страшилищ.

 Таких деток рождается примерно 5% и с каждым годом их количество увеличивается пропорционально росту населения Земли. 

- Бабушка, почему у вас такие большие зубы?
- А это чтоб скорее съесть тебя, дитя мое!
Не успела Красная Шапочка и охнуть, как злой Волк бросился на нее и проглотил с башмачками и красной шапочкой.
Но, по счастью, в это самое время проходили мимо домика дровосеки с топорами на плечах.

Услышали они шум, вбежали в домик и убили Волка. А потом распороли ему брюхо, и оттуда вышла Красная Шапочка, а за ней и бабушка - обе целые и невредимые.

«Красная Шапочка», Шарль Перро

 Родители часто не знают, что делать с такими детьми, как их утешить. А задумайтесь, где ребенок берет этих чудищ? Как он придумывает эти образы? Почему наши дети бояться Бабу-Ягу или Волка, а американские – маленьких мерзких Троллей и черных Ведьм? Потому что мы, родители, сами подсовываем им этих героев в сказках.

Вспомните сказки, которые вы знаете. Не важно, о животных они или о людях, украинские или русские, все они построены на запугивании. Причем конец бывает от условно радостного до совершенно печального, как например в «Колобке»:

Лисица говорит ему:
- Я не чую, что ты поешь? Сядь мне на верхнюю губу!
Колобочек сел, опять то же запел.
- Я еще ничего не слышу! Сядь ко мне на язычок.
Он и на язычок ей сел. Опять то же запел.

Она - хам! - и съела его.

Русская народная сказка

Страхи у детей формируются из таких сказок. Все боязни детей давно придуманы, они просто вкладываются нами же в нежные ушки ребенка. Удивительно, но дети зачастую сами просят прочитать сказку, еще и еще, повторять ее раз за разом. Обычно родители идут на поводу у детей.

Откуда же это желание детей слушать страшные сказки?

Шли они, шли, видят, дом стоит. А в доме том жил человек, которому кошелек предназначался. Отдал ему цыпленок кошелек, а человек тот был совсем негодный, недобрый: хвать цыпленка и бросил его в колодец. Цыпленок Половинка как закричит:
 – Лестница, лестница, слезай да спасай меня!
Прислонилась лесенка к стенке колодца. Цыпленок вылез наверх и не утонул.
Хозяин снова поймал Половинку, открыл печь, где сушился маис, и сунул его в топку. А там горячо! Вот-вот сгорит цыпленок!
 – Речка, речка, – зовет Половинка, – слезай да спасай меня!
Слезла речка и залила огонь. Только одна шпора на лапке у цыпленка и обгорела: другой-то лапки у него ведь и так не было. А хозяин опять хвать Половинку и запер в загоне. А как пришел вечер и солнышко закатилось, отнес его в курятник. В курятнике кур да петухов полным-полно, все большие, крепкие. Набросились они на Половинку и ну его клевать да щипать.

 – Лиса, лиса, слезай да пособляй! – зовет цыпленок.

Французская народная сказка

Малыш, когда мама читает ему сказку, слушает с ужасом в душе, но хочет слушать все больше и больше. Ему нужны эмоции, но он не знает, что у него есть альтернатива, и мама, к сожалению, тоже не догадывается об этом. В итоге он хочет слышать и слышать, боятся и боятся. В системно-векторном психоанализе это называется эмоциональной раскачкой страхом. И никто не понимает, что у ребенка начинается психологический комплекс, который в будущем изуродует всю его жизнь.

Івасик на річці рибу ловив. Сидів на березі з вудкою і ловив. І прийшла відьма, і його забрала. І принесла його до свої хати. Вона мала там велику обслугу. І сказала:
- Зараз буде смачний обід.
Залишила відьма одну служницю, щоб вона цего Телесика спекла їм на обід. А сама пішла на лови. Служниця напалила в печі і взяла лопату. І сказала Телесикови, би він на ту лопату сідав.

Українська народна казка

На кого-то из детей такие сказки производят большее впечатление, на кого-то меньшее. Для кого-то это старт к виктимологическому комплексу, а у кого-то страх в какой-то момент загадочным образом исчезает, и ребенок растет абсолютно нормальным. Родители счастливо махают рукой: «Ну, слава Богу, детский страх темноты прошел».

