Катыньский тупик или прорыв?

21 апреля 2012, 16:46
журналіст
0
441

Катыньское дело превращается в громадный геополитический тупик. Вместо историков ним занимаются политики и юристы. И компромиссное решение Европейского суда о при


Катыньское дело превращается в громадный геополитический тупик. Вместо историков ним занимаются политики и юристы. И компромиссное решение Европейского суда о признании расстрелов польских пленных военным преступлением, не остудило, а лишь накалило страсти. Журнал "Музеи Украины", случайно оказавшийся вовлеченным в это дело, постоянно предлагает провести полноценное международное расследование, и лишь потом делать какие-то юридические выводы. Однако, нас не слышат. Более того, наше скромное журналистское расследование рискует превратится в "новые обстоятельства", а спецвыпуск журнала - в вещдок для Европейского суда по правам человека. И это, поверьте, нас отнюдь не радует...
Итак, краткая хроника.
Бывший сотрудник Генеральной прокуратуры Украины Владимир Бровко, увлекшись историей, изучал прошлое известных монастырей. И обратил внимание, что в трех из них Козельщинском, Путивльском, Старобельском действовали гигантские лагеря для военнопленных НКВД СССР. Вначале там содержали только поляков. Однако, в июне 1941 года, после массовых депортаций в Литве, Латвии, Эстонии, Молдове, туда были направлены главы семейств, судьба большинства из которых осталась неизвестной. Объединив усилия, мы начали совместное расследование под эгидой журнала "Музеи Украины". И моментально оказались вовлечены в серию международных событий.
Мы поняли, что в Козельщине и Путивле исчезли 4676 молдаван, до недавнего времени граждане Румынии.
После нашей экспедиции в Козельщину, появились свидетельства, что возле лагеря происходили тайные расстрелы польских военнопленных, а в громадных подземельях монастыря проводились испытания химического и бактериологического оружия на людях.
Интересно, что человек, сообщивший о тайне подземелья, после наших публикаций, по его словам, стал получать угрозы от неизвестных. За несколько дней до окончания Европейского суда, ему пришлось выехать в Польшу, где он пребывает на правах беженца, по сути попросив временное убежище... В день его отъезда, мы тайно встретились в Киеве, передав несколько экземпляров спецвыпуска журнала "Музеи Украины". Мы знаем, что состоялись встречи с министром польского правительства, лидерами нескольких партий, общественными деятелями... В Польше знают о нашем расследовании, собираясь приобщить собранные нами факты к Катынскому делу в Евросуде.
Более того, происходят контакты с правительствами Молдовы, Румынии, Литвы, Латвии, Эстонии о возбуждении расследования судьбы их граждан, исчезнувших в восьми концлагерях НКВД, три из которых были в Украине.
Мы давно обратили внимание на загадку Путивльского лагеря.
Согласно планам НКВД, туда должны были доставить 6000 арестованных из стран Балтии и 3000 молдаван.
Пока удалось найти документы подтверждающих доставку в Путивль 885 молдаван эшелоном №232 20 июня 1941 года. И никаких документов об эвакуации после начала войны!
Таинственным образом исчезли ВСЕ документы о доставке в Путивль арестованных из Литвы, Латвии, Эстонии. Должно было быть шесть эшелонов! И прибыть они должны были где-то 19-21 июня!
Вот подтверждение:
1941 г. июля 28, Москва. — Сопроводительное письмо П.К. Сопруненко к заявлению генерала В. Пшездецкого, направленное вместе с заявлением В.Н. Меркулову

      № 25/7387

      Сов. секретно

     Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза ССР

      комиссару государственной безопасности 3-го ранга тов. Меркулову

        В марте м[еся]це 1941 г. были переведены из Москвы (объекта Малаховка и Бутырской тюрьмы) в Путивльский лагерь НКВД 21 офицер быв. польской армии, среди которых находятся: генерал бригады Пржездецкий, один полковник, один подполковник, майоров — четыре, капитанов — три и поручиков — девять .

         В Путивльском лагере они содержались одни, так как, зарекомендовав себя активными врагами Советской власти, подлежали изоляции от остальных военнопленных.

       В июне м[еся]це с.г. они были переведены в Грязовецкий лагерь вследствие того, что в Путивльский лагерь прибыли арестованные из Прибалтики!