Стоп. Как же это получается? Родители сами того не замечая, помогли ребенку выйти из состояния «страх» в состояние «сострадание». Это и есть правильное развитие зрительного вектора – чувственность и сочувствие, способность понимать горе других людей и помогать им, сострадание. Как правило, это происходит потому, что ребенок начинает читать уже не сказки, а книги, воспитывающие чувства. Истории про Питера Пена или Робина Гуда, про славные победы козаков, про переворот Спартака и его великую историю жизни. Они начинают сопереживать и развить свои чувства до небывалых высот. Вырастая, такая девочка уже не боится ничего, она способна идти на войну медсестрой и лезть под танки, тащить на себе раненных, делать перевязки прямо во время бомбежки. Она не боится – она сострадает, она любит жизнь и любит людей!

Но не все родители предоставляют своим деткам возможность перейти из состояния «страх» в состояние «сострадание». Некоторые, наоборот, запугивают их до смерти. Например, кричат, что сегодня ночью Баба-Яга придет и съест ребенка за то, что он испачкался, разбил чашку или просто был непослушный. Ребенок всю ночь трясется от ужаса в своей постели в ожидании такого страшного акта каннибализма, а мама спокойно себе спит.

Для интереса, узнайте, откуда родом известная манекенщица Водянова, как она жила и как попала на подиум. Как мы сочувствуем ей, маленькой, от которой мама требовала помощи в уходе за младшей сестричкой, а на самом деле сама жизнь научила ее доброте, состраданию, любви. Уход и помощь по болезни дает намного большее развитие, чем чтение книг, даже самых добрых. Нам кажется, что Водянова попала на подиум случайно, просто повезло. Нет, это неправда, ее добрые глаза и душа до сих пор останавливают на ней взгляд. Своей способностью сострадать, а значит, быть чувственной и любить, она завораживает любого человека. Что-то в ней есть такое, поразительное, необыкновенное.

И, да… страшная правда!.. Страх тоже хочет наполняться и увеличиваться в два раза больше. Ночью, трясясь от страха из-за того, что ее съедят, такая девочка на следующий день хочет в два раза большую порцию страха. Она с замиранием сердца смотрит ужастики по телевизору, слушает страшные истории, которые рассказывают мальчишки. А в 15 лет начинает ходить ночью по улице, на дискотеки, разговаривать с самыми неприятными типами. Некоторые одевают на себя черное, пялят на себя черепа, идут ночью на кладбище, называют себя готами. Они идут на страх, они ищут его, они ведомы им.

Сколько таких жертв живет вокруг нас – не сосчитать. Они едут за границу как бы официантками, а попадают в сексуальное рабство. Они выходят замуж за садистов, которые избивают их до смерти. И это именно они, возвращаясь поздно домой, попадают в лапы к насильнику и душителю. Про них есть много историй, но конец у каждой одинаковый.

Сценарий жизни каждой такой жертвы был написан рукой ее матери в детстве, во время запугивания маленькой, ни в чем не виноватой девочки, которая просто смотрела на мир широко раскрытыми глазами. И если она избегает одного насильника, то обязательно встречает другого, с менее мучительным или более страшным концом.

Если у Вас ребенок со зрительным вектором, девочка или мальчик, он в зоне риска. Не читайте страшные сказки на ночь своим детям, не показывайте им страшные фильмы, начните вместе с ребенком помогать близким, сострадать старым и больным. Тогда у Вашего ребенка есть все шансы прожить счастливую жизнь, не потерять реализацию, не стать жертвой.

Виктимологический сценарий не менее опасен, но он обратим. Есть стресс – есть виктимологический сценарий, нет стресса – есть возможность вернуться к нормальной реализации в зрительном векторе. Тем не менее в период нестабильности, когда человек движется по этому сценарию, он может стать жертвой воров, грабителей, насильников, садистов.

Мы смотрим на нее, на эту очаровательную 19-летнюю девчушку и не понимаем, как она пошла к ним. Как она смогла переступить порог их дома, а не повернулась и не бежала прочь со всех ног. Некоторые говорят «сама дура»… нет, она не дура, она жертва! Можно ли было этого избежать? Наверняка!

Ее невыносимо жаль, мы призываем Оксану жить.

... Вырастить сына, способного на такую жестокость, не менее страшно. А ведь в большинстве случае это тоже ошибки родителей, прописанный сценарий в детстве (читайте статью "Как не вырастить из сына убийцу Оксаны Макар").

Если Вы хотите вырастить нормального здорового ребенка, пройдите семинар Юрия Бурлана «Системно-векторная психология». Вы гарантированно не допустите таких ошибок.


Больше материалов для тех, кого интересует настоящая психология человека.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
ТЕГИ: Николаев,мама,изнасилование,жестокость,Оксана Макар
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.