        В Грязовецком лагере они содержатся отдельно от остальных военнопленных, но дальнейшая изоляция их крайне затруднена, т.к. там же размещены интернированные французы изолированно от поляков.

        а) Представляя при этом заявление генерала Пржездецкого, прошу Вашего разрешения соединить 21 офицера с другими военнопленными и интернированными военнослужащими быв. польской армии, содержащимися в Грязовецком лагере.

      Начальник Управления НКВД СССР по делам

      о военнопленных и интернированных

      капитан государственной безопасности

       П. Сопруненко.


Интересный документ... Однако, историкам Литвы, Латвии,  Эстонии, не удалось найти следы ни доставки своих граждан в Путивль, ни эвакуации оттуда! Несколько тысяч человек просто исчезли!
Не все понятно и с событиями лета 1941 года в Старобельском лагере. Много несовпадений в цифрах...
Дважды встретившись с генералом КГБ-ФСБ Н.Голушко, который был последним Председателем КГБ УССР и первым руководителем ФСБ РФ, прочитав его книгу, я заподозрил о реализации масштабной операции отвлечения внимания от массовых расстрелов молдаван и граждан стран Балтии, в Козельщинском и Путивльском лагерях НКВД. Внимание общественности заострялось только на расстрелах поляков, только на трех лагерях! Учитывая бурные политические события в Прибалтике, Молдове, в Украине в конце 90-х годов, эта версия имеет право на существование...
Посмотрите, каким мощным детонатором антироссийских выступлений до сих пор есть Катынь! И ответной кампанией, уже антипольской, в России! А теперь добавьте еще пять не самых маленьких европейских стран...
Именно поэтому рассмотрение дела в Европейском суде породило геополитический Катыньский тупик!
Рассмотрение на судебном процессе должно проходить только после тщательного досудебного официального расследования! А его не было!
Ведь только три энтузиаста смогли собрать сколько фактов, пользуясь исключительно открытыми источниками. А что есть в архивах?
На сегодня есть два реальных вещественных доказательства - книга "Перлина Козельщини" и спецвыпуск журнала "Музеи Украины" со сборником статей ВЕРСИЙ тех давних событий! Это если говорить юридическим языком.
Нужно документально доказать сам факт расстрелов граждан шести стран. Найти и исследовать могилы. Возможно, на официальном уровне вскрыть замурованные подземелья в Козельщинском монастыре. Поднять архивы Галещинской биофабрики - по нашей версии, именно на ее базе проводили испытания химического оружия на поляках...
Иными словами, власти Российской Федерации нужно рассекретить документы 1939-41 годов Управления по делам военнопленных НКВД СССР. А с этим как раз и проблема... И как ее разрешит Евросуд, мне лично не очень понятно...
Что сделала наша команда.
Организовали экспедицию в Козельщину. Ищем спонсоров для поездки в Путивль.
Предложили создать государственную комиссию по изучению деятельности трех лагерей НКВД, что были на нашей земле. Написали письма Президенту, в правительство, парламент.
Предложили создать возле монастырей мемориальные зоны - открыть музеи, соорудить памятники. Да хотя-бы посадить несколько деревьев и поставить камень с табличкой... Ответов официальных пока нет. Однако, были звонки из парламентского комитета по национальной безопасности и обороне - думают, как быть...
Случайно мы узнали о распоряжении Премьер-Министра Н.Я.Азарова - изучить вопрос, которое направлено в Институт национальной памяти, ОДА, все областные архивы... Результаты нам неизвестны.
Еще раз подчеркнем - местной власти Козельщины, Путивля, Старобельска, которые находятся в депрессивных регионах, очень выгодно создание международных мемориальных зон. Ведь это и визиты президентского уровня, инвестиции, дороги, отели, туристический поток из пострадавших стран...
Есть пример Освенцима, да и той-же Катыни...
Но, вначале нужно провести полноценное международное расследование. Нужна добрая воля России. После этого Евросуд и не нужен... От него требуется лишь  решение на проведение расследования! И контроль за его результатом.
Все так просто и так запутанно...
Пока имеем Катыньский тупик. А нужен прорыв.
А мы продолжаем собственное журналистское расследование. Надеемся, оно когда-нибудь кому-то поможет...
Виктор Тригуб, редактор журнала "Музеи Украины", координатор Фонда поиска "Концлагеря НКВД"

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.